Можно ли отказаться от показаний в полиции после вынесения приговора?

Возможно ли отказаться от данных показаний?

В данном случае речь идет о ситуации, когда лицо уже давало показания (то есть не отказалось от дачи показаний), однако при наличии определенных обстоятельств в последующем желает «отказаться от своих слов».

Опять же – по общему правилу это невозможно. Более того, поскольку отказ от ранее сказанного зачастую связан с дачей «новых» показаний, которые будут противоречить уже имеющимся – возможно привлечение к уголовной ответственности за подобные действия.

Вместе с тем, необходимо рассмотреть вопрос — при каких обстоятельствах свидетель может отказаться от дачи показаний и требовать их не учитывать.

Законом выделяются следующие случаи правомерного отказа как свидетеля, так и других лиц от ранее данных показаний:

  1. Не знание права на отказ от показаний. Перед каждым допросом в обязательном порядке лицу должно быть разъяснено право отказаться сообщать сведения в отношении себя либо близких. Подтверждением соблюдения этого требования является отдельная расписка или подпись допрашиваемого в протоколе.

Не соблюдение этого правила в полной мере позволяет законно отказаться от ранее данных показаний.

  1. Отсутствие защитника. При допросах подозреваемого, обвиняемого обязательно должен присутствовать адвокат. Его наличие подтверждается соответствующей подписью в протоколе. При этом, важно именно реальное наличие защитника, который в полной мере оказал всю требуемую юридическую помощь. Потому наличие подписи в протоколе в графе «защитник» отнюдь не означает полное соблюдение права на защиту.

Более того, подозреваемый может требовать приглашение конкретного адвоката, с которым заключено соответствующее соглашение (подробнее про участие адвоката на предварительном следствии). В этой связи допрос с иным адвокатом, например, по назначению, также не допустим.

Помимо присутствия адвоката в сам момент дачи показаний, по требованию допрашиваемого (либо адвоката) следователь обязан обеспечить конфиденциальное общение с защитником.

Не соблюдение любого из рассмотренных пунктов является грубейшим нарушением конституционного права на защиту и безусловно позволяет отказаться от ранее данных показаний.

  1. Незнание обвинения / подозрения. Допросу в качестве подозреваемого или обвиняемого всегда должно предшествовать соответственно предъявление обвинения или подозрения. Закон гарантирует – каждое лицо может знать в чем его обвиняют.

В этой связи допрос обвиняемого (равно – подозреваемого) без предыдущей указанной стадии очевидно не соответствует закону и позволяет отказаться от данных в такой ситуации показаний.

  1. Принуждение. Любая дача показаний всегда добровольная. Однако, встречаются случаи, когда сотрудники правоохранительных органов чрезмерно усердно выполняют свои обязанности в расследовании дела.

При этом, принуждение может быть выражено не только в физическом насилии. Изощрённость правоохранителей позволяет использовать различные методы воздействия – длительное задержание допрашиваемого либо его родственников; помещение лица в изолятор совестно с представителями преступного мира; содержание подозреваемого в условиях отсутствия необходимых человеку еды, воды – и тому подобное.

Как вывод — любое воздействие не допрашиваемого недопустимо и позволяет отказаться от ранее данных при таких условиях показаний.

Любая дача показаний всегда добровольная.

#3 brizer brizer –>

1 вступившим в законную силу решением установлено, что свидетелем даны заведомо ложные показания или экспертом представлено заведомо ложное заключение, или что вещественные доказательства, протоколы действий по уголовному преследованию или судебные протоколы либо иные документы были cфальсифицированы, или что умышлено был осуществлен неправильный перевод, что повлекло за собой вынесение необоснованного или незаконного решения;.

Статьей 51 Конституции РФ следует пользоваться лишь в случаях, когда:

Вы понимаете, что привлечение Вас к ответственности не беспочвенно и имеет основания;

Когда нет определенности в позиции по делу (например, Вы не определились, стоит ли признавать вину, чтобы нацелиться на смягчение наказания, либо следует побороться за оправдательный приговор);

Когда Вы не доверяете следствию и нацелены на то, чтобы воспользоваться своими правами и опровергнуть обвинение в стадии судебного рассмотрения уголовного дела (данное основание наиболее актуально по общественно-значимым уголовным делам, в которых затронуты интересы государства, политических или финансовых элит).

Вы не хотите, чтобы Ваша позиция и версия событий стали известны до судебного рассмотрения дела, чтобы следствие не дополнило материалы дела доказательствами, опровергающими Вашу позицию (в подобной ситуации следует всегда учитывать риск возвращения уголовного дела судом прокурору на основании ст. 238 УПК РФ).

«Нанимать адвоката, чтобы отказаться от дачи показаний, не нужно».

Даже если вы собрались молчать на допросе, это не значит, что защитник не нужен. Уголовный адвокат может разъяснить подозреваемому или обвиняемому его права, поможет выяснить, целесообразно ли в конкретном случае хранить молчание, проверит правильность составления протокола допроса и проследит за тем, чтобы на его доверителя не оказывалось ни психологическое, ни физическое давление. Помните, что даже свидетель может явиться к следователю с адвокатом – никто не может лишить его этого права. Следует также учитывать, что на стадии так называемой доследственной проверки и на стадии предварительного расследования, особенно по уголовным делам в сфере экономики, оперативных сотрудников и следователей не редко не устраивает отказ опрашиваемого или допрашиваемого от дачи объяснений или показаний. В этих случаях на Вас могут оказать давление в целях получить нужные сведения, используются угрозы привлечением к уголовной ответственности или применением мер процессуального принуждения (задержанием, заключением под стражу). Довольно популярным способом ведения допроса при отказе допрашиваемого от дачи показаний является постановка следователем вопросов даже после отказа отвечать; в подобных в протокол после отказа от дачи показаний все равно заносятся вопросы следователя. При этом следует не теряться и после каждого вопроса повторять одну фразу: «От дачи показаний отказываюсь». Ценность подобного протокола допроса для защиты велика, так как через поставленные следствием вопросы можно узнать ход расследования, те обстоятельства, которые интересуют следствие.

Подозреваемым и обвиняемым подсудимым не следует при отсутствии средств на оплату услуг защитника по соглашению отказываться от участия в деле адвоката по назначению.

Сознался? Докажи

Вчера пленум Верховного суда России обсудил проект постановления “О судебном приговоре”. Одна из важных новаций: судьям по сути запретят переписывать обвинительное заключение. Приговор должен писаться с чистого листа. Так что если кто из судей и грешил копированием текста из одного документа в другой, от привычек придется отказаться.

Как отметил советник Федеральной палаты адвокатов Сергей Насонов, в проекте постановления пленума Верховный суд России указывает на недопустимость изложения в приговоре показаний допрошенных по уголовному делу лиц, выводов экспертов и других сведений в точности так, как они отражены в обвинительном заключении или ранее вынесенном судебном решении.

Из приговора должно быть видно, что все это внимательно заслушивалось и изучалось судом, а не слепо копировалось из одного документа в другой.

– Такое переписывание обессмысливает все судебное разбирательство, свидетельствует об отказе суда от оценки исследованных доказательств, – говорит Сергей Насонов. – Очевидно, что в результате такого переписывания может появиться лишь обвинительный приговор.

В напоминании, что нельзя верить одним только признаниям обвиняемого, теоретически нет особой новизны. Но крайне важно, что Верховный суд России в официальных разъяснениях донесет эту мысль до каждого судьи.

“Признание подсудимым своей вины, если оно не подтверждено совокупностью других собранных по делу доказательств, не может служить основанием для постановления обвинительного приговора”, – говорится в проекте.

Когда человек берет вину на себя, это не всегда правда и раскаяние. Возможно, его вынудили признаться. Или он хочет кого-то выгородить. Но суду нужна истина. Поэтому нельзя верить на слово даже явке с повинной. Следствие должно собрать железные доказательства вины. Иногда это бывает сложно, но такова работа следствия.

А суды должны выносить мотивированные решения, то есть объяснять, почему верят тому и не верят другому.

“В силу принципа презумпции невиновности обвинительный приговор не может быть основан на предположениях, а все неустранимые сомнения в доказанности обвинения, в том числе отдельных его составляющих (формы вины, степени и характера участия в совершении преступления, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств), толкуются в пользу подсудимого”, говорится в проекте постановления.

– Нередко мотивировка заменяется приведением в приговоре длинного списка названий документов, содержащихся в уголовном деле, в т.ч. вообще не имеющих никакого доказательственного значения, – говорит Сергей Насонов. – Поэтому проект постановления указывает, что “суд в описательно-мотивировочной части приговора не вправе ограничиться перечислением доказательств или указанием на протоколы процессуальных действий и иные документы, в которых они отражены, а должен раскрыть их основное содержание”.

Проще говоря: нужны подробности. Если в приговоре будет только список экспертиз, а также фамилий опрошенных свидетелей, это еще ни о чем не говорит. Что это за экспертиза? Кем она проведена? На какие вопросы ответила? Что она доказывает? Почему ей нужно верить? Все это надо подробно прописать в приговоре.

Так же и со свидетелями. Нередко в приговорах можно прочитать нечто вроде: “вина обвиняемого доказана показаниями Иванова, Петрова, Сидорова”. Здесь любая вышестоящая инстанция должна воскликнуть: “стоп! с этого места поподробней. ” Что рассказали свидетели? Кто они такие? И опять же – что доказывают их слова, почему им можно верить?

Но это далеко не все новости. Постановление подробно останавливается на ситуации, когда человек на следствии говорил одно, а на суде – другое. Такое часто бывает, когда обвиняемый встает и отказывается от показаний, объясняя, мол, били, вот и признался. Кому и чему в такой ситуации верить?

Нет сомнений, что нередко разговоры про “били, заставили, надавили” только уловка. Однако бывает и так, что человек действительно оговорил себя под давлением оперативников. Он надеялся, что в суде липовые показания не пройдут. Мол, стоит человеку встать и сообщить о том, что с ним обошлись нехорошо, и дело примет совсем другой оборот. Но на деле суды часто не верят таким рассказам и “в зачет” берут только показания, данные следователю.

Проект разъясняет, что если человек на следствии дал показания без участия адвоката, а потом отказался от признаний, – старые слова недействительны. Протоколы, образно говоря, можно выбросить в корзину.

Если следствие все оформило правильно и адвокат был, то все равно надо разбираться, почему человек тогда говорил одно, а сейчас другое.

“В случае изменения подсудимым показаний суд обязан выяснить причины, по которым он отказался от ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства показаний, тщательно проверить все показания подсудимого и оценить их достоверность, сопоставив с иными исследованными в судебном разбирательстве доказательствами”, говорится в проекте.

Принципиальный момент: обвиняемый не должен доказывать, что его били. Если такой вопрос возник, то именно правоохранители должны доказать, что пальцем не тронули человека.

Вот дословная цитата из проекта. “Если подсудимый объясняет изменение показаний, данных им в присутствии защитника, тем, что они были получены под воздействием примененных к нему незаконных методов ведения расследования, то судом должны быть приняты достаточные и эффективные меры по проверке такого заявления подсудимого. При этом суду следует иметь в виду, что с учетом положений части 4 статьи 235 УПК РФ бремя опровержения доводов стороны защиты о том, что показания подсудимого были получены с нарушением требований закона, лежит на прокуроре (государственном обвинителе), по ходатайству которого судом могут быть проведены необходимые судебные действия”.

По словам Сергея Насонова, правило, что лицо, заявляющее о применении незаконных методов воздействия (угрозы, пытки, жестокое обращение и т.п.) не обязано доказывать эти факты, давно закреплено в УПК.

– Однако в судебной практике данная норма закона часто применяется формально, эффективной и полной проверки заявления подсудимого не проводится, – говорит Сергей Насонов. – В лучшем случае, в судебном заседании допрашивается следователь, который, естественно, отрицает такие факты. Именно поэтому разъяснение Верховного суда РФ о том, что эта проверка должна быть полноценной, т.е. должна проводиться в порядке, предусмотренном статьей 144 УПК РФ, с отложением на это время судебного разбирательства, на мой взгляд, является шагом, направленным на усиление гарантий от применения пыток и жестокого обращения.

В проекте постановления пленум разъяснил и нюансы, которые должны включать оправдательные и обвинительные приговоры в мотивировочных и резолютивных частях. Пленум особо обращает внимание, что приговор должен излагаться в ясных и понятных выражениях.

“Недопустимо использование в приговоре непринятых сокращений и слов, неприемлемых в официальных документах, а также нагромождение приговора описанием обстоятельств, не имеющих отношения к существу рассматриваемого дела”, – поясняет проект. Также рекомендуется избегать ненужных подробных описаний способов совершения преступлений, связанных с изготовлением наркотических средств, взрывных устройств и взрывчатых веществ и т. п. Не стоит вдаваться в излишнее описание преступлений, посягающих на половую неприкосновенность и половую свободу личности или нравственность несовершеннолетних.

Еще одно актуальное разъяснение Верховного суда говорит о том, что в случае признания полученных на основе результатов оперативно-розыскной деятельности доказательств недопустимыми содержащиеся в них данные не могут быть восполнены путем допроса сотрудников спецслужб.

– Это разъяснение создает серьезный барьер, препятствующий незаконному проведению оперативно-розыскных мероприятий, – говорит Сергей Насонов. – В противном случае, возникала возможность нейтрализации любого, даже самого грубого нарушения закона при производстве таких мероприятий. Например, телефонные переговоры были прослушаны незаконно, но результат этого разговора можно было бы установить, допросив сотрудника, который прослушал данную аудиозапись. При таком разъяснении Верховного суда подобные действия невозможны, судам запрещено ссылаться на такие доказательства.

Читайте также:  Список отделов ПФР Соль-Илецкий городской округ, Оренбургская область. Адреса, телефоны, официальный сайт, время приёма

Постановление будет принято в ближайшее время после доработки.

Если в приговоре будет только список экспертиз, а также фамилий опрошенных свидетелей, это еще ни о чем не говорит.

Оперативник не может быть допрошен по содержанию полученного объяснения

08 августа 2018 года приговором Измайловского районного суда г. Москвы В. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, — покушение на незаконный сбыт наркотического средства – МДМА, в крупном размере, группой лиц по предварительному сговору.

Согласно версии предварительного следствия, с которой согласился суд, В. вступил в предварительный сговор с не установленным лицом, у которого приобрел наркотическое средство с целью последующего сбыта — размещения по «закладкам» (тайникам). За указанные действия продавец наркотика пообещал В. денежное вознаграждение в сумме 5000 рублей.

В ходе расследования защитник — адвокат В.Ю.Бондарчук обратил внимание следователя на доказательство, полученное с нарушением закона, и просил исключить его из числа доказательств по уголовному делу.

Так, в день задержания В. оперативный сотрудник полиции С. получил у задержанного В. объяснение по факту изъятого у него наркотического средства. Из полученного объяснения следовало, что В. должен был продать приобретенное им у продавца наркотическое средство и получить за это деньги. Данное объяснение было получено без участия адвоката.

В последующем, будучи допрошенным в качестве подозреваемого, обвиняемого и подсудимого, В. от содержания своего объяснения отказался, пояснив, что указанные в нем сведения являются вымышленными. Так как он не обладает специальными знаниями в области уголовного права и процесса, он полагал, что изложение событий в таком виде поможет ему смягчить уголовную ответственность за совершенное преступление. На самом деле он приобрел наркотик для собственного употребления, и умысла на сбыт у него не было.

На следствии оперативник С. был допрошен в качестве свидетеля по содержанию полученного у В. объяснения и подтвердил обстоятельства, изложенные в объяснении.

Данные обстоятельства никакими иными доказательствами, кроме показаний оперативного сотрудника С., ссылающегося на объяснение В., полученное без участия адвоката, в уголовном деле не были подтверждены.

На стадии ознакомления с материалами уголовного дела защитник заявил письменное ходатайство о признании показаний свидетеля С. недопустимым доказательством и об исключении их из числа доказательств по уголовному делу в отношении В.

Следователь отказал в удовлетворении заявленного ходатайства, сославшись на то, что оперативный сотрудник не является дознавателем или следователем, а потому его можно допрашивать в качестве свидетеля по содержанию полученного объяснения.

В ходе судебного заседания по уголовному делу в отношении В. защитник предупредил суд о недопустимости допроса С. в качестве свидетеля по содержанию полученного им у В. объяснения. Однако суд проигнорировал заявление защитника и нарушил уголовно-процессуальный закон, предоставив государственному обвинителю возможность задать свидетелю С. вопросы по содержанию объяснения В., а в последующем положил показания указанного свидетеля в основу обвинительного приговора суда в отношении В.

оперативный сотрудник полиции С.

Всё об уголовных делах

– никакие обстоятельства тут значения не имеют к примеру, то что адвокат Вам не знаком и все его участие свелось к тому, что он просто подписал протокол.

МВД создаст спецподразделения для борьбы с нарушениями в работе сотрудников наркоконтроля

21 июня 2019 года

13 июня 2019 года

12 июня 2019 года

11 июня 2019 года

28 декабря 2018 года

05 ноября 2018 года

01 ноября 2018 года

14 октября 2018 года

15 июля 2018 года

09 июля 2018 года

04 июля 2018 года

16 апреля 2018 года

05 апреля 2018 года

05 апреля 2018 года

24 января 2018 года

20 декабря 2017 года

12 октября 2017 года

28 сентября 2017 года

13 июля 2017 года

20 июня 2017 года

28 апреля 2017 года

23 апреля 2017 года

22 марта 2017 года

21 марта 2017 года

29 декабря 2016 года

5 декабря 2016 года

18 ноября 2016 года

17 ноября 2016 года

ЗАЩИТА ПО НАРКОТИКАМ В МОСКВЕ И ВО ВСЕХ РЕГИОНАХ РОССИИ

ДОПРОС СВИДЕТЕЛЕЙ В СУДЕБНОМ ЗАСЕДАНИИ. ОГЛАШЕНИЕ ПОКАЗАНИЙ СВИДЕТЕЛЕЙ.

При рассмотрении судом уголовного дела в общем порядке, в качестве доказательств по уголовному делу используются показания свидетелей допрошенных в судебном заседании или оглашенные в соответствии с требованиями закона.

Согласно закона, свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний по данным обстоятельствам.

Так, в качестве свидетелей в судебном заседании могут быть допрошены не только очевидцы совершения преступления, но и лица выступавшие в качестве понятых при проведении следственных действий, либо которые могут охарактеризовать подсудимого.

В большинстве случаев показания свидетелей имеют решающее значение для разрешения уголовного дела и установления виновности или не виновности подсудимого.

Правом на вызов и допрос свидетелей в судебном заседании обладает как сторона обвинения, так и сторона защиты. Вместе с тем, согласно ч.4 ст.271 УПК РФ, суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон.

Таким образом, если свидетель явился в судебное заседание, то суд не вправе отказать в его допросе.

Допрос свидетеля в судебном заседании начинается с установления судом его личности и предупреждении свидетеля об ответственности за отказ от дачи показаний и дачу суду заведомо ложных показаний.

Важно: Свидетель имеет право отказаться свидетельствовать против себя и своих близких родственников (супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки). То есть если свидетелю известны сведения, которые могут быть использованы как доказательства виновности подсудимого, то являясь близким родственником подсудимого, свидетель может такие показания не давать.

Первой задает вопросы свидетелю, та сторона, по инициативе которой он допрашивается в суде, после противоположная сторона. Если свидетель вызван стороной обвинения, то первым задает вопросы прокурор, и только потом адвокат и подсудимый.

Суд также может задавать вопросы свидетелю по существу уголовного дела, а также отводить вопросы сторон, если они не имеют отношения к рассматриваемому делу или например могут рассекретить личность свидетеля, если данные о его личности сохранены в тайне.

К допросу свидетелей в судебном заседании необходимо подойти очень серьезно, продумать все вопросы которые сторона защиты будет задавать свидетелю, и его возможные ответы на них.

При подготовке к допросу свидетеля обвинения необходимо понимать, что сторона обвинения с большей долей вероятности уже проинструктировала свидетеля о содержании показаний которые ему необходимо давать в судебном заседании, и о возможных вопросах стороны защиты. Кроме того, в практике не редкие случаи, когда прокурор перед допросом свидетеля, дает ему возможность прочитать показания данные на стадии следствия.

Имейте ввиду, что часто свидетели обвинения, принимают сторону защиты “в штыки” и полностью поддерживают позицию прокурора.

При подготовке к допросу свидетеля защиты, целесообразно очень подробно проконсультировать свидетеля о содержании его показаний, и возможных вопросах стороны обвинения с целью дискредитировать его показания. Будьте готовы, что прокурор будет задавать много уточняющих вопросов, чтобы поставить под сомнение отношение данных свидетелем показаний к рассматриваемому уголовному делу.

Оглашение показаний данных свидетелем на следствии в связи с противоречиями.

Закон представляет возможность суду огласить показания свидетеля данные на стадии предварительного следствия в связи с существенными противоречиями имеющимися между ранее данными показаниями на следствии и в судебном заседании.

Данным инструментом очень умело пользуется сторона обвинения в случаях, когда свидетели стороны обвинения не могут дать внятные показания по существу уголовного дела, пояснить значимые обстоятельства, очевидцами которых они являлись, или на вопросы стороны защиты и обвинения, дают неудобные для обвинения ответы.

Как правило, прокурор заявляет ходатайство об оглашении показаний таких свидетелей, данных на следствии.

Важно: В случае заявления прокурором такого ходатайства, попросите конкретизировать в чем существо противоречий.

После оглашения показаний, суд обязан устранить имеющиеся противоречия и выяснить их причины, а свидетель должен дать четкий ответ. Однако, если свидетель относится к стороне обвинения, он подтверждает оглашенные показания ссылаясь на давность произошедших событий, по наводящему вопросу прокурора – “На момент дачи показаний на следствии вы лучше помнили события ?”, который по сути является наводящим.

Таким образом, независимо от показаний свидетеля обвинения данных в судебном заседании, в подавляющем большинстве случаев, в основу приговора суд кладет оглашенные показания свидетеля данные на следствии.

На мой взгляд, судам надлежит отдавать приоритет именно показаниям свидетеля непосредственно данным в судебном заседании, а не оглашенным протоколам допросов свидетеля, которые по своей сути являются инструментом следствия при доказывании вины подсудимого на стадии следствия, так как со стороны следствия возможны любые злоупотребления своими полномочиями.

К сожалению в практике не редко бывают ситуации, когда свидетель обвинения в судебном заседании отказывается от показаний данных на следствии и указывает, что не давал таких показаний следователю, а подписал протоколы их не читая или пустые бланки. Однако, суды не дают данным фактам надлежащей оценки, оглашают показания таких свидетелей, и в лучшем случае допрашивают по обстоятельствам допроса следователя, который конечно же утверждает, что свидетель сам давал показания и никаких злоупотреблений со стороны следователя не было.

Такая практика, не соответствует требованию о справедливом судебном разбирательстве дела независимым и беспристрастным судом, так как суд не предпринимает достаточных мер для выяснения истинных обстоятельств, ограничиваясь только допросом заинтересованного лица (следователя), тем самым создавая видимость проверки приведенных свидетелем доводов.

Оглашение показаний не явившегося свидетеля в судебном заседании.

Действующее законодательство предусматривает случаи оглашения показаний данных на стадии следствия, без их непосредственного допроса в судебном заседании.

Оглашение показаний свидетеля в судебном заседании регламентируется ст.281 УПК РФ.

Так, оглашение показаний не явившегося в суд свидетеля возможно по ходатайству обвинения или защиты, и только при согласии противоположной стороны на их оглашение.

Важно: Показания не явившегося свидетеля, оглашенные в судебном заседании, являются полноценным доказательством по уголовному делу, и должны получить оценку в приговоре. Если вы оспариваете обстоятельства о которых сообщил свидетель на стадии следствия, то не давайте согласие на оглашение его показаний в судебном заседании, и настаивайте на его вызове и непосредственном допросе.

Без согласия сторон, возможно оглашение показаний свидетеля только в случаях: смерти свидетеля, тяжелой болезни, препятствующей явке в суд, отказа потерпевшего или свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться по вызову суда, стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд, если в результате принятых мер установить место нахождения потерпевшего или свидетеля для вызова в судебное заседание не представилось возможным.

Перечень оснований является исчерпывающим и не подлежит расширению.

Важно: В случаях тяжелой болезни, препятствующей явке в суд, отказа потерпевшего или свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться по вызову суда, стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд, если в результате принятых мер установить место нахождения потерпевшего или свидетеля для вызова в судебное заседание не представилось возможным (кроме смерти свидетеля) оглашение показаний не явившегося свидетеля, при отсутствии согласия стороны защиты на оглашение, возможно только в случае предоставления подсудимому, на стадии следствия, возможности оспорить его показания (проведение очной ставки между подсудимым и свидетелем). Если очная ставка не проводилась, то оглашать показания такого свидетеля, без согласия защиты, закон запрещает.

Подробная информация собрана в следующих статьях:

Звоните, сделайте первый шаг на пути к свободе!

+7 (495) 649-42-01, +7 (915) 346-83-77, +7 (905) 582-13-60 (WhatsApp)

Важно В случае заявления прокурором такого ходатайства, попросите конкретизировать в чем существо противоречий.

Наша уголовно-правовая практика

  • Адвокат по уголовным делам
  • Задержание подозреваемого и избрание меры пресечения в виде заключения под стражу.
  • Как защититься по наркотикам ст.228 и ст.228.1 УК РФ
  • Ст. 264 УК РФ – Нарушение правил дорожного движения повлекшее вред здоровью или смерть
  • Как защититься по побоям ст. 6.1.1. КоАП РФ и по ст.116 (побои) УК РФ?
  • Как прекратить дело по побоям ст.6.1.1. КоАП РФ?
  • Можно ли отказаться от явки в суд в качестве свидетеля по уголовному делу?
  • Допрос несовершеннолетнего свидетеля и потерпевшего по уголовному и административному делу
  • Тестостерон и контрабанда сильнодействующих веществ – статья 226.1. УК РФ.
  • Подделка документов – статья 327 ч.1, 2, 3 УК РФ
  • Адвокат по ДТП со смертельным исходом, тяжким вредом здоровью.

Адвокат по уголовным делам.

Содержание статьи

  • Чем грозит изменение показаний в суде
  • Как доказать клевету
  • Как доказать невиновность в суде в 2017 году

Изменение показаний в суде является достаточно распространенным явлением, поскольку свидетели или иные лица, которые допрашиваются в ходе разбирательства, могут забывать или вспоминать отдельные события и обстоятельства, имеющие отношение к рассматриваемому делу. Однако указанные изменения должны быть вызваны объективными причинами, которые не связаны с желанием свидетеля ввести суд в заблуждение, помешать вынесению законного, обоснованного решения. Если показания изменены умышленно, то может последовать привлечение к уголовной ответственности при выявлении данного факта впоследствии. Основанием для привлечения является специальная норма Уголовного кодекса РФ, запрещающая давать заведомо ложные показания.

Привлечь к уголовной ответственности за дачу ложных показаний могут в том случае, когда на основании этих сведений судом был вынесен незаконный приговор, а свидетель умышленно совершил подобное деяние.

Допрос подозреваемого или свидетеля – будь готов!

Сегодня я расскажу вам, как вести себя во время допроса подозреваемого или свидетеля, а также о праве давать показания или отказаться от них. Практически каждого из нас, за редким исключением, могут вызвать на допрос подозреваемого. И к этому нужно быть готовым.

Бытует мнение, что на допрос обязаны вызвать повесткой…

  • Однако следователь может вызвать вас на допрос и посредством телефонного звонка.
  • В законодательстве присутствует одна замечательная фраза о том, что повестка о вызове на допрос может быть вручена лицу с помощью средств связи.
  • Да, вы можете не являться на допрос по звонку следователя.
  • Но повестка в любом случае последует и может приехать одновременно с оперативными сотрудниками. Вам это нужно?

А что с участием адвоката при допросе свидетеля.

Что делать, если вас вызвали на допрос или задержали

Доследственная проверка и несколько дней после возбуждения уголовного дела – это время, когда во многом определяется перспектива уголовного дела. Чтобы упростить себе работу сотрудники правоохранительных органов в нарушение конституционного права на защиту опрашивают потенциальных обвиняемых без адвоката, приглашают их «просто побеседовать», допрашивают сначала в качестве свидетелей и лишь затем – в качестве подозреваемого (обвиняемого) и предпринимают другие действия для получение «царицы доказательств» – признательных показаний.

Читайте также:  Как вести карточку учета страховых взносов, какие личные данные получателя в нее внести

К сожалению, к адвокату, который профессионально и добросовестно относится к защите клиента, часто обращаются уже тогда, когда первоначальные следственные и оперативно-розыскные мероприятия уже проведены, признательные показания получены и ситуация стала гораздо хуже, чем могла бы быть.

Понимая, что не всегда возможно быстро заключить соглашение с квалифицированным адвокатом, дам несколько рекомендаций, следуя которым можно избежать фатальных ошибок и создать основу для успешной защиты по делу в последующем.

  1. Если вас вызывают на допрос в качестве свидетеля или на «беседу» в правоохранительные органы – подумайте о своей юридической безопасности.

В практике стал уже «классическим» приём, когда человека сначала приглашают дать показания в качестве свидетеля, а затем переводят в статус подозреваемого или обвиняемого. Так делают для того, чтобы ограничить возможности для защиты: в отличие от подозреваемого и обвиняемого свидетель имеет меньше процессуальных прав. Например, он не может отказаться давать показания (за исключением случаев, когда они касаются его или близких родственников). Также ему не положена помощь адвоката по назначению государства. Если есть опасения, что вызов на допрос или встречу с оперативными сотрудниками может закончиться для вас неблагоприятно – вы вправе заключить соглашение с адвокатом, который будет представлять ваши интересы на следственных или оперативно-розыскных мероприятиях. Практика показывает, что своевременное участие профессионального юриста часто помогает избежать в последующем уголовного преследования или, как минимум, обвинения «с запасом».

  1. Не торопитесь давать показания.

Помните: если вас задержали, вызвали на допрос как подозреваемого, предъявили обвинение – вы не обязаны давать показания. Сказанное «под протокол» (особенно в ситуации стресса, например, после задержания) в последующем крайне сложно объяснить тем, что «вас не так поняли», «вы не то имели в виду» и т.п. Даже если следователь записал в протокол то, что вы не говорили, но вы это подписали, – формально доказательство против вас уже есть. До тех пор, пока не ясна хотя бы предварительная ситуация с доказательствами по делу и не получена подробная консультация адвоката, я бы рекомендовал вообще не давать показания. Дать показания никогда не поздно, а преждевременные показания чаще используются во вред допрашиваемому, а не идут ему на пользу.

  1. Не верьте обещаниям следователя не заключать вас под стражу в обмен на признательные показания.

По делам о тяжких и особо тяжких преступлениях следователи почти всегда ходатайствуют о заключении под стражу – вне зависимости от признательных показаний, предыдущих заслуг подозреваемого (обвиняемого), его семейного положения и т.п. Суды удовлетворяют такие ходатайства в 90% случаев. Если уголовное дело касается преступления небольшой или средней тяжести, следователи, во-первых, сами гораздо реже выходят с ходатайством о заключении под стражу, а, во-вторых, суды неохотно идут им навстречу. Есть ли при таком положении дел смысл давать признательные показания, поверив обещаниям следователя и надеясь на подписку о невыезде или домашний арест, – каждый решает сам.

  1. Читайте все документы, которые подписываете, и по возможности сделайте с них копии или выписки. Все ходатайства заявляйте в письменном виде – в протоколах следственных действий или на отдельных листах (оставляйте у себя второй экземпляр ходатайства с отметкой следователя об их получении).

Вы должны понимать суть следственных действий, значение результатов и свои процессуальные права. Если вам что-то непонятно – спрашивайте у адвоката. Ни в коем случае не подписывайте пустые бланки. Также просите у следователя копии постановлений о возбуждении уголовного дела, о привлечении в качестве обвиняемого и т.п., протоколы допросов и иных следственных действий с вашим участием. Если следователь отказывается предоставить такие копии, но у вас есть возможность сфотографировать эти документы (например, на телефон) – фотографируйте. Если фотографирование невозможно – делайте выписки. Аналогичные права имеет ваш адвокат.

  1. Адвокат должен принимать участие во всех следственных действиях с вашим участием.

Если адвокат реально не участвовал в проведении следственного действия – указывайте это в протоколе. Это позволит подстраховаться от случаев, когда протокол подписывается недобросовестным защитником «задним числом». Кроме того, при подобном отношении адвоката к выполнению своих профессиональных обязанностей задумайтесь о том, чтобы сменить защитника. Для этого вы или родственники могут заключить соглашение с другим адвокатом либо – при отсутствии средств на оплату – написать заявление об отказе от услуг предыдущего защитника, указав на его недобросовестное отношение и в чём именно оно проявляется, и попросить назначить другого защитника. По закону отказ от адвоката не является обязательным для следователя, но при развёрнутом и конкретном обосновании заявления шансы на его удовлетворение неплохие.

  1. В случае задержания вы имеете право на звонок близким и помощь адвоката.

Если вас задержали, вы вправе позвонить близким. Сообщите, где именно вы находитесь, почему вас задержали, попросите собрать документы о трудоустройстве, жилье и семейном положении, получить быстро характеристику от соседей и с места работы (в частности, эти документы могут пригодиться в суде при рассмотрении ходатайства о мере пресечения). Как правило, человека задерживают с участием адвоката по назначению государства, поэтому если есть такая возможность – попросите родственников найти адвоката для заключения соглашения на вашу защиту по уголовному делу. В любом случае вы имеете право на конфиденциальное общение с защитником до первого допроса продолжительностью, как минимум, два часа. За то время, пока задержанный общается с явившимся к нему адвокатом по назначению, родственники могут быстро сориентироваться и пригласить адвоката по соглашению. К сожалению, не всегда это получается сделать оперативно, поэтому напомню ещё раз об опасности давать показания сразу же после задержания.

  1. Если вас избивали сотрудники правоохранительных органов – сразу же, как это становится возможным, пройдите медицинское освидетельствование.

Практика применения физической силы для получения признательных показаний не ушла в историю. О применении к вам физической силы можно указать в протоколах следственных действий, сообщить адвокату или в жалобах. При этом необходимо подробно указывать, где, кто, когда, каким образом применял физическую силу. Особенно важно пройти медицинское освидетельствование – настолько быстро, насколько это позволяет ситуация. Если вас отпустили после задержания – сразу же пройдите освидетельствование (во Владимире это можно сделать, например, в Бюро судебно-медицинской экспертизы по адресу ул. Большая Нижегородская, д.65-«а»). Если после задержания вас поместили в ИВС – просите, чтобы телесные повреждения и просьбы о медицинской помощи были зафиксированы в журнале первичного опроса и регистрации оказания медицинской помощи лицам, поступающим для содержания в ИВС. Также постарайтесь обменяться контактами с теми, кто мог видеть у вас телесные повреждения (это могут быть, например, другие задержанные, сокамерники и т.п.).

К сожалению, к адвокату, который профессионально и добросовестно относится к защите клиента, часто обращаются уже тогда, когда первоначальные следственные и оперативно-розыскные мероприятия уже проведены, признательные показания получены и ситуация стала гораздо хуже, чем могла бы быть.

Отказ от очной ставки

Скажите, пожалуйста, на какие статьи можно сослаться свидетелю для отказа участия в очной ставке с обвиняемым:
1. в процессе следствия и
2. на суде
по причине боязни свидетеля психологического воздействия со стороны обвиняемого? .

Ответ юриста:
Очевидец вправе:
1) отрешиться свидетельствовать против себя самого, собственного жена
(собственной супруги) и других близких родственников, круг которых определен
пт 4 статьи 5 реального Кодекса. При согласии очевидца дать
показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут
быть применены в качестве доказательств по уголовному делу, в том
числе и в случае его следующего отказа от этих показаний;
2) давать показания на родном языке либо языке, которым он обладает;
3) воспользоваться помощью переводчика безвозмездно;
4) заявлять отвод переводчику, участвующему в его допросе;
5) заявлять ходатайства и приносить жалобы на деяния (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда;
6) являться на допрос с адвокатом в согласовании с частью пятой статьи 189 реального Кодекса;
7) ходатайствовать о применении мер безопасности, предусмотренных частью третьей статьи 11 реального Кодекса.
________________________________________

О необходимости проведении тех либо других допросов решение воспринимает лицо в чьем производстве находится уголовное дело.

Можно ли отказаться от дачи показаний?

Дача показаний – обязанность свидетеля. Он не может отказаться от ответов на вопросы следователя, если вызван на допрос повесткой. Иначе свидетеля привлекут к ответственности по 308 статье УК РФ. Она предусматривает наказание в виде:

  • Исправительных работ.
  • Обязательных работ.
  • Штрафа до 40 тысяч рублей.

Однако, свидетель имеет право не давать показаний против себя и своих родственников:

  • Супругов.
  • Родителей и усыновителей.
  • Детей.
  • Родных братьев и сестёр.
  • Дедушек и бабушек.
  • Внуков.

Но стоит учитывать, что так называемые «гражданские супруги» не относятся к родственникам. И против них давать показания свидетель по закону обязан.

Также бывают случаи, когда свидетель не хочет давать показания, опасаясь за свою жизнь.

Есть вопрос к юристу? Спросите прямо сейчас, позвоните и получите бесплатную консультацию от ведущих юристов вашего города. Мы ответим на ваши вопросы быстро и постараемся помочь именно с вашим конкретным случаем.

Телефон в Москве и Московской области:
+7 (499) 394-37-20

Телефон в Санкт-Петербурге и Ленинградская области:
+7 (812) 305-28-25

Бесплатная горячая линия по всей России:
8 (800) 550-93-75

Штрафа до 40 тысяч рублей.

Важное

Конституция предоставляет право каждому гражданину не свидетельствовать против себя и своих близких родственников. Тем не менее человек может отказаться от данного права и рассказать правоохранительным органам и суду все, что знает по данному делу. В этом случае близкий родственник лишается своего свидетельского иммунитета. И поэтому, если он даст ложные показания, то его смогут привлечь к ответственности по статье 307 УК. Об этом не нужно забывать.

Что будет за дачу ложных показаний, если свидетелю, который сообщил полиции или суду неправдивые сведения, еще нет 16 лет? В данном случае, в силу возраста, лицо невозможно привлечь к уголовной ответственности. Поэтому подростку заранее объясняют, что на суде и на допросе в отделе полиции нужно говорить только правду. Свидетели расписываются за то, что они были предупреждены об ответственности за дачу ложных показаний. Таков порядок.

Более того, у подследственных есть законное право отказаться от дачи показаний.

Почему почти никого из обвиняемых по уголовным делам не оправдают

Практически никто из обвиняемых в уголовном преступлении не может сколько-нибудь серьезно надеяться на оправдательный приговор. Такова реальность, об этом говорит статистика. А она, как известно, вещь упрямая и объективная, если только не пытаться манипулировать цифрами. Более того, статистика дает если и не неожиданный, то четкий ответ на вопрос: почему в уголовных коллегиях судов наблюдается устойчивый обвинительный уклон. Становится также понятно, почему в системе арбитражных судов (в отличие от судов общей юрисдикции) нет какого-либо очевидного уклона в решениях, почему они смелее в своих действиях…

Итак, каждый судья в России выносит от 0,16 до 0,24 оправдательных приговоров в год. То есть ни одного. Лишь раз в 5-7 лет судья оглашает такой приговор. Слово “негусто” в данном случае даже чрезмерно мягкое!

Читайте также:  Иск об устранении нарушения прав собственника земельного участка

Откуда такие цифры? Они получены на основе статистических данных и нехитрых расчетов. Так, известно, сколько в судах общей юрисдикции всей страны работает судей. Около 23 000. Несложно предположить, сколько из них специализируются именно на уголовных делах — от 1/3 до половины от этого числа. Это от 7667 до 11500. Теперь нам требуется знать, сколько всего в стране вынесено оправдательных приговоров. За 2009 год полных данных нет. Используем данные за 2008 год — 1825. После этого делим количество судей (специализирующихся на уголовных делах) на число оправдательных приговоров и получаем те самые цифры, которые указаны выше — от 0,16 до 0,24.

Данные о количестве судей в России и оправдательных приговоров в 2008 году мы взяли из материалов исследования, проведенного Институтом проблем правоведения при Европейском университете в Санкт-Петербурге. Название исследования говорит само за себя — “Обвинительный уклон в уголовном процессе: фактор прокурора”. В распоряжении Право.Ru оказался полный текст исследования. Опираясь на него, мы и готовили данную статью.

Три причины, которыми принято объяснять то, что судьи выносят только обвинительные приговоры. Но эти причины — лишь прикрытие одной самой главной причины

Причина первая: многие судьи пришли из прокуратуры и остаются во власти своих прошлых профессиональных навыков — воспринимают себя как борцов с преступностью, а не защитников закона. Кроме того, судьи продолжают с сочувствием относиться к бывшим сослуживцам — прокурорам и закрывают глаза на недостатки в их работе.

Вторая причина: большинство судей получили юридическое образование еще в советское время и поэтому подходят к судебному процессу по старинке — защиту воспринимают как неизбежную и малозначащую формальность, а обвинителя, как представителя государственных интересов, слушают внимательно и внимают ему.

Третья причина: большая нагрузка на судей, из-за чего в рассмотрении дел возникает спешка. У судьи нет возможности тщательно разбираться с обстоятельствами каждого дела, поэтому часто приговоры выносятся на основе слабых доказательств.

Несомненно, все эти причины имеют значение. Однако очевидно, что все они — субъективного свойства. Старые профессиональные привычки, образование, полученное в советские годы, большая загрузка… Разве может все это рассматриваться как серьезные реальные препятствия оправдать обвиняемого, если его вина не доказана или в материалах следствия много огрехов, оставляющих неясности? Сочувствие к бывшим сослуживцам — важная вещь, но для всего есть пределы. Существует еще и здравый смысл, понимание того, что в твоих руках жизнь и судьба человека, его близких. Да и много ли времени надо профессиональному судье, чтобы понять, что в деле есть нестыковки?!

В Европе и Америке в судьи тоже часто приходят из прокуроров. И там тоже случается, что судья не совсем беспристрастен, так как благоволит к бывшим сослуживцам. Но такие случаи становятся поводом для серьезного разбирательства.

Однажды в Европейский суд по правам человека поступила жалоба на судью, рассматривающего дело “Пирсак” (Piersak) против Бельгии. Гражданин жаловался на то, что судья, ведя процесс, демонстрировал явную зависимость от позиции прокуратуры, в которой работал прежде (до того, как был назначен судьей). И жалоба была удовлетворена: ЕСПЧ констатировал, что на процессе создавалась лишь видимость независимости суда. Это нарушает статью 6 Европейской конвенции по правам человека. Кроме того, отметил ЕСПЧ, судья проявлял навыки, приобретенные в другой профессии.

В России все по-другому. Судьи часто идут на поводу у обвинения, и уличить их в этом очень сложно, практически невозможно.

Если всерьез отнестись к 3 указанным выше причинам, то нетрудно предположить, что они все же не настолько серьезны, чтобы их невозможно было устранить. Тем более, что в этом — устранении явного обвинительного уклона в судах — принимает участие даже Президент РФ Дмитрий Медведев, которому журналисты во время одной из пресс-конференций указали на подозрительно низкий процент оправдательных приговоров (они почти отсутствуют). Президент предпринял реальные шаги, направленные на гуманизацию законодательства. Сначала Дмитрий Медведев сказал о необходимости заменять содержание под стражей на другие виды наказаний в своем послании федеральному собранию (об этом мы писали здесь). Позже он сам инициировал внесение в УК поправок, смягчающих наказание и отменяющих уголовное преследование за экономические преступления (подробнее об этом вы можете прочитать здесь).

С подачи же президента серьезному реформированию подверглось МВД России (мы рассказывали об этом, например, здесь), менее серьезному — следственный комитет и прокуратура (материалы об этом выложены здесь и тут). И что же? Каков результат? К сожалению, никакого. Судьи по-прежнему выносят обвинительные приговоры даже тогда, когда доказательства вины очень рыхлые. Чего стоит, например, дело предпринимателя Олега Рощина, которого суд приговорил к 18 годам тюрьмы за экономическое преступление, мягко говоря, слабо доказанное (об этом мы подробно писали здесь).

Получается, даже Президент РФ не в состоянии отучить судей от неких старых привычек, устранить их архаичные установки? Почему? Только из-за указанных выше причин? Не верится!

Может быть, надо сменить весь судейский корпус, и тогда проблема будет решена? К сожалению, и на этот вопрос нельзя ответить утвердительно. У практики поголовных обвинительных приговоров есть другое объяснение. И оно напрямую затрагивает интересы судей. Снова обратимся к статистике. Она укажет, где искать причину.

Немногочисленные оправдательные приговоры выносятся главным образом по делам частного обвинения, рассматриваемым без прокурора

Таковы две особенности дел, по которым выносится основная масса оправдательных приговоров. Первая: составы преступлений. В основном это не тяжкие преступления, классифицируемые по статьям “Оскорбление”, “Клевета”, “Побои”, “Умышленное нанесение легкого вреда здоровью”, по 4 статьям УК РФ — части 1 статьи 115, части 1 статьи 116, части 1 статьи 129 и статье 130. То есть, это дела так называемого частного обвинения. Разбирательство инициируется исключительно по заявлению пострадавшего, дело может быть прекращено по его же инициативе.

Вторая особенность таких дел: в них практически никогда не участвует прокурор. Иными словами, это дела, в которых просто нет государственного обвинителя.

На такие дела приходится 68% всех оправдательных приговоров, 76% решений о прекращении дела по реабилитирующим обстоятельствам и 24 % вердиктов о прекращении по иным обстоятельствам (чаще всего, по примирению сторон).

Уголовные дела нечастного обвинения (с участием прокурора): оправдательных приговоров почти нет

Исключив все дела частного обвинения, мы располагаем только такими делами, в которых обвинение представлено прокуратурой. Из 1000 таких дел только по двум вынесены оправдательные приговоры. И лишь 5 прекращены по реабилитирующим обстоятельствам.

Несложно предположить, что именно присутствие или отсутствие в деле прокурора является определяющим фактором в том, каким будет решение суда. Если в деле есть прокурор, на оправдание можно почти не надеяться.

Хитрость судей: прекращение дела по нереабилитирующим основаниям. И подсудимый освобожден, и прокурор не в обиде

Почти 20% из тех уголовных дел, по которым обвиняемые не отправлены в тюрьму, прекращены именно по нереабилитирующим основаниям. Поэтому если в деле недостаточно доказательств или нарушены правила расследования, судья может либо признать вину подсудимого недоказанной, либо прекратить дело по формальным основаниям. Разумеется, чаще всего судьи выбирают второй вариант.

Почему? Ответ становится очевидным, если вспомнить, какие именно основания являются нереабилитирующими, позволяющими прекратить дело. Таких оснований два: примирение сторон или деятельное раскаяние. Примирение сторон происходит по желанию самих сторон — потерпевшего и подсудимого. Судья разрешает или не разрешает примирение, независимо от мнения прокурора.

Деятельное раскаяние инициируется следователем. Оно должно быть поддержано прокурором. Если на суде речь заходит о раскаянии, значит, прокурор поддержал его.

Но самое главное: в обоих случаях (и при примирении сторон, и при деятельном раскаянии) интересы прокурора не страдают, так как прекращение дела по таким основаниям автоматически подразумевает признание подсудимым своей вины в полном объеме. Значит, следователи и прокурор потрудились хорошо, так как вина доказана. И никому не обидно — ни прокурору, ни подсудимому. И судье такое решение не грозит неприятностями.

Поэтому если вина подсудимого не доказана или доказательства недостаточны и при этом есть возможность либо оправдать подсудимого, либо прекратить дело по нереабилитирующим основаниям, то судья выберет именно второй вариант. Ведь если вынести оправдательный приговор, это будет означать, что работа следствия и прокурора оценена “на двойку”. Кстати, прекращение дела по нереабилитирующим основаниям хорошо еще и тем, что подсудимый не сможет требовать компенсацию от государства (это можно делать, если дело закрыто по реабилитирующим основаниям).

Прокуроры — ярые противники оправдательных приговоров. Чем это объясняется?

Объяснить это несложно. Как мы уже говорили выше, оправдательный приговор — это “двойка” следствию и прокуратуре. Получается, они не смогли собрать доказательств. Если бы все заключалось только в моральных оценках, то ситуация не была бы такой удручающей. Источник нашего портала в прокуратуре, пожелавший остаться неназванным, подтвердил, что за каждый оправдательный приговор прокурор получает выговор, а три выговора в год увольнение.

Почему судьи боятся опечалить прокурора оправдательным приговором. 4 действительно веских причины

Это лишь теоретически суды стоят выше прокуратуры и вольны принимать независимые решения. На самом деле, все несколько иначе. Есть четыре реальные и совершенно не субъективные причины, касающиеся личных интересов судей:

Первая причина: прокуратура всегда обжалует оправдательные приговоры (почему, сказано чуть выше), добиваясь его отмены.

Вторая причина: судью, вынесшего оправдательный приговор, прокуратура может обвинить в коррупции. За этим последуют проверки не только в отношении самого судьи, но и всего суда, его председателя. Разумеется, все это не радует председателя, и он не поощряет оправдательные приговоры.

Третья причина: судью могут привлечь к уголовной ответственности. Это, правда, может сделать только генеральный прокурор. Однако следственные действия проводит прокуратура того города, где находится суд.

Четвертая причина: прокуратуре принадлежит право вето при назначении судей. ККС направляет заявления претендентов на должность судей для проверки (на достоверность и правдивость) именно в прокуратуру. Поэтому она может забраковать того или иного претендента. Этим отчасти объясняется, почему так легко проходят в судьи прокуроры.

Словом, у прокуратуры есть масса возможностей создать служебные, карьерные проблемы судье. И вероятно, этим объясняется большая свобода арбитражных судей в вынесении решений — в арбитражных процессах не участвуют прокуроры, и не давят на судей.

Главная причина обвинительного уклона: судьи зависимы от прокуроров, обвинение не является только стороной судебного процесса

Как видим, судья и прокурор в чем-то зависимы друг от друга. Каждый из них имеет возможность осложнить жизнь другого (помним о том, что оправдательный приговор оборачивается выговором для прокурора). Поэтому судьи, не желая вступать в конфронтацию с прокуратурой и превращать жизнь в бесконечные проверки, выносят обвинительные приговоры. Как говорится, от греха подальше. Этим объясняется и откровенно хамское порой, неуважительное по отношению к суду поведение некоторых прокуроров на процессах.

Иногда, чтобы не обижать прокурора, не будить в нем зверя, судьи пытаются найти некое соломоново решение, как говорится, и нашим, и вашим. За что и страдают. Мы рассказывали недавно о суде над “педофилом” в Санкт-Петербурге. Судья в своем решении фактически указала, что вина подсудимого не доказана, однако вынесла, хотя и мягкий, но обвинительный приговор. Но прокуратура все равно начала проверку судьи на коррупционность… (подробнее об этом можно прочитать здесь).

Однако сам факт, что судья готов поддержать обвинение, даже если оно не представило убедительных аргументов в обоснование своей позиции, расхолаживает следователей и прокуроров, поощряет небрежность в их работе.

Говорить о том, что прокуратура является такой же стороной процесса, как скажем, адвокат, в такой ситуации просто наивно. Разве может прокурор быть обычной стороной процесса, если он еще и контролер судьи?!

Требуется радикальное системное изменение: судьи должны быть действительно независимыми от прокуратуры. Остальные причины исчезнут сами собой

Обвинительный уклон исчезнет в тот же момент, когда судьи получат возможность выносить приговоры без оглядки на прокуратуру. Это главное, что нужно сделать. И тогда множество других субъективных причин, мешающих по заслугам оправдывать подсудимых, попросту исчезнут. Судьи станут действительно независимыми и беспристрастными.

Конкретные меры, которые нужно предпринять:

  • Лишить прокуратуру права обжаловать оправдательные приговоры (пусть это делают пострадавшие).
  • Ограничить права прокуратуры в подаче апелляций и кассаций по собственной инициативе.
  • Наделить судью правом, внеся поправки в УПК, прекращать дело любой тяжести на основании примирения с потерпевшим (лицом, в отношении которого совершено преступление).
  • Дать судье законные основания инициировать деятельное раскаяние обвиняемого по своему усмотрению (невзирая на позицию следователя и прокурора).

До тех пор, пока судья останется зависимым от прокуратуры, ни призывы Президента РФ, ни усилия Госдумы, ни возмущение общественности не исправят ситуацию, и даже невиновные будут попадать в тюрьму.

Полный текст исследования “Обвинительный уклон в уголовном процессе: фактор прокурора” вы можете посмотреть здесь.

Значит, следователи и прокурор потрудились хорошо, так как вина доказана.

Добавить комментарий