Доказательства в судебном процессе

Функции (значение) действий суда по приобщению доказательства к делу

05 марта 2019 года я разместил в обсуждениях тему-вопрос: о праве суда сделать вывод о юридическом факте, входящем в предмет доказывания по делу, на основании письменного доказательства без приобщения его к делу .

К моему сожалению, дельных мыслей почти никто не высказал. Однако считаю этот вопрос фундаментальным для судебных представителей, участников процесса и для суда, кстати.

Вот здесь можно посмотреть обсуждение:

Ранее я описывал свою ситуацию, которая мне натолкнула на изучение и анализ вопроса о значении действия суда по ПРИОБЩЕНИЮ доказательств к делу.

Сразу подчеркну, что я различаю понятия доказательства как сведениий о фактах и понятие источника (формы) доказательств. В данном рассуждении я принципиально не провожу это различие как не влияющее на суть рассматриваемого вопроса.

Для случаев, когда доказательства оказываются в деле, процессуальные законы используют глаголы принять или приобщить доказательства (напр. ст. 66 АПК РФ).

Между тем процессуальные законы не дают нам объяснение тому, с какой целью происходит так называемое приобщение доказательств к делу. Почему недостаточно предъявить доказательство и его исследовать, а необходимо формализованное (отражение в протоколе суд заседания) действие по приобщению к делу? Этому и посвящен этот блог.

Представляется, что это вопрос не праздный.

Приведу лишь одну иллюстрацию.

Задаю риторический вопрос: почему мы как представители при удостоверении своей личности лишь предъявляем суду удостоверение личности, а не передаем суду его копию? Или, может, Вы обратили внимание, что в некоторых арбитражных судах не требуется представлять копию доверенности, а достаточно только ее предъявить, а в некоторых судах – это безусловное требование, иначе не допустят представителя в процесс. Хотя в данной иллюстрации идет речь фактах, имеющих процессуальное значение, полагаю, что они ярко демонстрируют ситуиции, когда суд делает вывод без приобщения доказательства к делу.

Поэтому в системе действующего правового регулирования действие суда по приобщению доказательства к делу имеет некоторые функции, хотя и прямо не вытекающие из процессуального закона, но, я верю, подразумеваемые им.

Попробую в первом приближении эти функции обозначить.

Вопрос не простой, совсем не изученный, поэтому прощу прощения за возможные неточности.

Первую ФУНКЦИЮ я бы назвал как наделение доказательства свойством судебного доказательства.

Без приобщения к делу любые приобщаемые сведения о юридических фактах в любой форме не будут считаться судебным доказательством. Суд просто не будет его учитывать при вынесении решения, если не приобщит. Приобщенное доказательство либо подтверждает или опровергает юридические факты, подлежащие установлению, выяснению. Не приобщённое такой функцией не обладает.

Вторая ФУНКЦИЯ приобщения – это, на мой взгляд, обеспечение принципа состязательности и равноправия сторон в процессе. Ну, здесь, полагаю, всем понятно, что все лица, участвующие в деле, имеет право на участие в исследование доказательств, заблаговременно знать о доказательствах друг друга, возможность оспаривать доказательства, представленные другой стороной, в том числе заявлять о фальсификации и т.п. Реализация этих принципов обеспечивается некой определенностью состава доказательств, находящихся в деле.

В моем случае, в деле, номер которого я отмечал ранее, апелляционный суд обозрел письменное доказательство и не приобщил его. Я рассчитывал, что данное доказательство не будет являться судебным, то есть способным служить установлению юридических фактов. Однако суд сделал вывод на основании только лишь обозрения этого доказательства без его приобщения. Это грубое и фундаментальное нарушение норм процессуального права допустила судья 17 ААС Скромова Юлия Владиславовна, ну, и боковые, конечно, Дюкин В.Ю., Жукова Т.М.

Определенность (исчерпанность) состава должна быть благодарна ПРИОБЩЕНИЮ доказательств к делу.

Третья ФУНКЦИЯ приобщения – это создание условий для реализации процессуальных прав и обязанностей. Что я имею в виду? Не приобщение доказательства по существу лишает участников процесса процессуальных прав, предусмотренных ст. 41 АПК РФ в отношении этого доказательства, в частности права знакомиться с материалами дела, делать выписки из них, снимать копии; знакомиться с доказательствами, представленными другими лицами, участвующими в деле, до начала судебного разбирательства; участвовать в исследовании доказательств; приводить свои доводы по всем возникающим в ходе рассмотрения дела вопросам; знакомиться с ходатайствами, заявленными другими лицами, возражать против ходатайств, доводов других лиц, участвующих в деле.

Четвертая функция ПРИОБЩЕНИЯ, на мой взгляд, – это обеспечение возможности судам вышестоящей инстанции проверить законность и обоснованность обжалуемого судебного акта.

Например, в моем случае я обжаловал судебный акт второй инстанции и указывал, что в соответствии с ч. 1 ст. 288 АПК РФ основаниями для изменения или отмены решения, постановления арбитражного суда первой и апелляционной инстанций являются несоответствие выводов суда, содержащихся в решении, постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, и имеющимся в деле доказательствам.

Полагаю, что суд второй инстанции неприобщением доказательства лишил суды кассационной инстанции процессуальной возможности осуществить свое полномочие, предусмотренное ст. 287 АПК РФ, по проверке соответствия вывода суда второй инстанции неприобщенному письменному доказательству, что является очевидным случаем пренебрежения судом второй инстанции нормами процессуального права.

Я привел некоторые свои мысли относительно функций ПРИОБЩЕНИЯ доказательств к делу.

Глава 6. Доказательства и доказывание

Судебная практика и законодательство — ГПК РФ. Глава 6. Доказательства и доказывание

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.П. Гришин, обратившийся в Конституционный Суд Российской Федерации в интересах своего несовершеннолетнего сына Г.А. Гришина, оспаривает конституционность ряда статей, содержащихся в главах 1 “Основные положения”, 4 “Лица, участвующие в деле”, 6 “Доказательства и доказывание”, 10 “Судебные извещения и вызовы”, 14 “Подготовка дела к судебному разбирательству”, 15 “Судебное разбирательство”, 16 “Решение суда”, 39 “Производство в суде апелляционной инстанции” и 41 “Производство в суде кассационной инстанции” ГПК Российской Федерации, а также, как указывает заявитель, аналогичные им положения Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

Дополнительные (новые) доказательства исследуются в порядке, установленном главой 6 ГПК РФ “Доказательства и доказывание” и статьями 175 – 189 ГПК РФ (пункт 31 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 “О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции”).

Общие правила доказывания в гражданском процессе урегулированы положениями главы 6 ГПК РФ.

Согласно части 1 статьи 55 данного кодекса доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

При повторном рассмотрении дела судом апелляционной инстанции по правилам производства в суде первой инстанции, в том числе с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 ГПК РФ, применяются, в частности, правила о подготовке дела к судебному разбирательству (глава 14 ГПК РФ), правила исследования и оценки доказательств (глава 6 и статьи 175 – 189 ГПК РФ), правила о принятии решения суда (части 2, 3 статьи 194 ГПК РФ), правила о составлении мотивированного решения суда (статья 199 ГПК РФ) (абзац первый пункта 22 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13).

Дополнительные (новые) доказательства исследуются в порядке, установленном главой 6 ГПК РФ “Доказательства и доказывание” и статьями 175 – 189 ГПК РФ.

В силу статьи 157 ГПК РФ одним из основных принципов судебного разбирательства является его непосредственность, решение может быть основано только на тех доказательствах, которые были исследованы судом в судебном заседании.

При повторном рассмотрении дела судом апелляционной инстанции по правилам производства в суде первой инстанции, в том числе с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 ГПК РФ, применяются, в частности, правила о подготовке дела к судебному разбирательству (глава 14 ГПК РФ), правила исследования и оценки доказательств (глава 6 и статьи 175 – 189 ГПК РФ), правила о принятии решения суда (части 2, 3 статьи 194 ГПК РФ), правила о составлении мотивированного решения суда (статья 199 ГПК РФ) (абзац первый пункта 22 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13).

Общие правила доказывания в гражданском процессе урегулированы положениями главы 6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Согласно части 1 статьи 55 данного кодекса доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

По смыслу правовой позиции, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 22 апреля 2011 года N 5-П, сам по себе факт отсутствия паспорта транспортного средства не может выступать непреодолимым препятствием для регистрации транспортного средства – при условии установления его соответствия требованиям безопасности дорожного движения; в случае обжалования собственником транспортного средства действий органов и должностных лиц, осуществляющих их регистрацию, суд не вправе принимать решение по делу исходя только из подобных фактов, без установления и оценки по общим правилам доказывания, предусмотренным главой 6 ГПК Российской Федерации и главой 7 АПК Российской Федерации, всех обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

Вместе с тем, сами по себе указанные выводы дознавателя, в силу положений статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не могли быть положены в основу вывода суда о прекращения обращений Банка с требованием об уплате задолженности. Данное обстоятельство подлежало доказыванию в общем порядке, предусмотренном главой 6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Кроме того, в случае устранения установленных правоохранительным органом причин, явившихся основанием для аннулирования регистрационного действия, восстановление регистрационного учета производится в соответствии с решением указанного органа с выдачей новых регистрационных документов и регистрационных знаков, а также паспорта транспортного средства; в иных случаях, при условии соответствия транспортного средства установленным требованиям безопасности дорожного движения, регистрационный учет может быть восстановлен на основании судебных решений (пункт 51 Правил регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним в Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации). Соответственно, в случае обжалования собственником транспортного средства действий органов и должностных лиц, осуществляющих регистрацию транспортных средств, суд, принимая решение по делу, не вправе исходить из одного лишь факта подделки паспорта транспортного средства, совершенной иным лицом, – без установления и оценки по общим правилам доказывания, предусмотренным главой 6 ГПК Российской Федерации и главой 7 АПК Российской Федерации, всех обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

По смыслу правовой позиции, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 22 апреля 2011 года N 5-П, сам по себе факт отсутствия паспорта транспортного средства не может выступать непреодолимым препятствием для регистрации транспортного средства – при условии установления его соответствия требованиям безопасности дорожного движения; в случае обжалования собственником транспортного средства действий органов и должностных лиц, осуществляющих их регистрацию, суд не вправе принимать решение по делу исходя только из подобных фактов, без установления и оценки по общим правилам доказывания, предусмотренным главой 6 ГПК Российской Федерации и главой 7 АПК Российской Федерации, всех обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

При этом по смыслу правовой позиции, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 22 апреля 2011 года N 5-П, сам по себе факт отсутствия паспорта транспортного средства не может выступать непреодолимым препятствием для регистрации транспортного средства – при условии установления его соответствия требованиям безопасности дорожного движения. В случае обжалования собственником транспортного средства действий органов и должностных лиц, осуществляющих регистрацию транспортных средств, суд, принимая решение по делу, не вправе исходить из одного лишь факта отсутствия паспорта транспортного средства – без установления и оценки по общим правилам доказывания, предусмотренным главой 6 ГПК Российской Федерации и главой 7 АПК Российской Федерации, всех обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

При этом, по смыслу выраженной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 22 апреля 2011 года N 5-П правовой позиции, сам по себе факт отсутствия паспорта транспортного средства не может выступать непреодолимым препятствием для регистрации транспортного средства – при условии установления его соответствия требованиям безопасности дорожного движения. В случае обжалования собственником транспортного средства действий органов и должностных лиц, осуществляющих регистрацию транспортных средств, суд, принимая решение по делу, не вправе исходить из одного лишь факта отсутствия паспорта транспортного средства – без установления и оценки по общим правилам доказывания, предусмотренным главой 6 ГПК Российской Федерации и главой 7 АПК Российской Федерации, всех обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

Обзор КС: про доказывание в гражданском и арбитражном процессе

Конституционный суд опубликовал наиболее значимые правовые позиции по вопросам доказывания в гражданском и арбитражном судопроизводстве. Согласно им, оценка доказательств, включая показания свидетелей и экспертные заключения, относится к исключительной компетенции суда. Но при этом судебным органам запрещено оценивать обстоятельства дела произвольно. Суд должен руководствоваться только законом.

Если одна из сторон заявляет о подложности имеющихся в деле доказательств, суд имеет право назначить экспертизу или предложить участникам процесса предоставить другие доказательства. При этом суд не обязан этого делать и должен исходить из совокупности обстоятельств дела.

Заявлять о подложности доказательств, которые рассмотрены судом первой инстанции, при апелляционном рассмотрении дела нельзя, так как оценку этих доказательств невозможно уже исключить из материалов дела.

Гражданский процесс имеет состязательный характер, и стороны сами несут ответственность за доказывание обстоятельств, на которые ссылаются. Роль суда состоит в том, чтоб обеспечить им для этого равные возможности.

При этом, если одна из сторон уклоняется от участия в экспертизе, суд вправе установить презумпцию тех фактов, которые эта экспертиза должна была установить. Такая норма не позволяет недобросовестным участникам процесса воспрепятствовать правосудию своим бездействием.

Суд принимает значимые для процесса факты, которые установлены другим судом в рамках другого дела, пока они не опровергнуты. Признание преюдициального значения предшествующих судебных решений позволяет избежать противоречий и способствует правовой определенности.

При отказе прокурора от иска, предъявленного в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц, судебные издержки ответчика компенсируют за счёт бюджета. Исключение – случаи, когда отказ от иска связан с тем, что ответчик удовлетворил требования прокуратуры добровольно.

Запрет на допрос определённых лиц в качестве свидетелей не распространяется на должностных лиц организации, с которой заявитель состоит в трудовых отношениях. В рамках судебного спора о действиях таких лиц в отношении работника их разрешается допрашивать как свидетелей.

Суд уполномочен оценивать доказательства и должен руководствоваться при этом только Конституцией, федеральными законами и другими нормативными актами. Соблюдение этих принципов гарантирует проверка его решений судами вышестоящих инстанций.

При необходимости рассмотреть вопросы, которые требуют специальных знаний, суд назначает экспертизу. Суд вправе сделать это и при неявке одной из сторон процесса на заседание, если для неё не было уважительной причины. В случае сомнений в правильности или обоснованности первоначального заключения суд вправе назначить повторную экспертизу. Если суд отказал в повторной экспертизе, то участник процесса вправе оспорить это в апелляционной жалобе.

Отказ или удовлетворение ходатайства о назначении экспертизы суд должен мотивировать. Решение он принимает в зависимости от того, имеют ли обсуждаемые обстоятельства значение для дела.

Суд не обязан удовлетворять каждое ходатайство о вызове свидетеля. Решение об этом он принимает, исходя из обстоятельств дела. При этом суд не уполномочен произвольно решать вопрос о допустимости доказательств, включая показания свидетелей.

Если ответчик признал иск, суд не должен исследовать доказательства и обстоятельства дела и не обязан обосновывать принятое решение.

Список вопросов при проведении экспертизы составляет суд. При этом стороны процесса вправе предложить свои вопросы, а суд не имеет права немотивированно их отклонить.

Суд вправе оказывать содействие при истребовании и сборе доказательств сторонам и другим лицам, участвующим в деле, если для них это затруднительно. Каждое такое решение он принимает, исходя из конкретных обстоятельств дела.

Суд вправе привлечь к ответственности лиц, которые отказываются по его требованию предоставить доказательства, если для этого нет уважительной причины. Если доказательства удерживает у себя одна из сторон процесса, суд руководствуется объяснениями другой стороны.

Доказательства в суде юридически значимых сообщений

В. А. Лексина
автор статьи, консультант Аскон по юридическим вопросам

Судебными доказательствами являются такие данные, которые способны прямо или косвенно подтвердить обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, выраженные и полученные в предусмотренной законом форме.

В отличие от гражданских дел, рассматриваемых судом общей юрисдикции, в арбитражном процессе основное значение имеют все-таки именно письменные доказательства, что обусловлено характером рассматриваемых дел. Как правило, юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям приходится обращаться в арбитражный суд.

Согласно ст. 64 АПК РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном настоящим Кодексом и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела. В качестве доказательств допускаются письменные и вещественные доказательства, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов, консультации специалистов, показания свидетелей, аудио- и видеозаписи, иные документы и материалы.

В ст. 75 АПК РФ сказано, что письменными доказательствами являются содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, договоры, акты, справки, деловая корреспонденция, иные документы, выполненные в форме цифровой, графической записи или иным способом, позволяющим установить достоверность документа.

При определенных обстоятельствах к письменным доказательствам можно отнести и электронные документы, созданные посредством электронной техники.

Законодатель уже отреагировал на внедрение и расширение использования электронного документооборота. Так в ч. 3 ст. 75 АПК РФ в современной редакции установлено, что документы, полученные посредством факсимильной, электронной или иной связи, в том числе с использованием информационно-телекоммуникационной сети “Интернет”, а также документы, подписанные электронной подписью или иным аналогом собственноручной подписи, допускаются в качестве письменных доказательств в случаях и в порядке, которые установлены настоящим Кодексом, другими федеральными законами, иными нормативными правовыми актами или договором либо определены в пределах своих полномочий Верховным Судом Российской Федерации.

При этом, если копии документов представлены в арбитражный суд в электронном виде, суд может потребовать представления оригиналов этих документов.

При совершении сделок и составлении договоров необходимо помнить о ст. 434 ГК РФ, предписывающей их форму. Как сказано в данной норме, договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена письмами, телеграммами, телексами, телефаксами и иными документами, в том числе электронными документами, передаваемыми по каналам связи, позволяющими достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору.

Таким образом, документы, предоставляемые в качестве доказательств в суд, должны быть выполнены в такой форме, которая позволит установить их достоверность.

Например, достоверно установить, что документ исходит именно от стороны по договору, поможет специальная оговорка в тексте договора об электронных адресах и номерах факсов, с которых стороны будут вести официальную переписку и обмен документами. В этом случае print screen (принт-скрин) документа, заверенный нотариусом, можно предоставить в суд в качестве доказательства по арбитражному делу.

Необходимо учитывать, что для того, чтобы документы можно было считать официальными, они должны обладать определенными признаками. Во-первых, они должны исходить от того должностного лица, которое правомочно их издавать. Кроме того, они должны содержать определенные реквизиты, например, содержать ИНН и адрес организации, наименование должности лица, подписавшего документ, и др. Очень важным, а иногда решающим, является такой реквизит официального документа как дата его составления.

Письменные доказательства, должны быть представлены суду, как правило, в подлиннике, хотя иногда суд может устроить и копия документа, оформленная надлежащим образом. Надлежаще оформленной будет копия, заверенная руководителем и печатью юридического лица. Но, как правило, это тот случай, когда суду предоставлен на обозрение подлинник этого документа. В иных случаях, когда отсутствует подлинник, надлежащей будет считаться только копия документа, заверенная нотариусом.

Необходимо так же помнить правило, установленное ст. 160 ГК РФ о том, что использование при совершении сделок факсимильного воспроизведения подписи с помощью средств механического или иного копирования, электронной подписи либо иного аналога собственноручной подписи допускается в случаях и в порядке, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон. В иных случаях такая подпись не будет являться достоверным доказательством волеизъявления лица, чьи факсимиле или электронная подпись стоят на документе, а значит и сам документ не будет принят судом в качестве доказательства по делу.

При совершении сделки путем обмена письмами нужно понимать, что самым надежным способом, обеспечивающим наличие доказательств тех или иных фактов, являются почтовые отправления. Если стороны специально в письменном документе не оговорили порядок ведения электронного документооборота, то документ, полученный или отправленный таким способом, может быть легко оспорен второй стороной, если он не подтвержден иными доказательствами.

Таким образом, при организации документооборота на предприятии необходимо обеспечить наличие подлинных или приравненных к ним документов, с которыми могут быть связаны юридические последствия.

Сравнительно недавно Федеральным законом от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ в ГК РФ введена ст. 165.1 о юридически значимых сообщениях. Данная норма имеет важное практическое значение и о ней также необходимо помнить, осуществляя деловое общение в процессе осуществления предпринимательской деятельности.

Под юридически значимыми сообщениями согласно п. 1 ст. 165.1 ГК РФ понимаются заявления, уведомления, извещения, требования и т. д., с которыми закон или сделка связывают гражданско-правовые последствия для другого лица. На практике ненадлежащее отношение к юридически значимым сообщениям приводит к спору о моменте возникновения и изменения соответствующих прав у лица и к невозможности в случае судебного спора доказать данный факт.

Например, в соответствии с п. 3 ст. 450 ГК РФ в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается соответственно расторгнутым или измененным. О таком отказе инициативная сторона должна надлежащим образом сообщить второй стороне, и тогда договор будет считаться расторгнутым или измененным. Однако такое сообщение может быть не доставлено адресату по различным причинам или он умышленно не станет получать его на почте или открывать его в электронном сообщении. Для разрешения такой ситуации необходимо обратиться к абз. 2 п. 1 ст. 165.1 ГК РФ, который устанавливает, что сообщение считается доставленным и в тех случаях, если оно поступило лицу, которому оно направлено (адресату), но по обстоятельствам, зависящим от него, не было ему вручено или адресат не ознакомился с ним. Для лица, отправившего такое сообщение, важно у себя иметь доказательство его отправки. Лучшим доказательством в подобных рассматриваемому случаях будет ценное письмо с уведомлением. При этом в описи необходимо указывать краткое содержание направленного письма. Например, это может быть фраза «письмо о расторжении с 01.06.2015 г. договора № 5 от 01.01.2015 г.»

Итак, действующее законодательство содержит не только понятие доказательств, принимаемых судом, но и дает ответы на вопросы о том, как ими себя обеспечить. От участников предпринимательской деятельности требуется только соблюдение вышеуказанных законодательных норм.

Электронные доказательства в суде

Доказательства в арбитражном и гражданском процессе могут быть получены из различных источников:

  • объяснений сторон и третьих лиц;
  • показаний свидетелей;
  • письменных и вещественных доказательств;
  • аудио- и видеозаписей;
  • заключений экспертов.

При этом закон не ограничивает перечень возможных доказательств.

Не так давно к традиционным видам присоединился ещё один вид доказательств — цифровые.

Поскольку процессуальный закон не содержит прямых упоминаний о том, что в качестве доказательств можно ссылаться на электронные доказательства, каких-то несколько лет назад использовать их в процессуальных целях было рискованно. Чаще всего цифровые доказательства суды не признавали допустимыми.

Однако новые технологии влияют не только на повседневную жизнь людей, но неизбежно, хотя и медленно, внедряются в сферу правосудия.

Теперь использование цифровых доказательств в судебном процессе — обычное явление. Этому способствует всё большее вовлечение компаний и граждан в электронный документооборот, наличие корпоративных сайтов, реклама в соцсетях и мессенджерах, удобство и скорость электронной переписки.

Эти обстоятельства приводят к тому, что использование цифровых доказательств в судебном споре часто становятся единственной возможностью защитить права.

Верховный Суд Российской Федерации признал цифровые доказательства допустимыми и указал условия, которым такие доказательства должны соответствовать (п. 55 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.04.2019 № 10 «О применении части четвёртой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Скриншоты как допустимое доказательство

Скриншоты, в зависимости от содержания, могут подтверждать или опровергать самые разные обстоятельства:

  • невозможность использования сданного в аренду помещения;
  • заключение договора;
  • осведомлённость стороны об обстоятельствах, которые имеют правовое значение для разрешения спора;
  • иные.

Вопреки сложившемуся мнению, для придания скриншотам доказательственной силы, совсем не обязательно заверять их нотариально.

Подтверждение тому — дело, которое рассмотрел Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа — Югры (дело № А75-5029/2018).

Скриншоты помогли ответчицу — субарендатору помещения под студию йоги и фитнеса, доказать, что требование истца о взыскании долга по арендной плате несостоятельно.

Арбитражный суд оценил скриншоты объявлений наряду с остальными доказательствами и установил, что истец не давал ответчику возможность использовать помещение для ведения занятий.

Рассматривая кассационную жалобу истца, Арбитражный суд Западно-Сибирского округа указал, что нижестоящие суды правомерно отклонили довод истца о том, что скриншоты — ненадлежащее доказательство, поскольку они не заверены нотариально.

Суд сослался на статью 103 Основ законодательства РФ о нотариате, которая не предусматривает обязательную нотариальную форму заверения страниц скриншота, чтобы придать ему доказательственную силу.

Сомнения истца в достоверности скриншотов суд отверг со ссылкой на то, что истец не заявлял в суде первой инстанции о необходимости осмотреть переписку ответчика по его электронному адресу.

По делу, которое рассмотрел Арбитражный суд г. Москвы охранная организация не смогла взыскать убытки с ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр хирургии имени А.В. Вишневского» Минздрава России (дело № А40-45270/2020-146-345).

В решении суд обратил внимание на следующее:

вопреки доводам истца, в материалы дела представлены скриншоты, которые доказывают направление отсканированных актов истцу;

истец не предоставил доказательств, которые опровергают тот факт, что электронный адрес, на который направлены акты, не принадлежит Истцу.

Арбитражный суд Республики Коми рассмотрел спор по товарному знаку. Скриншоты страниц интернет-магазина ответчика помогли правообладателю доказать, что ответчик незаконно использовал в Сети обозначение товара, сходное до степени смешения с зарегистрированным товарным знаком истца, и взыскать компенсацию за нарушение (дело № А29-5665/2018).

Суд может не признать скриншоты доказательством

В суде электронные доказательства оцениваются по тем же процессуальным правилам, что и любые другие. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

Несмотря на множество судебных решений, которые не видят проблем в признании скриншотов доказательствами, строить правовую позицию исключительно на цифровых доказательствах иногда бывает довольно рискованно.

Так, Арбитражный суд Красноярского края, оценивая скриншоты, согласился с доводом истца, что представленная ответчиком электронная переписка, а также скриншоты отправленных электронных писем являются не допустимыми доказательствами (дело № А33-28109/2020).

Такую оценку суд мотивировал тем, что скриншоты:

  • не содержат сведений об отправке сообщений;
  • не отражают полный адрес электронной почты истца;
  • не подтверждают получение или прочтение данных сообщений.

Кроме того, стороны спора письменно не согласовали возможность взаимодействия в формате электронного документооборота.

Переписка в мессенджерах

Ещё один популярный вид цифровых доказательств. Как показывает практика, стороны не всегда осторожны в оценке информации, которую содержат мессенджеры и, ссылаясь на них, сами предоставляют суду доказательства против себя.

Арбитражный суд Ярославской области отказал индивидуальному предпринимателю во взыскании долга с ООО (дело № А82-2570/2021). Этому немало поспособствовал и сам истец, который оспаривал получение уведомления о прекращении договора. Однако предоставил суду переписку с ответчиком в мессенджере WhatsApp.

Как отмечено в решении, истец в сообщение спрашивал: «Для чего ты мне уведомление о расторжении нашего договора шлёшь?». Суд указал на очевидность того, что на тот момент уведомление было получено истцом, договор прекратился.

По другому делу скриншоты переписки в мессенджере WhatsApp помогли ответчику выиграть иск о взыскании с него 300 000 р. неосновательного обогащения.

Отказывая в иске, Арбитражный суд Хабаровского края указал, что факт обмена информацией посредством электронной почты и переписки в мессенджере WhatsApp также подтверждён самим истцом, который к своему отзыву приложил скриншот переписки в мессенджере WhatsApp и доказательства направления отзыва на электронную почту ответчика (дело № А73-5913/2020).

СМС-сообщения и поисковики

Цифровые доказательства используются в судах не только по гражданским делам и не только субъектами предпринимательской деятельности. Цифровизацию активно используют в своей деятельности надзирающие и контролирующие органы.

Волгоградское УФАС России привлекло к ответственности за нарушение антимонопольного законодательства группу компаний «Sunlight». Доказательством правонарушения служила рассылка потребителям СМС-сообщений не соответствующую действительности рекламу о закрытии магазинов «Sunlight» и грандиозных распродажах.

Как следует из решения Арбитражного суда Волгоградской области, для фиксации правонарушения антимонопольная служба осмотрела сеть «Интернет» (дело № А12-27021/2020).

Суд отметил, что в выдаче поисковой системы «Яндекс» при запросе о закрытии магазина, на экране в разделе «поиск» в качестве первой ссылки выдаётся официальный сайт сети магазинов с текстом магазинов Sunlight. ».

В разделе «новости» поисковой системы «Яндекс» также отображаются новостные статьи о неоднократном закрытии магазинов «Sunlight».

При этом из анализа сайта компании на 31.03.2020 и 29.05.2020 следует, что сеть магазинов «Sunlight» не имеет намерений уйти с рынка.

Арбитражный суд согласился с выводами антимонопольного комитета о том, что всплывающий баннер на сайте магазина, СМС-рассылка о закрытии магазина и уходе с рынка содержит не соответствующие действительности информацию, что нарушает требования п. 3 ч. 3 ст. 5 Закона о рекламе.

Телефон как средство доказывания

Доказательствами в суде могут служить не только снимки экрана, но и сами электронные устройства — мобильные телефоны, компьютеры. Так, содержание переписки суд может устанавливать не только из скриншотов, но и непосредственно при обозрении мобильных устройств.

Арбитражный суд Дальневосточного округа признал несостоятельным довод ответчика, который утверждал, что суды ошибочно приняли скриншоты переписки сторон в WhatsApp в качестве допустимого доказательства (дело № Ф03-3648/2020).

Судебная коллегия отклонила это утверждение, указав следующее:

«В данном случае, поскольку у судов не возникло сомнений в достоверности представленных спорных документов, учитывая отсутствие ходатайства об их фальсификации и неподтверждении стороной обстоятельств недостоверности содержащейся в них информации, арбитражные суды оценили распечатки и приняли их в качестве допустимых доказательств по делу.

При разрешении дела в арбитражном суде первой инстанции непосредственно обозревались электронные носители (мобильные устройства) – телефоны для ознакомления с оригиналом электронной переписки в социальной сети WhatsApp».

Социальные сети — не только для развлечения

Ссылками на страницы в социальных сетях активно пользуются налоговые и другие государственные органы. Как и при использовании любых других доказательств, это не всегда приводит к положительному результату.

По делу, рассмотренному Семнадцатым арбитражным апелляционным судом (дело № А50-33458/2018), доказательства, полученные из соцсетей, не помогли налоговой инспекции доказать необоснованную налоговую выгоду, полученную Обществом.

Инспекция указывала на формальный документооборот между заявителем и спорными контрагентами. Утверждала, что целью общества было получение необоснованной налоговой выгоды в виде налоговых вычетов НДС и включения затрат в состав расходов, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль.

Помимо прочего, инспекция ссылалась на то, что контрагенты знакомы друг с другом, находятся у друг друга во вкладке страницы «друзья» в социальной сети, суд признал недостаточность доказательств, которые в совокупности бесспорно свидетельствуют о получении обществом необоснованной налоговой выгоды.

Суд посчитал, что налоговая инспекция свои доводы не доказала.

Социальные сети в помощь потребителю

Социальными сетями в качестве доказательств нередко пользуются потребители. Страница в сети «Instagram» позволила истцу доказать ненадлежащее исполнение своих обязательств подрядчиком при изготовлении подарков, вернуть потраченные на некачественный товар деньги, взыскать неустойку и штраф.

Советский районный суд г. Омска сравнил полученные покупателем товары с образцами для заказа, которые представлены на странице ответчика в сети «Instagram» (дело № 2-3640/2018).

Исследовав представленные образцы, суд отметил, что подарочные наборы, которые были получены истцом, не соответствуют образцам. Подарочные наборы изготовлены неаккуратно, коробки обёрнуты бумагой, но в силу того, что изготовлены из мягкой бумаги, форму не держат, имеются видимые следы клея. Внутренняя часть подарочной упаковки не содержит новогодних аксессуаров в виде веточек ели, игрушек, бус, искусственного снега, представленных ответчиком в образцах в сети «Instagram».

Цифровые доказательства в суде

Как правильно представлять в суд видео- и аудиозаписи и электронную переписку в качестве доказательств.

Электронная переписка должна быть заверена нотариусом. Обычные скриншоты и распечатки суд может признать недостаточно достоверными.

Зазулин Анатолий Игоревич

Суть любого судебного спора заключается в том, что стороны доказывают те или иные факты, обосновывающие их позицию. В большинстве случаев на истца возлагается обязанность доказать, например, был ли ему причинен ущерб, образовалась ли перед ним задолженность, была ли осуществлена юридическая процедура с нарушением требований закона и т.п. – перечень можно продолжать очень долго. С другой стороны, ответчик может либо признать иск, либо возражать против него, приводя свои контрдоказательства и доводы. Между тем, даже при пассивности ответчика суд может отказать лицу в иске, если последнее не представит достаточных доказательств, обосновывающих его правоту. Данный принцип носит название «бремя доказывания» и является «сердцем» любого судебного разбирательства. Исходя из этого, не трудно прийти к выводу о том, что правильный сбор и представление доказательств суду является главным условием победы в споре.

Современный уровень развития технологий привел к тому, что будущие стороны процесса активно пользуются не только классическими, но и высокотехнологичными средствами связи: переписка по электронной почте и в мессенджерах, веб-сайты и онлайн-формы. Эти технологии используются не только частными лицами и корпорациями, но и государством посредством портала «Госуслуги». Смартфоны позволяют в любую минуту записать разговор, сделать скриншот сайта, сфотографировать или записать на видео любое событие. Все это существенно увеличивает возможности сбора доказательств для истца и ответчика. Однако суды склонны скептически относится к таким доказательствам.

Для успешного использования цифровых доказательств в суде необходимо знать правила их правильного представления, чему и посвящена настоящая статья.

Направление в суд электронных документов

Развитие государственных электронных сервисов «МойАрбитр» (для арбитражных судов) и «Правосудие» (для судов общей юрисдикции) привело к тому, что все большее количество обращений подается в суд с их помощью – в виде электронных документов.

Электронные документы бывают двух видов: (1) полностью созданные на компьютере, (2) отсканированные версии печатных документов. И в том, и в другом случае их представление в суд требует обязательного заверения электронно-цифровой подписью.

Электронно-цифровая подпись (ЭЦП) – это цифровой аналог собственноручной подписи, необходимый для идентификации отправителя электронного документа. Существует несколько типов ЭЦП.

  • Простая ЭЦП достаточно часто используется в повседневной жизни. Она представляет собой одноразовый код. С подобным шифрованием данных пользователи постоянно сталкиваются при подтверждении платежа с банковской карты: для успешного завершения операции необходимо ввести код, который присылается на номер телефона, привязанного к карточке.
  • Неквалифицированная ЭЦП не требует введения кодов и проставляется автоматически, если документ отправляется при помощи кабинета прошедшего идентификацию пользователя портала «Госуслуги».
  • Квалифицированная ЭЦП требует специального программного обеспечения и токена – флешки, содержащей криптографический элемент. По своему действию она более всех остальных типов напоминает подписание бумажного документа.

Поскольку сервисы «МойАрбитр» и «Правосудие» интегрированы с порталом «Госуслуги», то любой отправляемый с них электронный документ является подписанным неквалифицированной ЭЦП. Такая форма удостоверения электронных документов достаточна для большинства документов в суде, однако есть исключения.

С использованием квалифицированной ЭЦП податель должен направлять в суд cледующие электронные документы:

  • заявление об обеспечении иска и заявление о применении мер предварительной защиты административного иска, а также исковое заявление, апелляционная или кассационная жалоба с ходатайством об обеспечении;
  • заявление об обеспечении доказательств и заявление об обеспечении исполнения решения суда;
  • ходатайство о приостановлении исполнения решения суда или приостановлении исполнения решения государственного органа.

Эти заявления, поданные без заверения квалифицированной ЭЦП, будут отклонены судом, в связи с чем необходимо всегда помнить о специальных условиях их подачи.

Представление фотографий, аудио- и видеозаписей

В ходе судебного спора часто возникает необходимость в представлении суду аудио- или видеозаписей. Например, аудиозапись телефонного разговора с должником может свидетельствовать о том, что должник признает долг, а видеозапись с камер наблюдения в производственном цеху – о том, что работник не явился на свое рабочее место или крал вверенное ему имущество предприятия.

Во многих спорах такие записи могут исполнять роль главного доказательства и требуют правильного оформления в судебном процессе, а именно соблюдения следующих правил:

  • Аудио- или видеозапись должна быть представлена в суд на защищенном носителе, не позволяющем перезаписать или изменить информацию на нем в дальнейшем. Для этих целей используются оптические диски CD-R или DVD-R.
  • Вместе с аудио- или видеозаписью «в комплекте» должна идти стенограмма – письменная запись зафиксированного разговора или описание записанного на видео события. При составлении стенограммы аудиозаписи необходимо указать, кому принадлежат записанные голоса и какие фразы произносятся. В случае со стенограммой видеозаписи требуется также описать, какие действия совершаются в то или иное время (например, «6 мин. записи – 10 мин. записи: ответчик пересчитывает денежные средства»).
  • Если требуется предоставление нескольких видеозаписей (к примеру, с разных камер наблюдения) либо если исходная видеозапись достаточно длительна, то наряду с ней можно предоставить нарезку из наиболее показательных фрагментов. Первоначальные записи при этом также должны быть предоставлены суду.
  • Файлы, представляемые в суд, нельзя корректировать или изменять даже для того, чтобы улучшить изображение с помощью цветокоррекции. При необходимости «подсветить» важную деталь лучше всего в дополнение к исходной записи приобщить к делу измененную копию с указанием на то, для каких целей и с помощью какой программы был изменен исходный файл.

Важно! Необходимо быть готовым к тому, что суд захочет прослушать или просмотреть запись в судебном заседании, поэтому рекомендуется озаботиться технической возможностью ее воспроизведения в суде (которой у самого суда зачастую нет): взять с собой ноутбук с дисководом.

Что касается фотографий, то они могут быть представлены в суд как на оптическом диске, так и в распечатанном виде. Основная проблема при их использовании заключается в доказывании периода времени, когда они были сделаны или места, в котором было произведено фотографирование. Например, ответчик, незаконно занимающий земельный участок истца нестационарным объектом, может оспаривать произведенные последним фотографии, на которых виден этот объект, указывая на то, что фото произведено до того, как он якобы добровольно демонтировал постройку. В связи с этим рекомендуется проводить фотофиксацию нарушений с включенной функцией временной метки и геолокации (если это технически возможно).

Также необходимо помнить, что не все цифровые записи и фотографии могут быть приняты судом в качестве доказательств. Суд может признать недопустимыми:

    Записи и фото, тайно произведенные в квартире или иной «личной зоне» человека. Не будут приняты в качестве доказательств записи с подслушивающих устройств и скрытых камер, а также записи приватных разговоров, включающие обсуждение сведений интимного характера. Такие доказательства считаются собранными в нарушение права на неприкосновенность частной жизни (Определение Конституционного Суда РФ от 28.06.2012 г. №1253-О).

Конечно, из этого правила есть исключения: оно не касается разговоров и телефонных переговоров между сторонами, посвященных только теме правоотношений, послуживших предметом судебного спора.

На это обратил внимание Верховный Суд РФ в Определении от 06.12.2016 г. №35-КГ16-18. Комментируя использование аудиозаписи телефонного разговора в деле о признании долга супругов общим, высшая судебная инстанция указала, «что запись телефонного разговора произвел один из его участников и касалась она обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами, в связи с чем запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется».

Использование электронной переписки

Не менее важным доказательством зачастую становится электронная переписка, особенно если взглянуть на то, какой массовый характер она приобрела в последние годы. В настоящее время 90% всех деловых коммуникаций осуществляется через электронную почту и мессенджеры, а бумажный оборот утрачивает свою информационную функцию, оставаясь больше для того, чтобы легализовать правоотношения, уже возникшие между сторонами.

Что касается сообщений, переданных посредством электронной почты, то таковые могут быть использованы в качестве доказательства в споре в следующих обстоятельствах:

  • если такой способ обмена информацией предусмотрен в договоре между сторонами спора с указанием конкретных «официальных» адресов электронной почты ответственных сотрудников (Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 05.08.2014 г. №Ф03-3226/2014 по делу №А73-12821/2013);
  • если переписка осуществлена через почтовые ящики ответственных сотрудников сторон спора, которые можно легко идентифицировать, – например, если претензия была направлена на электронный ящик претензионного отдела ответчика, указанный на официальном сайте (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 02.10.2017 г. №09АП-38096/2017, Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.02.2019 г. №11АП-20826/2018);
  • если содержание переписки полностью согласуется с фактическими обстоятельствами дела – например, если указание на снятие наличных средств со счета совпадает с датой получения денежных средств в банкомате (Обзор судебной практики Верховного Суда РФ от 16.03.2016 г.).

Намного сложнее дело обстоит в случае, если переписка велась через мессенджер. В таком случае стороне, представляющей подобную переписку в качестве доказательства, необходимо представить сведения о регистрации номера телефона, к которому привязан аккаунт в мессенджере, за соответствующим лицом. Такие сведения можно получить только посредством судебного запроса данных у оператора связи.

Между тем, подобный запрос может не понадобиться в случае, если номер телефона собеседника находится в публичном доступе в Интернете (на сайте компании или государственного органа) и позволяет точно идентифицировать его обладателя (Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 27.06.2017 г. по делу №А32-7123/2016).

Важно! В связи с решением о блокировке мессенджера Telegram любая переписка, осуществленная с его помощью, не будет принята судом в качестве доказательства.

Основным правилом представления суду электронной переписки в качестве доказательства является ее обязательное нотариальное заверение: использование обычных скриншотов и распечаток чревато риском того, что в итоговом решении суд оценит их как недостаточно достоверные. Заверение нотариусом содержания переписки осуществляется посредством его входа в электронный почтовый ящик или кабинет и описания содержания сообщений. По итогу данной процедуры лицу выдается заверенный нотариусом протокол со скриншотами соответствующих сообщений – он и будет считаться достаточным подтверждением достоверности переписки.

Таким образом, изложенные выше рекомендации можно свести к трем простым правилам:

  1. Обеспечивайте визуальную и техническую доступность цифрового доказательства (стенограммы, временные метки, технические устройства для воспроизведения).
  2. Представляйте цифровое доказательство с подтверждающими его достоверность сведениями (нотариальный протокол, распечатки с сайтов и описание фактических обстоятельств, коррелирующих с содержанием переписки).
  3. Соблюдайте процессуальную форму подачи (аудиовизуальные записи – на оптических дисках, отдельные виды заявлений – только в виде электронных документов, подписанных квалифицированной ЭЦП).

Источник: статья Анатолия Зазулина, INTELLECT, в газете «Наше право» (№1/2020)

коммерческие споры, корпоративные споры, налоговые споры, споры по интеллектуальной собственности, споры по недвижимости, трудовые споры

Ссылка на основную публикацию