Каковы сроки давности по статье 172 УК?

О сроках давности привлечения к уголовной ответственности за налоговые преступления

Для того, чтобы ответить на вопрос, являются ли преступления, ответственность за совершение которых предусмотрена ст. 198 и 199 УК РФ «Уклонение от уплаты налогов» длящимися, следует проанализировать природу этого юридического феномена.

Суть срока давности состоит в погашении правонарушения, что лишает государство полномочий преследовать подозреваемого по закону, привлекать его к суду, признавать его виновным и назначать наказание.[1]

С точки зрения теории и практики уголовного и налогового права можно заключить, что институт срока давности привлечения к ответственности за налоговые преступления и правонарушения реализуют одни и те же правовые ценности:

– гуманистическую идею, согласно которой, во-первых, угроза ответственности не может довлеть над человеком в течение всей его жизни, а во-вторых, привлечение к ответственности по истечении определенного срока превращается в неоправданную месть и поэтому теряет смысл и необходимость с точки зрения общей и специальной превенции, хотя объективно совершенное лицом деяние полностью не утратило своей общественной опасности;

– гражданское правосознание, согласно которому преступное действие или бездействие со временем утрачивает общественный резонанс, сглаживается в памяти людей, и вновь ворошить его бессмысленно;[2]

– цели достижения стабильности правопорядка, правовой определенности, устойчивости сложившейся системы правоотношений;

– обеспечение возможность сбора и закрепления доказательств правонарушения (преступления);[3]

Приведенные утверждения имеют глубокие национальные исторические корни[4] и поддерживаются международной практикой.[5]

Есть единичные исключения, когда срок давности может не применяться в силу особо высокой общественной опасности: преступления против мира и человечности, терроризм, особо тяжкие убийства. Налоговые преступления не являются редкими и не отнесены законом к особо тяжким.

Что такое длящееся преступление?

Длящиеся преступления – это действие или бездействие, сопряженное с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных под угрозой уголовного наказания на виновного.[6]

Прекращается длящееся преступление в силу:

– действий самого виновного (явка с повинной, выполнение предписаний судебного акта при злостном неисполнении судебного решения);

– действий правоохранительных органов (задержание лица);

– иных обстоятельств, прекращающих выполнение преступления (достижение совершеннолетия, смерть).

Прекращение преступления по указанным основаниям называется фактическим окончанием длящегося преступления.[7]

Исходя из этих определений видно, что преступления, совершаемые путем бездействия, могут быть длящимися. Это прежде всего различного рода уклонения от выполнения правовых обязанностей.

Удивительно, но в теории уголовного права нет единого мнения о том, является ли неуплата налога (уклонение от уплаты налога) длящимся преступлением.

Так, в учебнике «Уголовное право России. Части Общая и Особенная: учебник» (под ред. А.В. Бриллиантова) уклонение от уплаты налогов с физического лица (ст. 198 УК РФ) приводится в пример как длящееся преступление.

В учебнике для вузов «Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: учебник для вузов» (под ред. В.С. Комиссарова, Н.Е. Крыловой, И.М. Тяжковой) читаем: «Возьмем, например, уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица, совершенное в крупном размере (ч. 1 ст. 198 УК). Это преступление небольшой тяжести, следовательно, срок давности по нему составит 2 года. Если давностный срок исчислять со дня, когда физическое лицо должно было уплатить налог, но этого не сделало, то через 2 года оно может законно не платить налог, поскольку истечет срок давности».

Ни в первом, ни во втором примере авторы не объясняют свой вывод.

Но толкование уголовного закона не может быть двояким: это грубейшим образом нарушает конституционный принцип равенства граждан перед законом и судом.[8]

Как на самом деле?

Для поиска верного ответа применим различные методы исследования.

Буквальное толкование объективной стороны преступления

Известно, что уголовный закон нельзя толковать расширительно: метод буквального толкования позволяет не исказить волю законодателя.

Состав преступления описан в законе: «уклонение от уплаты налогов путем непредставления налоговой декларации (расчета) или иных документов, представление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным, либо путем включения в налоговую декларацию (расчет) или такие документы заведомо ложных сведений».

Чтобы состав был полным, налогоплательщик должен совершить одновременно два действия: не заплатить налог и исказить налоговую отчетность.

Такая диспозиция позволяет прийти к выводу, что как только эти действия совершены, преступление окончено. Не имеют отношения к моменту его окончания последующие действия по заглаживанию причинённого вреда: исправление отчетности и (или) погашение недоимки.[9]

Метод сравнения диспозиции норм законодательства, регулирующих однородные правоотношения

В налоговом законодательстве сходное по составу правонарушение «Неуплата или неполная уплата сумм налога, сбора» имеет более широкую объективную сторону. Согласно ч.1 ст. 122 НК РФ правонарушение может быть совершено не только в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога (сбора), но и других неправомерных действий (бездействия) налогоплательщика. Но даже такой «резиновый» состав не позволяет арбитражным судам считать это правонарушение совершенным путем неуплаты задекларированной (имеющейся и признанной) налогоплательщиком недоимки.

Так, ВАС РФ разъяснял, что ст. 122 НК РФ предусмотрена ответственность за неуплату или неполную уплату сумм налога в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога или других неправомерных действий (бездействия). При применении этих положений судам следует исходить из того, что бездействие налогоплательщика, выразившееся исключительно в неперечислении в бюджет указанной в налоговой декларации или налоговом уведомлении суммы налога, не образует состав правонарушения, установленного ст.122 НК РФ. В этом случае с него подлежат взысканию пени.[10]

Если налогоплательщик подал недостоверную налоговую декларацию, 3-х летний срок давности привлечения его к налоговой ответственности начинает течь с даты подачи этой декларации, установленной в законе. Логика такого применения ст. 113 НК РФ понятна: администратор (налоговый орган) имеет правовую возможность проверить достоверность декларации в ходе проведения камеральной или выездной налоговой проверки, сроки которых ограничены 3-я годами.

В п. 14 постановления пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» сказано, что «длящимся является такое административное правонарушение (действие или бездействие), которое выражается в длительном непрекращающемся невыполнении или ненадлежащем выполнении обязанностей, возложенных на нарушителя законом. Невыполнение предусмотренной нормативным правовым актом обязанности к установленному в нем сроку не является длящимся административным правонарушением».

В НК РФ по каждому налогу определены как срок сдачи налоговой отчетности, так и сроки уплаты налогов. Следовательно, налоговые правонарушения, являющиеся по сути административными, не могут быть длящимся.

Метод сравнения схожих преступлений

Конституционный Суд РФ провозгласил правовую позицию, что налогоплательщик не вправе распоряжаться по своему усмотрению той частью своего имущества, которая в виде определенной денежной суммы подлежит взносу в казну, и обязан регулярно перечислять эту сумму в пользу государства, так как иначе были бы нарушены права и охраняемые законом интересы других лиц, а также государства. Взыскание налога не может расцениваться как произвольное лишение собственника его имущества, – оно представляет собой законное изъятие части имущества, вытекающее из конституционной публично – правовой обязанности.[11]

Исходя из этой правовой позиции налогоплательщик, умышленно не уплативший к сроку в бюджет причитающийся налог, неправомерно сберегает имущество, подлежащее взносу в казну. Если это сопряжено с внесением в налоговую декларацию недостоверной информации, влияющей на размер платежа, такие действия сходны с мошенничеством (ст. 159 УК РФ).

Но мошенничество даже в крупном размере не считается длящимся преступлением. Никто из известных автору комментаторов УК РФ не предлагает считать мошенничество совершаемым вплоть до возврата похищенного имущества потерпевшему.

Анализ квалифицирующих признаков

Для налогового законодательства размер недоимки не имеет значения для квалификации деяний как правонарушения.

В уголовном законе размер недоимки имеет значение.

Согласно Примечанию 1 к ст. 199 УК РФ крупный размер в настоящей статье исчисляется в течение трех финансовых лет подряд. Если допустить, что преступление по ст. 199 УК РФ длящееся и выражается в длительной неуплате одной и той же налоговой недоимки, возникшей в определенном налоговом периоде, то возникает правовая неопределенность: какие три финансовых года подряд следует учитывать: три первых, три последних, три в середине или какие-то еще.

Поскольку состав ст. 199 УК РФ материальный, а финансовые результаты каждого налогового периода различны, то реальна ситуация, когда с учетом налоговых переплат в одних периодах крупный размер будет набираться, а в других нет. По этому вопросу Верховный суд никаких разъяснений не давал, хотя такая правовая неопределенность в уголовном праве недопустима (противоречит ст. 4 УК РФ).

Метод от противного (конституционных ограничений)

Защитники доктрины «длящегося налогового преступления» исходят из того, что преступление прекращается добровольно налогоплательщиком (путем уплаты недоимки) или принудительно налоговым органом (бесспорное взыскание). Но в такой интерпретации в случае непогашения недоимки по материальным и иным причинам преступление будет вечным.

Если предположить, что налогоплательщик (лицо, отвечающее за уплату налогов организацией) уже будучи осужденным за уклонение от уплаты налогов, продолжает не платить эти налоги, а взыскать с него нечего, то это будет означать, что он вновь подлежит привлечению к уголовной ответственности, поскольку по указанной логике он, даже будучи наказанным, все равно продолжает совершать это преступление.

Но повторное уголовное наказание за то же преступление противоречит п.2 ст. 6 УК РФ и ч. 1 ст. 50 Конституции РФ.

Фундаментальный принцип правовой определенности налоговых правоотношений неоднократно подтверждался и защищался Конституционным Судом РФ со ссылкой на положения Конституции РФ.[12]

Этот принцип проявляется в том числе ограничением сроков, в течение которых налогоплательщик претерпевает налоговые обременения и несет налоговые риски:

– хранения документов налогоплательщика (подп.8 п.1 ст. 23 НК РФ);

– проведения выездных налоговых проверок (п.4 ст. 89 НК РФ);

– давности привлечения к налоговой ответственности (п.1 ст. 113 НК РФ).

Привлечение к уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов за пределами сроков хранения налоговозначимых документов и возможной налоговой проверки нарушает конституционный принцип правовой определенности и право на судебное обжалование действий и решений органов государственной власти (ст. 46 Конституции РФ).

Но в том числе и целям обеспечения возможность сбора и закрепления доказательств правонарушения (преступления) служит институт срока давности привлечения к ответственности (см. выше).

Приведенные аргументы, полученные разными методами, подтверждают один вывод: налоговые преступления, ответственности за которые предусмотрена ст. 198 и 199 УК РФ не являются длящимися.

[1] См. Решение ЕСПЧ от 27 марта 2014 г. по делу “Матыцина против Российской Федерации”

[2] См. Алексей Рарог Уголовное право. Общая часть.

[3] Постановление Конституционного Суда РФ от 14 июля 2005 г. N 9-П.

[4] Как полагал один из разработчиков Судебных уставов 1864 г. А.А. Квачевский, такая норма, как отмена наказания за давностью, была введена законодателем в Уложение по следующим соображениям. Во-первых, для обеспечения прав виновного лица, для которого «обвинение по истечении долгого времени становится несправедливым и тягостным, потому что время отняло у него средства к оправданию, способы защиты, давая вместе с тем молве и злословию возможность преувеличить значение виновности». Во-вторых, «в интересах справедливого следствия и суда, так как доказательства вины или невинности обвиняемого исчезают со временем, что может породить судебные ошибки». В-третьих, в связи с давностью совершенного преступления, поскольку «оно не угрожает никак общественному порядку, впечатление от него стирается в сознании населения и общество становиться к нему равнодушным. См. Квачевский А. Об уголовном преследовании, дознании и предварительном исследовании преступлений по Судебным Уставам 1864 г.: в 3 ч. / А. Квачевский. — СПб. : Тип. Ф.С. Сущинского, 1866. — Ч. 1. — 352 с.

[5] Постановление ЕСПЧ от 22 июня 2000 г. по делу “Коэм и другие против Бельгии”, Постановление Европейского суда по делу “Елич против Хорватии”, § 52.

[6] Уголовное право. Учебник в 5 т. (под ред. Н.Ф. Кузнецовой).

[7] Уголовное право. Общая часть (под ред. Рарога А.И.)

[8] См. ч.1 ст. 19 Конституции РФ и ст. 4 УК РФ.

[9] Фонтантка .ру. от 10.06.2019 г. «Даже для нашего зазеркалья это чересчур». Адвокат Вадим Клювгант про отмену срока давности для налоговых преступлений.

[10] См. п. 19 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. № 57 «О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации».

[11] См. Постановление Конституционного Суда РФ от 17 декабря 1996 г. N 20-П.

[12] См., например, Постановление Конституционного Суда РФ от 28 марта 2000 г. №5-П.

Статья 78 УК РФ. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности

1. Лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекли следующие сроки:

а) два года после совершения преступления небольшой тяжести;

б) шесть лет после совершения преступления средней тяжести;

в) десять лет после совершения тяжкого преступления;

г) пятнадцать лет после совершения особо тяжкого преступления.

2. Сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора суда в законную силу. В случае совершения лицом нового преступления сроки давности по каждому преступлению исчисляются самостоятельно.

3. Течение сроков давности приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, уклоняется от следствия или суда либо от уплаты судебного штрафа, назначенного в соответствии со статьей 76.2 настоящего Кодекса. В этом случае течение сроков давности возобновляется с момента задержания указанного лица или явки его с повинной.

4. Вопрос о применении сроков давности к лицу, совершившему преступление, наказуемое смертной казнью или пожизненным лишением свободы, решается судом. Если суд не сочтет возможным освободить указанное лицо от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности, то смертная казнь и пожизненное лишение свободы не применяются.

5. К лицам, совершившим преступления, предусмотренные статьями 205, 205.1, 205.3, 205.4, 205.5, частями третьей и четвертой статьи 206, частью четвертой статьи 211, статьями 353, 356, 357, 358, 361 настоящего Кодекса, а равно совершившим сопряженные с осуществлением террористической деятельности преступления, предусмотренные статьями 277, 278, 279 и 360 настоящего Кодекса, сроки давности не применяются.

Комментарии к ст. 78 УК РФ

1. Под давностью привлечения к уголовной ответственности понимается истечение установленных уголовным законом сроков после совершения преступления, в силу чего лицо, его совершившее, освобождается от уголовной ответственности.

2. Материально-правовым основанием применения института давности является нецелесообразность привлечения к уголовной ответственности ввиду значительного уменьшения общественной опасности преступления по истечении продолжительного времени после его совершения и значительного уменьшения опасности лица, не уклоняющегося от следствия и суда. Вопрос о привлечении к ответственности за преступление, совершенное в далеком прошлом, теряет свою актуальность, а само событие преступления теряется в памяти потерпевших, свидетелей и других лиц.

3. Для применения давности необходимо наличие двух условий:

1) истечение установленных законом сроков;

2) отсутствие обстоятельств, нарушающих течение давности.

4. Действующее законодательство, в отличие (от предыдущего УК), ставит продолжительность сроков давности в зависимость не от срока наказания, предусмотренного за совершенное преступление, а от категории этого преступления. В соответствии со ст. 78 лицо освобождается от уголовной ответственности, если истекли следующие сроки:

а) 2 года – после совершения преступления небольшой тяжести;

б) 6 лет – после совершения преступления средней тяжести;

в) 10 лет – после совершения тяжкого преступления;

г) 15 лет – после совершения особо тяжкого преступления.

Уголовный кодекс впервые сформулировал правила исчисления сроков давности, указав, что они исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора в законную силу. Это значит, что никакие процессуальные действия по привлечению лица к уголовной ответственности не прекращают течения сроков давности. Если даже лицу был вынесен обвинительный приговор, но он не успел вступить в законную силу до истечения установленных законом давностных сроков, лицо освобождается от уголовной ответственности.

Срок давности исчисляется с 0 часов суток, следующих за днем совершения преступления, а заканчивается в 24 часа последних суток давностного срока. Например, срок давности привлечения к уголовной ответственности за преступление средней тяжести, совершенное 9 января 2008 г., заканчивается в 24 часа 9 января 2014 г.

До принятия действующего УК не был урегулирован вопрос об исчислении давности уголовного преследования за деяния, в которых наступление общественно опасных последствий по времени отделено от совершения противоправных действий (бездействия). В соответствии с ч. 2 ст. 9 УК “временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий”. Следовательно, именно с момента совершения предусмотренного уголовным законом действия (бездействия) следует исчислять срок давности привлечения к уголовной ответственности.

Некоторой спецификой обладает порядок исчисления сроков давности привлечения к уголовной ответственности за длящиеся и продолжаемые преступления.

Длящееся преступление признается фактически оконченным с момента его прекращения либо по воле виновного, либо по не зависящим от его воли причинам. Продолжаемое преступление отличается тем, что фактически оно продолжается уже на стадии оконченного преступления, поэтому срок давности привлечения к уголовной ответственности за него должен исчисляться с момента совершения последнего преступного действия, являющегося звеном в единой цепи действий, охватываемых умыслом виновного.

Таким образом, при совершении и длящихся, и продолжаемых преступлений течение сроков давности начинается с момента фактического, а не юридического окончания преступления.

5. Истечение сроков давности исключает уголовную ответственность только при условии, что их течение не было нарушено. Уголовный кодекс предусматривает один способ нарушения сроков давности – их приостановление. Основанием приостановления сроков давности по действующему законодательству является только уклонение лица. Лицом, уклоняющимся от следствия или суда, следует признавать не только обвиняемого или подозреваемого, но и лицо, которое было вызвано, но не явилось для допроса по поводу совершенного им преступления. Не может считаться уклоняющимся от следствия или суда лицо, которое совершило преступление, но о нем еще не известно правоохранительным органам, а также лицо, причастность которого к преступлению еще не установлена. Под уклонением от следствия и суда нужно понимать любые умышленные действия, совершенные лицом с целью избежать уголовной ответственности за содеянное и поставившие органы расследования или суд перед необходимостью организовать специальные меры розыска на территории всей страны или какой-то ограниченной местности (перемена места жительства, изменение фамилии, проживание по чужим или поддельным документам и т.п.).

Приостановление срока давности означает, что он не течет все время, когда лицо, совершившее преступление, уклонялось от следствия или суда. После задержания этого лица или его добровольной явки с повинной течение срока давности возобновляется. В этом случае время, истекшее до момента уклонения, суммируется со временем, прошедшим после задержания лица или после его явки с повинной. И если сумма этих двух отрезков времени до момента вступления приговора в законную силу превысит установленный законом срок давности, то уголовная ответственность за это преступление исключается.

Прежний УК устанавливал предельный (равный 15 годам) срок, по истечении которого лицо не подлежало уголовной ответственности, даже если оно все это время уклонялось от следствия или суда, не совершив нового преступления. В настоящее время УК такого ограничения не содержит, поэтому уклонение лица, совершившего преступление, от следствия или суда приостанавливает течение сроков давности на неограниченное время.

6. По действующему законодательству в случае совершения лицом нового преступления в течение срока давности за предыдущее сроки давности по каждому преступлению исчисляются самостоятельно. Это значит, что срок давности за первое преступление продолжает течь по- прежнему, а срок давности за новое преступление начинает течь параллельно независимо от первого преступления.

В случае совершения лицом одновременно двух или нескольких преступлений разных категорий тяжести срок давности привлечения к уголовной ответственности за каждое из них течет отдельно: сначала истекает срок давности за менее тяжкое, потом – за более тяжкое и т.д.

7. Установленные уголовным законом сроки давности применяются независимо от усмотрения органов расследования или суда: их истечение является обязательным основанием освобождения от уголовной ответственности. Однако это положение не распространяется на преступления, за которые законом предусмотрена возможность назначения наказания в виде смертной казни или пожизненного лишения свободы.

В соответствии с ч. 4 ст. 78 УК вопрос о применении сроков давности к лицу, совершившему преступление, за которое законом предусмотрено наказание в виде смертной казни или пожизненного лишения свободы, решается судом. В таких случаях истечение установленных сроков давности является не обязательным, а факультативным основанием освобождения виновного от уголовной ответственности. Дело не может быть прекращено на стадии предварительного расследования и обязательно направляется в суд для решения вопроса о применении сроков давности. Суд при этом учитывает личность виновного, продолжительность времени, истекшего с момента совершения преступления, и другие обстоятельства. Но если суд не сочтет возможным освободить такое лицо от уголовной ответственности в связи с истечением 15-летнего срока, то он не вправе назначить ему наказание в виде смертной казни или пожизненного лишения свободы и обязан назначить лишение свободы на определенный срок.

8. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности осуществляется в определенной процессуальной форме. Возбужденное уголовное дело подлежит прекращению на стадии предварительного расследования, о чем орган дознания, следователь или прокурор выносят соответствующее постановление. В стадии предания суду уголовное дело прекращается постановлением судьи (определением суда). Однако прекращение уголовного дела в связи с истечением сроков давности не допускается, если обвиняемый против этого возражает (например, считая себя невиновным). В таком случае производство по делу продолжается в обычном порядке. Если факт истечения срока давности установлен во время рассмотрения дела судом, разбирательство доводится до конца, и суд выносит либо оправдательный, либо обвинительный приговор, но с освобождением осужденного от наказания.

9. В соответствии с международной Конвенцией о неприменении срока давности к военным преступникам и преступлениям против человечества от 26.11.1968 Уголовный кодекс предусматривает исключение из общего правила о сроках давности привлечения к уголовной ответственности. Как установлено в ч. 5 ст. 78 УК, сроки давности не применяются к лицам, совершившим наиболее тяжкие преступления против мира и безопасности человечества, предусмотренные ст. ст. 353, 356, 357 и 358 УК. Лица, совершившие любое из этих преступлений, могут быть привлечены к уголовной ответственности и осуждены независимо от времени, истекшего после совершения преступления. При этом лицам, осужденным за геноцид, может быть назначено наказание в виде смертной казни или пожизненного лишения свободы, которое предусмотрено санкцией ст. 357 УК.

Время обнала подошло к концу

В июле 2017 года Следственный комитет и налоговики выпустили Методические рекомендациями о том, как они будут доказывать вину налогоплательщика (чтобы потом привлечь, посадить, взыскать…). Это Письмо ФНС от 13 июля 2017 года № ЕД-4-2/13650@.

Это кажется смешным, но над нами просто поглумились: открыто опубликован порядок проведения проверки и способы доказывания нашей вины, с примерами! Открыто, ничего не скрывая!

Вы будете смеяться, но именно в редакции и последовательности рекомендаций на практике и задаются вопросы.

А для большинства бизнесменов способы доказывания оказывается тайной, в начале проверки они придумывают самые нелепые «отмазки» из серии, что они не помнят с кем поработали два года назад и не обязаны помнить директоров однодневок, а когда их бизнес приговаривают – они кричат: «Нас заказали…!»

Но самое смешное, что налоговики и правоохранители такое отношение предпринимателей по организации своей безопасности прекрасно понимают и своей открытой публикацией просто издеваются, бравируют, объясняя суду, как открыто они действуют, и вообще они для бизнеса всегда открыты. Ну и на чьей стороне в этом случае будет суд?

  1. Это рабочий документ-план по порядку установления вины налогоплательщика. Тайн теперь нет.
  2. Даны списком вопросы, которые будут задаваться бизнесменам, а так же свидетелям.
  3. Из рекомендаций предельно понятно, как конкретно устанавливается вина с «правильной» формулировкой.
  4. Следственному комитету в методических рекомендациях дано разъяснение не смотреть на судебное Решение, которое может оправдать компанию
  5. В указаниях приводятся развернутые примеры из жизни, где каждый из примеров можно примерить на себя.

Ответственность за обналичивание: от ст. 171 УК РФ до ст. 172 УК РФ. Кто круче?

Если еще недавно по ст. 172 УК РФ (Незаконная банковская деятельность) привлекали только учредителей и руководителей кредитных организаций, то сегодня эта статья стала «вдруг» применяться к предпринимателям, которые занимались обналичиванием.

То есть, обналичивание денежных средств сегодня квалифицируются правоохранителями, как незаконная банковская деятельность(?!).

На мой взгляд, да и на взгляд других юристов и адвокатов такая интерпретация действий налогоплательщика является неправомерной. Но …

Вот пример из судебной практики: кассационное определение Московского городского суда от 13.05.13 № 22–2539. Обратите внимание – это 2012/2013 годы вынесения приговора.

Фабула дела такова: подсудимая была бухгалтером в компании, через которую происходило обналичивание.

Первоначально суд приговорил ее по ст. 172 УК РФ за незаконную банковскую деятельность (наказание по этой статье может быть связано с реальным лишением свободы, а по ст. 171 УК РФ – незаконная предпринимательская деятельность – санкция мягче).

Затем, совершенное ею действие было переквалифицировано на ст. 171 УК РФ. Суд указал, что подсудимую необходимо привлечь за «осуществление предпринимательской деятельности без лицензии в случаях, когда такая лицензия обязательна, организованной группой, сопряженное с извлечением дохода в особо крупном размере».

Таким образом, деятельность по обналичиванию суды верно квалифицировали по ст. 171 УК РФ, как «Незаконное предпринимательство», так как ст. 172 УК РФ является фактически специальным составом, вытекающим из ст. 171 УК РФ: когда субъекты предпринимательской деятельности, ведут банковскую деятельность без регистрации или без специального разрешения.

Вот пример из практики, когда фактически подобные уже описанным выше обстоятельствам действия были переквалифицированы из незаконной предпринимательской деятельности (обналичивание) – ст. 171 УК РФ в незаконную банковскую деятельность – ст. 172 УК РФ.

При этом суд первой инстанции, рассматривая дело, по традиции применил к «обнальщикам» статью 171 УК РФ.

Но следующая инстанция, в новых «экономических условиях» произвела переквалификацию со ст. 171 УК РФ на более тяжкое деяние, предусмотренное ст. 172 УК РФ.

Вот как об этом написал суд в своем Постановлении (постановление Президиума Московского городского суда от 20.02.15 № 44у-14/15):

«Судом в приговоре установлено, что члены организованной группы привлекали и учитывали денежные средства физических и юридических лиц…

Д.А. и иные участники организованной группы фактически создали структуру, в которой выполняли все те функции, которые выполняют сотрудники кредитных организаций при открытии и ведении счетов юридических лиц — достигали соглашения с клиентами, сообщали им реквизиты счетов подконтрольных фиктивных организаций, открытых в кредитных учреждениях, куда в дальнейшем переводились денежные средства. За эти действия осужденные получали комиссионное вознаграждение.

Осуществляя преступную деятельность, участники организованной группы использовали «нелегальный банк», который не регистрировали в установленном законом порядке, лицензию на осуществление банковских операций не получали».

Какой вывод? Время обнала подошло к концу. Это сегодня не вчерашний и даже уже не позавчерашний день.

Можно ли защититься? Уверен, что да.

Успех зависит от конкретных обстоятельств дела, а также от того, когда начать решение этого вопроса: до прихода правоохранителей или после, и чтобы эту проблему решал тот, кто имеет подобный опыт.

Еще немного об обналичке и ответственности за нее

В предыдущей статье мы с вами говорили, что сегодня руководителей компании, которые занимались или занимаются обналичкой привлекают не за незаконное предпринимательство (ст. 171 УК РФ), а так же не по ст. 173.1 УК РФ «Незаконное образование (создание, реорганизация) юридического лица» или по статье 173.2 УК РФ «Незаконное использование документов для образования (создания, реорганизации) юридического лица», как это должно было бы быть, а по ст. 172 УК РФ (статья «тяжелее», а срок больше и реальнее), как за незаконную банковскую деятельность.

Мы так же с вами говорили о том, а есть ли способы защиты и как этому противостоять, как не попасть на ст. 172 УК РФ.

Обращаю внимание, что в организации защиты правонарушителя есть два направления действий. Первое направление – это сбор доказательств, сама процедура доказывания, установление конкретных фактов и обстоятельств совершения/несовершения преступления, которые в свою очередь зависят от обстоятельств дела. Это направление мы сейчас не рассматриваем.

А есть второе направление организации защиты — вопросы материального права, или иными словами обоснование своей правовой позиции, почему к правонарушителю должна быть применена, например, ст. 171 УК РФ, а не ст. 172 УК РФ и какие правовые аргументы в свою защиту приводить. Об этом мы и будем говорить.

Да, сегодня практика пошла по пути вменения обнальщикам ст. 172 УК РФ как за незаконную банковскую деятельность. Но, и это важно(!), сегодня это пока позиция нижестоящих судов, а значит можно и нужно бороться, и приводить аргументы, почему к правонарушителю должна применяться ст. 171 УК РФ, а не ст. 172 УК РФ.

Тем более, что позиция Верховного суда по этому поводу пока отсутствует. Т.е. применение ст. 172 УК РФ к обнальщикам «не засилено».

Поэтому и необходимо биться, доказывать и обосновывать свою позицию.

Ведь может статься и так, что Верховный суд возьмет (в случае, если не будет сильного сопротивления), да и обобщит уже имеющуюся «нужную» практику и признает обналичивание банковской деятельностью, со всеми вытекающими негативными последствиями.

Кстати, Конституционный суд уже рассматривал дела по проверке конституционности положений статьи 172 УК РФ.

Например, КС РФ вынес определение от 01.12.09 № 1486-О О, по заявлению гражданина, который утверждал, что в силу неопределенности правил поведения и понятий, используемых в статье 172 УК РФ, любое нарушение в банковской сфере квалифицируется как преступление. Это нарушает ряд норм Конституции РФ.

Судьи не увидели не конституционности в формулировках статьи 172 УК РФ, но при этом указали (далее я допускаю вольный пересказ того, что сказал КС РФ), что квалифицируя действия виновных лиц по статье 172 УК РФ, правоохранительные органы обязаны применять нормы специальных законов, например, закона «О банках и банковской деятельности».

Приведенное в пример Определение КС РФ, я думаю, и может помочь тем, кому вменяют «незаконную банковскую деятельность».

О том, как формировать свою правовую позицию, какие аргументы приводить в свою защиту читайте в следующей статье.

Незаконная банковская деятельность

Суды, приговаривая к уголовной ответственности по ст. 172 УК РФ руководителей обнальных компаний указывают на следующее:

  • организации занимаются исключительно обналичиванием денежных средств;
  • не ведут какой-либо хозяйственной деятельности.

По мнению суда получается, что практически все организации занимаются банковской деятельностью, так как переводят денежные средства, обналичивают и т.п. А вот о том, законно они это делают или нет зависит от реальности их хозяйственной деятельности.

Вот здесь и кроется логическая ошибка: все организации обязаны открыть счет в банке и открывают. И это уже банковская деятельность?

Но ведь открытие счета – это обязанность компании!

И из этой обязанности следует привлечение руководителей обнальных компаний по ст. 172 УК РФ (незаконная банковская деятельность)?

Ст. 172 УК РФ предусматривает ответственность за осуществление банковской деятельности (банковских операций) без регистрации или без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензия) обязательно, если это деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо сопряжено с извлечением дохода в крупном размере.

Обратим внимание на словосочетание «банковская деятельность» и «банковские операции» и сравним, что написал суд в приговоре, описав банковские операции?

Например, в Постановлении Московского городского суда от 22.07.15 № 4у/4–3618/15:

«С. совместно с неустановленными лицами, используя контролируемые им номинальные (фиктивные) организации, занимались именно банковской деятельностью, связанной с обналичиванием и транзитом денежных средств, без регистрации и специального разрешения (лицензии).

Фактически участниками организованной группы была создана структура, в которой они выполняли все те функции, которые выполняют сотрудники кредитных организаций при открытии и ведении счетов юридических лиц — достигали соглашения с клиентами, сообщали им реквизиты счетов фиктивных организаций, подконтрольных участникам преступной группы, на которые переводились денежные средства в безналичном виде. В последующем денежные средства обналичивались с целью получения их клиентами. За указанные услуги участники преступной группы получали комиссионное вознаграждение».

А теперь, для сравнения, обратимся к ст. 5 закона «О банках и банковской деятельности».

К банковским операциям среди прочих относятся:

  • открытие и ведение банковских счетов физических и юридических лиц (но обнальщики не открывают счета, открывает их им банк).
  • инкассация денежных средств, векселей, платежных и расчетных документов и кассовое обслуживание физических и юридических лиц;

А перевозка денег обнальщиками это только перевозка, но никак не инкассация, понятие которой намного шире, и связана она с последующим зачислением на расчетный счет инкассированных денежных средств, чего обнальная контора в принципе сделать не сможет.

В связи с вышесказанным, с учетом Определения КС РФ от 01.12.09 № 1486-О считаю, что привлекать «обнальщиков» к ответственности по ст. 172 УК РФ закон права не дает.

Остается лишь порекомендовать бороться за свое право до конца, используя все данные законом способы, в том числе от сбора доказательств, до применения конкретных норм права, обосновывая незаконность вольного трактования закона «О банковской деятельности».

Надеюсь, что я смог донести до вас противоречия в позиции судов при обосновании привлечения к уголовной ответственности по ст. 172 УК РФ.

Как доказывают обнал и связи с однодневками?

Мы с вами ранее уже говорили о том, что все споры с налоговиками и правоохранителями по поводу обнала и «порочащих» связях предпринимателя с однодневками возможно и необходимо защищать не с помощью правовых норм (они подразумеваются), а с помощью фактологической организации доказывания своей добросовестности и неучастия в обнале.

Еще раз, нормы права вам не помогут ничего доказать и сберечь имущество. Собственно, именно так уже давно действует налоговая служба, которой не мешает даже отсутствие норм и правил в НК РФ о недобросовестности, об обязательности проверки контрагента и т.п.

Ну, а значит, и налогоплательщикам надо действовать так же. Учитесь у налоговой и используйте те же способы доказывания, и только затем применяйте нормы права. Главное, понимать, что необходимо доказывать.

Еще раз, нормы права вам не помогут!

Давайте проанализируем процесс доказывания обнала и того, что компания связалась с однодневкой на примере — как действуют налоговики.

В 2017 году налоговики продолжили предъявлять налогоплательщикам претензии по связям с однодневками и последующему обналу.

Если до 2008 года налоговики признавали компанию однодневку только на основании отказа руководителя от фактического руководства компанией и недостоверные первичные документы, а затем делали вывод о нереальности операций, то сегодня суды им задачу усложнили (чем вообще-то помогли налогоплательщикам!) и сказали, что доказывания только факта связи с однодневкой недостаточно и необходимо опровергать реальность сделок.

Понимаете, РЕАЛЬНОСТЬ СДЕЛОК. Кстати, именно над этим и надо работать налогоплательщику!

Налоговики не огорчились. Что стали делать? Очень простой ход: стали опровергать реальность сделки анализом бухучета контрагента проверяемого налогоплательщика.

Смотрят: баланс, отчет о фин. результатах, движение денежных средств с соответствующими показателями.

Например, в ходе ВНП налоговики обнаружили сомнительный договор поставки, так как полагали, что налогоплательщик связался с однодневкой.

Обнаруженные нулевые показатели у контрагента в отчетах о финансовых результатах, в движении денежных средств позволяют налоговикам сделать вывод, что контрагент ничего не продавал.

А если у проверяемого налогоплательщика найдут еще и печать контрагента – то о чем дальше говорить?

Вот и все. Очень просто. Пока налогоплательщик бездействует, налоговики работают и доказывают. И при чем тут нормы права.

Достаточно доказать некоторые факты.

Почему в этой ситуации бездействует большинство налогоплательщиков – непонятно.

Пройдите курс повышения квалификации по теме «Управленческий учет с нуля до внедрения». 120 ак.часов, обучение онлайн 1 месяц, официальное удостоверение.

При записи на курс до 6 февраля подарок 12 тысяч рублей — 3 месяца безлимитных консультаций от лучших экспертов «Клерка».

Что нужно знать если обвиняют в незаконной банковской деятельности?

Состав данного преступления является специальным составом незаконного предпринимательства, влекущим более строгую ответственность и отличается особой сферой осуществления незаконного предпринимательства.

В связи с этим необходимо указать какая именно деятельность является банковской.

Банковская деятельность — это деятельность, осуществляемая в рамках банковской системы, специально созданными для такой деятельности организациями. Право на банковскую деятельность возникает после государственной регистрации и получения специального разрешения (лицензии) — для кредитных организаций, либо на основании федерального законодательства — для банка России. Согласно ст.5 ФЗ «О банках и банковской деятельности» от 02.12.1990 №395-1 к банковским операциям относятся:

  1. Привлечение денежных средств физических и юридических лиц во вклады;
  2. Размещение указанных в п.1 ч.1 настоящей статьи привлеченных средств от своего имени и за свой счет;
  3. Открытие и ведение банковских счетов физических и юридических лиц;
  4. Осуществление переводов денежных средств по поручению физических и юридических лиц;
  5. Инкассация денежных средств, векселей, платежных и расчетных документов и кассовое обслуживание физических и юридических лиц;
  6. Купля продажа иностранной валюты в наличной и безналичной формах;
  7. Привлечение во вклады и размещение драгоценных металлов;
  8. Выдача банковских гарантий;
  9. Осуществление переводов денежных средств без открытия банковских счетов.

Что же делать если Вас привлекают по ст. 172 УК РФ

Прежде всего найти компетентного адвоката, у которого в практике были подобные уголовные дела и он осуществлял защиту по указанной статье, так как, я думаю, не нужно пояснять, что работа по данной категории дел имеет свою специфику и целый ряд особенностей.

Опытный адвокат знает, что фабула обвинения органов предварительного следствия, как правило, однотипна и типична для всех уголовных дел по ст. 172 УК РФ и следователи, не особо себя утруждая, подгоняют под эту типичную фабулу каждое уголовное преследование по данной категории дел.

Поэтому очень важно защитнику работать именно с фабулой обвинения и анализировать то как расписана объективная сторона вмененного преступления, устанавливать нестыковки, недостатки и предоставлять контраргументы, подтвержденные очевидными установленными фактами и подтверждающими позицию защиты.

Пример, как можно использовать слабое обвинение

Например, зачастую в обвинении следователи не указывают какие именно банковские операции вменяется в вину фигурантам по уголовному делу, когда они были совершены и на какую сумму, то есть не указывается размер каждой банковской операции, способы их совершения, время и место. Так же следователи часто не указывают адреса кредитных организаций, где обвиняемые согласно предъявленному обвинению организовали открытие расчетных счетов, осуществляли перевод, инкассацию денежных средств, кассовое обслуживание, выдачу кредитных денег.

Данные обстоятельства должны быть установлены и расписаны в предъявленном обвинении, так как подлежат доказыванию в соответствии в том числе с УПК РФ. Данные нарушения, указанные адвокатом должны быть приняты к сведению и если не повлечь прекращение уголовного преследования, то как минимум, дело должно быть возвращено прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ (если идет стадия судебного разбирательства) для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Основные доказательства обвинения

Основными доказательствами обвинения по ст. 172 УК РФ, как правило, выступают:

  • показания «формальных» руководителей — номинальных директоров организаций, с использованием которых или через счета которых осуществляется незаконная банковская деятельность
  • заключение фоноскопической судебной экспертизы (установление принадлежности голоса)
  • заключение бухгалтерской судебной экспертизы
  • ПТП – прослушивание телефонных переговоров и т.д..

Очень важное значение имеет работа адвоката с заключением бухгалтерской судебной экспертизы, так как именно она определяет сумму вознаграждения, получаемого от осуществления незаконной банковской деятельности. Напомню, что уголовная ответственность по ст. 172 УК РФ наступает только если это деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству, либо сопряжено с извлечением дохода в крупном размере. То есть причиненный ущерб или полученный доход имеет важнейшее значение для наличия состава преступления.

Как правило следователь при назначении судебной бухгалтерской экспертизы ставит перед экспертом один основной вопрос: «Какова сумма дохода, полученного от осуществления незаконной банковской деятельности (банковских операций)».

Для исчисления в качестве такого берется определенный процент (процент по разным делам разный, но как правило он берется исходя из результатов прослушивания телефонных переговоров) от суммы денежных средств (без учета взаимных, внутренних перечислений и произведенных возвратов), поступивших на лицевой (расчетный счет) компании за определенный период времени. То есть берутся компании, которые установлены следствием как подконтрольные обвиняемому и по их расчетным счетам, согласно выпискам, осуществляется расчет суммы дохода по всем платежам за период времени, который установит следователь.

Если вы стали фигурантом уголовного дела по этой статье — звоните нам, у нас есть достаточный опыт защиты по ст. 172 УК РФ!

Время не прощает

Верховный суд России фактически расширил число ситуаций, когда срок давности не применяется. В своем обзоре судебной практики он сделал важное разъяснение: когда за преступление грозит пожизненное заключение, человек в любом случае привлекается к уголовной ответственности.

Фото: Reuters

Это не значит, что суд обязательно посадит гражданина за очень старые, пусть и страшные дела. Сначала человек предстанет перед судом, ответит за свои прошлые грехи, а потом отдельно будет решаться вопрос, освобождать его или нет от наказания.

В обычных ситуациях срок давности применяется автоматически. Например, нельзя прийти к человеку через два года и обвинить его в преступлении небольшой тяжести. Если же некто совершил тяжкое преступление, то через десять лет обвинение уже никто не предъявит. Ловить и наказывать надо было раньше.
Но по статьям, где предусмотрена высшая мера наказания, то есть пожизненный срок, вопрос, сажать или нет по истечении сроков давности, находится в исключительной компетенции суда.

На практике возникла коллизия: как быть, когда в старом преступлении обвиняется женщина или пожилой мужчина? По закону пожизненное заключение к ним не применяется. Значит ли это, что и сроки давности надо применять автоматически?

С одним из подобных дел недавно пришлось разбираться Верховному суду. Жительница Московской области Н. в начале нулевых совершила убийство. Много лет она была в розыске, а потом истекли сроки давности и женщина нашлась. Статьи, которые ей вменили, предусматривали в том числе пожизненное заключение. Однако вечный срок, естественно, женщине не грозил, потому что она женщина. Поэтому нижестоящие суды автоматически применили срок давности и закрыли дело.

С таким решением не согласились ни прокуратура, ни потерпевшие. “Судом также не учтены обстоятельства совершения Н. особо тяжкого преступления из корыстных побуждений, последствиями которого явилась смерть А., не приняты во внимание характеризующие данные о личности Н., которая ранее трижды привлекалась к уголовной ответственности за совершение умышленных преступлений, отбывала наказание в виде лишения свободы, не учтены выводы экспертов в акте судебной психологической экспертизы, согласно которым Н. является алчной, циничной, расчетливой, самовлюбленной, эмоционально нечувствительной к другим людям, при задевании ее чувств проявляет агрессию, легко идет на обострение конфликта, вспыльчива, обидчива, злопамятна”, – написал прокурор в своей жалобе.

Потерпевшие в свою очередь подтвердили, что время не зарубцевало их раны. Тем более что они много раз просили правоохранителей принять меры к розыску и задержанию Н., кто теперь виноват, что время ушло?

Фото: PHOTOXPRESS

Верховный суд, изучив материалы, отменил постановление о прекращении уголовного дела. А сам пример включен в обзор судебной практики с детальными разъяснениями. Как пояснили в Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда, совершение лицом преступления, за которое предусмотрено пожизненное заключение, свидетельствует о его высокой общественной опасности, поэтому в отношении его применяются иные правила, касающиеся сроков давности.

“Сроки давности введены в большинстве юрисдикций по той причине, что акт преступления утрачивает социальную актуальность по истечении большого периода времени, в результате чего меры уголовной ответственности не будут иметь должного профилактического эффекта и не обеспечат надлежащей социальной справедливости, – говорит руководитель Ассоциации безопасности бизнеса Александр Хуруджи. – Однако наиболее тяжкие, громкие преступления оставляют в памяти общественности неизгладимые негативные последствия, которые не может полностью нивелировать и длительный срок. Время не все смывает и прощает. Поэтому норма права в УК РФ, которая не вводит срок давности за особо тяжкие преступления, вполне обоснованна”.

ВС поставил точку в споре о сроках давности привлечения к уголовной ответственности

Гизатуллин Рамиль

«Лед тронулся, господа присяжные поверенные!» – так и никак иначе можно расценивать решения Верховного Суда РФ и Шестого кассационного суда общей юрисдикции 1 , принятые весной по одному из важнейших процессуальных вопросов, с которым сталкивался почти каждый адвокат-защитник.

Вопрос касается законности уголовного преследования по истечении сроков давности привлечения к уголовной ответственности, определенных ст. 78 УК РФ.

С точки зрения теории права спора в разрешении данной дилеммы быть не может ввиду прямого указания закона – уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное дело подлежит прекращению ввиду истечения сроков давности уголовного преследования (п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ).

Однако на практике не раз наблюдалось вольное толкование законодательного императива, которое объяснялось процессуальной самостоятельностью следователя и дознавателя – они по своему усмотрению и с молчаливого согласия руководителей и надзирающих прокуроров выносили постановления о возбуждении уголовных дел, осуществляли сбор доказательств виновности подозреваемых (обвиняемых) и направляли дела в суд для рассмотрения по существу. На резонные претензии защитников обвиняемых (а в некоторых случаях – потерпевших) они парировали: «Прекращать дело не можем и не будем, у нас такая практика, суд во всем разберется».

Обжалование таких явно незаконных действий в порядке прокурорского надзора, а также ведомственного или судебного контроля положительного эффекта не приносило. Подобная «корпоративная солидарность» правоохранителей и суда не только умаляла закон, но и формировала ошибочную правоприменительную практику.

Столько адвокатских жалоб по этому вопросу было подано, столько копий сломано – и все напрасно! Наконец, Верховный Суд РФ разобрался в этом весьма важном процессуальном вопросе и занял принципиальную позицию, не согласившись со стороной обвинения.

Так, житель Республики Башкортостан обжаловал в порядке ст. 125 УПК в Советский районный суд г. Уфы три постановления о возбуждении уголовного дела, вынесенные следователем по особо важным делам второго отдела по расследованию особо важных дел республиканского СУ СКР по признакам преступлений, предусмотренных ч. 3 и 4 ст. 159 УК.

Суть требований истца заключалась в том, что по истечении сроков давности уголовное дело не может быть возбуждено. Однако суды первой (5 декабря 2019 г.), апелляционной (29 января 2020 г.) и кассационной (28 июля 2020 г.) инстанций не согласились с доводами жалобы и отказали в ее удовлетворении.

Как указано в Постановлении ВС от 1 апреля, «…согласно же п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению в связи с истечением сроков давности уголовного преследования. При этом данная норма закона не содержит условия о получении согласия лица на отказ в возбуждении уголовного дела по основаниям, указанным в п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ. Однако, вопреки указанным требованиям закона, следователем вынесены постановления о возбуждении в отношении ˂…˃ вышеуказанных уголовных дел, которые при рассмотрении жалоб последнего в порядке ст. 125 УПК РФ признаны судом законными».

Кассационная жалоба была передана на рассмотрение Шестого кассационного суда общей юрисдикции, который Определением от 26 мая отменил решение апелляционной инстанции с формулировкой: «В нарушение требований закона суд апелляционной инстанции, оставляя судебное постановление без изменения, не принял мер к проверке приведенных в нем оснований отказа в удовлетворении жалобы ˂…˃ на предмет их соответствия требованиям уголовно-процессуального закона и не дал надлежащей оценки нарушениям, допущенным при рассмотрении дела в суде первой инстанции».

На момент повторного рассмотрения жалобы Советским районным судом г. Уфы в июле уголовное дело в отношении заявителя уже было направлено в суд для рассмотрения по существу, поэтому в принятии жалобы было отказано. Однако это обстоятельство не помешало суду с учетом формирующейся практики по данному вопросу вынести в отношении подсудимого оправдательный приговор, который не был связан с доводами рассмотренной жалобы.

21 июля Советским районным судом г. Уфы в отношении К., обвинявшегося в фальсификации доказательств по гражданскому делу (ч. 1 ст. 303 УК), был вынесен оправдательный приговор. Как указано в приговоре, уголовное дело по истечении сроков давности привлечения к уголовной ответственности было возбуждено незаконно, что влечет признание всех собранных и исследованных доказательств недопустимыми.

ВС Республики Башкортостан поддержал выводы нижестоящего суда и счел доводы апелляционного представления прокуратуры необоснованными. Как указано в Апелляционном постановлении от 8 сентября по делу № 22–5054/2021, «Суд апелляционной инстанции находит выводы суда о том, что обвинение основано на недопустимых доказательствах ввиду незаконного возбуждения уголовного дела и сбора доказательств с нарушением требований закона, мотивированными, обоснованными материалами дела и нормами закона».

Полагаю, подобный подход будет способствовать формированию единообразной судебной практики по данному вопросу.

1 Постановление ВС РФ от 1 апреля 2021 г. № 49-УД21-3-К6, определение Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 26 мая 2021 г. № 77-2263/2021.

Ссылка на основную публикацию