Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность в японском уголовном праве

Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность. В японском уголовном праве и уголовноправовой доктрине должное внимание уделено обстоятельствам, при которых причинение деятелем вреда не является

В японском уголовном праве и уголовноправовой доктрине должное внимание уделено обстоятельствам, при которых причинение деятелем вреда не является посягательством на объекты, защищаемые уголовным правом, в результате чего не образуется преступление. Место таких обстоятельств в системе институтов уголовного права отличается от принятого в уголовном праве и уголовно-правовой доктрине нашей страны, в то время как их виды в основном близки к нашим представлениям.

Японской доктриной система обстоятельств, исключающих уголовную ответственность или преступность деяния, рассматривается в связи с понятием «противоправности» (признак преступления), который не совпадает с нашим понятием противоправности и означает отсутствие обстоятельств, исключающих уголовную ответственность. Эти обстоятельства именуются основаниями необразования противоправности (ихосэй сокяку дзию, ихосэй сокяку гэнъю, ихосэй сокяку гэнъин).

В Общей части УК Японии рассматриваются условия, при которых имеет место «необразование противоправности» несмотря на наличие достаточных признаков состава преступления. Общая установка содержится в статье 35, которая гласит: «Деяние, совершенное в соответствии с законодательством или в осуществление правомерного занятия, не наказуемо». Далее в статье 36 рассматривается необходимая (в японской доктрине – правомерная) оборона, а в статье 37 -крайняя необходимость (в японской доктрине – крайне необходимые действия для избежания опасности или «срочные меры укрытия от опасности»). По общепринятой в Японии трактовке, закон предусматривает таким образом четыре вида обстоятельств: 1) деяние на основании законодательства, 2) деяние в порядке занятия правомерной

профессиональной деятельностью, 3) правомерную оборону, 4) «срочные меры укрытия от опасности».

Остановимся на положениях японской доктрины относительно каждого из этих случаев «необразования противоправности».

Деяние на основании законодательства (хорэй кои, статья 35 УК) следующим образом интерпретируют Сугияма и Вати: «На основании закона такое деяние считается правомерным. Даже при том, что это деяние подпадает под состав преступления, в нем отсутствует противоправность, поэтому преступление не образуется. Например, в случаях, когда человека убивают в порядке приведения в исполнение смертного приговора, сотрудник полиции осуществляет правомерное задержание и иное ограничение физической свободы лица, государство или муниципальные образования организуют бега на ипподроме и лотереи, не образуются преступления, соответственно, убийства (статья 199 УК), лишения свободы (статья 220), азартных игр и лотерей (статьи 185,187)»[779]. Авторы из семинара Васэда класифицируют разновидности деяний на основании законодательства (хорэини еру кои), выделяя среди них: 1) деяния в порядке выполнения служебных обязанностей (сёкуму кои), например, задержание полицейским подозреваемого, 2) деяния на основании прав (кэнри кои), например, наказания родителями детей, задержания частными лицами преступников на месте преступления, 3) прочие деяния, основанные на отдельных нормах законодательства, например, искусственное прерывание беременности на основании Закона о евгенической защите, продажа билетов на тотализаторе на основании Закона о бегах[780].

Рассматривая «деяние в порядке занятия правомерной профессиональной деятельностью» (сэйто гёму кои, статья 35 УК), Сугияма и Вати отмечают: «Имеется в виду правомерная профессиональная деятельность, по природе своей образующая деяния, подпадающие под составы преступления. Здесь также исключается противоправность. В качестве примеров могут быть приведены спортивные единоборства разного рода (бокс, сумо и др.), медицинские вмешательства врачей, включая операции по методике, получившей общее научно-медицинское признание, и другие»[781]. По книге семинара Васэда, деяниями в порядке занятия правомерной профессиональной деятельностью могут быть, например, лечебные действия врача, участие профессионального спортсмена в спортивных соревнованиях, защитительная деятельность адвоката, работа газетного репортера по сбору материала[782].

Сугияма и Вати называют три признака «правомерной обороны», указывая, что «правомерная оборона есть а) вынужденное деяние б) для защиты прав – своих либо другого лица – в) от непосредственно грозящего неправомерного ущерба». По их трактовке, непосредственная угроза (признак «в») означает, что «прямо перед глазами» надвигается ущерб правовому благу или же срочность необходима потому, что нанесение ущерба находится в стадии продолжения. В тех случаях, когда есть некоторый запас времени, о непосредственной угрозе речь не идет. Неправомерность ущерба означает противоправность. Признак «б» предполагает, что правомерная оборона образуется и при защите прав другого лица. Права при этом толкуются широко – как интересы, защищаемые правом, а под защитой понимается непосредственное устранение самого ущерба. Признак «а» требует объективного подтверждения того, что защитительное деяние необходимо, а средство его совершения является надлежащим. Признание не надлежащим влечет образование превышения обороны (статья 36, часть 2-я)[783].

Ведущиеся дискуссии затрагивают все условия правомерной обороны, которыми, по мнению участников семинара Васэда (это мнение несколько отличается от только что приведенной трактовки Сугияма и Вати), являются: 1) непосредственность угрозы; 2) неправомерный ущерб; 3) защищаемые права; 4) деяние, осуществленное вынужденно; 5) элемент, состоящий в воле к обороне. Ниже излагаются взгляды участников семинара на каждое из этих условий[784].

«Непосредственность угрозы» означает «нависшую» опасность ущерба правовому благу. Следовательно, правомерная оборона не образуется относительно ущерба в прошлом или будущем. Однако оборонительное деяние, осуществленное заранее в предвидении будущего ущерба, можно, вероятно, также назвать направленным против непосредственно грозящего ущерба, если результат этого деяния впервые возникнет в будущем – когда ущерб реализуется. «Например, таковым является установка колючей проволоки или битого стекла на стене в качестве средства против проникновения воров». Авторы настаивают на том. что в подобных случаях требуется особо тщательно исследовать необходимость и соразмерность оборонительного деяния. Судебные прецеденты гласят, что «не следует утверждать об утрате угрозой качества непосредственности лишь потому, что ущерб предвиделся заранее» (решение Верховного суда от 16 ноября 1971 г.), однако в них также говорится, что «тогда, когда лицо, не остановившись на том,

что оно не избежало предвиденного ущерба, встречает ущерб с волевым решением использовать этот случай и активно нанести вред противной стороне, правомерен вывод о том, что уже нет достаточных условий для квалификации непосредственности угрозы» (решение Верховного суда от 21 июля 1977 г.). Суждение о наличии или отсутствии непосредственной угрозы ущерба является определяющим для заключения о том, имеет ли место ситуация правомерной обороны. Оно выносится объективно, а не под влиянием субъективного состояния деятеля. Участники семинара приводят следующее мнение известных ученых-юристов Оцука и Фукуда: тогда, когда лицо встретило надвигающийся ущерб с волевым решением активно причинить вред, общеприемлемо суждение о том, что непосредственность угрозы не утрачена, а волевое решение на оборону отсутствует.

«Неправомерный ущерб» означает, что ущерб противоправен. Здесь говорится о противоправности с точки зрения общих правовых норм, поэтому нет необходимости в том, чтобы имело место соответствие составу преступления, описанному в уголовном законодательстве, и правомерная оборона может осуществляться также в отношении деяний, противоправных с точки зрения гражданского права. С точки зрения концепции объективной противоправности, противоправность не включает наличие ответственности, поэтому признается и правомерная оборона от лица, не способного понести ответственность. Дискутируется вопрос о признании или непризнании «неправомерного ущерба» в иной форме, нежели деяние человека (поведение животного).

«Защищаемые права» означают правовые блага в широком смысле. Ведется спор по поводу того, входят ли в их число правовые блага государственного и общественного характера. Сторонники того, чтобы ограничиться правами личности, выдвигают в качестве аргументов 1) историю «правомерной обороны», в развитии которой центральное место занимали правовые блага индивидуального характера, 2) наличие значительной опасности злоупотреблений в случае «правомерной обороны» государства и 3) несоответствие государства, с научной точки зрения, понятию «другого лица», используемому в статье 36 УК (в статье говорится о защите себя или другого лица). Однако господствующая теория и судебные прецеденты соглашаются с «правомерной обороной» государства, настаивая, что в чрезвычайных обстоятельствах необходимо защищать и правовые блага государственного характера. «Поистине, каковы бы ни были эти позиции, признание возможно лишь в тех безотлагательных случаях, когда нет возможности рассчитывать на восстановление нарушенных прав государственными или муниципальными органами».

Оборонительное деяние должно быть вынужденным, то есть необходимым и соразмерным. Следовательно, правомерная оборона допускается и в тех случаях, когда есть возможность избежать ущерба. Соразмерность означает, что максимальное внимание должно уделяться сохранению баланса между сохраняемым правовым благом и нарушаемым правовым благом. С выходом за рамки этого условия возникает превышение обороны.

Идет дискуссия по поводу того, необходимо ли для признания правомерной обороны волевое решение совершить деяние в целях обороны. Этот дискуссионный момент связан и с субъективными элементами противоправности; спор идет главным образом вокруг случайной формы обороны. Необходимо также иметь в виду, что при наличии волевого решения на оборону есть случаи, когда имеется замысел обороны или побудительный толчок для нее, и случаи, когда осознается ситуация обороны.

«Срочные меры укрытия от опасности» в описании Сугияма и Вати характеризуются следующими тремя признаками: они «представляют собой а) вынужденное деяние; б) с целью отвратить наличную опасность; в) для жизни, здоровья, свободы или имущества – своих или другого лица». Кроме перечисленных правовых благ, подлежащих охране (признак «в»), сюда включаются также честь, целомудрие и т.п. Опасность (признак «б») может исходить от деяний людей, вредного поведения животных, природных явлений (землетрясение, тайфун и т.п.). Что касается вынужденного деяния (признак «а»), то «срочные меры укрытия от опасности», в отличие от правомерной обороны, наносят ущерб правовым благам третьих лиц, поэтому должен быть соблюден принцип, согласно которому деяние по укрытию от опасности должно быть единственным способом ее отвращения, и выдержан баланс правовых благ, то есть ущерб от деяния по укрытию от опасности не должен превышать степень отвращаемого ущерба[785].

Предметом содержательных дискуссий среди теоретиков уголовного права и деятелей в области уголовной политики является ряд обстоятельств, не оговоренных в законе, но вызывающих большой интерес с точки зрения возможности или невозможности рассматривать эти обстоятельства в качестве оснований исключения ответственности. Так, коллектив участников семинара Васэда в ряду таких обстоятельств рассматривает реальное согласие лица, которому причиняется ущерб, на причинение ему ущерба, предположение причинителя ущерба о том, что он действует в соответствии с волей лица, которому причиняется ущерб, осуществление возможности «спокойной смерти»

или «достойной смерти», деяние самопомощи (дзикю кои), когда лицо берет на себя исполнение полномочий органов государства или муниципальных образований[786].

Сугияма и Вати рассматривают такие обстоятельства, как «социальное соответствие деяния», согласие потерпевшего и деяние самопомощи. Их позиция такова:

социально соответствующее деяние (сякайтэки сото кои) – «конкретной и ясно прописанной нормы нет, однако используется широкое толкование смысла статьи 35 УК в духе правопорядка, взятого в целом, так, что эта статья определяет все правомерные деяния, исключающие противоправность, и считается, что противоправность исключается в деянии, которое является надлежащим и правомерным с социальной точки зрения. Например, можно представить случай, когда во время трудового конфликта рабочие, являющиеся слабой стороной, применяют в некоторой степени физическую силу, такое применение признается надлежащим и считается, что оно не содержит противоправности, позволяющей применить наказание»;

«возможно признание деяния надлежащим с исключением противоправности в связи с согласием потерпевшего. Считается надлежащим исключение противоправности в связи с согласием потерпевшего во многих имущественных преступлениях, в изнасиловании, вторжении в жилище и т.п. Однако в случае убийства согласие потерпевшего не является основанием для исключения противоправности, и по статье 200 УК образуется преступление убийства с согласия потерпевшего»;

деяние самопомощи (дзикю кои) – «бывают моменты, когда нет времени для того, чтобы действовали сами государственные органы, и допускаются деяния, совершаемые частными лицами вынужденно и в порядке восполнения. Изначально принято, что в правовом государстве при ущербе правовым благам действия для защиты и для восстановления нарушенного должны осуществляться соответствующими органами государства, причем не допускается, чтобы нарушенное восстанавливали частные лица. Если бы последнее свободно разрешалось, правопорядок правового государства превратился бы в хаос. Однако бывают случаи, когда при деяниях самопомощи противоправность исключается с учетом требований срочности и восполнения. . Налицо наднормативное основание исключения противоправности, не прописанное ясным образом в нормативном материале, однако в судебных решениях просматривается пассивное отношение к этому, основанное на принципе строгого обоснования решений

Например, таковым является установка колючей проволоки или битого стекла на стене в качестве средства против проникновения воров.

Уголовное право зарубежных стран

В некоторых случаях, о которых законодатель Японии умалчивает, с учетом обстоятельств защиты превысивший пределы обороны может быть освобожден от наказания, хотя в целом превышение пределов признается противоправным ч.

Крайняя необходимость

Крайняя необходимость – положение, при котором для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости. Исключает общественную опасность и уголовную ответственность.

Одним из примеров крайней необходимости может служить эпизод из кинофильма «Белорусский вокзал». При ликвидации повреждения газопровода молодой рабочий надышался газом и потерял сознание. Герои фильма вытаскивают его из люка и хотят срочно доставить в больницу. Они останавливают первый попавшийся легковой автомобиль, умоляют водителя помочь им. Водитель отказывается. Тогда один из героев фильма наносит водителю удар кулаком, а другие завладевают автомобилем и отвозят отравившегося в больницу. По заявлению собственника автомашины их задерживают и доставляют в милицию. Однако после выяснения обстоятельств немедленно освобождают.

Почему закон считает действия, совершенные в состоянии крайней необходимости, непреступными, хотя они и причиняют ущерб имуществу, личности? Действия, совершенные в состоянии крайней необходимости, являются вынужденными, единственно возможными в данной ситуации, они совершаются с намерением устранить еще более опасный вред, чем тот, который фактически причинен.

Проведите сравнение сходства и различия между необходимой обороной и крайней необходимостью:

необходимая оборона

крайняя необходимость

источник опасности

всегда преступное
проявление

кому причиняется вред

всегда нападающему
лицу

третьим лицам,
материальным предметам

размер вреда

не должен явно не
соответствовать
нападению

должен быть меньшим, чем
вред предотвращенный

Водитель отказывается.

Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность (стр. 1 из 9)

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КЕМЕРОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность стр.

Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность в японском уголовном праве

Предисловие

Учебный курс по уголовному праву написан авторским коллективом кафедры уголовного права и криминологии Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова. Он основан на утвержденной в 1998 г. уголовно-правовой секцией Совета по правоведению Учебно-методического объединения университетов Российской Федерации программе по дисциплине “Уголовное право”.

Авторы курса ставили перед собой следующие задачи. Во-первых, продолжить доктринальное (научное) толкование, начало которому положено в первом издании.

Во-вторых, показать трехлетнюю практику применения УК, прежде всего судебную, нашедшую отражение в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ и судов субъектов Федерации, их приговорах и определениях по конкретным уголовным делам.

В-третьих, высказать позицию по дискуссионным вопросам, которые решаются в учебниках по Общей части уголовного права и комментариях УК, изданных в 1996–2000 гг.

В-четвертых, учитывая временные особенности написания учебника на рубеже тысячелетий, — повышенное значение придается анализу истории российского уголовного законодательства начала XX в.

В-пятых, учебный курс принимает во внимание интернационализацию уголовно-правовых отношений. Она связана, с одной стороны, с актуализацией противостояния международной преступности — преступлениям против мира и безопасности человечества, международному терроризму, захвату заложников, незаконному обороту оружия и наркотиков, легализации (отмыванию) незаконных доходов и т. п. С другой стороны, с интеграцией России в международные правовые структуры, в частности, в Совет Европы и его Европейский суд по правам человека, Европейский Союз и др. Поэтому авторский коллектив счел возможным увеличить объем текста учебника, посвященного зарубежному уголовному праву. Прежде всего использовались переведенные и прокомментированные на нашей кафедре уголовные кодексы Франции, Германии, Испании, Швейцарии, Швеции, Польши, а также уголовное законодательство США и Англии. Использовались Модельный Уголовный кодекс для стран-участниц СНГ, новые УК этих стран. Не обделены вниманием проекты УК РФ 90-х гг.

Учебник состоит из пяти томов. В первом томе рассматриваются институты и нормы уголовного закона (разд. I УК РФ) и преступления (разд. II УК РФ). Во втором томе анализируются наказание (разд. III УК РФ), освобождение от уголовной ответственности и наказания (разд. IV УК РФ), уголовная ответственность несовершеннолетних (разд. V УК РФ), принудительные меры медицинского характера (разд. VI УК РФ). В конце первого и второго томов курса анализируется зарубежное уголовное законодательство.

В третьем томе рассматриваются преступления против личности (разд. VII УК РФ) и преступления против собственности (гл. 21 разд. VIII УК РФ). В четвертом томе исследуются преступления в сфере экономической деятельности (гл. 22 разд. VIII УК РФ) и преступления против общественной безопасности и общественного порядка (разд. IX УК РФ). Пятый том посвящен преступлениям против государственной власти (разд. Х УК РФ), преступлениям против военной службы (разд. XI УК РФ) и преступлениям против мира и безопасности человечества (разд. XII УК РФ).

Учебный курс одобрен Советом по правоведению Учебно-методического объединения университетов Российской Федерации и рекомендован в качестве учебника для юридических факультетов университетов, юридических академий и институтов.

Глава I. Понятие, предмет, метод, система, задачи уголовного права

§ 1. Предмет и понятие уголовного права

Этимологически слово “уголовный” связано со словом “голова”, которое в древнерусском языке имело значение “убить”. В латинском языке ему соответствует “penal”, что значит “головной” и “уголовный”[1]. По другим объяснениям слово “уголовный” происходит от глагола “уголовить”, т. е. “обидеть”, либо от слов “уголовь” и “уголовье”, за что виновный подлежал смертной казни или тяжкой торговой каре[2]. В Псковской судной грамоте “головщина” по ст. 36, 96–98 означала “убийство”[3].

Понятие уголовного права употребляется в двух значениях: отрасли законодательства и отрасли права. В системе юридических наук обязательной подсистемой является наука уголовного права. Одноименна и обязательная профилирующая учебная дисциплина в юридических вузах.

Уголовное законодательство представляет собой систему норм, принимаемых высшим органом федеральной власти — Государственной Думой Федерального Собрания, определяющих принципы и основания уголовной ответственности, круг деяний, объявляемых преступными, виды и размеры наказаний за них, основания освобождения от уголовной ответственности и наказания.

Российское уголовное законодательство согласно ч. 1 ст. 1 УК РФ 1996 г. состоит из Уголовного кодекса РФ. Новые уголовно-правовые нормы подлежат включению в Кодекс. Полная кодификация уголовного законодательства составляет обязательное требование принципа законности и отвечает традициям советского и постсоветского уголовного законодательства. Этим оно выгодно отличается от многих зарубежных систем уголовного права. Последнее, как правило, подразделяется на узко кодифицированное законодательство и широкое — включающее помимо УК также множество некодифицированных уголовно-правовых норм. Они находятся в различных актах других отраслей права, например, экологического, земельного, атомного, о молодежи и проч., и в УК не включаются.

Так, в Германии уголовное право охватывает две подсистемы: УК (Strafgesetzbuch) и дополнительное уголовное право (Nebenstrafrecht). Последнее превышает тысячу норм, и точный объем их неизвестен. Ряд законов, например, о несовершеннолетних или о хозяйственном, уголовном и административном праве, в текст кодекса не входят, а даны в приложении к нему. Во Франции помимо УК 1992 г. действуют нормы об уголовных правонарушениях, которые принимает также исполнительная власть в лице правительства (ордонансы).

Аналогичное раздвоение единой системы уголовного законодательства предлагалось в проекте УК РСФСР 1994 г. Статья 1 гласила: “Уголовное законодательство Российской Федерации состоит из настоящего Кодекса, а также отдельных законов, предусматривающих уголовную ответственность, до их включения в настоящий Кодекс”.

Новация подверглась резкой критике практиков и ученых. Статья при дальнейшей разработке проектов УК РФ была исключена.

Уголовное право как отрасль, подсистема системы права — понятие более широкое, нежели уголовное законодательство. Уголовное право как отрасль права охватывает уголовное законодательство и уголовно-правовые отношения, связанные с законотворчеством и правоприменением. Уголовно-правовые отношения возникают с момента официального вступления закона в силу, когда он уже начинает оказывать социально-психологическое влияние на тех неустойчивых граждан, которые воздерживаются от совершения преступления исключительно из-за угрозы наказанием. Статья 2 УК РФ признает задачей Кодекса охрану социальных интересов путем криминализации деяний, т. е. объявления их преступлениями, и пенализации преступлений, т. е. установления вида и размера наказания за них. Тем самым Кодекс считает законотворчество началом уголовно-правового регулирования и регламентации.

Вопрос о содержании и начале возникновения уголовно-правовых отношений принадлежит к числу теоретически-дискуссионных. Одни авторы полагают, что они возникают с момента издания нормы, другие — с момента совершения преступления, третьи — с момента вступления приговора в силу[4].

Аналогичное раздвоение единой системы уголовного законодательства предлагалось в проекте УК РСФСР 1994 г.

Портал образования

Автор: Шевцов Иван Геннадьевич
Должность: студент
Учебное заведение: КГТУ
Населённый пункт: Камчатского края гор. Петропавловска-Камчатского
Наименование материала: Уголовные правоотношения
Тема: Обстоятельства исключающие уголовную ответственность за преступления совершаемые должностными лицами
Дата публикации: 18.10.2017
Раздел: среднее профессиональное

1.Понятие обстоятельств, исключающих уголовную ответствен-

ность за преступления, совершаемые должностными лицами

Обстоятельства, исключающие преступность деяния — это те условия,

при соблюдении которых преступное деяние не является таковым, то есть об-

щественно опасным, противоправным, виновным и наказуемым.

Уголовный кодекс РФ предусматривает 6 обстоятельств, при наличии

которых совершенное преступное деяние не признается преступлением.

Согласно гл. 8 УК РФ, к ним относятся:

– причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление;

– физическое или психическое принуждение;

– исполнение приказа или распоряжения

Совершение лицом деяния, причинившего вред при указанных обстоя-

словами, даже при наличии вреда ввиду совершенного преступления, закон

не признает данное деяние преступным. Ко всему прочему, законом установ-

лено, что такое поведение лица является правомерным, общественно по-

лезным, а лицо может быть поощрено к его совершению.

Обстоятельства, исключающие преступность деяния должностных лиц

публично-правовых образований — те обстоятельства, которые могут иметь

место непосредственно при осуществлении ими своих должностных обяза-

“Уголовный кодекс Российской Федерации” от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 29.07.2017) (с изм. и

доп., вступ. в силу с 26.08.2017)

2.Виды обстоятельств, исключающих уголовную ответственность

за преступления, совершаемые должностными лицами

1. Необходимая оборона — это правомерная защита личности и прав

обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества

или государства от общественно опасного посягательства (ч. 1 ст. 37 УК РФ).

Уголовным законом не указано, какие именно лица вправе защищать

указанные объекты от преступных посягательств, потому таковыми могут

быть и должностные лица публично-правовых образований.

Также нормы УК РФ о необходимой обороне в равной мере распростра-

няются на всех лиц независимо от их профессиональной или иной специаль-

ной подготовки и служебного положения, независимо от возможности избе-

жать опасного посягательства или прибегнуть к помощи других лиц или орга-

Необходимая оборона не может осуществляться против посягательства

на многие общественные отношения, в том числе на ряд экономических ин-

тересов, на политические, социальные и трудовые права граждан. Она вряд

ли возможна и против таких общественно опасных деяний, которые не-

медленно и неминуемо не ведут к наступлению материального, физического

Оборона против таких деяний недопустима по той причине, что деяние

и возможность наступления вреда отдалены друг от друга во времени и

предотвращение последнего обеспечивается с большей гарантией путем об-

ращения в соответствующие органы или иным способом. К таким деяниям

относятся вымогательство государственного или общественного имущества,

вымогательство взятки, мошенничество.Не допускается оборона или отраже-

ние малозначительного посягательства, не представляющего большой обще-

Российское уголовное право. Общая часть: Учебник для вузов. Под ред. акад. В. Н. Кудрявцеваи

проф. А. В. Наумова. –М., 2017

2.Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступле-

ние,регламентируется ст. 38 УК РФ: «Не является преступлением причинение

вреда лицу, совершившему преступление, при его задержании для доставле-

ния органам власти и пресечения возможности совершения им новых пре-

ступлений, если иными средствами задержать такое лицо не представлялось

возможным, и при этом не было допущено превышения необходимых для

Для довольно большого количества должностных лиц — задержание

лица, совершившего преступление, является обязанностью. Причинение вре-

да при задержании лица, совершившего преступление, по всем признакам

выходит за рамки необходимой обороны, данное действие должностного

лица нельзя расценивать в качестве крайней необходимости, поскольку оно

направлено, прежде всего, на предупреждение совершения нового преступле-

ния, а также раскрытие уже совершенного преступления задерживаемым

Как и любое другое обстоятельство, исключающее преступность дея-

ния, причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление,

имеет ряд особенностей и условий правомерности.

К таковым могут быть отнесены:

– основания причинения вреда при задержании;

– соразмерность причиняемого вреда.

Все эти условия являются понятными и в дополнительном рассмотре-

нии не нуждаются.

3.Крайняя необходимость также относится к обстоятельствам, исключа-

ющим преступность деяния, что можно охарактеризовать как причинение

вреда охраняемым уголовным законом интересам для устранения опасности,

непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных

лиц, охраняемых законом интересам общества или государства, если эта

опасность не могла быть устранена иными средствами, и при этом не было

допущено превышение пределов крайней необходимости.

В условиях крайней необходимости, которая является обстоятельством,

исключающим преступность деяния должностного лица, опасность должна

наличной, т. е. возникшей, но еще не устраненной;

действительной, реально существующей;

возможная опасность личности или правам данного должностного

лица, либо другим лицам, общественным интересам и интересам государства

не могла быть устранена иными способами, без причинения вреда. Условия

правомерности, относящимся к устранению должностным лицом опасности,

являются следующие обстоятельства:

при устранении опасности вред причиняется правам и интересам,

охраняемым уголовным законом. Это может быть вред личности и имуще-

ственный ущерб, а также вред природе, производству, общественному поряд-

ку и безопасности;

опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена ины-

ми средствами, т. е. без причинения вреда охраняемым интересам. Вред, при-

чиняемый в данном случае, выступает средством устранения другого, более

значимого вреда (выбор из двух зол меньшего);

недопустимость превышения ее пределов.

Читайте также:  Что делать,если вызывают на допрос свидетеля,которому приходится ездить издалека?

4. Причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в ре-

зультате физического или психического принуждения,если вследствие такого

принуждения лицо не могло руководить своими действиями (бездействием)

(ч. 1 ст. 40 УК РФ)

Применительно к деятельности должностных лиц публично-правовых

образований данное обстоятельство является одним из самых распространен-

Уголовное право России. Общая часть / Под ред. В. Н. Кудрявцева, В. В. Лунева, А. В. Наумова. –

ных. Причиной тому — столкновение и конфликт интересов касаемо профес-

сиональных обязанностей одного или нескольких должностных лиц.

Физическое принуждение осуществляется с целью подавить волю, за-

ставить должностное лицо осуществить преступление в результате нанесения

побоев, причинения физических страданий и других подобных действий, ко-

торые лишают его возможности руководить своими действиями (или бездей-

Тем самым, причиняя физические страдания, лицо, совершившее пре-

ступление, делает должностное лицо средством совершения преступления,

лишая возможности действовать или же, напротив, бездействовать по своему

усмотрению и по собственной воле, находящейся в пределах правомерности

Лицо, принудившее другого к совершению преступления, должно нести

уголовную ответственность за посягательство на личность (истязание, побои,

иное причинение вреда здоровью), а также за то преступление, которое со-

вершено посредством принуждаемого лица.

Что касается психического принуждения, то под таковым понимается

информационное воздействие на психику человека путем угроз, оскорблений,

гипноза, шантажа и т. д. Информационное давление может быть оказано раз-

личными путями: устно, письменно, путем конклюдентных действий, лично

или через посредников.

Так, можно резюмировать, что психическое принуждение — есть при-

менение к лицу психического насилия с целью заставить его совершить необ-

ходимое или желаемое для требующего действие лица, либо воздержаться от

нежелательного для него действия.

Психическое принуждение выступает в виде угроз любыми неблаго-

приятными последствиями законным правам и интересам в адрес самого

должностного лица или его близких, а также иных лиц.

5. Обоснованный риск, что предусмотрено ст. 41 УК РФ.

Именно обоснованный риск может быть отнесен к различным сферам

жизнедеятельности человека: производству, научному эксперименту, право-

охранительной деятельности, природоохранной деятельности, работе спаса-

телей, государственной, военной службе и др.

Сам риск во многих случаях обеспечивает технический прогресс, рез-

кие политические процессы, научные достижения, помогает эффективно бо-

роться с преступностью. Именно поэтому риск всегда должен быть связан с

возможностью причинения вреда.

Обоснованный риск, как и другие обстоятельства, исключающие пре-

ступность деяния должностных лиц публично-правовых образований, обла-

дают свойствами своей правомерности, к которым следует отнести:

деяние рискующего должностного лица обязательно должно быть

направлено на достижение общественно полезной цели;

цель, к достижению которой стремится должностное лицо, не может

быть достигнута обычными, не связанными с риском, средствами. Риск дол-

жен быть единственно возможным и исполнимым средством в данных усло-

виях для достижения нужной общественно полезной цели. Если существуют

другие способы или средства достижения общественно полезной цели, не

связанные с риском причинения вреда, то в обязательном порядке должны

быть использованы именно эти способы или средства.

наступление вредных последствий должно осознаваться рискующим

должностным лицом только лишь как побочный и возможный, наиболее ма-

ловероятный результат его рискованного действия;

наличие реальных, действительных обстоятельств, такие как знания,

умения, навыки, опыт, могущих объективно в конкретной ситуации предупре-

дить и предотвратить наступление вредных последствий;

осознание должностным лицом предпринятых мер в качестве доста-

точных для предотвращения вреда охраняемым уголовным законом интере-

6. Исполнение приказа или распоряжениякак обстоятельство, исключа-

ющее преступность деяния, которое предусмотрено ст. 42 УК РФ.

Так, не может быть преступлением причинение вреда охраняемым уго-

ловным законом интересам должностным лицом, действующим во исполне-

ние обязательного для него приказа или распоряжения. Уголовную ответ-

ственность за причинение такого вреда несет другое лицо, отдавшее незакон-

ный приказ или распоряжение.

Под приказом или распоряжением необходимо понимать обязательное

для исполнения требование, предъявляемое начальником подчиненному. При-

каз или распоряжение — это формальное проявление волеизъявления началь-

ника. Однако такой приказ или распоряжение должны отдаваться лицом, ко-

торое наделено соответствующими правами в соответствующей сфере дея-

Такие права могут быть возложены на должностное лицо нормами зако-

нодательства, подзаконными нормативными актами, должностными инструк-

циями и обязанностями.

В любом случае, приказ или распоряжение должен быть отдан долж-

ностным лицом исключительно в рамках компетенции и полномочий долж-

ностного лица, его отдавшего; а должностное лицо, кому был отдан приказ

или распоряжение, должно действовать строго в рамках возложенных на него

прав и обязанностей.

Нарушение в большую сторону границ его прав и обязанностей может

указывать на незаконность и неправомерность исполнению вынесенного при-

каза или распоряжения. Понятно, что приказ и распоряжение должны быть

отданы в надлежащей форме, установленной соответствующими нормами за-

кона или иных правовых актов, а также должен быть полностью понятен ис-

Баулин Ю. В.Обстоятельства, исключающие преступность деяния. — Харьков, 2015

3.Применение оружия сотрудниками органов правоохранительных

Для выполнения обязанностей по защите жизни, здоровья, прав и сво-

бод граждан, собственности, интересов общества и государства от противо-

правных посягательств Закон РФ от 7 февраля 2011 года № 3-ФЗ “О полиции”

наделил сотрудников полиции широкими правами по применению мер при-

нуждения (в том числе и применение огнестрельного оружия).

Особое место среди них занимает право на применение огнестрельного

оружия. Очевидно, что это полномочие полиции, как никакое другое, глубоко

вторгается в сферу основных прав человека и сопряжено с высоким риском

наступления тяжких и необратимых последствий вплоть до лишения челове-

ка жизни. Тем не менее, пока развитие науки и техники не позволит осна-

стить сотрудников полиции специальными средствами принуждения, не усту-

пающими по своей эффективности боевому оружию, общество будет выну-

ждено доверять полиции это оружие.

Допуская применение полицией огнестрельного оружия, государство

обязано в то же время, во-первых, ограничить его объем необходимым мини-

мумом, а во-вторых, полно и четко урегулировать все основные вопросы при-

менения огнестрельного оружия в законодательном акте, известном населе-

нию. Именно так поступил законодатель, выделивший в законе РФ “О поли-

ции” специальную главу “Применение полицией физической силы, специаль-

ных средств и огнестрельного оружия”.

В настоящее время российский Закон «О полиции» является единствен-

ным действующим нормативным актом, содержащим правила применения ог-

контролируют общие положения законодательства о необходимой обороне,

задержании правонарушителей и крайней необходимости

Уголовное право России: учебник для вузов. В 2-х т. Т. 1. Общая часть. Под ред. проф. А. Н. Игна-

това и проф. Ю. А. Красикова. — М.: НОРМА, 2015

Список использованных источников

Уголовный кодекс Российской Федерации” от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред.

от 29.07.2017) (с изм. и доп., вступ. в силу с 26.08.2017)

Акимочкин В. Нападение и защита. — Российская юстиция, №1, 2010.

Баулин Ю. В.Обстоятельства, исключающие преступность деяния. —

Российское уголовное право. Общая часть: Учебник для вузов. Под ред.

акад. В. Н. Кудрявцеваи проф. А. В. Наумова. –М., 2017.

Слуцкий И. И. Обстоятельства, исключающие уголовную ответствен-

Уголовное право России. Общая часть / Под ред. В. Н. Кудрявцева, В. В.

Лунева, А. В. Наумова. – М.: ЮристЪ, 2014.

Титов Ю. П. Хрестоматия по истории государства и права России. — М.:

Уголовное право России: учебник для вузов. В 2-х т. Т. 1. Общая часть.

Под ред. проф. А. Н. Игнатова и проф. Ю. А. Красикова. — М.: НОРМА, 2015.

щественно опасным, противоправным, виновным и наказуемым.

Тема 16. Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность в уголовном праве Франции

Действующий УК Франции предпринимает попытку систематизации рассматриваемых обстоятельств. Все они помещены в одну главу, находятся в определенной последовательности, хотя и получили название «оснований не наступления уголовной ответственности» (см. гл. 2 разд. II Кн. II УК Франции).

Интересно, что к обстоятельствам, освобождающим от уголовной ответственности, французский законодатель отнес: 1) невменяемость, 2) не достижение возраста уголовной ответственности, 3) принуждение к совершению преступного деяния, 4) ошибку в праве, 5) исполнение предписания закона или приказа законного органа власти, 6) правомерную защиту, 7) крайнюю необходимость. Таким образом, в одну группу объединены не только те обстоятельства, которые, с точки зрения российского юриста, относятся к числу обстоятельств, исключающих преступность деяния (в этом случае отсутствуют все элементы преступного деяния), но и те, при которых отсутствует субъект (первые два обстоятельства). С точки зрения французского права это положение также не вполне логично, поскольку, в действительности, наличие тех или иных обстоятельств непосредственно влияет на правовые последствия для лица, совершившего описанное в законе деяние. Так, в случае невменяемости и не достижения установленного в законе возраста, хотя уголовное преследование и прекращается, следственные и юрисдикционные органы могут признать лицо представляющим опасность для общества и применить к нему какие-либо меры, не являющиеся наказанием: для малолетнего – меры воспитательного характера, для психически больного -меры медицинского характера. В остальных же случаях такие меры не применяются, поскольку ни лицо, ни его действия не могут расцениваться как опасные для общества. Принуждение к совершению преступного деяния свидетельствует об отсутствии вменяемости, предполагающей, что лицо действует добровольно, свободно распоряжаясь своей волей, а значит и об отсутствии морального элемента преступного деяния.

Как уже отмечалось при анализе понятия преступного деяния, некоторые французские юристы считают «признак неоправданности» составляющим преступное деяние элементом (Левассер, Шаван, Монтрей, Расса и др.). Таким образом, наличие какого-либо из обстоятельств, «оправдывающих» причинение определенного вреда, может служить основанием для признания преступного деяния не имевшим места. Перейдем к анализу обстоятельств, исключающих наступление уголовной ответственности. Принуждение к совершению преступного деяния (la contrainte ou force majeure). Французское уголовное право, как указывалось, исходит из концепции о свободной воле субъекта преступления, согласно которой моральный элемент любого деяния предполагает наличие у субъекта способности «понимать и желать». В некоторых случаях, к числу которых относится и принуждение к совершению преступного деяния, такая способность бывает нарушена. Принуждение как обстоятельство, свидетельствующее об отсутствии преступного деяния, было закреплено еще в ст. 64 УК Франции 1810 г., которая гласила: «Нет ни преступления, ни проступка, если во время совершения деяния обвиняемый находился в состоянии безумия или под принуждением силы, которому он не мог противостоять». УК 1992 г. сохранил это обстоятельство, придав ему несколько иной смысл: оно исключает уголовную ответственность. Согласно ст. 122-2, не подлежит уголовной ответственности лицо, действовавшее под воздействием какой-либо силы или принуждения, которым оно не могло противостоять. Во французском уголовном праве понятия «принуждение», «форс-мажорные обстоятельства» и «непреодолимая сила» используются как тождественные. Что касается судебной практики, то она под принуждением, исключающим уголовную ответственность, понимает и любое физическое принуждение, и природные (стихийные) силы, действие которых непреодолимо.

Однако суды отказываются признавать таковым психическое принуждение. В некоторых случаях принуждение другого лица к совершению преступного деяния предусматривается УК в качестве самостоятельного вида правонарушения. К примеру, УК в равной степени наказывает как геноцид, так и принуждение к совершению действий, образующих это преступление против человечества, как проведение, так и принуждение к проведению на человеке медицинских опытов без его свободно выраженного согласия, как осуществление, так и принуждение к осуществлению автоматизированной обработки именной информации без соблюдения предварительных формальностей по ее применению (ст. ст. 211-1, 223-8,226-16). Юридическая ошибка (Perreur sur le droit). Юридическая ошибка (или ошибка в праве) как обстоятельство, исключающее наступление уголовной ответственности, была введена впервые УК Франции 1992 г. Согласно ст. 122-3, не подлежит уголовной ответственности лицо, представившее доказательства того, что по ошибке относительно права, которой оно не могло избежать, оно полагало, что имеет законное основание совершить действие. Обратившись к истории французского уголовного права, нетрудно заметить, что юридическая ошибка никогда не признавалась судебной практикой обстоятельством, исключающим уголовную ответственность. Во французском уголовном праве действовал принцип: «nul n’est cense ignorer la loi» («никто не может ссылаться на незнание закона»). Вместе с тем, декрет-закон от 5.09.1870 г. в порядке исключения допускал принятие юрисдикциоиными органами доводов о незнании закона, устанавливавшего уголовную ответственность, тогда, когда деяние, запрещенное новым законом, было совершено в течение первых трех суток после введения в действие такого закона. Что касается других законов, они становились общеобязательными на следующий после опубликования день.

Правомерная защита (legitime defense). В УК Франции институт правомерной защиты (или необходимой обороны) отличается достаточной четкостью. Согласно ст. 122-5 к условиям правомерности защиты относятся: 1) наличность и 2) необоснованность посягательства, 3) соответствие используемых средств защиты тяжести нападения, 4) своевременность защиты, 5) возможность защиты не только себя самого, но и других лиц, а также собственности. Судебная практика признает право на защиту не только от посягательств на собственную или третьих лиц физическую неприкосновенность, но и от «посягательств на нравственность». В литературе приводится следующий любопытный пример. По одному уголовному делу была оправдана женщина, публично давшая пощечину девушке «легкого поведения», которая, при поддержке своих родителей, пыталась соблазнить шестнадцатилетнего сына этой женщины.

Следует отметить то обстоятельство, что судебная практика в принципе считает недопустимой защиту от действий, осуществляемых во исполнение какого-либо публичного властного акта, даже если последний незаконен. Это связано с презумпцией законности актов государственных органов власти и управления. Считается, что любое насильственное противодействие полицейским и другим публичным должностным лицам непозволительно. Самое большее, что может предпринять в такой ситуации «защищающийся», это принести устные возражения или протесты. Французские ученые-юристы, критикуя такую практику, предлагают считать защиту правомерной в случае явно незаконных действий публичных должностных лиц либо сохранить указанную презумпцию только для посягательств на имущество, а не личность.

Дата добавления: 2018-04-05 ; просмотров: 348 ;

Что касается других законов, они становились общеобязательными на следующий после опубликования день.

Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность

Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность, характеризуются следующими общими признаками: представляют собой ситуацию; характеризуют деяния сходные с преступлениями; означают невозможность наступления уголовной ответственности; обладают набором характеристик, определённых уголовно-правовой нормой; предусмотрены в уголовном и отраслевом законодательстве; имеют материально-правовую природу; исключение уголовной ответственности не происходит автоматически, для этого необходимо решение уполномоченных органов; исключение уголовной ответственности носит обязательный, а также полный и безусловный (окончательный) характер. Следует учитывать, что при наличии обстоятельств, исключающих уголовную ответственность, противоправность деяния устраняется не всегда.

5. К числу обстоятельств, исключающих уголовную ответственность, относится широкий круг явлений, однако их система не получила развёрнутого выражения в уголовном законодательстве; УК содержит не полный перечень данных обстоятельств, и, кроме того, располагает их несистематизировано.

Легальный перечень обстоятельств, исключающих уголовную ответственность, должен носить открытый характер. К открытой модели перечня таких обстоятельств принципиально можно отнести закрепление в УК некоего универсального обстоятельства, в которое вписываются все другие случаи совершения действий, сходных с преступлениями, но не влекущих уголовную ответственность.

6. Существуют общие, универсальные обстоятельства, исключающие уголовную ответственность, выступающие родовыми по отношению к ряду других: исполнение закона, осуществление права и крайняя необходимость. Такое обстоятельство, как исполнение закона, охватывает все случаи исполнения любого предписания, независимо от его характера или отраслевой принадлежности, и поэтому является наиболее общим. В уголовном законе невозможно регламентировать абсолютно все жизненные случаи, поэтому следует закрепить в УК общее предписание, содержащее такое универсальное обстоятельство, как исполнение закона.

Действующий уголовный закон должен быть дополнен новой статьёй:

«Статья 36. Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность

1. Обстоятельствами, исключающими уголовную ответственность, признаются предусмотренные законодательством Российской Федерации, характеризующие деяния, сходные с преступлением, ситуации, которые при наличии всех установленных законом условий делают невозможным наступление уголовной ответственности за такое деяние.

2. Уголовная ответственность исключается в случаях, предусмотренных частью второй статьи 8 настоящего Кодекса: при наличии обстоятельств, предусмотренных настоящим разделом, в случаях, предусмотренных частью второй статьи 14, статьёй 20, статьями 21, 28, частью второй статьи 30, статьями 31, 36 и примечаниями к соответствующим статьям Особенной части настоящего Кодекса, а также при наличии иных обстоятельств, предусмотренных законодательством Российской Федерации».

Необходимо предусмотреть в уголовном законе новый самостоятельный раздел – разд. II УК, который следует назвать «Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность». В этот раздел следует включить ныне существующую гл. 8 УК, а открывать его должна гл. 7 УК, именуемая «Понятие и виды обстоятельств, исключающих уголовную ответственность». Именно в ней и должна быть расположена ст. 36 УК. В данную главу также могут быть включены нормы о тех обстоятельствах, которые не сводятся к исполнению закона, – непреодолимой силе и согласии потерпевшего.

Предлагается авторская редакция статьи, содержащей норму о непреодолимой силе:

«Статья 362. Непреодолимая сила

Не подлежит уголовной ответственности лицо, причинившее вред под влиянием непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств, вызванных воздействием сил природы, факторами техногенного характера, непреодолимым принуждением со стороны другого лица или иными обстоятельствами, когда у лица отсутствовала возможность руководить своими действиями (бездействием)».

Одновременно с этим следует исключить из текста уголовного закона ч. 1 ст. 40 УК.

7. Все существующие примечания, содержащие специальные обстоятельства, исключающие уголовную ответственность (примечания к ст. 151, 230, 308, 314, 316, 322 УК), необходимо привести к единообразной формулировке посредством конструкции «Не подлежит уголовной ответственности…».

Примечание к ст. 230 УК следует исключить из текста уголовного закона как лишённое смысла по причине отсутствия связи с содержащимся в статье преступлением.

В то же время существует и резерв для расширения легального перечня специальных обстоятельств, исключающих уголовную ответственность, прежде всего, за счёт нетипичных оснований освобождения от уголовной ответственности, которые не связаны с положительным постпреступным поведением лица, совершившего соответствующее деяние (примечания к ст. 122, 337, 338 УК).

В частности, в примечании к ст. 122 УК необходимо предусмотреть именно специальное обстоятельство, исключающее уголовную ответственность в связи с согласием потерпевшего. Данную норму представляется рациональным изложить в следующей редакции:

«Не подлежит уголовной ответственности лицо, совершившее деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если другое лицо, поставленное в опасность заражения либо заражённое ВИЧ-инфекцией, было своевременно предупреждено о наличии у первого этой болезни, осознавало характер и возможные последствия совершения действий, создавших опасность заражения, и добровольно согласилось их совершить».

В случаях, предусмотренных в примечаниях к ст. 337 и 338 УК, речь идёт о действиях лица в условиях вынужденности, что также обуславливает необходимость не освобождения его от уголовной ответственности, но исключения таковой.

8. В зависимости от времени возникновения того или иного обстоятельства предлагается подразделить их на:

возникшие до совершения деяния, но сохраняющиеся на момент его совершения (например, недостижение возраста уголовной ответственности);

возникшие в момент его совершения (например, состояние необходимой обороны);

возникшие после его совершения (например, декриминализация деяния, осуществлённая до осуждения лица).

В зависимости от относимости к обстановке, в которой совершается деяние, можно выделить обстоятельства:

регулярные (например, малозначительность деяния и добровольный отказ от доведения преступления до конца);

ситуативные (например, необходимая оборона и крайняя необходимость).

По содержанию обстоятельства, исключающие уголовную ответственность, следует подразделить на:

оценочные (к ним относятся большинство обстоятельств);

лишённые оценочных признаков (декриминализация деяния, приготовление к преступлению небольшой или средней тяжести, недостижение возраста уголовной ответственности, а также примечания к ст. 308, 314, 316 УК).

Практическая реализация нормативных предписаний, содержащих отдельные оценочные обстоятельства, исключающие уголовную ответственность, отличается существенными сложностями и недостатками, вытекающими, прежде всего, из чрезмерно широкой возможности усмотрения правоприменителя. В первую очередь, это относится к малозначительности деяния; данное обстоятельство является достаточно распространённым, однако его применение характеризуется наличием ошибок и отсутствием единообразия. Это обуславливает необходимость дачи соответствующих разъяснений на уровне постановления Пленума Верховного Суда РФ.

В частности, необходимо дополнить постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» пунктом 231 следующего содержания:

«Решая вопрос о квалификации действий лица по статьям, предусматривающим ответственность за кражу (ч. 1 ст. 158 УК), судам в зависимости от стоимости похищенного следует обсуждать вопрос о возможности оценки деяния как малозначительного, т.е. хотя формально и содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного уголовным законом, но не представляющего общественной опасности (ч. 2 ст. 14 УК). В случае, если стоимость похищенного незначительно превышает минимально необходимый для наступления уголовной ответственности предел, составляющий в соответствии со ст. 7.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях 1 000 рублей, лицо не подлежит уголовной ответственности. При определении возможности отнесения деяния к малозначительным следует учитывать имущественное положение потерпевшего, размер заработной платы, пенсии или иного дохода, наличие у потерпевшего иждивенцев, совокупный доход членов семьи, с которыми он ведёт совместное хозяйство, значимость похищенного имущества для потерпевшего и др. При этом причинённый ущерб, расцененный как малозначительный, не может превышать 2 500 рублей».

Аналогичным по содержанию положением следует дополнить также постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 г. № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» в отношении деяний, предусмотренных ч. 1 ст. 159 и ч. 1 ст. 160 УК.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования определяется тем, что оно вносит вклад в разработку научных проблем анализа обстоятельств, исключающих уголовную ответственность, дополняет теорию уголовного права в обозначенной области. Результаты работы могут быть использованы в дальнейших научных исследованиях, в учебном процессе при преподавании уголовного права и соответствующих спецкурсов в высших учебных заведениях и в рамках переподготовки и повышения квалификации судей и сотрудников правоохранительных органов, а также в качестве теоретической базы для законотворческого процесса и правоприменительной деятельности. В работе также сформулированы конкретные предложения по совершенствованию действующего законодательства.

Апробация результатов исследования. Основные положения и результаты диссертационного исследования были обсуждены на кафедре уголовного права Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА). Они также нашли отражение в выступлениях на 11 конференциях, в т.ч. 8 международных, а также 2 зарубежных (Украина, Чехия).

Кроме того, основные положения и результаты работы представлены в 17 научных публикациях, из которых 2 – в ведущих рецензируемых изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией при Министерстве образования и науки Российской Федерации, 3 – в зарубежных изданиях (Украина, Чехия, Казахстан), 5 – в периодических изданиях, 1 – в зарубежном периодическом издании (Казахстан).

По теме диссертации разработан и проведён на базе НОУ ВПО «Первый московский юридический институт» соответствующий спецкурс, а также издана рабочая программа «Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность».

Структура диссертации. Диссертационная работа состоит из введения, двух глав, содержащих три и два параграфа соответственно, заключения и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность выбранной темы, указывается степень её научной разработанности, определяются объект и предмет, а также цели и задачи исследования, раскрываются методологическая и теоретическая основы, а также нормативная и эмпирическая базы исследования, показывается его научная новизна, формулируются основные положения, выносимые на защиту, а также определяются теоретическая и практическая значимость исследования и приводятся данные об апробации его результатов.

Первая глава «Правовая природа обстоятельств, исключающих уголовную ответственность» включает три параграфа.

В первом параграфе «Основания исключения уголовной ответственности» через призму основания уголовной ответственности рассматриваются возможности исключения последней.

Отсутствие хотя бы одного признака преступления, а равно хотя бы одного признака состава преступления позволяет констатировать, что совершённое деяние в целом не является преступлением и не может влечь уголовную ответственность.

Таким образом, вывод об исключении уголовной ответственности может быть обусловлен либо несоответствием признаков содеянного признакам состава конкретного преступления, предусмотренного в статьях Особенной части УК, либо – при наличии указанного соответствия – положениям специальных предписаний, исключающих признаки преступления, уголовно наказуемого в иных условиях. Правовые последствия совершения в обоих случаях идентичны – уголовная ответственность не может наступить.

Через призму исключения уголовной ответственности анализируются четыре признака преступления – противоправность, общественная опасность, виновность и наказуемость. Формулируется вывод о том, что главным для целей исключения уголовной ответственности необходимо признавать признак наказуемости.

Отсутствие наказуемости не только означает невозможность наступления уголовной ответственности; содеянное, как уже отмечалось, не может признаваться преступлением. Данное положение представляется настолько же принципиальным с содержательной точки зрения, насколько и значимым с точки зрения социально-политической. С одной стороны, каким бы «производным» или «несубстанциональным» ни объявлялся признак наказуемости отдельными авторами, он вытекает из формулировки закона, является одним из четырёх самостоятельных признаков преступления, и отсутствие хотя бы одного из них не позволяет сделать иного вывода, кроме как констатировать непреступность деяния в целом. С другой стороны, принцип презумпции невиновности в его политико-конституционном смысле не оставляет возможности для утверждения о совершении лицом именно преступления, если в силу тех или иных причин невозможно наказание за него.

Основанием уголовной ответственности в науке предлагалось считать либо преступление, либо состав преступления. Однако ни первый, ни второй подход не отличатся универсальностью, потому что упускают из виду другой важный аспект содержания преступления – деяния, влекущего уголовную ответственность. Поэтому основанием уголовной ответственности следует признавать совершение преступного деяния, содержащего все признаки состава преступления. В этой связи предлагается изменить действующую редакцию ст. 8 УК, формулирующей основание уголовной ответственности.

Всего может существовать девять ситуаций невозможности наступления уголовной ответственности; четыре из них связаны с отсутствием одного из признаков преступления, четыре – с отсутствием признака того или иного элемента состава преступления, и ещё один – со специальными случаями отсутствия состава преступления применительно к его особым формам.

Во втором параграфе «Сущность обстоятельств, исключающих уголовную ответственность» содержится анализ предложенных в доктрине применительно к обстоятельствам, исключающим преступность деяния, концепций правовой природы таковых с позиции возможности их применения к обстоятельствам, исключающим уголовную ответственность.

По вопросу о правовой природе обстоятельств, исключающих уголовную ответственность, в науке уголовного права сложилось множество точек зрения, которые могут быть объединены в несколько концепций: концепция правомерности действий лица; концепция причинения вреда; концепция состава обстоятельств, исключающих уголовную ответственность; концепция «внешнего фактора». Проведённый анализ теоретических положений позволил сделать вывод о том, что на сегодняшний день ни одна из представленных в доктрине позиций не является универсальной и в полной мере справедливой.

Читайте также:  Пенсионный фонд в Умбе - адрес, телефон, режим работы отделения

Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность, должны рассматриваться в рамках одного уголовно-правового института. Это имеет под собой достаточные основания: все анализируемые обстоятельства объединены единством правовой природы, которое проявляется в невозможности наступления уголовной ответственности.

При применении норм об обстоятельствах, исключающих уголовную ответственность, в первую очередь должен решаться вопрос о возможности или невозможности привлечения лица к уголовной ответственности. Поэтому критерием выделения анализируемых обстоятельств как единого уголовно-правового института, должны выступать правовые последствия – невозможность наступления уголовной ответственности лица в определённых ситуациях.

В третьем параграфе «Понятия и признаки обстоятельств, исключающих уголовную ответственность» анализируются подходы к определению обстоятельств, исключающих уголовную ответственность, а также выделяются их признаки.

Выдвигается тезис о том, что рассматриваемые обстоятельства, вопреки распространённому мнению, не всегда устраняют противоправность деяния. Но поскольку содеянное, оставаясь противоправным, всё же не влечёт уголовной ответственности, в нём отсутствует признак наказуемости. Из этого делается вывод, что этот признак преступления отсутствует во всяком случае исключения уголовной ответственности.

Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность, представляют собой ситуацию, при наличии которой совершаются те или иные деяния (как обладающие сознательным и волевым характером, так и лишённые такового), ответственность за которые не может наступить в силу наличия соответствующего законодательного предписания.

Термин «ситуация» обозначает систему внешних по отношению к субъекту условий, побуждающих и опосредующих его активность, т.е. используется как синоним слов «случай», «положение вещей». Ситуация в данной трактовке может характеризовать как само деяние, так и обстановку его совершения. При этом деяние понимается не как признак объективной стороны, но в широком смысле, т.е. как обладающее всей совокупностью объективных и субъективных признаков действие или бездействие, повлекшее определённые последствия, совершённое с определённой формой вины, и т.д., т.е. то, что при иных условиях обычно называется преступлением. В деянии в его широком понимании могут отсутствовать любые, как объективные, так и субъективные признаки состава.

Точнее всего было бы вести речь о сходстве деяний, совершаемых при наличии обстоятельств, исключающих уголовную ответственность, с преступлениями. Термин «сходство» является наиболее широким и потому универсальным. Им охватываются случаи совершения общественно опасных деяний, не являющихся преступлениями в силу отсутствия как признаков состава преступления, так и признаков преступления.

В работе формулируется вывод, что оценка деяний, совершённых при наличии обстоятельств, исключающих уголовную ответственность, с точки зрения их социальной полезности, нейтральности или опасности не имеет правового значения, потому что это не является их сущностным признаком.

как обладающее всей совокупностью объективных и субъективных признаков действие или бездействие, повлекшее определённые последствия, совершённое с определённой формой вины, и т.

Понятие и значение обстоятельств, исключающих преступность деяния (уголовную ответственность) в зарубежном уголовном праве.

В уголовном праве рассматриваемых государств, как правило, не существует четкой системы обстоятельств, исключающих преступность деяния, аналогично закрепленной в действующем российском УК (за исключением, пожалуй, Франции). Кроме того, такие обстоятельства называются либо оправдывающими обстоятельствами (защитами) — в Англии и США, либо оправдательными фактами, освобождающими от уголовной ответственности, — во Франции, либо обстоятельствами, исключающими противоправность или вину — в ФРГ и т.д. Оценка природы этих обстоятельств, подход к ним качественно иные, нежели в российском праве.

В законодательстве Англии нет четкого перечня обстоятельств, исключающих уголовную ответственность (преступность деяния) , поэтому о системе таких обстоятельств можно судить лишь на основе положений уголовно-правовой доктрины и судебной практики по конкретным уголовным делам. Обычно английские авторы выделяют следующие основные обстоятельства (защиты), которые могут служить основанием для освобождения от уголовного преследования:

1) необходимая оборона и предупреждение преступления; 2) необходимость; 3) исполнение приказа начальника; 4) согласие потерпевшего; 5) принуждение женщины к совершению преступления со стороны ее супруга; 6) физическое или психическое принуждение; 7) фактическая ошибка.

В американском праве, как и в английском, существует понятие различных видов «защит». К «защитам» здесь относятся обстоятельства, при которых: 1) исключается уголовная ответственность, 2) исключается виновность, либо 3) исключается наказуемость деяния.

Так, УК штата Нью-Йорк к первой группе обстоятельств относит недостижение определенного возраста и психическую болезнь (неполноценность). Ко второй группе обстоятельств отнесены физическое или психическое принуждение к совершению преступного деяния, провокация, добровольный отказ. К третьей группе относятся различные случаи применения физической силы: при защите себя самого или третьих лиц, недвижимости, другого имущества, при законном аресте и т.д.

Модельный УК США (1962 г.) к обстоятельствам, исключающим уголовную ответственность, также относит: незрелость (недостижение установленного возраста) и психическую болезнь (неполноценность). Перечень обстоятельств, исключающих виновность, по Модельному УК, достаточно широк, к ним относятся: 1) незнание или ошибка в вопросе факта или права, 2) патологическое опьянение, 3) физическое принуждение, 4) приказ военачальника, 5) согласие потерпевшего на причинение вреда, 6) малозначительность деяния, 7) провокация. К обстоятельствам, при которых поведение признается правомерным, что впрочем не исключает гражданско-правовой ответственности, Модельный УК США отнес: 1) крайнюю необходимость, 2) исполнение публичной обязанности, 3) применение насилия при самозащите, 4) применение насилия для защиты других лиц, 5) применение насилия для защиты имущества, 6) применение насилия при исполнении закона и 7) применение насилия лицами, на которых лежит особая ответственность за попечение над другими лицами или за их дисциплину либо безопасность.

Особенностью американского права является то обстоятельство, что в законодательстве детально регламентируются условия правомерности применения физической силы, в том числе причинения телесных повреждений, вообще (при проведении хирургических операций, при использовании силы в целях воспитания родителями, опекунами, должностными лицами пенитенциарных учреждений и т.д.) и применительно к случаям необходимой обороны, крайней необходимости, задержания преступников и др.

Так, согласно § 35.05. УК штата Нью-Йорк, «поведение, которое в противном случае составляло бы посягательство, является оправданным, а не уголовно наказуемым», если имеет место какое-либо из обстоятельств, перечисленных далее в указанном и других параграфах названного УК. К таким обстоятельствам, в частности, отнесены: 1) предписание или санкционирование правом, либо исполнение публичным должностным лицом своих официальных функций «при разумном исполнении» (п. 1 § 35.05); 2) крайняя необходимость (п. 2 § 35.05); 3) необходимая оборона (§ 35.15); 4) физическое принуждение (§40.00).

Модельный УК США (1962 г.) называет следующие обстоятельства: 1) физическое принуждение; 2) приказ военачальника; 3) согласие потерпевшего; 4) провокация; 5) необходимость; 6) исполнение публичной обязанности; 7) применение насилия при самозащите; 8) применение насилия для защиты других лиц; 9) применение насилия для защиты имущества; 10) применение насилия при исполнении закона и др.

В отличие от англо-американского права, действующий УК Франции предпринимает попытку систематизации рассматриваемых обстоятельств. Все они помещены в одну главу, находятся в определенной последовательности, хотя и получили название «оснований освобождения от уголовной ответственности» (см. гл. 2 разд. II Кн. II УК Франции).

Интересно, что к обстоятельствам, освобождающим от уголовной ответственности, французский законодатель отнес: 1) невменяемость, 2) недостижение 13-летнего возраста, 3) принуждение к совершению преступного деяния, 4) ошибку в праве, 5) исполнение предписания закона или приказа законного органа власти, 6) правомерную защиту, 7) состояние необходимости (крайнюю необходимость). Таким образом, в одну группу объединены не только те обстоятельства, которые, с точки зрения российского юриста, относятся к числу обстоятельств, исключающих преступность деяния (в этом случае отсутствуют все элементы преступного деяния), но и те, при которых отсутствует субъект (первые два обстоятельства). С точки зрения французского права это положение также не вполне логично, поскольку, в действительности, наличие тех или иных обстоятельств непосредственно влияет на правовые последствия для лица, совершившего описанное в законе деяние. Так, в случае невменяемости и недостижения установленного в законе возраста, хотя уголовное преследование и прекращается, следственные и юрисдикционные органы могут признать лицо представляющим опасность для общества и применить к нему какие-либо меры, не являющиеся наказанием: для малолетнего — меры воспитательного характера, для психически больного — меры медицинского характера. В остальных же случаях такие меры не применяются, поскольку ни лицо, ни его действия не могут расцениваться как опасные для общества.

В Германии нормы, исключающие противоправность или вину, не систематизированы и содержатся не только в УК ФРГ, но и других нормативных актах. Собственно в Общей части УК закреплены лишь три обстоятельства: ошибка в запрете (§ 17), необходимая оборона (§ 32) и крайняя необходимость (§ 34—35). Все обстоятельства уголовно-правовая доктрина делит на две группы: 1) исключающие противоправность и 2) исключающие вину. Выше уже говорилось о том значении, какое германские юристы придают понятию противоправности. Осознание противоправности — самостоятельный элемент субъективной стороны, наряду с виной. Таким образом, любое умышленное или неосторожное деяние может быть признано судом не уголовным, если обнаружатся обстоятельства, исключающие противоправность деяния в целом. Такой подход обусловил, например, включение в УК двух различных норм, посвященных крайней необходимости: 1) крайней необходимости при отсутствии противоправности (или правомерной крайней необходимости) (§ 34) и 2) крайней необходимости, исключающей или смягчающей вину (§ 35). Во втором случае лицо совершает противоправное деяние, но действует с точки зрения уголовного права невиновно, либо виновно (в случае, если лицо само создало ситуацию опасности либо находилось в особых правоотношениях, которые предполагают ситуацию опасности, и т.д.), но с учетом обстоятельств крайней необходимости наказание ему может быть смягчено.

К обстоятельствам, исключающим противоправность, германские юристы относят: 1) необходимую оборону (§ 32 УК), 2) разрешенную самозащиту (§ 229, 561, 89, 1009 ГК), 3) гражданско-правовую необходимую оборону (§ 228, 904 ГК), 4) правомерную крайнюю необходимость (§ 34 УК), 5) осуществление правомерных интересов (§ 193 УК), 6) согласие потерпевшего (§ 226а УК), 7) причинение вреда при правомерном аресте или для предотвращения побега лица, законно содержащегося под стражей (конституционная норма) и др. К обстоятельствам, исключающим виновность, относятся: 1) ошибка в запрете (§17 УК), 2) оправдывающая крайняя необходимость (§ 35 УК).

к обстоятельствам, исключающим уголовную ответственность, также относит незрелость недостижение установленного возраста и психическую болезнь неполноценность.

§ 5 Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность

С понятием преступления непосредственно связанно определение обстоятельств, исключающих преступность и наказуемость деяния и, следовательно, исключающих уголовную ответственность. Можно сказать, что эти обстоятельства как бы подчеркивают значение признаков преступления. Иначе говоря, обстоятельства, исключающие уголовную ответственность, свидетельствует об отсутствии в деяниях лица объективных и субъективных оснований уголовной ответственности.

В шариате и в уголовном законодательстве Иордании рассматриваются следующие виды обстоятельств, исключающих уголовную ответственность: принуждение, необходимость, невменяемость, алкогольное и наркотическое опьянение, не достижение возраста уголовной ответственности, осуществление своего права в пределах, предоставляемых законом, исполнение закона и выполнение приказа, применение телесных наказаний родителями в отношении детей, выполнение профессиональных функций. Примерно так же обстоятельства кроме двух последних, предусматриваются и в УК Палестины.

К обстоятельствам, исключающим уголовную ответственность по мусульманскому уголовному праву, относится, прежде всего, принуждение.

Согласно нормам шариата, не привлекается к уголовной ответственности (не подлежит наказанию) каждый, кто вынужден был совершить преступления под угрозой смерти или любого серьезного телесного повреждения в случае отказа от его совершения. Это правило не распространяется на убийство.

Данное обстоятельство связано с характеристикой преступления, как сознательного волевого акта. Угроза лишения жизни или серьезного телесного повреждения исключает свободу волеизъявления и, следовательно, уголовную ответственность. Однако уголовная ответственность не исключается, если под воздействием такого принуждения совершается убийство. Видимо, в основе этого положения лежит правило, согласно которому нельзя спасать свою жизнь за счет жизни другого.

Мусульманское право подробно характеризует принуждение как обстоятельство, исключающее уголовную ответственность. Так, известный исламский юрист Абдель Кадер Оде усматривает три непременных условий для исключения уголовной ответственности при физическом насилии:

 лицо совершает преступление, чтобы спасти себя от смерти или увечья;

 оно иначе не могло избежать осуществления угрозы;

 угрожавший находился рядом и имел реальную и полную возможность привести угрозу в исполнение

Серьезное внимание следует уделять случаям принуждения несовершеннолетних, которые в силу возрастных особенностей, способности понимать и оценивать события могут оказаться менее выносливыми и стойкими по сравнению с взрослыми, чаще, чем последние, могут посчитать, что данному принуждению невозможно противостоять.

Необходимая оборона – правомерная защита против посягательств на интересы государства, общества, личности и права обороняющегося и других лиц, совершаемая путем причинения какого-либо вреда нападающему. Институт необходимой обороны выполняет двойную задачу: служит предотвращению нанесения вреда интересам граждан и государства и одновременно дает право самим гражданам осуществлять борьбу с преступными проявлениями.

Согласно норме шариата, не может быть привлечено к наказанию лицо, совершившее преступное деяние, если оно было вызвано необходимостью защитить себя или свое имущество или защитить других и их имущество от опасности, не вызванной умышленно им самим. Необходимость не распространяется на тех, кто обязан по закону подвергать себя опасности.

Может быть освобождено от уголовной ответственности лицо, совершившее деяние (действие или бездействие), квалифицируемое как правонарушение, если оно доказало, что совершило такое деяние для предотвращения результата, который повлек бы причинение вреда или более тяжкого вреда для этого лица, его чести или имуществу, либо для других лиц, их чести и имуществу, находящихся под его контролем или в его ведении при условии, что оно совершило такое деяние в пределах необходимого и разумного для достижения указанной цели и, чтобы вред, причиненный его деянием, был соразмерным с вредом, который оно предотвратило.

Данное определение необходимости нужно рассматривать и как крайнюю необходимость, и необходимую оборону, хотя более оно относится к необходимой обороне.

Можно предположить, что понятие необходимости включает в себя не только необходимую оборону, но и крайнюю необходимость. Однако в ст. 341 УК Иордании ясно, что в этом случае речь идет о необходимой обороне. Следующее действие считается необходимой обороной:

1. Лишение жизни другого или нанесение ран и ударов при защите себя либо другого при условии, что нападение и защита осуществлялись одновременно; нападение со стороны агрессора было неправомерным; у защищаемого не было другого способа избежать этого нападения, кроме как лишить жизни или нанести раны и удары;

2. Лишение жизни другого или нанесение ран и ударов при защите своего имущества или имущества другого, которое находится в его ведении при условии, что защита осуществлялась при хищении или краже, сопровождаемых насилием. Кража причинила серьезный ущерб, а также, если в указанных выше двух случаях не было другой возможности предотвратить хищение злоумышленником и вернуть имущество, кроме как лишить или нанести раны.

Необходимая оборона является наиболее распространенным обстоятельством, с которым сталкивается судебная практика. Необходимая оборона известна законодательству любой страны, но условия ее правомерности определяются не всегда одинаково. В соответствии с нормами шариата, требованиями закона и решениями кассационного суда Иордании можно перечислить следующие условия правомерности необходимой обороны: нападение (посягательство) должно быть общественно опасным как для жизни, так и для имущества лица, подвергшегося нападению, а также и других лиц. При этом не обязательно, чтобы посягательство было преступным, т.е. уголовно наказуемым, однако она способна представлять серьезную опасность для право охраняемых интересов. Например, посягательство на жизнь и здоровье со стороны невменяемого лица или лица, не достигшего возраста, с которого наступает уголовная ответственность. Необходимая оборона от таких посягательств также допустима.

Необходимая оборона недопустима против действий, которые сами совершены в состоянии необходимой обороны. В связи с этим, лицо совершающее, например, нападение и встретившее решительный отпор со стороны потерпевшего, не может ссылаться, в свою очередь, на то, что причинило вред здоровью потерпевшего, чтобы самому избежать причинения им подобного вреда.

Во всех случаях на необходимую оборону не может ссылаться и тот, кто своим неправомерным действиям спровоцировал ситуацию, при которой окружающие вынуждены были применять в отношении него какие-либо насильственные действия.

Вторым условием правомерности необходимой обороны, относящимся к посягательству является его наличность, т.е. когда нападение уже началось или вот-вот должно начаться. Причинение вреда, когда нападение еще не началось или когда оно уже окончились, не может рассматриваться как необходимая оборона.

Третьим условием правомерности необходимой обороны, относящимся к посягательству, является действительность посягательства. Действительным считается посягательство, которое существует объективно, в реальной действительности, а не в воображении «защищающегося».

Четвертым условием правомерности необходимой обороны, относящимся к защите является соблюдение требования уголовного закона о том, чтобы при защите не было допущено превышения пределов необходимой обороны, т.е. защита должна быть в пределах необходимости отразить нападение и не преследовать преднамеренного желания причинять излишний вред нападающему.

На наш взгляд, такое решение представляется вполне оправданным. Упоминание в самом определении необходимой обороны о том, что необходимая оборона не должна быть связана с превышением ее пределов, будет ориентировать внимание судебно-следственных органов на установление соответствия нападения и защиты, что вызывает ошибки в применении института необходимой обороны, когда эта оборона расценивается как превышение. Наиболее частые ошибки в применении данного института в Российской Федерации, как свидетельствует судебная практика, связаны именно с данным обстоятельством, о чем неоднократно говорилось в Российской правовой литературе.

Однако, согласно нормам шариата, необходимая оборона понимается не как самостоятельный, а как субсидиарный институт защита допускается только в случаях невозможности прибегнуть к помощи полиции, убежать, спрятаться и т.д. Иначе говоря, опасность не может быть устранена другими способами (этот признак сближает необходимую оборону с крайней необходимостью).

Хотя закон прямо не упоминает (ст. 18 УК Палестины и ст. 89 УК Иордании) о крайней необходимости, но можно сделать вывод, что эти нормы могут применяться и при решении вопросов, связанных с крайней необходимостью. В законе отмечается, что лицо не может ссылаться на крайнюю необходимость, если в соответствии с законом оно обязано предотвращать грозящую опасность.

В большинстве уголовных кодексов арабских стран, следующих за французским законодательством, нет специальных положений о крайней необходимости. Конечно, отсутствие подобных норм в кодексах еще не означает, что судебная практика, руководствуясь доктриной, не использует этот институт уголовного права. Тем не менее целесообразность внесения таких норм в уголовный кодекс не вызывает сомнения.

Невменяемость ранее рассматривалось в рамках морального элемента преступления.

Алкоголизм и наркотическое опьянение. В ст. 14 УК Палестины говорится следующее: «не может нести наказание тот, кто лишился чувств или права выбора в момент совершения преступного акта из-за чрезмерного опьянения или приема значительной дозы наркотических средств, независимо от их вида и качества, если был вынужден принять их вопреки своей воле и желанию, или даже ничего не зная о них».

Следовательно, не всякое алкогольное или наркотическое опьянение исключает уголовную ответственность, а только в том случае, если лицо было вынуждено принять их вопреки воле и желанию или даже не зная о них.

Однако представляется, что целесообразно указать в законе о совершении преступления в состоянии опьянения, если оно является патологическим (белая горячка), когда оно подлежит под понятие невменяемости.

Исполнение закона и выполнение приказа. «Деяние, – говорится в ст. 61 УК Иордании, – не является преступным, если это деяние допустимо по закону».

Закон имеет в виду такие случаи, когда деяние связано с исполнением лицом предоставляемых ему полномочий для предотвращения вреда личности и обществу.

Более распространенные случаи, с которыми сталкивается судебная практика – это исполнение приказа. В УК Иордании, как и в УК Палестины не содержится описание условий, при которых исполнение приказа признается правомерным. Статья 61 УК Иордании устанавливает: исполнение приказа считается обстоятельством, устраняющим противоправность «в том случае, если закон обязывает исполнить такой приказ в порядке подчинения».

Для признания исполнения приказа обстоятельством, исключающим уголовную ответственность, требуется соблюдение следующих условий:

а) приказ должен быть отдан соответствующим начальником своему подчиненному;

б) не выходить за пределы компетенции приказывающего.

К числу важнейших условий, о которых говорится в законе, относится требование, чтобы приказ не был незаконным (ст. 61 УК Иордании) или явно незаконным (ст. 19 УК Палестины). Совершение при исполнении заведомо незаконного приказа умышленного преступления не освобождает от уголовной ответственности ни исполнителя приказа, ни лицо, отдавшее такой приказ. Явная (заведомая) незаконность отданного приказа означает представление исполнителя об их явной, очевидной преступности.

К обстоятельствам, исключающим уголовную ответственность, по шариату и по УК Иордании относится также:

а) телесные наказания детей с воспитательной целью их родителями, как это обычно принято;

б) причинение телесного вреда и проявление элементов насилия в ходе спортивных состязаний, если соблюдены правила спорта или игры;

в) проведение хирургических операций при условии, что это делается по желанию больного или с согласия его законных представителей, или в случае крайней необходимости.

В первом случае, речь идет о таком обстоятельстве, правомерность которого обосновывается воспитательными целями. Следует отметить, что применение наказания в данном случае не должно быть связано с причинением вреда здоровью. В противном случае такое причинение вреда рассматривается по общим правилам об уголовной ответственности.

Что же касается обстоятельств, предусмотренных в п. «б» и «в», то следует отметить, что специфика данных обстоятельств связана с выполнением профессиональных функций и, следовательно, необходимым условием признания и правомерности является соблюдение требований и правил, которые предъявляются к этим видам деятельности. Совершенно очевидно, если лицо намеренно грубо нарушило правила игры и стремилась причинить другому вред, то такие действия не исключают противоправности. Точно также не исключается уголовная ответственность, если врач при операции грубо нарушает предъявляемые требования.

Осуществление своего права в пределах, предоставленных законом, также является обстоятельством, исключающим уголовную ответственность. Поэтому вопросу положение кодексов краткое. Например, в ст. 59 УК Иордании (и соответствующих статьях УК Ливана и Сирии) сказано: «не является преступлением деяние, совершаемое для осуществления своего права. Условия применения подобных норм разъясняются правовой доктриной. Так, известный Сирийский юрист Мухамед аль-Фадель выдвигает пять необходимых условий оправданного осуществления своего права:

 наличие признанного и охраняемого законом права;

 деяние должно быть совершено для осуществления признанного законом права;

 признанное законом право может быть осуществлено лишь тем лицом, для которого закон устанавливает данное право;

 для осуществления такого права деяние должно быть совершено в установленных законом пределах;

 право не должно быть предметом спора.

В доктрине уголовного права дается классификация обстоятельств с учетом причин их возникновения. Так Джунди Абдель Малик и Абдель Кадер Оде делят эти обстоятельства на следующие две группы.

К первой группе относятся: исполнение закона, исполнение приказа и необходимость, обусловленная объективными причинами (causes de non culpability object). Ко второй группе – обстоятельства, вызываемые так называемыми субъективными причинами (causes de non culpability subject). Это принуждение, невменяемость, алкоголизм и наркомания, возраст, а также, телесные наказания детей с воспитательной целью, обстоятельства, связанные с занятием спортом и выполнением профессиональных обязанностей.

По их мнению, данное деление имеет значение при решении вопросов уголовной ответственности:

 при наличии субъективных оснований лицо освобождается от уголовной и гражданской ответственности, например, при принуждении, невменяемости или несовершеннолетии. В последних двух случаях ответственности подлежит его законный опекун;

 при наличии объективных условий в принципе преступное деяние (правонарушение) не считается противозаконным. В этом случае соучастники не несут уголовной ответственности. Соучастники несут уголовную ответственность при субъективных обстоятельствах: принуждение, невменяемость, несовершеннолетие и т.д., исполнитель в этих случаях освобождается от уголовной ответственности.

В отличие от УК Иордании УК Палестины предусматривает следующее, помимо рассмотренных обстоятельств, исключающие уголовную ответственность:

 не достижение лицом определенного возраста;

 ошибка или незнание фактов (в тех случаях, когда необходимо доказать намерение или предвидение преступника).

Фактическая ошибка является основанием для освобождения от уголовной ответственности. Считается, что если подсудимый ошибался в факте, не намереваясь совершить запрещенное деяние, он не должен подлежать уголовной ответственности, так как его заблуждение было добросовестным и разумно обоснованным.

Правило об ошибке закреплено в ст. 12 УК Палестины, где говорится, что не несет уголовной ответственности тот, кто совершил деяние, будучи глубоко уверен в том, что существуют определенные обстоятельства, хотя эта уверенность было и ошибочной, и реальность положения оказалась иной, нежели той, в существовании которой он был так уверен.

угрожавший находился рядом и имел реальную и полную возможность привести угрозу в исполнение.

Глава 8. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ИСКЛЮЧАЮЩИЕ ПРЕСТУПНОСТЬ ДЕЯНИЯ

Глава 8. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ИСКЛЮЧАЮЩИЕ ПРЕСТУПНОСТЬ ДЕЯНИЯ Статья 37. Необходимая оборона 1. Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом

Обстоятельства, исключающие предоставление отсрочки или рассрочки.

Круг обстоятельств, исключающих преступность деяния

Как правило, исключающими преступность деяния могут быть признаны лишь деяния, прямо предусмотренные в качестве таковых уголовным законодательством. УК РФ предусматривает шесть таких обстоятельств: необходимая оборона, причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, крайняя необходимость, физическое или психическое принуждение, обоснованный риск, исполнение приказа или распоряжения. Законодательство других государств мира, как правило, предусматривает такие обстоятельства, как необходимая оборона и крайняя необходимость. Кроме того, могут предусматриваться такие обстоятельства, как исполнение долга, законное осуществление своего права, профессиональных или должностных обязанностей (ст. 21 УК Испании (исп.) русск. ); проведение познавательного, медицинского, технического или экономического эксперимента (§ 1 ст. 27 УК Польши); согласие потерпевшего (§ 226 УК Германии). Закон о наказаниях Афганистана 1976 года предусматривает сложную систему таких обстоятельств, которая включает совершение деяния, не противоречащего шариату, осуществление своего права (родителями или педагогом), согласие больного на операцию, причинение вреда при спортивных состязаниях (если они проходили в пределах установленных правил), задержание лица, совершившего преступление (если оно происходит с соблюдением правил, предусмотренных законом), исполнение служебных обязанностей, необходимую оборону [7] .

Читайте также:  Условия опекунства над ребенком: из детского дома одинокой женщине, после смерти матери, из неблагополучной семьи

В уголовно-правовой теории также предлагаются дополнения и уточнения к данному перечню. Например, называются такие обстоятельства, которые могли бы исключать преступность деяния: согласие потерпевшего, осуществление общественно полезных профессиональных функций, осуществление своего права, принуждение к повиновению [8] . Совершение преступления при данных обстоятельствах, если они не находят отражения в уголовном законе, может влиять на назначение наказания, рассматриваясь в качестве смягчающего обстоятельства.

Круг обстоятельств, исключающих преступность деяния.

Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность

С понятием преступления непосредственно связанно определение обстоятельств, исключающих преступность и наказуемость деяния и, следовательно, исключающих уголовную ответственность. Можно сказать, что эти обстоятельства как бы подчеркивают значение признаков преступления. Иначе говоря, обстоятельства, исключающие уголовную ответственность, свидетельствует об отсутствии в деяниях лица объективных и субъективных оснований уголовной ответственности.

В шариате и в уголовном законодательстве Иордании рассматриваются следующие виды обстоятельств, исключающих уголовную ответственность: принуждение, необходимость, невменяемость, алкогольное и наркотическое опьянение, не достижение возраста уголовной ответственности, осуществление своего права в пределах, предоставляемых законом, исполнение закона и выполнение приказа, применение телесных наказаний родителями в отношении детей, выполнение профессиональных функций. Примерно так же обстоятельства кроме двух последних, предусматриваются и в УК Палестины.

К обстоятельствам, исключающим уголовную ответственность по мусульманскому уголовному праву, относится, прежде всего, принуждение.

Согласно нормам шариата, не привлекается к уголовной ответственности (не подлежит наказанию) каждый, кто вынужден был совершить преступления под угрозой смерти или любого серьезного телесного повреждения в случае отказа от его совершения. Это правило не распространяется на убийство.

Данное обстоятельство связано с характеристикой преступления, как сознательного волевого акта. Угроза лишения жизни или серьезного телесного повреждения исключает свободу волеизъявления и, следовательно, уголовную ответственность. Однако уголовная ответственность не исключается, если под воздействием такого принуждения совершается убийство. Видимо, в основе этого положения лежит правило, согласно которому нельзя спасать свою жизнь за счет жизни другого.

Мусульманское право подробно характеризует принуждение как обстоятельство, исключающее уголовную ответственность. Так, известный исламский юрист Абдель Кадер Оде усматривает три непременных условий для исключения уголовной ответственности при физическом насилии:

  • ? лицо совершает преступление, чтобы спасти себя от смерти или увечья;
  • ? оно иначе не могло избежать осуществления угрозы;
  • ? угрожавший находился рядом и имел реальную и полную возможность привести угрозу в исполнение

Серьезное внимание следует уделять случаям принуждения несовершеннолетних, которые в силу возрастных особенностей, способности понимать и оценивать события могут оказаться менее выносливыми и стойкими по сравнению с взрослыми, чаще, чем последние, могут посчитать, что данному принуждению невозможно противостоять.

Необходимая оборона – правомерная защита против посягательств на интересы государства, общества, личности и права обороняющегося и других лиц, совершаемая путем причинения какого-либо вреда нападающему. Институт необходимой обороны выполняет двойную задачу: служит предотвращению нанесения вреда интересам граждан и государства и одновременно дает право самим гражданам осуществлять борьбу с преступными проявлениями.

Согласно норме шариата, не может быть привлечено к наказанию лицо, совершившее преступное деяние, если оно было вызвано необходимостью защитить себя или свое имущество или защитить других и их имущество от опасности, не вызванной умышленно им самим. Необходимость не распространяется на тех, кто обязан по закону подвергать себя опасности.

Может быть освобождено от уголовной ответственности лицо, совершившее деяние (действие или бездействие), квалифицируемое как правонарушение, если оно доказало, что совершило такое деяние для предотвращения результата, который повлек бы причинение вреда или более тяжкого вреда для этого лица, его чести или имуществу, либо для других лиц, их чести и имуществу, находящихся под его контролем или в его ведении при условии, что оно совершило такое деяние в пределах необходимого и разумного для достижения указанной цели и, чтобы вред, причиненный его деянием, был соразмерным с вредом, который оно предотвратило.

Данное определение необходимости нужно рассматривать и как крайнюю необходимость, и необходимую оборону, хотя более оно относится к необходимой обороне.

Можно предположить, что понятие необходимости включает в себя не только необходимую оборону, но и крайнюю необходимость. Однако в ст. 341 УК Иордании ясно, что в этом случае речь идет о необходимой обороне. Следующее действие считается необходимой обороной:

  • 1. Лишение жизни другого или нанесение ран и ударов при защите себя либо другого при условии, что нападение и защита осуществлялись одновременно; нападение со стороны агрессора было неправомерным; у защищаемого не было другого способа избежать этого нападения, кроме как лишить жизни или нанести раны и удары;
  • 2. Лишение жизни другого или нанесение ран и ударов при защите своего имущества или имущества другого, которое находится в его ведении при условии, что защита осуществлялась при хищении или краже, сопровождаемых насилием. Кража причинила серьезный ущерб, а также, если в указанных выше двух случаях не было другой возможности предотвратить хищение злоумышленником и вернуть имущество, кроме как лишить или нанести раны.

Необходимая оборона является наиболее распространенным обстоятельством, с которым сталкивается судебная практика. Необходимая оборона известна законодательству любой страны, но условия ее правомерности определяются не всегда одинаково. В соответствии с нормами шариата, требованиями закона и решениями кассационного суда Иордании можно перечислить следующие условия правомерности необходимой обороны: нападение (посягательство) должно быть общественно опасным как для жизни, так и для имущества лица, подвергшегося нападению, а также и других лиц. При этом не обязательно, чтобы посягательство было преступным, т.е. уголовно наказуемым, однако она способна представлять серьезную опасность для право охраняемых интересов. Например, посягательство на жизнь и здоровье со стороны невменяемого лица или лица, не достигшего возраста, с которого наступает уголовная ответственность. Необходимая оборона от таких посягательств также допустима.

Необходимая оборона недопустима против действий, которые сами совершены в состоянии необходимой обороны. В связи с этим, лицо совершающее, например, нападение и встретившее решительный отпор со стороны потерпевшего, не может ссылаться, в свою очередь, на то, что причинило вред здоровью потерпевшего, чтобы самому избежать причинения им подобного вреда.

Во всех случаях на необходимую оборону не может ссылаться и тот, кто своим неправомерным действиям спровоцировал ситуацию, при которой окружающие вынуждены были применять в отношении него какие-либо насильственные действия.

Вторым условием правомерности необходимой обороны, относящимся к посягательству является его наличность, т.е. когда нападение уже началось или вот-вот должно начаться. Причинение вреда, когда нападение еще не началось или когда оно уже окончились, не может рассматриваться как необходимая оборона.

Третьим условием правомерности необходимой обороны, относящимся к посягательству, является действительность посягательства. Действительным считается посягательство, которое существует объективно, в реальной действительности, а не в воображении «защищающегося».

Четвертым условием правомерности необходимой обороны, относящимся к защите является соблюдение требования уголовного закона о том, чтобы при защите не было допущено превышения пределов необходимой обороны, т.е. защита должна быть в пределах необходимости отразить нападение и не преследовать преднамеренного желания причинять излишний вред нападающему.

На наш взгляд, такое решение представляется вполне оправданным. Упоминание в самом определении необходимой обороны о том, что необходимая оборона не должна быть связана с превышением ее пределов, будет ориентировать внимание судебно-следственных органов на установление соответствия нападения и защиты, что вызывает ошибки в применении института необходимой обороны, когда эта оборона расценивается как превышение. Наиболее частые ошибки в применении данного института в Российской Федерации, как свидетельствует судебная практика, связаны именно с данным обстоятельством, о чем неоднократно говорилось в Российской правовой литературе.

Однако, согласно нормам шариата, необходимая оборона понимается не как самостоятельный, а как субсидиарный институт защита допускается только в случаях невозможности прибегнуть к помощи полиции, убежать, спрятаться и т.д. Иначе говоря, опасность не может быть устранена другими способами (этот признак сближает необходимую оборону с крайней необходимостью).

Хотя закон прямо не упоминает (ст. 18 УК Палестины и ст. 89 УК Иордании) о крайней необходимости, но можно сделать вывод, что эти нормы могут применяться и при решении вопросов, связанных с крайней необходимостью. В законе отмечается, что лицо не может ссылаться на крайнюю необходимость, если в соответствии с законом оно обязано предотвращать грозящую опасность.

В большинстве уголовных кодексов арабских стран, следующих за французским законодательством, нет специальных положений о крайней необходимости. Конечно, отсутствие подобных норм в кодексах еще не означает, что судебная практика, руководствуясь доктриной, не использует этот институт уголовного права. Тем не менее целесообразность внесения таких норм в уголовный кодекс не вызывает сомнения.

Невменяемость ранее рассматривалось в рамках морального элемента преступления.

Алкоголизм и наркотическое опьянение. В ст. 14 УК Палестины говорится следующее: «не может нести наказание тот, кто лишился чувств или права выбора в момент совершения преступного акта из-за чрезмерного опьянения или приема значительной дозы наркотических средств, независимо от их вида и качества, если был вынужден принять их вопреки своей воле и желанию, или даже ничего не зная о них».

Следовательно, не всякое алкогольное или наркотическое опьянение исключает уголовную ответственность, а только в том случае, если лицо было вынуждено принять их вопреки воле и желанию или даже не зная о них.

Однако представляется, что целесообразно указать в законе о совершении преступления в состоянии опьянения, если оно является патологическим (белая горячка), когда оно подлежит под понятие невменяемости.

Исполнение закона и выполнение приказа. «Деяние, – говорится в ст. 61 УК Иордании, – не является преступным, если это деяние допустимо по закону».

Закон имеет в виду такие случаи, когда деяние связано с исполнением лицом предоставляемых ему полномочий для предотвращения вреда личности и обществу.

Более распространенные случаи, с которыми сталкивается судебная практика – это исполнение приказа. В УК Иордании, как и в УК Палестины не содержится описание условий, при которых исполнение приказа признается правомерным. Статья 61 УК Иордании устанавливает: исполнение приказа считается обстоятельством, устраняющим противоправность «в том случае, если закон обязывает исполнить такой приказ в порядке подчинения».

Для признания исполнения приказа обстоятельством, исключающим уголовную ответственность, требуется соблюдение следующих условий:

  • а) приказ должен быть отдан соответствующим начальником своему подчиненному;
  • б) не выходить за пределы компетенции приказывающего.

К числу важнейших условий, о которых говорится в законе, относится требование, чтобы приказ не был незаконным (ст. 61 УК Иордании) или явно незаконным (ст. 19 УК Палестины). Совершение при исполнении заведомо незаконного приказа умышленного преступления не освобождает от уголовной ответственности ни исполнителя приказа, ни лицо, отдавшее такой приказ. Явная (заведомая) незаконность отданного приказа означает представление исполнителя об их явной, очевидной преступности.

К обстоятельствам, исключающим уголовную ответственность, по шариату и по УК Иордании относится также:

  • а) телесные наказания детей с воспитательной целью их родителями, как это обычно принято;
  • б) причинение телесного вреда и проявление элементов насилия в ходе спортивных состязаний, если соблюдены правила спорта или игры;
  • в) проведение хирургических операций при условии, что это делается по желанию больного или с согласия его законных представителей, или в случае крайней необходимости.

В первом случае, речь идет о таком обстоятельстве, правомерность которого обосновывается воспитательными целями. Следует отметить, что применение наказания в данном случае не должно быть связано с причинением вреда здоровью. В противном случае такое причинение вреда рассматривается по общим правилам об уголовной ответственности.

Что же касается обстоятельств, предусмотренных в п. «б» и «в», то следует отметить, что специфика данных обстоятельств связана с выполнением профессиональных функций и, следовательно, необходимым условием признания и правомерности является соблюдение требований и правил, которые предъявляются к этим видам деятельности. Совершенно очевидно, если лицо намеренно грубо нарушило правила игры и стремилась причинить другому вред, то такие действия не исключают противоправности. Точно также не исключается уголовная ответственность, если врач при операции грубо нарушает предъявляемые требования.

Осуществление своего права в пределах, предоставленных законом, также является обстоятельством, исключающим уголовную ответственность. Поэтому вопросу положение кодексов краткое. Например, в ст. 59 УК Иордании (и соответствующих статьях УК Ливана и Сирии) сказано: «не является преступлением деяние, совершаемое для осуществления своего права. Условия применения подобных норм разъясняются правовой доктриной. Так, известный Сирийский юрист Мухамед аль-Фадель выдвигает пять необходимых условий оправданного осуществления своего права:

  • ? наличие признанного и охраняемого законом права;
  • ? деяние должно быть совершено для осуществления признанного законом права;
  • ? признанное законом право может быть осуществлено лишь тем лицом, для которого закон устанавливает данное право;
  • ? для осуществления такого права деяние должно быть совершено в установленных законом пределах;
  • ? право не должно быть предметом спора.

В доктрине уголовного права дается классификация обстоятельств с учетом причин их возникновения. Так Джунди Абдель Малик и Абдель Кадер Оде делят эти обстоятельства на следующие две группы.

К первой группе относятся: исполнение закона, исполнение приказа и необходимость, обусловленная объективными причинами (causes de non culpability object). Ко второй группе – обстоятельства, вызываемые так называемыми субъективными причинами (causes de non culpability subject). Это принуждение, невменяемость, алкоголизм и наркомания, возраст, а также, телесные наказания детей с воспитательной целью, обстоятельства, связанные с занятием спортом и выполнением профессиональных обязанностей.

По их мнению, данное деление имеет значение при решении вопросов уголовной ответственности:

  • ? при наличии субъективных оснований лицо освобождается от уголовной и гражданской ответственности, например, при принуждении, невменяемости или несовершеннолетии. В последних двух случаях ответственности подлежит его законный опекун;
  • ? при наличии объективных условий в принципе преступное деяние (правонарушение) не считается противозаконным. В этом случае соучастники не несут уголовной ответственности. Соучастники несут уголовную ответственность при субъективных обстоятельствах: принуждение, невменяемость, несовершеннолетие и т.д., исполнитель в этих случаях освобождается от уголовной ответственности.

В отличие от УК Иордании УК Палестины предусматривает следующее, помимо рассмотренных обстоятельств, исключающие уголовную ответственность:

  • ? не достижение лицом определенного возраста;
  • ? ошибка или незнание фактов (в тех случаях, когда необходимо доказать намерение или предвидение преступника).

Фактическая ошибка является основанием для освобождения от уголовной ответственности. Считается, что если подсудимый ошибался в факте, не намереваясь совершить запрещенное деяние, он не должен подлежать уголовной ответственности, так как его заблуждение было добросовестным и разумно обоснованным.

Правило об ошибке закреплено в ст. 12 УК Палестины, где говорится, что не несет уголовной ответственности тот, кто совершил деяние, будучи глубоко уверен в том, что существуют определенные обстоятельства, хотя эта уверенность было и ошибочной, и реальность положения оказалась иной, нежели той, в существовании которой он был так уверен.

В первом случае, речь идет о таком обстоятельстве, правомерность которого обосновывается воспитательными целями.

Обстоятельства, исключающие ответственность

К фактическим обстоятельствам, исключающим ответственность подсудимого за содеянное, относятся:

1) обстоятельства, связанные с невиновным причинением вреда, которые в судебной практике именуются случаем или казусом. Согласно ст. 28 УК РФ деяние, повлекшее вред, признается совершенным невиновно, если:

– лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия) либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть (ч.

– лицо, его совершившее, хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло предотвратить эти последствия

в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам (ч. 2 ст. 28 УК).

Вспомогательные вопросы о доказанности обстоятельств, свидетельствующих о случайном причинении вреда, ставятся после первых двух основных вопросов о фактической стороне, сформулированных в соответствии с предъявленным подсудимому обвинением, но перед основным вопросом о виновности;

2) предусмотренные главой 8 УК РФ обстоятельства, исключающие преступность деяния (необходимая оборона, причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, крайняя необходимость, физическое или психическое принуждение, обоснованный риск, исполнение приказа или распоряжения начальника). Поскольку в зависимости от наличия или отсутствия этих фактических обстоятельств решается вопрос о событии преступления, частные вопросы о доказанности этих фактических обстоятельств ставятся после первого основного вопроса о событии преступления.

К частным (дополнительным) вопросам об обстоятельствах, которые влияют на степень ответственности, относятся также:

1) вопросы о степени осуществления преступного намерения, причинах, в силу которых деяние не было доведено до конца, степени и характере соучастия каждого из подсудимых в совершении преступления.

Например, в ситуации, когда государственный обвинитель утверждает, что было совершено покушение на преступление, а защита настаивает на добровольном отказе от его совершения, рекомендуется ставить следующие частные вопросы:

«Доказано ли, что подсудимый не до конца довел свое намерение совершить половой акт с гр. Н. вопреки ее воле и желанию в связи с оказанным ею сопротивлением?»;

«Если на предыдущий вопрос дан отрицательный ответ, то добровольно ли отказался подсудимый от намерения совершить с гр. Н. половой акт вопреки ее воле и желанию?»;

2) дополнительные вопросы могут ставиться и тогда, когда подсудимый обвиняется в преступлении с несколькими квалифицирующими признаками (например, в изнасиловании несовершеннолетней с применением физического насилия и угрозой убийством), а подсудимый оспаривает, что знал о возрасте потерпевшей и что он угрожал ей убийством. В таких случаях при включении в вопрос сразу всех трех квалифицирующих признаков присяжные заседатели с учетом того, что подсудимый самого факта изнасилования не отрицает, скорее всего, дадут ответ «Да, доказано». Однако при таком формулировании вопроса остается вероятность того, что присяжные могли не очень четко уяснить значимость признания ими доказан-

ными квалифицирующих признаков (угроза убийством, возраст потерпевшей) для последующей юридической оценки содеянного.

Чтобы все же не возникло сомнений в том, что присяжные уяснили все детали вопроса и дали точный ответ, в подобных случаях возможно поставить коллегии присяжных заседателей сначала первый основной вопрос, в котором фактические обстоятельства изнасилования будут изложены без квалифицирующих признаков: «Доказано ли, что с Ивановой Н.

Затем задаются дополнительные вопросы по каждому из квалифицирующих признаков:

«Если на первый вопрос дан утвердительный ответ, то доказано ли, что по отношению к Ивановой Н. применялось физическое насилие с целью подавления ее сопротивления?»;

«Если на первый вопрос дан утвердительный ответ, то доказано ли, что в отношении Ивановой Н. имела место угроза лишением жизни?»;

«Если на первый вопрос (о событии преступления) и на второй вопрос (о том, доказано ли, что это деяние совершил подсудимый) даны утвердительные ответы, то доказано ли, что подсудимый знал о возрасте потерпевшей?»;

3) частные вопросы об обстоятельствах, которые влияют на степень виновности (совершение преступления в результате физического или психического принуждения либо в силу материальной, служебной или иной зависимости; небольшой тяжести вследствие случайного стечения обстоятельств; совершение преступления в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств либо по мотиву сострадания и о других обстоятельствах, предусмотренных ст. 61 УК РФ и смягчающих наказание);

4) частные вопросы об обстоятельствах (причинах), влекущих для подсудимого менее строгое наказание. Такими причинами могут быть прежде всего предусмотренные ч. 1 ст. 64 УК РФ исключительные обстоятельства, связанные с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления активным содействием участника группового преступления раскрытию этого преступления. Поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 64 УК РФ исключительными могут быть признаны как отдельные смягчающие обстоятельства, так и совокупность таких обстоятельств, при постановке частных вопросов можно обратиться к другим смягчающим обстоятельствам, указанным в ст. 61 УК РФ;

5) частные вопросы о доказанности обстоятельств, влекущих освобождение подсудимого от уголовной ответственности

по основаниям, предусмотренным Особенной частью УК РФ, например, о факте вымогательства взятки или факте добровольного сообщения органу, имеющему право возбудить уголовное дело, о даче взятки (примечание к ст. 291 УК РФ), о добровольной сдаче оружия (примечание к ст. 222 УК РФ) и др.

Таким образом, главное предназначение постановки частных вопросов заключается в том, чтобы помочь присяжным заседателям полно и правильно ответить на основные вопросы о фактических обстоятельствах дела и виновности или невиновности подсудимого.

Постановка присяжным заседателям частных вопросов, кроме того, помогает решить вопрос о том, заслуживает ли подсудимый снисхождения в случае признания его виновным (ч. 4 ст. 339 УПК РФ), особенно когда позиции сторон по этим вопросам полностью или частично расходятся, в связи с чем те или иные обстоятельства, связанные с исследованием названных вопросов, вызывают споры между сторонами.

Частные вопросы ставятся не всегда, а лишь в случаях, когда без их постановки невозможно получить правильные и полные ответы коллегии присяжных заседателей по обязательным вопросам.

1 обстоятельства, связанные с невиновным причинением вреда, которые в судебной практике именуются случаем или казусом.

Необходимая оборона как обстоятельство, исключающее уголовную ответственность.

В УК Франции 1810 г. ст. 329 содержала определение законной обороны, которое гласило, что нет ни преступления, ни проступка, если лишение жизни, нанесение ран или ударов было вызвано необходимостью защиты себя или другого лица. Это положение содержится в особенной части. Не предусматривается освобождение от ответственности лица, защищавшего собственность. Но в 1902 г. Кассационный суд Франции рассмотрел дело, когда один человек повадился ходить и ловить рыбу на чужой участок. Хозяин участка расставил мины и вор подорвался. Суд признал хозяина находившимся в состоянии необходимой обороны.

В новом УК Франции ст. 122-5 содержит определение законной обороны: не несет уголовной ответственности лицо, которое непосредственно перед неоправданным нападением на него или другое лицо, совершает в то же самое время действия, продиктованные необходимостью законной обороны ( защиты ) самого себя или другого, за исключением случаев, когда имело место несоответствие между средствами защиты и опасностью посягательства. Выводы:

1). Это определение содержится в общей части;

2). Допускается защита себя или другого человека;

3). Допускается защита или оборона, если имело место неоправданное нападение;

4). Должна быть соразмерность между средствами защиты и опасностью посягательства;

5). Защита может осуществляться непосредственно перед нападением;

6). Но не предоставляется защита в случае посягательства на имущество (но вторая часть этой же статьи гласит, что не несет уголовной ответственности лицо, совершающее действие (кроме умышленного убийства) для пресечения совершения преступления или проступка против собственности, когда это действие необходимо для преследования цели защиты собственности, при угрозе посягательства.

Во французском УК установлены и два специальных случая правомерной защиты. Согласно ст. 122-6 “ действовавшим в состоянии правомерной защиты считается тот, кто совершает действия:

1. С целью отразить проникновение ночью в жилище, осуществляемое путем взлома, насилия или обмана;

2. С целью защитить себя от совершающих кражу или грабеж с насилием.”

В Англии вопрос о необходимой обороне частично решается Законом об уголовной юстиции 1967 г. В ст. 3 Закона предусмотрено, что лицо может применить “разумную силу” для предупреждения совершения другими лицами преступления либо для производства законного ареста преступника или подозреваемого. Как видно, данная норма весьма ограниченно регламентирует этот правовой институт, что является специфической особенностью английского уголовного права.

В США вопрос о необходимой обороне решается в рамках проблемы о правомерности применения физической силы вообще. Так, в УК шт. Нью-Йорк использование физической силы регламентируется применительно к случаям:

1). Защиты себя самого или третьих лиц;

2). Защиты помещений и недвижимости, а также для защиты от берглэри;

3). Предотвращения или пресечения кражи (причинения уголовно наказуемого ущерба);

4). Производство ареста или предотвращения бегства из-под стражи.

К условиям правомерности применения физической силы при защите самого себя или третьих лиц УК шт. Нью-Йорк относит следующие: 1) наличие или угроза противоправной физической силы со стороны другого физического лица; 2) поведение нападающего не спровоцировано обороняющимся; 3) обороняющийся не напал первым; 4) физическая сила не является “поединком по соглашению” и не санкционирована нормами права.

УК шт. Нью-Йорк определяет те обстоятельства, при которых возможно применение “смертельной физической силы”, т.е. устанавливает возможные случаи причинения смерти нападающему. Так, причинение смерти допускается, если нападающий применяет или “вот-вот начнет применять” смертельную физическую силу. Однако и в этом случае законодатель устанавливает преимущество других способов реагирования на посягательство: если лицо подвергшееся нападению, может избежать посягательства, не причиняя смерти нападающему, без серьезной опасности для себя или других лиц , оно должно использовать эту возможность. Безоговорочное право на причинение смерти допускается в случаях, когда лицо , подвергшееся нападению: 1) находится в своем жилище, при этом оно не напало первым; 2) является служащим полиции, должностным лицом, наблюдающим за соблюдением общественного порядка, или лицом, оказывающим первым помощь. Применение смертельной физической силы допускается и против лиц, совершающий или пытающихся совершить похищение человека, изнасилование, ограбление и берглэри.

По германскому уголовному праву необходимая оборона отнесена к числу обстоятельств, исключающих противоправность деяния. К условиям правомерности обороны относятся:

1) нападающий является физическим лицом;

2) нападение должно быть противоправным;

3) наличным (оно началось , еще не завершилось);

4) допускается защита не только себя самого , но и других лиц;

5) отсутствует превышение пределов необходимой обороны.

Дискуссионным вопросом в германской уголовно-правовой теории является проблема превышения пределов необходимой обороны. При этом, как правило , различают два вида такого превышения: 1) несоответствие способов, средств защиты – тяжести нападения; 2) нарушения принципа наличности посягательства ( преждевременная или запоздалая защита). (Иванова Юлия 307)

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Необходимая оборона как обстоятельство, исключающее уголовную ответственность.

Необходимая оборона как обстоятельство, исключающее уголовную ответственность.

Необходимая оборона как обстоятельство, исключающее уголовную ответственность.

Дискуссионным вопросом в германской уголовно-правовой теории является проблема превышения пределов необходимой обороны.

Добавить комментарий