Категория: Растрата и нецелевое использование

Три «не» при квалификации нарушений

Что означают понятия «нецелевое расходование бюджетных средств», «неэффективное расходование бюджетных средств» и «неправомерное расходование бюджетных средств», чем они отличаются и в каких случаях выявляемые нарушения квалифицируются таким образом. А главное, почему растет их количество и что это означает для бюджетной системы страны.

Анатолий Борисович ВИФЛЕЕМСКИЙ, действительный член Академии педагогических и социальных наук, доктор экономических наук, магистр юриспруденции

Нецелевое использование бюджетных средств

Теория

Принцип целевого характера бюджетных средств установлен статьей 38 БК РФ. Он означает, что бюджетные ассигнования и лимиты бюджетных обязательств доводятся до конкретных получателей бюджетных средств с указанием цели их использования. На практике под такой целью понимают заранее определенные направления расходования бюджетных средств. Если расходы произведены в рамках этих направлений, то признаются целевым использованием бюджетных средств, если же за пределами них, то нецелевым (НИБС).

Однако в БК РФ есть еще и специальная статья 306.4 «Нецелевое использование бюджетных средств», которая содержит определение этого понятия: направление средств бюджета бюджетной системы РФ и оплата денежных обязательств в целях, не соответствующих полностью или частично целям, определенным законом (решением) о бюджете, сводной бюджетной росписью, бюджетной росписью, бюджетной сметой, договором (соглашением) либо правовым актом, являющимся основанием для предоставления указанных средств. Поэтому с позиций бюджетного законодательства только действия участников бюджетного процесса могут быть квалифицированы как бюджетное правонарушение и только к ним могут применяться бюджетные меры принуждения, которые предусмотрены в статье 306.4 БК РФ.

В КоАП РФ понятие «нецелевое использование бюджетных средств» трактуется значительно шире, нежели в БК: статья 15.14 КоАП РФ признает нецелевым направление средств, полученных из бюджета бюджетной системы РФ, на цели, которые не соответствуют целям документа, являющегося правовым основанием их предоставления. Формулировка «средства, полученные из бюджета» позволяет привлекать к ответственности и лиц, не являющихся получателями бюджетных средств. Понятие «средства, полученные из бюджета» законом не определено, но фактически под такими средствами понимаются, как правило, средства субсидий, получаемых бюджетными и автономными учреждениями, а также иными некоммерческими и даже коммерческими организациями.

УК РФ в статье 285.1 формально ограничивает возможность квалификации нецелевого использования средств в качестве преступления лишь расходованием бюджетных средств должностным лицом получателя бюджетных средств на цели, не соответствующие условиям их получения ( Определенные утвержденными бюджетом, бюджетной росписью, уведомлением о бюджетных ассигнованиях, сметой доходов и расходов либо иным документом, являющимся основанием для получения бюджетных средств.), совершенным в крупном размере (крупным размером признается сумма, превышающая 1,5 миллиона рублей). При этом в определении Конституционного суда РФ от 20 декабря 2016 года № подчеркнуто, что это законоположение применяется в нормативном единстве с положениями бюджетного законодательства. Поэтому, казалось бы, расширительных трактовок быть не должно, ведь перечень получателей бюджетных средств (получателей средств соответствующего бюджета) четко определен в статье 6 БК РФ. Однако органы финансового контроля ( Такой позиции придерживаются органы как внутреннего, так и внешнего финансового контроля (см. Классификатор нарушений (рисков), утвержденный Казначейством России 19 декабря 2017 года, Классификатор нарушений, утвержденный постановлением Коллегии Счетной палаты РФ от 7 сентября 2017 года № 9ПК).) трактуют положения статьи 285.1 УК РФ расширительно (как и статья 15.14 КоАП РФ) и говорят об уголовном преследовании не только должностных лиц получателей бюджетных средств, но и должностных лиц бюджетных и автономных учреждений.

Практика

На практике нецелевым использованием бюджетных средств считается следующее:

расходование бюджетных средств по государственному или муниципальному контракту при несоответствии использования поставленного товара, выполненной работы (ее результата) или оказанной услуги цели осуществления самой закупки, а также без подтверждения первичными учетными документами;

  • расходование бюджетных средств сверх утвержденных сметных назначений;
  • несоблюдение указаний по применению кодов бюджетной классификации РФ;
  • использование средств от приносящей доход деятельности и неперечисление их в доход бюджета;
  • оплата расходов, на обеспечение которых не предоставлены лимиты бюджетных обязательств;
  • оплата расходов, не предусмотренных законом (постановлением) о бюджете;
  • оплата расходов за подведомственное учреждение;
  • расходование бюджетных средств сверх утвержденных решением о бюджете, сводной бюджетной росписью, бюджетной сметой, сверх доведенных лимитов бюджетных обязательств;
  • использование бюджетных средств на оплату расходов, которые должны осуществляться за счет бюджетов других уровней;
  • использование бюджетных средств на оплату расходов, которые должны осуществляться за счет внебюджетных источников, если это не предусмотрено в бюджете;
  • несанкционированное перемещение, перераспределение бюджетных средств по кодам бюджетной классификации;
  • использование бюджетных средств на оплату работ и услуг, не связанных с деятельностью казенного учреждения (взносы в уставный капитал юридических лиц, расходы на капитальный ремонт и реконструкцию арендуемых помещений);
  • использование бюджетных средств на строительство объектов, не включенных в перечень объектов капитального строительства (реконструкции) и приобретения объектов недвижимого имущества в государственную (муниципальную) собственность в форме капитальных вложений, утвержденный в установленном порядке, и на затраты, не предусмотренные проектно-сметной документацией;
  • использование средств, выделенных на реализацию государственных (муниципальных) целевых программ, на иные цели;
  • осуществление расходов на оплату товаров (работ, услуг), не связанных с деятельностью учреждения;
  • расходование средств субсидий на финансовое обеспечение выполнения задания государственным (муниципальным) учреждением на оплату товаров, работ, услуг, приобретаемых для приносящей доход деятельности или прямо не предусмотренных соглашением о предоставлении субсидии, в том числе на оплату труда работников учреждения, не участвующих в выполнении задания, на командировочные и прочие расходы, не связанные с выполнением задания;
  • использование средств субсидий на оказание финансовой помощи коммерческим организациям или на их создание.

Неэффективное использование бюджетных средств

Теория

Казначейство России в своем классификаторе вводит также понятия «неэффективное использование бюджетных средств» и «неправомерное использование бюджетных средств», оговариваясь при этом, что ответственность при такой квалификации использования бюджетных средств пока не наступает.

Важно

Неэффективное использование бюджетных средств определяется Федеральным казначейством, исходя из статей 34, 162 БК РФ, как достаточно субъективная, оценочная категория. Неэффективным считается использование бюджетных средств с превышением объема, установленного при их предоставлении (достаточного для достижения цели, результата), или недостижение результата, установленного при предоставлении бюджетных средств, с использованием определенного при предоставлении объема бюджетных средств.

В пункте 23 постановления Пленума ВАС РФ от 26 февраля 2009 года № 17 указывались случаи, когда конкретная расходная операция может быть признана неэффективным расходованием бюджетных средств. О неэффективном расходовании можно говорить, если уполномоченный орган докажет, что поставленные перед участником бюджетного процесса задачи могли быть выполнены с использованием меньшего объема средств или что, используя определенный бюджетом объем средств, участник бюджетного процесса мог бы достигнуть лучшего результата. Казалось бы, к бюджетным и автономным учреждениям, не относящимся к участникам бюджетного процесса в силу определений, данных в статье 152 БК РФ, применить этот принцип нельзя, тем более что средства субсидий, которые получили эти учреждения, уже не являются бюджетными.

Практика

Однако, если бюджетные (автономные) учреждения не обеспечивают достижения установленных целевых показателей эффективности (результативности) при использовании субсидий, контролеры также называют такое расходование средств неэффективным. При этом они ссылаются на пункт 6 статьи 69.2, пункт 1 статьи 78.1, пункт 2 статьи 78.2 БК РФ, порядки, регламентирующие предоставление соответствующих субсидий, и заключенные с учреждениями соглашения. Тем самым фактически игнорируется позиция Минфина России, изложенная, в частности, в письме от 23 мая 2014 года № 02-03-11/24579. Письмо, ссылаясь на статью 78.1 БК РФ, разъясняет, что после списания в установленном порядке субсидии на выполнение государственного задания с единого счета бюджета и ее зачисления на счет бюджетного учреждения субсидия теряет статус средств соответствующего бюджета. На указанные средства не распространяются требования бюджетного законодательства, в том числе и положения статьи 306.4 БК РФ.

В целом на практике использование бюджетных средств считается неэффективным, когда:

  • товары (работы, услуги) приобретены по завышенным ценам или ненадлежащего качества;
  • средства израсходованы на покупку морально устаревшего оборудования, имущества, которое длительное время не используется (не вводится в эксплуатацию при строительстве), дорогостоящего имущества (при отсутствии необходимости в нем) или на закупку имущества при наличии запаса аналогичного;
  • оплачены услуги по разработке проектно-сметной документации, а сами работы (строительство, ремонт), с целью выполнения которых она была разработана, не запланированы и (или) не начаты (длительное время);
  • товары (услуги, работы) приобретены в меньшем объеме, чем указывали при обосновании бюджетных ассигнований, но с использованием всех выделенных средств;
  • средства израсходованы по договорам аренды имущества на сумму, превышающую его рыночную стоимость (то есть при приобретении оборудования мог быть использован меньший объем средств, чем при его аренде);
  • допущено расходование средств, которого можно было избежать.

Неправомерное использование бюджетных средств

Теория

Неправомерным использованием бюджетных средств ФК считает любую оплату денежных обязательств с нарушением бюджетного законодательства РФ и иных нормативных правовых актов, регулирующих бюджетные правоотношения. Исключения — нецелевое использование бюджетных средств, а также оплата денежных обязательств с нарушениями в документах, являющихся правовым основанием принятия бюджетных обязательств (контрактов (договоров, соглашений) и заключенных в целях исполнения договоров (соглашений) о предоставлении средств из соответствующего бюджета бюджетной системы РФ и государственных (муниципальных) контрактов). Кроме того, для автономных и бюджетных учреждений ФК вводит еще одно понятие — «неправомерное использование средств субсидии», не расшифровывая его детально, но сообщая об отсутствии ответственности за это нарушение.

В письме Минфина России от 25 апреля 2017 года № 02-09-08/24851 подтверждается, что понятие «неправомерное расходование бюджетных средств» Бюджетным кодексом не определено. Также Минфин России указывает, что «при отнесении действий (бездействия) участников бюджетного процесса к неправомерному расходованию бюджетных средств следует исходить из общепринятого в юридической практике признания неправомерными действий (бездействия), в случае если они противоречат требованиям правовых норм». На основании изложенного Минфин России относит к неправомерному расходованию бюджетных средств действия (бездействие), противоречащие требованиям бюджетного законодательства РФ и иным нормативным правовым актам, регулирующим бюджетные правоотношения.

Внимание

На практике контролеры считают неправомерным использование не только бюджетных средств, но и средств субсидий автономными и бюджетными учреждениями, если нарушены требования хоть какого-то нормативного правового акта.

Практика

К неправомерному использованию средств органы финансового контроля относят следующее:

  • расходование средств без подтверждения оправдательными документами;
  • осуществление авансовых платежей сверх установленного Правительством РФ, органом исполнительной власти субъекта, местной администрацией размера;
  • переплаты и неположенные выплаты заработной платы (денежного содержания, довольствия);
  • сверхнормативные расходы, кроме переплат и неположенных выплат заработной платы (денежного содержания, довольствия);
  • неправомерное расходование средств при ремонтно-строительных работах;
  • предоставление учреждением займов и кредитов;
  • уплату штрафов и иных санкций, наложенных на должностных лиц, за счет средств учреждения;
  • ремонт имущества, переданного в аренду (если в договоре указана обязанность арендатора производить за свой счет тот или иной вид ремонта);
  • использование бюджетных средств на оплату расходов, которые должны осуществляться за счет иных источников, в том числе внебюджетных (включая содержание за счет бюджетных средств имущества, переданного в аренду);
  • неоприходование в кассу и неотражение в бухгалтерском учете и отчетности денежных средств, поступающих от физических лиц за оказанные услуги;
  • сверхнормативное списание ГСМ, неправомерное списание ГСМ вследствие завышения показаний спидометра в путевых листах; превышение предельных норм расхода топлива для автомобильного транспорта;
  • списание продуктов питания сверх норм закладки и в нарушение рецептуры блюд и др.

Суды против

Неправомерным расходованием бюджетных средств контролеры называют и необоснованные закупки. То есть неправомерной признаются оплата закупок, которые осуществлены без обоснования начальной (максимальной) цены контракта и способа определения поставщика, проведены не на основании плана-графика; оплата контрактов, информация по которым не размещена в ЕИС в реестре контрактов. При этом учреждениям и непосредственно руководителям учреждений выставляются требования вернуть неправомерно потраченные средства в бюджет.

Такие требования контролеров пока не всегда поддерживаются судами. Суды указывают на то, что обнаруженные в ходе проверки нарушения не являются бюджетными. К полномочиям финансового органа относится выдача предписания по устранению бюджетных нарушений, а не любых нарушений (в частности, гражданского, трудового законодательства), не относящихся к бюджетным. Следовательно, контролеры не вправе требовать от учреждения (а тем более от его руководителя) вернуть денежные средства. Но приходится констатировать, что бывают и другие судебные решения.

Совсем недавно суды подчеркивали, что «при условии соответствия расходов бюджетных средств плану финансово-хозяйственной деятельности учреждения, а также выполнения объемов государственного задания и обеспечения своевременности и полноты выплат, непосредственно связанных с оказанием услуг и выполнением работ, включенных в государственное задание, учреждение вправе расходовать средства субсидии на выполнение государственного задания по своему усмотрению» ( См., в частности, постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 3 марта 2016 года по делу № А17-2519/2015.). Такие выводы были основаны на изменениях законодательства, осуществленных в рамках бюджетной реформы, проведенной Минфином России.

Ключевая идея реформы заключалась в том, чтобы переориентировать учреждения с процесса расходования бюджетных средств на достижение результатов своей основной деятельности. В комментариях (комплексных рекомендациях) ( Письмо Минфина России от 22 октября 2013 года № 12-08-06/44036.) по вопросам, связанным с реализацией положений Федерального закона № 83?ФЗ прямо указывалось: «Основная задача учреждения — выполнить государственное (муниципальное) задание в заданном объеме в соответствии со стандартом (при его наличии) и с должным качеством (если показатели качества установлены), а не израсходовать средства субсидии на государственное (муниципальное) задание ровно по той формуле, по которой она была рассчитана». Подчеркивалось, что Федеральный закон № 83?ФЗ положил начало реализации важнейшей фундаментальной реформы системы оказания государственных и муниципальных услуг, определенной Бюджетным посланием Президента РФ от 25 мая 2009 года.

В частности, Минфин указывал, что остатки субсидии на государственное (муниципальное) задание могут быть израсходованы учреждением, например, на проведение капитального ремонта имущества, принадлежащего ему на праве оперативного управления (в том числе в дополнение к целевой субсидии, предоставленной учреждению на осуществление капитального ремонта), приобретение оборудования, осуществление приносящей доход деятельности, повышение заработной платы сотрудникам учреждения. Единственное условие — направления расходования этих остатков соответствуют целям деятельности учреждения, утвержденным в его уставе. Предполагалось, что использование субсидий осуществляется учреждениями в соответствии с планом их финансово-хозяйственной деятельности (ПФХД), составляемым и утверждаемым в установленном порядке. И если учреждение определило направление использования средств в ПФХД, то такое расходование средств является целевым и правомерным.

Однако сегодня многие органы финансового контроля считают иначе. Несмотря на то что средства потрачены учреждением в полном соответствии с ПФХД, контролеры настаивают на неправомерности такого расходования средств. Выполнение государственного (муниципального) задания не является для них основанием признать право учреждения самостоятельно распределить остаток субсидии. Сегодня произошло фактическое отождествление новых типов государственных и муниципальных учреждений (бюджетное и автономное) со старым типом (бюджетное, аналогом которого стало казенное учреждение) и унификация требований к ним в части целевого использования средств. При отсутствии изменения уголовного законодательства действия должностных лиц автономных и бюджетных учреждений, не являющихся получателями бюджетных средств, называются преступлениями. Законодательное определение понятия «получатель бюджетных средств» заменяется обыденным разумением: если получил, значит, получатель.

Все это привело к росту случаев квалификации расходов автономных и бюджетных учреждений как нецелевое, неэффективное или неправомерное использование средств. Что, в свою очередь, может являться стимулом для роста коррупции и определенно вызывает сомнения в целесообразности проведенной Минфином России бюджетной реформы.

Ответственность за нецелевое использование бюджетных средств

Как работаем и отдыхаем в 2022 году ?

Если государство выделило организации деньги из бюджета на определенные цели, оно будет пристально контролировать, чтобы они были употреблены исключительно по назначению. Применить бюджетные деньги на иные задачи – уже серьезное правонарушение. Как квалифицировать такие действия? Кто привлекается к ответственности, если нарушения совершены бюджетной организацией или организацией, получившей субсидию? Как решается, имело ли место именно нецелевое применение? Рассуждаем в статье.

Особенности понятия нецелевого применения средств

Распределение государственных средств находится в ведении Бюджетного кодекса РФ.

Ст. 38 данного кодекса говорит о том, что направление средств из бюджета любого уровня не может происходить без точного указания цели финансирования. А ч. 1 ст. 306.4 БК РФ точно определяет нецелевое применение средств из бюджета – направление их и оплата ими обязательств в полностью или частью иных целях, нежели указано в документе, определяющем ассигнование:

  • законе о бюджете;
  • сводной бюджетной росписи;
  • бюджетной смете;
  • договоре о предоставлении субсидии;
  • соглашении;
  • в другом правомочном документе.

Таким образом, само нарушение состоит в действии либо бездействии распорядителя бюджетных денег и получателя средств, которое повлекло за собой несоответствие целей затрат вышеуказанным нормативным актам.

Последствия нецелевых расходов

Помимо ответственности за правонарушение, о которой мы поговорим ниже, данное выявленное действие несет правовые и фактические последствия. Они зависят от уровня и формы совершенного нецелевого применения денег, предоставленных бюджетом:

  1. Нарушение цели допущено одним из финансовых органов или представителей:
    • главным распорядителем;
    • распорядителем;
    • получателем бюджетных средств.

При выявлении часть финансовых полномочий нарушителя передается уполномоченному по тому или иному бюджету.

Виды нецелевого применения государственных финансов

Данное правонарушение можно классифицировать по типам участников:

  • допущение нецелевого использования участниками бюджетного процесса;
  • нарушение целей направления средств из бюджета автономными учреждениями.

ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ! Несмотря на то что во 2 случае бюджетные деньги до использования становятся по факту средствами автономных учреждений (переходят на их расчетные счета), их применение по заявленным в соглашении (договоре) целям остается строго обязательным и подконтрольным. Это уже не «бюджетные средства», но по-прежнему «средства из бюджета», на которые распространяются требования административного законодательства в части бюджетных нарушений (ст. 15.14 КоАП РФ).

Варианты средств из бюджета «не на те цели»

Группы примеров затрат «не по целям» родились из практики. Проверочными мероприятиями, контролирующими использование государственных финансов, установлены следующие виды самых распространенных нарушений, которые можно отнести к нецелевым расходам:

  • по плану хозяйственной деятельности на тот или иной финансовый год затраты не предусматривались, но были совершены;
  • перепутан уровень финансирующего бюджета, например, обязательства, являющиеся целями финансирования муниципальным бюджетом, погашены за счет средств из федерального;
  • бюджетными деньгами оплачены цели, рассчитанные на внебюджетные источники;
  • данными деньгами профинансированы затраты другой организации;
  • деньги применены на оплату услуг, находящихся вне деятельности профинансированной организации;
  • бюджетными деньгами воспользовались арендаторы и не возместили этих расходов;
  • затраты на финансирование объектов без принятой проектной сметы;
  • нарушение условий предоставления субсидий;
  • смещено финансирование по разделам бюджета: на средства одних разделов профинансированы цели других разделов;
  • прибыль от вложения бюджетных средств используется не по финансово-хозяйственному плану;
  • неправильное движение финансов по статьям и подстатьям бюджетной классификации, которая распределяет операции по секторам государственного управления.

Субсидии, примененные нецелевым образом

Когда бюджетные деньги выделяются на основании договора (соглашения), говорят о субсидировании. Нарушение договора в позициях оговоренных целей финансирования случается не так уж редко. Судебная практика выделяет такие распространенные случаи нецелевого направления государственных дотаций:

  1. Оплата не тех услуг. Условия субсидии или государственного задания оговаривали адресность оплачиваемых за счет субсидии услуг, а деньги были потрачены на то, что в соглашении не указано. Например, образовательное учреждение оплатило дотационными деньгами страховые полисы сотрудников: в госзадание входят только услуги по образованию, а не юридические, каковые надо было оплатить из внебюджетных средств.
  2. Оплата за неоказанные услуги. Работа по документам выполнена, что подтверждается актом приемки, бюджетные деньги на ее оплату списаны. Проверка выясняет, что по факту подрядчик не оказал упомянутых услуг – полностью или частично. Налицо административное нарушение лица, подписавшего акт, из-за чего субсидия оказалась примененной не по целевому назначению. В данном случае не так уж важно, соответствовали ли эти услуги целям субсидии: ведь средства, бесспорно, в любом случае потрачены необоснованно, а значит, неправомерно.
  3. Оплата содержания чужой собственности. Учреждение государственными деньгами оплачивает содержание имущества, ему не принадлежащего. Госзадание предусматривает затраты на содержание имущества, прикрепленного к организации, прямо связанного с целевой деятельностью. Но если в суде доказать, что затраты на неприкрепленное имущество регулярны и имеют отношение к госзаданию, можно добиться признания неправомерности нарушения.

Кто виноват

Любое нарушение предусматривает ответственность. На кого она возлагается в случае неправильных расходов бюджетных средств?

В первую очередь, на саму организацию. Юридические лица могут быть оштрафованы, а их деятельность приостановлена.

Во-вторых, на конкретное должностное лицо. Человек может получить штрафные санкции, направление на принудительные работы, лишиться права на занятие конкретных должностей либо даже лишиться свободы на определенный законом срок.

Таким должностным лицом чаще всего является руководитель как ответственный за экономические вопросы. Его подпись обязательна на всех важных финансовых документах – без нее они не повлекут за собой правовых действий. Но иногда вместо руководителя бумаги подписывает уполномоченное лицо, например, заместитель. Если право подписи ему передано официально, то и отвечать в случае нарушений придется ему.

ВАЖНО! Юридическая ответственность за нарушение цели применения бюджетных средств возлагается на то лицо, чья подпись на финансовых документах повлекла соответствующее действие.

Формы ответственности

Данный тип нарушений предусматривает два вида ответственности: административную и уголовную.

Административные кары за «нецелевку»

Санкции за использование бюджетных средств не по назначению предусмотрены ст. 15.14 КоАп РФ. Если признаков уголовного деяния в нарушении не усмотрено:

  • организация отделается штрафом, который составит от 5 до 20% нецелевых денег;
  • должностное лицо будет дисквалифицировано на 1-3 года либо оштрафовано на 20-50 тыс. руб.

Уголовные наказания за несоответствие бюджетным целям

Такие преступления рассматривает ст. 285.1 «Нецелевое расходование бюджетных средств» Уголовного кодекса РФ. По ней для виновного должностного лица могут быть применены:

  • штраф от 100 до 300 тыс. руб.;
  • штраф в размере его зарплаты или других годовых-двухлетних доходов;
  • принудительные работы с отлучением от определенных должностей на 1-3 года;
  • арест до полугода;
  • заключение в тюрьму до 2 лет с лишением права на определенную деятельность либо без него в течение последующих 3 лет (либо без такого запрета).

Наказание ужесточится, если «нецелевка» осуществлялась группой лиц либо размер ее оказался особо крупным (из бюджета растрачено 7,5 млн. руб. и более):

  • штраф вырастет до 200-500 тыс. руб.;
  • длительность принудительных работ – до 5 лет;
  • сроки лишения свободы – до 5 лет.

ВАЖНАЯ ИНФОРМАЦИЯ! Буква закона классифицирует «нецелевку» как правонарушение, только если доказан умысел в ее совершении. В противном случае имеет место ошибка. Если проверяющие вынесли решение о бюджетном правонарушении, а оно было совершено неумышленно, то правомерность санкций можно оспорить в суде.

Категория: Растрата и нецелевое использование

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО “Сбербанк-АСТ”. Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Программа разработана совместно с АО “Сбербанк-АСТ”. Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Письмо Минфина России от 17 марта 2020 г. N 02-09-09/20248 О нецелевом и неэффективном использовании бюджетных средств

Обзор документа

Письмо Минфина России от 17 марта 2020 г. N 02-09-09/20248 О нецелевом и неэффективном использовании бюджетных средств

Департамент бюджетной методологии и финансовой отчетности в государственном секторе Министерства финансов Российской Федерации (далее – Департамент) рассмотрел обращение по вопросу нецелевого и неэффективного использования бюджетных средств и сообщает следующее.

Правоотношения, связанные с реализацией гражданином Российской Федерации закрепленного за ним Конституцией Российской Федерации права на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления, а также порядок рассмотрения обращений граждан государственными органами, органами местного самоуправления и должностными лицами регулируются Федеральным законом от 02.05.2006 N 59-ФЗ “О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации” (далее – Федеральный закон N 59-ФЗ).

В соответствии со статьей 2 Федерального закона N 59-ФЗ граждане имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения, включая обращения объединений граждан, в том числе юридических лиц, в государственные органы, органы местного самоуправления и их должностным лицам, в государственные и муниципальные учреждения и иные организации, на которые возложено осуществление публично значимых функций, и их должностным лицам.

В соответствии со статьей 4 Федерального закона N 59-ФЗ обращением гражданина являются направленные в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу в письменной форме или в форме электронного документа предложение, заявление или жалоба, а также устное обращение гражданина в государственный орган, орган местного самоуправления.

Учитывая, что обращение не содержит предложений, заявлений или жалоб, соответствующих вышеизложенным требованиям Федерального закона N 59-ФЗ, не представляется возможным обеспечить его рассмотрение в порядке, установленном Федеральным законом N 59-ФЗ.

Для получения в установленном порядке позиции Минфина России по вопросам, решение которых входит в компетенцию Минфина России, необходимо оформить соответствующий документ согласно правилам делопроизводства на бланке учреждения с установленным составом реквизитов, включая подпись должностного лица и регистрационный номер документа.

Вместе с тем полагаем необходимым отметить следующее.

Порядок, цели, условия предоставления и использования межбюджетных трансфертов из бюджетов бюджетной системы Российской Федерации устанавливаются Бюджетным кодексом Российской Федерации (далее – БК РФ), нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации, нормативными правовыми (правовыми) актами субъекта Российской Федерации, муниципальных образований, а также соглашениями (договорами) об их предоставлении.

В этой связи следует отметить, что при квалификации совершенных муниципальным образованием финансово-хозяйственных операций в качестве нецелевого (неэффективного) использования средств субсидии, предоставленной муниципальному образованию в форме городского округа для нужд жилищно-коммунального хозяйства, необходимо исходить из соблюдения положений нормативных правовых (правовых) актов, в том числе правил, регламентирующих порядок, цели и условия предоставления указанной субсидии, а также соглашения (договора) о предоставлении указанных средств.

Кроме того, сообщаем, что согласно положениям пункта 1 статьи 306.4 БК РФ нецелевым использованием бюджетных средств признаются направление средств бюджета бюджетной системы Российской Федерации и оплата денежных обязательств в целях, не соответствующих полностью или частично целям, определенным законом (решением) о бюджете, сводной бюджетной росписью, бюджетной росписью, лимитами бюджетных обязательств, бюджетной сметой, договором (соглашением) либо правовым актом, являющимся основанием для предоставления указанных средств.

В соответствии со статьей 15.14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях нецелевым использованием бюджетных средств признаются направление средств бюджета бюджетной системы Российской Федерации и оплата денежных обязательств в целях, не соответствующих полностью или частично целям, определенным законом (решением) о бюджете, сводной бюджетной росписью, бюджетной росписью, бюджетной сметой, договором (соглашением) либо иным документом, являющимся правовым основанием предоставления указанных средств, или направление средств, полученных из бюджета бюджетной системы Российской Федерации, на цели, не соответствующие целям, определенным договором (соглашением) либо иным документом, являющимся правовым основанием предоставления указанных средств, если такое действие не содержит уголовно наказуемого деяния.

Согласно положениям статьи 285.1 Уголовного кодекса Российской Федерации под нецелевым расходованием бюджетных средств понимается расходование бюджетных средств должностным лицом получателя бюджетных средств на цели, не соответствующие условиям их получения, определенным утвержденными бюджетом, бюджетной росписью, уведомлением о бюджетных ассигнованиях, сметой доходов и расходов либо иным документом, являющимся основанием для получения бюджетных средств, совершенное в крупном размере.

Ответственность за нарушения порядка, целей и условия предоставления (использования) указанной субсидии, допущенные муниципальным образованием и выявленные уполномоченным органом, в том числе за нецелевое (неэффективное) использование бюджетных средств, установлена указанными выше положениями законодательства Российской Федерации, а также может быть предусмотрена положениями договоров (соглашений) либо иных документов, являющихся правовым основанием предоставления средств, использованных с нарушением.

Кроме того, полагаем необходимым отметить, что понятие “неэффективное использование бюджетных средств” в действующем законодательстве Российской Федерации не определено.

При этом статьей 34 БК РФ установлен принцип эффективности использования бюджетных средств, согласно которому участники бюджетного процесса в рамках установленных им бюджетных полномочий при расходовании бюджетных средств обеспечивают:

– достижение заданного результата с использованием наименьшего объема средств (экономность);

– получение наилучшего результата с использованием определенного объема средств (результативность).

В соответствии с подпунктом 3 пункта 1 статьи 162 БК РФ получатель бюджетных средств обеспечивает результативность, целевой характер использования предусмотренных ему бюджетных ассигнований.

Также обращаем внимание, что в соответствии с пунктом 23 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2006 N 23 “О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации” (в редакции от 26.02.2009), оценивая соблюдение участниками бюджетного процесса принципа эффективности использования бюджетных средств, установленного статьей 34 БК РФ, судам необходимо учитывать, что участники бюджетного процесса в рамках реализации поставленных перед ними задач и в пределах выделенных на определенные цели бюджетных средств самостоятельно определяют необходимость, целесообразность и экономическую обоснованность совершения конкретной расходной операции.

В этой связи конкретная расходная операция (в том числе направление средств субсидии на приобретение техники для нужд жилищно-коммунального хозяйства) может быть признана неэффективным расходованием бюджетных средств только в случае, если уполномоченный орган докажет, что поставленные перед участником бюджетного процесса задачи могли быть выполнены с использованием меньшего объема средств или что, используя определенный бюджетом объем средств, участник бюджетного процесса мог бы достигнуть лучшего результата.

Кроме того, сообщаем, что контроль за соблюдением целей и условий соглашений (договоров) о предоставлении средств муниципальным образованиям из бюджета субъекта Российской Федерации осуществляется, в том числе контрольно-счетным органом субъекта Российской Федерации, органом внутреннего государственного финансового контроля субъекта Российской Федерации.

Также полагаем необходимым отметить, что в целях обеспечения верховенства закона, единства и укрепления законности, защиты прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства в соответствии с Федеральным законом от 17.01.1992 N 2202-1 “О Прокуратуре Российской Федерации” надзор за исполнением законов федеральными органами исполнительной власти, представительными (законодательными) и исполнительными органами субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления осуществляет Прокуратура Российской Федерации.

Заместитель директора Департамента С.С. Бычков

Обзор документа

При квалификации совершенных городским округом финансово-хозяйственных операций в качестве нецелевого (неэффективного) использования средств субсидии на нужды ЖКХ необходимо исходить из соблюдения положений актов, регламентирующих порядок, цели и условия предоставления субсидии, а также соглашения (договора) о ее выделении.

Конкретная расходная операция (в том числе направление средств субсидии на приобретение техники для нужд ЖКХ) может быть признана неэффективным расходованием бюджетных средств только в случае, если уполномоченный орган докажет, что поставленные перед участником бюджетного процесса задачи могли быть выполнены с использованием меньшего объема средств или что, используя определенный бюджетом объем средств, участник бюджетного процесса мог бы достигнуть лучшего результата.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Нецелевое использование средств субсидии: обзор судебной практики

Несмотря на то, что субсидии, предоставляемые бюджетным (автономным) учреждениям на выполнение государственного (муниципального) задания либо на иные цели, не являются бюджетными средствами, административная ответственность, предусмотренная ст. 15.14 КоАП РФ за нецелевое использование средств бюджета, применяется и в отношении указанных субсидий. Об этом свидетельствует обширная судебная практика.

В начале порассуждаем о правомерности применения ст. 15.14 КоАП РФ в отношении субсидий, предоставленных бюджетным (автономным) учреждениям из соответствующих бюджетов бюджетной системы РФ.

Названной статьей предусмотрена административная ответственность за нецелевое использование бюджетных средств. При этом в части применения данной статьи под нецелевым использованием бюджетных средств понимаются:

1) направление средств бюджета бюджетной системы РФ и оплата денежных обязательств в целях, не соответствующих полностью или частично целям, определенным законом (решением) о бюджете, сводной бюджетной росписью, бюджетной росписью, бюджетной сметой, договором (соглашением) либо иным документом, являющимся правовым основанием предоставления указанных средств;

2) направление средств, полученных из бюджета бюджетной системы РФ, на цели, не соответствующие целям, определенным договором (соглашением) либо иным документом, являющимся правовым основанием предоставления указанных средств.

В первом случае субъектами правонарушений могут выступать только участники бюджетного процесса, поскольку речь идет об использовании бюджетных средств.

Во втором случае к субъектам правонарушений могут быть отнесены и бюджетные (автономные) учреждения, не являющиеся участниками бюджетного процесса, но использующие средства субсидий, полученных из бюджета на выполнение государственного (муниципального) задания либо на иные цели. Такие субсидии предоставляются на основании соглашений, заключенных с учредителями.

При списании средств субсидий с единого счета бюджета и зачислении на лицевые счета бюджетных (автономных) учреждений обозначенные средства переходят из разряда бюджетных средств в средства учреждений. Несмотря на это, в случае выявления нецелевого использования средств субсидий, по мнению автора, к учреждению и его должностным лицам может быть применена административная ответственность, предусмотренная ст. 15.14 КоАП РФ.

Стоит отметить, что нормами данной статьи за нецелевое использование бюджетных средств, если такое действие не содержит уголовно наказуемого деяния, предусмотрено наложение административного штрафа:

на должностных лиц – в размере от 20 000 до 50 000 руб. (или дисквалификация на срок от одного года до трех лет);

на юридических лиц – от 5 до 25% суммы средств, полученных из бюджета бюджетной системы РФ, использованных не по целевому назначению.

Случаи нецелевого использования субсидий

Если проанализировать сложившуюся за последнее время судебную практику, то можно увидеть, что в качестве нецелевого использования субсидий проверяющие чаще всего отмечают следующие случаи:

1. Оплата работ (услуг), не предусмотренных соглашением о предоставлении субсидии и (или) государственным заданием.

В Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 21.06.2016 № 09АП-23860/2016 по делу № А40-1215/16 рассматривался иск о правомерности привлечения бюджетного учреждения к ответственности по ст. 15.14 КоАП РФ за нецелевое использование средств субсидии.

Из материалов дела. По итогам проведенной Росфиннадзором проверки было зафиксировано правонарушение, допущенное учреждением, по ст. 15.14 КоАП РФ: учреждение осуществило нецелевое расходование средств федерального бюджета (субсидии), выразившееся в оплате услуг по добровольному страхованию транспортных средств (КАСКО), расходы на оплату которых не были предусмотрены соглашением о предоставлении субсидии, а также государственным заданием.

Учреждение признано виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ст. 15.14 КоАП РФ. Административное наказание назначено учреждению в минимальном размере – в виде административного штрафа в размере 5% суммы средств, использованных не по целевому назначению.

Суд первой инстанции установил, что соглашением о предоставлении субсидии на выполнение государственного задания установлена обязанность учреждения использовать такую субсидию в целях оказания государственных услуг (выполнения работ) в соответствии с требованиями к качеству и (или) объему (содержанию), порядку оказания государственных услуг (выполнения работ), определенными в государственном задании. В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств, определенных соглашением, учреждение несет ответственность в соответствии с законодательством РФ.

Поскольку оказание услуг по добровольному страхованию транспортных средств (КАСКО) государственным заданием и соглашением не предусмотрено, указанные услуги не могли быть оплачены за счет средств субсидии из федерального бюджета.

Апелляционный суд признал выводы суда первой инстанции законными и обоснованными.

В Решении Приволжского районного суда г. Казани от 02.02.2017 по делам № 12-133/2017, 12-134/2017 (далее – Решение № 12-133/2017) рассматривался спор о правомерности оплаты за счет средств субсидии на госзадание других услуг – услуг по консультативно-юридическому обслуживанию.

Из материалов, представленных в суд, усматривается следующее. В рамках государственного задания автономное учреждение осуществляет деятельность по оказанию услуг, выполнению работ в сфере образования. В силу соглашения о порядке и условиях предоставления субсидий на госзадание учреждение обязуется осуществлять использование субсидий в целях оказания госуслуг (выполнения работ) в соответствии с требованиями к качеству и (или) объеме (содержанию), порядку оказания госуслуг (выполнения работ), определенными в госзадании.

В госзадании учреждения консультационно-юридическая услуга отсутствует. В плане финансово-хозяйственной деятельности учреждения оплата консультационно-юридических услуг не предусмотрена. Все это свидетельствует о том, что оказание консультационно-юридических услуг не осуществлялось в рамках госзадания учреждения. Кроме того, расходы на консультационно-юридическое обслуживание не являлись необходимыми для обеспечения выполнения функций учреждения.

На основании вышеизложенного можно утверждать: учреждение допустило нарушение при использовании субсидий, выделенных на выполнение государственного задания, что установлено проверкой Департамента казначейства и отражено в акте проверки. Должностные лица учреждения привлечены к административной ответственности по ст. 15.14 КоАП РФ за нецелевое использование средств субсидии.

По мнению проверяющих, оплата юридических услуг должна производиться за счет внебюджетных средств, которыми учреждение располагает.

Суд признал выводы проверяющих обоснованными.

2. Оплата невыполненных работ (услуг).

Рассмотрим Решение Суда Ханты-Мансийского автономного округа от 02.02.2017 по делу № 7-122/2017(далее – Решение № 7-122/2017). В нем во второй раз пересматривалось дело об административном правонарушении, выразившееся в нецелевом использовании средств субсидии.

Согласно материалам дела за счет целевой субсидии были оплачены работы по капитальному ремонту здания. Правовым основанием для перечисления денежных средств подрядчику (производителю работ) стал акт приемки работ (ф. КС-2), подписанный должностным лицом учреждения. В ходе проверки выяснилось, что работы, указанные в данном акте, подрядчиком фактически не были выполнены, поэтому действия должностного лица, подписавшего акт, повлекли нецелевое использование средств субсидии. В связи с вышесказанным данный сотрудник учреждения был оштрафован по ст. 15.14 КоАП РФ.

Суд счел действия проверяющих обоснованными, а вину должностного лица в совершении административного правонарушения доказанной. При этом факт уменьшения обязательств учреждения перед подрядчиком на сумму невыполненных работ путем расторжения контракта не был принят во внимание.

Кроме того, судьи отметили, что для состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 15.14 КоАП РФ, не имеет правового значения то, на какие именно цели были направлены бюджетные средства, при условии доказанности того факта, что эти средства их получателем были направлены необоснованно. В рамках рассмотренного дела суд признал необоснованными подписание акта и перечисление по нему денежных средств, поскольку работы фактически не были выполнены.

3. Содержание имущества, не принадлежащего учреждению.

Нельзя сказать однозначно, признаются ли нецелевым использованием средств расходы учреждения на содержание не принадлежащего ему имущества, произведенные за счет субсидии на госзадание. По общему правилу за счет субсидии, предоставляемой из бюджета на выполнение госзадания, содержится имущество, закрепленное за учреждением или приобретенное им за счет средств учредителя (п. 11 Положения № 640, п. 6 ст. 9.2 Закона о некоммерческих организациях). При этом при расчете субсидии могут быть учтены иные нормативные затраты по содержанию имущества, которые непосредственно связаны с оказанием услуг (выполнением работ).

Таким образом, при вынесении проверяющими решения о нецелевом использовании средств субсидии должны быть предоставлены неоспоримые доказательства того, что произведенные учреждением расходы не связаны с его основной деятельностью. В противном случае решение проверяющего можно всегда оспорить в суде, и есть все шансы, что суд примет сторону учреждения. В подтверждение этого приведем Постановление ВС РФ от 21.10.2016 № 7-АД16-2.

В данном суде рассматривался спор о неправомерности привлечения учреждения к административной ответственности за нецелевое использование бюджетных средств, выразившееся в направление средств субсидии на госзадание на содержание имущества, не принадлежащего учреждению. Несмотря на то, что имущество не было закреплено за учреждением, последнее представило суду доказательство того, что расходы на его содержание относятся к регулярным расходам, непосредственно связанным с оказанием услуг, осуществляемым в рамках государственного задания. Принимая во внимание такие доказательства, суд признал решение проверяющих о нецелевом использовании бюджетных средств и постановление о привлечении к административной ответственности неправомерными.

Оштрафовать могут любое должностное лицо, подписавшее документы, связанные с нецелевым использованием средств

Лицом, ответственным за ведение дел экономического субъекта, является руководитель экономического субъекта (ст. 3 Закона о бухгалтерском учете). Исходя из этого основным должностным лицом, которое несет ответственность за состояние финансово-хозяйственной деятельности учреждения, а также использование выделенных бюджетных и иных средств, является руководитель учреждения.

Кроме того, напомним, что без подписи руководителя учреждения (или уполномоченных им лиц) к бухгалтерскому учету не принимается ни один первичный документ (п. 8 Инструкции № 157н).

Таким образом, зачастую административная ответственность, предусмотренная ст. 15.14 КоАП РФ в отношении должностного лица, применяется именно к руководителю учреждения. Вместе с тем, как показывает судебная практика, штраф может быть вынесен в отношении любого должностного лица, подписывающего документы, связанные с нецелевым использованием средств.

К примеру, согласно материалам дела, рассматриваемого в Решении № 7-122/2017, к административной ответственности за нецелевое использование средств субсидии привлечено должностное лицо, подписавшее акт приемки ремонтных работ. Указанный сотрудник выполнял в учреждении организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции.

Главбух не должен платить штраф за «нецелевку», если за это же правонарушение привлечен директор

Такой вывод приведен в Решении № 12-133/2017. Согласно материалам дела в автономном образовательном учреждении представители Департамента казначейства провели проверку правильности использования средств субсидии, предоставленной учреждению на выполнение государственного задания. В ходе проверки было установлено нецелевое использование указанных средств: за счет субсидии были осуществлены расходы (оплата юридических услуг), которые не предусмотрены государственным заданием и не являются необходимыми для обеспечения выполнения функций учреждения.

На основании результатов проверки к административной ответственности по ч. 1 ст. 15.14 КоАП РФ были привлечены должностные лица, подписавшие документы об оплате названных расходов: исполняющий обязанности директора учреждения и главный бухгалтер. Не согласившись с вынесенным постановлением, главный бухгалтер С. обратилась в суд с жалобой.

В суде она пояснила: несмотря на то, что она обладает правом подписи финансовых документов, решения по всем финансовым вопросам принимаются руководителем учреждения, без подписи которого эти документы недействительны. Кроме того, в суд был представлен устав учреждения, в одном из пунктов которого прописано, что директор несет персональную ответственность за нарушение бюджетного законодательства РФ, состояние финансово-хозяйственной деятельности учреждения, использование выделенных бюджетных и иных средств.

Согласно разъяснениям главбуха оплата спорных услуг была осуществлена на основании заключенного договора и акта оказанных услуг, которые подписывались директором учреждения в пределах его компетенции и в соответствии с положениями устава учреждения.

С учетом приведенных доводов и доказательств жалоба главного бухгалтера была удовлетворена. Поскольку у нее не было единоличной возможности распоряжаться средствами субсидии, суд счел, что необходимости в привлечении двух должностных лиц за совершение одного и того же административного правонарушения нет. В связи с этим суд отменил постановление ревизоров в отношении главбуха на основании п. 7 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ (то есть прекратил производство по делу в связи с наличием по одному и тому же факту совершения противоправных действий постановления о назначении административного наказания в отношении другого должностного лица).

Нет умысла – нет штрафа за «нецелевку»

Как правило, проверяющие штрафуют за нецелевое использование средств даже в том случае, когда правонарушение совершено неумышленно. Точнее сказать, наличие умысла редко принимается во внимание при вынесении постановления об административной ответственности по ст. 14.15 КоАП РФ.

При этом специалисты финансового ведомства, а также арбитры неоднократно указывали на то, что при квалификации нарушений, выразившихся в нецелевом использовании бюджетных средств, следует рассматривать только правонарушения с умышленной формой вины.

Таким образом, в случае наложения штрафа по ст. 14.15 КоАП РФ можно успешно оспорить его в суде, ссылаясь на отсутствие умысла в совершении противоправного деяния. В качестве примера рассмотрим Решение Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 02.09.2016 по делу № 7/2-447/16.

В нем суд, отменяя постановление об административном правонарушении и прекращая производство по делу, пришел к выводу об отсутствии в действиях должностного лица состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 15.14 КоАП РФ. Свою позицию суд обосновал следующим.

Субъективная сторона общественно опасного деяния, ответственность за которое установлена ст. 15.14 КоАП РФ, характеризуется только умышленной формой вины, когда уполномоченное должностное лицо сознавало противоправный характер своего действия по оплате денежных обязательств в целях, не соответствующих полностью или частично целям, определенным бюджетной сметой, предвидело возможность наступления вредных последствий для охраняемых законом бюджетных отношений и желало наступления таких последствий (прямой умысел), или сознательно их допускало, или относилось к ним безразлично (косвенный умысел).

В данном случае доказательств, подтверждающих наличие в действиях должностного лица умысла на совершение противоправного деяния, ответственность за которое установлена ст. 15.14 КоАП РФ, представлено не было.

Стоит отметить, что в приведенном решении суда рассматривался спор о нецелевом использовании бюджетных средств. При этом изложенную в нем позицию судей следует принимать во внимание и при рассмотрении споров о нецелевом использовании средств субсидий. Ведь ответственность за указанные правонарушения предусмотрена одной статьей – ст. 15.14 КоАП РФ.

Вообще доказать наличие умысла очень сложно, поэтому шанс на успешное разрешение спора о неправомерности наложения штрафа за нецелевое использование средств есть практически у каждого.

Нецелевое использование средств субсидий не является бюджетным правонарушением, поскольку такие средства не признаются средствами бюджета. При этом в отношении названных средств могут быть применены меры административного воздействия, предусмотренные ст. 15.14 КоАП РФ. Напомним, что в данной статье речь идет о нецелевом использовании не только средств бюджета, но и средств, полученных из бюджета.

Согласно сложившейся судебной практике относительно правомерности привлечения к административной ответственности по ст. 15.14 КоАП РФ в качестве нецелевого использования средств субсидий, в частности, могут быть признаны:

оплата работ (услуг), не предусмотренных соглашением о предоставлении субсидии и (или) государственным заданием;

оплата невыполненных работ (услуг);

содержание имущества, не принадлежащего учреждению.

В качестве должностного лица, ответственного за нецелевое использование субсидий, по ст. 15.14 КоАП РФ обычно привлекается руководитель бюджетного (автономного) учреждения. При этом штраф, предусмотренный данной статьей, может быть наложен в отношении любого должностного лица, подписавшего документ, связанный с нецелевым расходованием субсидий.

При привлечении к ответственности за нецелевое использование средств проверяющие должны подтвердить наличие умысла в совершении правонарушения. В случае неумышленного нарушения действия проверяющих можно оспорить в суде.

Аналитика Публикации

Руководствуясь статьей 7 ЗК РФ, суды признают использование земельного участка нецелевым в случае использования участка не в соответствии с его принадлежностью к той или иной категории земель.

Следует заметить, что зачастую суды оперируют термином “нецелевое использование земельного участка” также в случае использования участка не в соответствии с установленным для него видом разрешенного использования (ВРИ).

Следствием этого, в частности, может быть требование о сносе самовольных построек.

Рассмотрим несколько примеров квалификации судами действий ответчика в связи с заявленными истцом доводами о нецелевом использовании земельного участка.

Верховный суд РФ поддержал выводы судов нижестоящих инстанций, признавших действия ответчика нецелевым использованием земельного участка и обязавших снести возведенные на данном участке постройки[1].

Суд установил, что ответчик, являющийся собственником земельного участка, относящегося к категории земель – земли сельскохозяйственного назначения (сельскохозяйственные угодья), возвел на его территории ангары. По словам ответчика, данные строения предназначались для хранения сельскохозяйственной продукции. Вместе с тем прокурор, обратившийся с исковыми требованиями о сносе данных строений, представил суду доказательства использования ангаров для хранения самолетов. В результате суд поддержал доводы прокурора о нецелевом использовании ответчиком земельного участка и обязал снести указанные строения.

Представляет интерес позиция судов о том, что нецелевое использование здания (его части), расположенного на земельном участке, не является признаком нецелевого использования земельного участка[2]. Такая позиция представляется небесспорной, поскольку фактически хозяйственная деятельность лица на земельном участке определяется именно тем, как используются размещенные на нем объекты, а нецелевое использование объектов недвижимости напрямую связано с нецелевым использованием земельного участка.

Так, например, Арбитражным судом Московского округа было установлено, что собственник земельного участка, которому присвоен ВРИ – эксплуатация складского комплекса, использует находящиеся на нем складские помещения для размещения офисов[3]. Суд, однако, не согласился с доводами Управления Росреестра о том, что данный факт свидетельствует о нецелевом использовании земельного участка. Напротив, суд указал, что использование помещений в нежилом здании относится к вопросу использования объекта недвижимости, а не земельного участка.

Аналогичный подход применен судом Центрального округа по делу № А08-72/2017, который установил, что одно из помещений нежилого здания производственного назначения, расположенного на земельном участке, имеющем ВРИ – для размещения и эксплуатации производственных зданий и сооружений, используется в торговой деятельности.

Вместе с тем в другом деле суд признал незаконными действия ответчика по возведению и эксплуатации торгового павильона на земельном участке, имеющем ВРИ – для обслуживания здания клуба. Суд отклонил доводы ответчика о том, что торговый павильон используется им для обслуживания клуба и, следовательно, его возведение на земельном участке не свидетельствует о нецелевом использовании такого участка[4].

Остановимся также на судебном деле № 31-АД17-5, рассмотренном Верховным судом РФ 12 мая 2017 года.

В указанном деле собственник земельного участка, относящегося к категории земель населенных пунктов и имеющего ВРИ – для эксплуатации гаражного бокса, разместил на кровле гаражного бокса опору станции сети сотовой радиотелефонной связи с соответствующим оборудованием. Таким образом, по мнению Управления Росреестра, собственник использовал земельный участок не по целевому назначению. Суд не согласился с данной позицией, указав следующее.

В классификаторе видов разрешенного использования земельных участков[5] (Классификатор) установлено, что содержание ВРИ допускает без отдельного указания в Классификаторе размещение и эксплуатацию линейного объекта (кроме железных дорог общего пользования и автомобильных дорог общего пользования федерального и регионального значения), размещение защитных сооружений (насаждений), объектов мелиорации, антенно-мачтовых сооружений, информационных и геодезических знаков, если федеральным законом не установлено иное.

Основываясь на указанном положении Классификатора и разъяснениях Минэкономразвития РФ, приведенных в письме от 18.03.2016 № Д23и-1239, суд пришел к выводу о том, что размещение антенно-мачтовых сооружений допускается на земельных участках с любым ВРИ (в том числе на земельных участках, в ВРИ которых специально не оговорено размещение объектов связи) без дополнительного кадастрового учета изменений в части разрешенного использования земельного участка.

В дополнение к случаям нецелевого использования земельного участка следует отметить, что использование земельного участка не в соответствии с целью его предоставления, указанной, например, в договоре аренды, может стать основанием для расторжения данного договора, а также применения договорной ответственности, если таковая предусмотрена[6]. В частности, за несоблюдение цели предоставления земельного участка может быть взыскана неустойка или арендная плата, рассчитанная с учетом повышающего коэффициента.

При этом факт использования земельного участка в соответствии с целевым назначением (то есть отсутствие нарушений, связанных с использованием земельного участка не в соответствии с категорией земель и ВРИ) не исключает гражданско-правовую ответственность арендатора за использование земельного участка не в соответствии с целью его предоставления и право арендатора требовать расторжения договора.

Так, например, Арбитражным судом города Москвы было удовлетворено требование арендатора о расторжении договора аренды земельного участка, предоставленного для целей эксплуатации здания кафе, после того, как данное кафе было снесено арендатором[7]. Суд указал, что снос здания кафе следует квалифицировать на основании статьи 451 ГК РФ как существенное изменение обстоятельств, предоставляющее арендодателю земельного участка право на досрочное расторжение договора аренды.

Суды удовлетворяют требования о расторжении договора аренды при схожих обстоятельствах, применяя также нормы статьи 450, пункта 1 статьи 619 ГК РФ о существенном нарушении условий договора как основание для его расторжения.

Вместе с тем не только факт нецелевого использования земельного участка может стать основанием для привлечения к ответственности, но и неиспользование земельного участка в случаях, предусмотренных частями 2, 2.1 и 3 КоАП РФ.

Рассмотрим отдельные вопросы наступления ответственности за нецелевое использование земельных участков более детально.

1. Привлечение к административной ответственности

Административная ответственность за нецелевое использование земельных участков установлена ч. 1 ст. 8.8 КоАП РФ, при этом под действие данной статьи подпадает использование участка как не в соответствии с целевым назначением с учетом его категории, так и с нарушением ВРИ.

Согласно статистике, опубликованной Росреестром (уполномоченным на рассмотрение данной категории дел), по состоянию на 01.01.2016[8] за использование земельных участков не по целевому назначению было привлечено к ответственности 5 861 лицо, общая сумма наложенных штрафов составила более 200 млн руб., при этом было устранено менее половины выявленных нарушений – всего 2 625.

Санкцией за совершение правонарушения по ч. 1 ст. 8.8 КоАП РФ является штраф. С марта 2015 года размер штрафов был существенно увеличен, а также был установлен новый механизм расчета штрафа: в размере, кратном в процентном выражении кадастровой стоимости участка. Так, теперь на организацию может быть наложен штраф в размере от 1,5 до 2% кадастровой стоимости участка, но не менее 100 тыс. руб. (ранее ответственность организаций ограничивалась 50 тыс. руб.)

Следует отметить, что на квалификацию действий по ч. 1 ст. 8.8 КоАП РФ не влияет нецелевое использование лицом только части, а не всего земельного участка[9].

Спорный вопрос связан с подведомственностью дел об обжаловании привлечения к ответственности по ч. 1 ст. 8.8 КоАП РФ. Так, многие арбитражные суды, руководствуясь разъяснениями ВС РФ[10], указывают, что данное нарушение относится к нарушениям в сфере природопользования, не связано с предпринимательской деятельностью и не может рассматриваться в арбитражном суде[11].

Напротив, в иных случаях вышестоящие суды указывают на незаконность прекращения производства по делу арбитражным судом, поскольку привлечение к ответственности по ч. 1 ст. 8.8 КоАП РФ напрямую затрагивает экономические (предпринимательские) интересы лица и не может обжаловаться в судах общей юрисдикции[12].

2. Обязание привести земельный участок в пригодное для использования (исходное) состояние

Устранение нарушений целевого использования земельного участка в натуре является распространенным способом защиты прав на земельный участок и охраны земельного участка как природного объекта.

Требование о приведении участка в исходное состояние может быть связано с обязанностью освободить его от незаконно размещенных некапитальных объектов, например торговых палаток, а также самовольно возведенных объектов недвижимости[13]. Приведение земельных участков в пригодное для использования состояние осуществляется самими нарушителями или за их счет (п. 2 ст. 62 и п. 3 ст. 76 ЗК РФ).

При рассмотрении требований о приведении земельного участка в исходное состояние суды также обязывают нарушителя обеспечить рекультивацию участка и восстановить почвенный слой, нарушенный в результате его нецелевого использования. В первую очередь такие требования заявляются в отношении земельных участков сельскохозяйственного назначения[14].

При этом суд может обязать лицо, уже осуществившее рекультивацию поврежденного земельного участка, возместить вред еще и в денежной форме. Такое “двойное” взыскание применимо, если суд установит, что восстановление состояния земельного участка возможно лишь частично, в том числе в силу наличия невосполнимых экологических потерь, в связи с чем в полном объеме вред должен возмещаться не только в натуре, но и в денежной форме[15].

3. Взыскание убытков, причиненных нецелевым использованием земельного участка

Зачастую нецелевое использование земельного участка приводит к причинению вреда участку как природному объекту. На настоящий момент сформирована обширная судебная практика по возмещению вреда, причиненного земельным участкам[16]. При этом положения земельного и гражданского законодательства применяются судами в тесной увязке с нормами природоохранного законодательства[17].

Причинение вреда земельному участку может быть связано, например, с неправомерным использованием участка для складирования мусора, строительных материалов, замощением части участка, размещением объектов недвижимого имущества[18]. Вопрос оценки размера и возмещения вреда особенно остро стоит в отношении земельных участков сельскохозяйственного назначения.

Для взыскания убытков с нарушителя необходимо доказать наличие вреда, его размер и причинно-следственную связь между действиями лица и причиненным вредом. При этом размер вреда определяется в соответствии с утвержденными таксами и методиками, например Методикой исчисления размера вреда, причиненного почвам как объекту охраны окружающей среды[19].

Помимо возмещения вреда, причиненного нецелевым использованием, с нарушителя могут быть взысканы иные убытки, например расходы собственника земельного участка на снос (демонтаж) объектов, возведенных не в соответствии с разрешенным использованием участка, а также недополученная прибыль правообладателя участка, в связи с невозможностью его использования.

4. Прекращение прав арендаторов, землепользователей на земельный участок, в том числе изъятие земельного участка у собственника

Основаниями для принудительного прекращения ограниченных прав на землю (в частности, права постоянного (бессрочного) пользования) и прав аренды, безвозмездного пользования участком являются использование земельного участка не по целевому назначению, а также использование участка, приводящее к порче земель, невыполнение правообладателем обязанности по рекультивации и восстановлению состояния участка. Отметим, что, исходя из буквального толкования соответствующих положений ЗК РФ (статьи 45–47), использование участка не в соответствии с его разрешенным использованием в число таких оснований не входит.

При этом, исходя из сложившейся практики, во многие договоры аренды земельных участков включается условие о праве арендодателя в одностороннем внесудебном порядке отказаться от исполнения договора при нарушении арендатором как разрешенного использования, так и цели предоставления участка в аренду.

Статья 285 ГК РФ, в свою очередь, предусматривает, что земельный участок может быть изъят у собственника, если его использование осуществляется с нарушением требований законодательства, в частности не в соответствии с целевым назначением. В судебной практике существуют единичные и исключительные случаи применения данной нормы, что позволяет оценить данный инструмент как декларативный и фактически не работающий.

Вместе с тем в судебной практике существуют примеры судебного изъятия земельных участков у собственника по специальным основаниям, установленным для земельных участков сельскохозяйственного назначения.

Согласно ст. 6 Федерального закона от 24.07.2002 № 101-ФЗ “Об обороте земель сельскохозяйственного назначения” земельный участок может быть изъят у собственника в судебном порядке, если его использование приводит к существенному снижению плодородия земель[20], а также в случае неиспользования в течение трех и более лет подряд участка для ведения сельского хозяйства, если ранее в рамках земельного надзора были выявлены нарушения в его использовании.

Отметим, что абсолютное большинство изъятий земельных участков связано именно с неиспользованием участков для сельскохозяйственного производства[21].

Однако в целом институт изъятия земельных участков в связи с нецелевым использованием, в отличие от механизма прекращения права аренды, в правоприменительной практике не развит. Скорее всего, причина кроется в опасении судов идти на такую крайнюю меру, как прекращение права собственности нарушителя.

5. Иные виды ответственности и негативные последствия нецелевого использования земельных участков

Статьями 74 и 75 ЗК РФ предусмотрены также уголовная (ст. 254 “Порча земель”) и дисциплинарная (применяемая к работникам и должностным лицам) виды ответственности, которые могут применяться при нецелевом использовании земельных участков.

Не стоит забывать, что размещение здания, сооружения на земельном участке не в соответствии с его разрешенным использованием свидетельствует о самовольности постройки, подлежащей сносу по решению суда (п. 1 ст. 222 ГК РФ).

Среди иных последствий нецелевого использования упомянем также повышение ставки земельного налога в отношении земельных участков сельскохозяйственного назначения, не используемых для сельскохозяйственного производства (п. 1 ст. 394 НК РФ).

Таким образом, нецелевое использование земельных участков чревато существенными негативными последствиями как материального, так и неимущественного характера, что необходимо учитывать текущим землепользователям и лицам, приобретающим права на земельные участки.

[1] Определение ВС РФ от 02.08.2016 № 35-КГПР16-12.

[2] См., например, постановление ВС РФ от 20.02.2015 по делу № А41-20594/14.

[3] Постановление Арбитражного суда Московского округа от 11.07.2017 по делу № А40-151922/2016.

[4] Постановление ВС РФ от 24.03.2016 № 31-АД16-3.

[5] Утвержден приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 01.09.2014 № 540.

[6] Определения ВС РФ от 17.02.2017 по делу № А81-293/2016; от 17.02.2016 по делу № А40-206687/2014; Постановление Арбитражного суда Московского округа от 29.05.2017 по делу № А40-102752/16; Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 16.09.2015 по делу № А60-38963/2014.

[7] Постановление Арбитражного суда Московского округа от 29.05.2017 по делу № А40-102752/16.

[8] Более поздняя статистика в открытом доступе не обнаружена.

[9] Постановление Президиума ВАС РФ от 18.06.2013 № 71/13.

[10] Пункт 33 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2005 № 5.

[11] Определение ВС РФ от 04.09.2017 по делу № А40-227685/2016.

[12] Определение ВС РФ от 26.09.2017 по делу № А56-5983/2016.

[13] Постановление Арбитражного суда Московского округа от 28.07.2017 по делу № А41-33933/2016.

[14] Например, постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 10.10.2016 по делу № А78-11504/2015.

[15] Пункт 17 Постановления Пленума ВС РФ от 30.11.2017 № 49, Определение ВС РФ от 17.07.2017 по делу № А34-5469/2014.

[16] На основании ст. 15 ГК РФ, п. 1 ст. 62, п. 1 ст. 76 ЗК РФ.

[17] Статьи 77–79 Федерального закона от 10.01.2002 № 7-ФЗ “Об охране окружающей среды”.

[18] Определение ВС РФ от 29.08.2017 по делу № А43-16958/2016.

[19] Утверждена Приказом Минприроды России от 08.07.2010 № 238.

[20] Постановлением Правительства РФ от 22.07.2011 № 612 утверждены Критерии существенного снижения плодородия земель сельскохозяйственного назначения.

[21] См., например, определение ВС РФ от 10.10.2016 по делу № А66-10514/2015.

Категория: Растрата и нецелевое использование

Пресс-центр

Публикации о Росреестре

Чем грозит использование земельных участков не по назначению?

Чем грозит использование земельных участков не по назначению?

Об этом рассказала старший специалист 3 разряда отдела государственного земельного надзора Управления Росреестра по Омской области

Площадь, местоположение, правовой статус и другие характеристики земельных участков отражаются в Едином государственном реестре недвижимости. Правовой статус участка определяет форму законного владения, его целевое назначение и разрешенное использование. Вся земля в границах РФ распределена между категориями в зависимости от целевого назначения участков. Установленная категория земель дает возможность правообладателю выбрать один или несколько видов разрешенного использования – для этого применяется единый федеральный классификатор.

Статьей 7 Земельного кодекса РФ зафиксированы 7 категорий земель, соответствующих различным целям назначения: участки сельхозназначения; территории населенных пунктов; земли, предназначенные для размещения объектов промышленности, связи, энергетики и других направлений деятельности спец.назначения; участки охраняемых территорий; земли, отнесенные к лесному фонду; участки водного фонда; земли, отнесенные к фонду запаса.

Присвоение участку определенной категории, а также его перевод из одной категории в другую осуществляется в соответствии с нормативными актами федерального, регионального или муниципального уровня.

Нецелевое использование земельного участка влечет наложение штрафа, досрочное прекращение прав на землю и изъятие надела либо обязанность компенсировать ущерб, причиненный почвенному слою. Правовой режим разрешенной эксплуатации участков регламентируется нормативными актами и подразумевает разграничение по категориям.

Нецелевая эксплуатация земельных наделов создает угрозу для качественных характеристик почвенного слоя, который является невозобновляемым природным ресурсом. Поэтому каждый случай нарушения правового режима эксплуатации земельного надела будет выявляться государственными и муниципальными ведомствами, а правонарушитель будет привлечен к санкциям по ст. 8.8 КоАП РФ. Выделим наиболее важные моменты, которые нужно учитывать при возбуждении административного дела по указанной статье:

– в качестве нарушителя могут привлекать граждане, должностные лица или предприятия, владеющие участками на праве собственности или ином основании;

– для назначения наказания не имеет значения, наступили ли негативные последствия – санкции последуют за сам факт нецелевого использования;

– санкции назначаются за эксплуатацию надела с нарушением категории или вида разрешенного использования.

Куда жаловаться, если владелец смежного участка систематически использует землю вопреки разрешенному виду пользования или закрепленной категории? Граждане могут обращаться непосредственно в местные органы власти, в прокуратуру или к государственным земельным инспекторам. Основанием для обращения являются любые факты нецелевого использования – возведение промышленного объекта на землях ИЖС, строительство потенциально опасного объекта на участке сельхозназначения.

Единственным видом санкций по ст. 8.8 КоАП РФ является штраф – его размер будет определен исходя из показателя кадастровой стоимости объекта либо в фиксированной денежной сумме (если кадастровая стоимость отсутствует в ЕГРН). Например, по части 1 ст. 8.8 КоАП РФ для частных лиц штраф составит от 0,5 до 1 % от кадастровой стоимости земли (но не менее 10 тысяч рублей), либо от 10 до 20 тысяч рублей (если кадастровая стоимость не определена).

Помимо общих оснований для административного наказания, более жесткие санкции последуют при следующих обстоятельствах:

– по части 2 ст. 8.8 КоАП РФ – существенное увеличение штрафных санкций связано с нецелевой эксплуатацией надела сельхозназначения;

– по части 1 ст. 8.8 КоАП РФ – самостоятельным видом ответственности выступает неиспользование земли сельхоз.назначения в течение одного года с момента возникновения права собственности, если участок был приобретен на публичных торгах после изъятия у предыдущего владельца;

– неиспользование участка, выделенного под ИЖС, строительство иных объектов, для огородничества, садоводства – если в нормативных актах установлен срок, когда владелец обязан приступить к эксплуатации участка.

Административные дела за указанные правонарушения могут возбуждаться по инициативе прокуратуры, а также органов и должностных лиц государственного земельного надзора. Подать заявление или жалобу по фактам нецелевого использования участков может любое заинтересованное лицо, либо такие случаи выявляются государственными и муниципальными ведомствами.

Еще до передачи административного материала в суд в адрес собственника или владельца земельного надела направляется требование о прекращении противоправных действий. В этом документе указывается на возможность назначения административных санкций, а также на изъятие участка, используемого с нарушением категории или вида разрешенного пользования.

Изъятие участка

Крайней мерой, которая может применяться за нецелевое использование, является принудительное изъятие участка. Оно может последовать, если собственник или владелец земли не выполнили требование (предписание) уполномоченных государственных и муниципальных ведомств о прекращении нарушения. Основания для изъятия земельного надела указаны в ГК РФ и ЗК РФ:

– у собственника земля может изыматься при неиспользовании участка сельхоз.назначения или ИЖС в течение трех лет либо при нецелевом использовании любых категорий земель;

– за нецелевое использование участок может принудительно изыматься у владельца на праве постоянного пользования или пожизненного наследуемого владения;

– если земля выделялась на праве аренды, нецелевое использование может повлечь принудительное расторжение договора и изъятие арендованного надела.

Процедура принудительного изъятия проводится только при отказе (уклонении) устранить выявленное нарушение и привлечении к административной ответственности. Следовательно, порядок применения указанной меры воздействия будет состоять из следующих этапов:

– выявление факта нецелевого использования – проверка органами прокуратуры или земельного надзора обращения граждан или муниципальных учреждений;

– направление в адрес собственника или владельца требования о прекращении противоправных действий иди бездействия;

– оформление процессуального протокола за нарушение, предусмотренное в ст. 8.8 КоАП РФ;

– рассмотрение дела в суде и вынесение постановления о наложении штрафа;

– если нецелевое использование или иное нарушение правового режима земель продолжается, в адрес владельца или собственника направляется письменное требование о предстоящем изъятии участка;

– если собственник согласен с изъятием, назначаются публичные торги для определения выкупной цены участка;

– при несогласии собственника с предъявленным требованием, изъятие участка происходит через судебные инстанции по иску уполномоченного органа.

Если субъект владеет участком не на праве собственности, он не сможет рассчитывать на выплату выкупной цены за принудительное изъятие. Собственнику гарантирована компенсация за изымаемый участок, однако из выкупной цены будут удержаны расходы на восстановление качественных характеристик земли. Одновременно с изъятием участка может происходить повторное применение мер воздействия по КоАП РФ – данная санкция применяется за каждый выявленный факт правонарушения.

Факты нецелевого использования участков выявляются в ходе плановых или внеочередных проверок земельного фонда, при рассмотрении обращений граждан или иных заинтересованных лиц. Направление органов земнадзора требования о прекращении нецелевого использования не означает, что участок будет изъят у владельца. Указанное требование может быть обжаловано, либо владелец участка может оспорить постановление о привлечении к административной ответственности.

Ссылка на основную публикацию