Могут ли арестовать единственное жилье за долги

Разбор: когда должник может лишиться единственного жилья

В России существует запрет на изъятие за долги единственного жилья. Но в ряде случаев этот запрет не действует, постановил Конституционный суд. Мы разобрались, при каких условиях должник может лишиться единственной квартиры и где ему жить в этом случае.

Что случилось

Конституционный суд признал законными нормы Гражданского процессуального кодекса и закона о банкротстве, которые позволяют в некоторых случаях отбирать единственное жильё должника.

Такое постановление вынесено по делу жителя Калужской области Ивана Ревкова. В 1999 году он одолжил деньги знакомой, которая их не вернула. При этом в 2009 году женщина купила квартиру площадью 110 м 2 — её единственное жилье, а позже объявила себя банкротом.

К настоящему моменту сумма долга с учётом индексации выросла до 4,5 миллиона ₽. Однако суд во взыскании денег Ревкову отказал, пояснив тем, что изымать единственное жильё запрещено.

Ревков обратился в Конституционный суд. Его судьи напомнили, что есть положение, по которому взыскивать запрещено только «разумно достаточную» жилплощадь. При этом должница владеет квартирой площадью 110 квадратов — такую недвижимость можно выставить на торги, но с соблюдением нескольких условий, решил суд.

В каких случаях единственное жильё могут выставить на торги

Вопрос, выставлять единственное жильё должника на торги или нет, должен решаться индивидуально в каждом случае. Чётких критериев тут нет, но есть ряд факторов, которые суд будет учитывать, поясняет главный юрисконсульт «Правокард» Наталья Гребнева.

Вот на что будет смотреть суд:

  • дата присуждения долга и дата возбуждения исполнительного производства;
  • информирование должника о наличии долга и его взыскании;
  • размер долга;
  • правомочность сделки по приобретению жилья уже после присуждения долга.

То есть если человек знал о своём долге, никак не пытался вернуть деньги и вместо этого купил квартиру, кредитор может обратиться в суд и попросить вернуть средства за счёт продажи недвижимости.

Однако если сумма долга мала по сравнению с недвижимостью, её вряд ли выставят на торги. Например, человек не вернул 10 тысяч ₽, а его жильё стоит 5 миллионов ₽.

В зоне риска — при больших долгах — находится дорогое жильё, скорее даже роскошное, добавляет юрист по банкротству, финансовый консультант юридической компании Vmestodolgov Василий Черепанов. По его словам, в практике есть случаи, когда суд обязывал продать квартиру стоимостью более 35 миллионов ₽ при сумме долга около 4 миллионов ₽.

Могут ли должника оставить вовсе без жилья

Суд не может оставить должника без жилья или предложить ему дом в деревне вместо трёхкомнатной квартиры в Москве, говорят юристы.

При снятии запрета на продажу единственного жилья должны быть учтено следующее:

  • должника нельзя оставить без жилища;
  • необходимо учесть норматив жилой площади на человека, которая предоставляется по социальному найму (он свой в каждом регионе, в Москве, например, это 18 м 2 );
  • должника нельзя переселить в другой населённый пункт, если он сам на это не согласен.

То есть если у должника изымают квартиру, взамен ему должны предоставить жильё площадью, достаточной для проживания всех членов семьи, поясняет главный юрисконсульт «Правокард» Наталья Гребнева. Также, если должник согласится, ему могут предоставить жильё в другом городе или посёлке, но равнозначное по состоянию.

В практике был случай, когда Верховный суд не разрешил отобрать у должника квартиру 40 м 2 и предоставить взамен квартиру 19 м 2 . Тогда суд пояснил, что иммунитет единственного жилья никто не отменял и квартира явно не соотносится с понятием роскошного жилья, отмечает юрист Игорь Зиневич. Но в случаях, когда единственное жильё действительно роскошное — дорогое и большой площади, судебная практика не на стороне собственника. Кредиторы лишают должника такого роскошного жилья и предоставляют взамен более скромное, говорит Зиневич.

С появлением постановления Конституционного суда, скорее всего, в большинстве случаев суды по-прежнему будут обращать взыскание только на действительно дорогие объекты недвижимости, добавляет генеральный директор ООО «Институт земельного права» Фёдор Левов. При этом он советует в любом случае аккуратно и добросовестно подходить к вопросу кредитования, регулярно вносить платежи по кредитам и возвращать все долги.

Если квартира в ипотеке

Отдельный случай — ипотечное жильё. Такая квартира изначально находится в залоге у банка, который выдал деньги на её покупку. Если заёмщик перестанет платить по кредиту, банк выставит квартиру на продажу, чтобы вернуть свои деньги, поясняет юрист, эксперт в области недвижимости и банкротства Игорь Зиневич.

Даже единственное жильё могут забрать за долги. Объясняем, в каких случаях

Должники допускают фатальную ошибку, думая, что если квартира — их единственное жильё, то никто её не отберёт. Об исключениях из этого правила «Секрету» рассказал член комиссии Ассоциации юристов России по правовым проблемам банкротства Илья Софонов.

Единственное жильё под защитой закона. Но не всегда

Закон гласит: нельзя забирать у должника его единственное жильё, в котором он проживает вместе со своими родственниками. Нужно гарантировать должнику и его семье условия, «необходимые для их нормального существования».

Но проблема в том, как закон трактуют судьи. Какой объём жилья нужно оставить должнику, чтобы он «нормально существовал»? А если должник по факту не проживает в своей квартире, а сдаёт её в аренду? А если у должника много квартир, то какую ему позволят оставить?

Если жилых метров много, судья оставит должнику самое дешёвое жильё.

Часто банкроты пытаются спасти кровно нажитые метры, быстро избавившись от жилья. Стратегия распространённая. К примеру, богатый гражданин имеет в собственности квартиры и дома. Он знает, что скоро придут всё отбирать, и в спешке раздаривает имущество детям или распродаёт его друзьям и партнёрам.

Есть три варианта развития событий:

  • Всю недвижимость вернут назад, если она продана неграмотно;
  • Вместо недвижимости с покупателей возьмут деньги (опять же когда продано всё было неграмотно);
  • Оспорить ничего не удастся: ни денег, ни квартир не вернуть. Последний случай — редкость.

Один челябинский бизнесмен решил пойти по первому сценарию. Он продал шесть квартир и элитный коттедж. Затем суд отменил все сделки и вернул в собственность бизнесмена одну из квартир и коттедж в Барвихе.

Тогда предприниматель потребовал оставить ему элитный коттедж в Барвихе как «единственное жильё». Но судьи решили, что «жить нужно скромнее», и отказались идти навстречу. В итоге дом продали с торгов.

Роскошная квартира — плохой вариант единственного жилья. Её часть могут кому-то продать либо обменять на вариант попроще

Сам по себе факт владения одной квартирой ещё не гарантия того, что у должника её не заберут. Тут есть два варианта.

Первый, самый простой: суд оценивает квартиру по стандартным критериям:

  • какая у неё площадь;
  • какой норматив площади на одного человека (или «жилищная норма учёта» по месту нахождения жилья).

С площадью квартиры всё понятно. Но с нормативами на одного человека сложнее: каждый город / посёлок устанавливает свои правила. Например, в Москве учётная норма жилья на человека составляет 10 кв. м, а в Санкт-Петербурге — 9 кв. м.

Так что, если у должника есть квартира 130 кв. м в Москве, где живут всего два человека, есть все шансы лишиться части квартиры. Взыскание обратят на долю, которая превышает минимально необходимую для «нормальной жизни».

Второй вариант зависит от находчивости кредиторов.

Очень любопытное дело было в Екатеринбурге. Гражданин банкрот владел двухуровневой пятикомнатной квартирой в центре города. Ему удалось сначала выиграть спор с кредиторами и заставить судью освободить квартиру от взыскания как единственное жильё.

Но, проиграв спор, кредиторы решили зайти с другого угла. На своём собрании они проголосовали за то, чтобы предоставить гражданину другое жильё, намного скромнее, а его роскошную квартиру продать. Часть денег решили направить на компенсацию затрат на покупку простой квартиры, остальное — отдать кредиторам. Этот подход понравился судьям.

Отменить продажу квартиры можно, даже если истёк срок давности

Так происходит, когда кредиторы (или арбитражный управляющий) используют ст. 10 ГК «Злоупотребление правом» — это универсальная «резиновая» статья, чтобы оспорить любую схему / сделку, когда докопаться по другим основаниям нереально.

Сроки давности исчисляют с момента, когда истец узнал о самой сделке. Понятно, что кредиторы «узнают» обо всём, только когда вводят банкротство. При этом разрыв между самой сделкой и появлением банкротства может составлять не более десяти лет (это максимальный срок давности в силу ГК).

Вывод такой: в ситуации с банкротством физлица трёхлетний срок давности можно обойти при особом желании кредиторов. Ориентируйтесь на десятилетний срок давности.

Чтобы квартиру не отняли, придётся в ней жить

Если человек не живёт в квартире, считается, что ему это жильё и не нужно. Ведь как-то он без него обходился?

Как суд узнает о том, что должник не жил в квартире:

  • гражданин не зарегистрирован в квартире (или специально прописался в ней перед своим банкротством, чтобы не отняли);
  • он не платит за коммуналку;
  • квартира сдаётся в аренду.

Всё это основания для того, чтобы суд решил, что квартира не является для гражданина единственным жильём.

Когда кредиторы (особенно банки) стремятся отобрать у должника единственное жильё, в ход идут самые разнообразные методы:

  • просматриваются соцсети гражданина и всех членов его семьи;
  • опрашиваются соседи и работодатель;
  • нанимаются частные детективы.

Цель кредиторов — доказать, что гражданин может обойтись без этой квартиры.

Не избавляйтесь от квартир, поддавшись панике

Любую сделку суд может отменить, особенно банкротство если не за горами

Есть две группы ситуаций.

Первая: гражданин в преддверии банкротства спешит продать / подарить всё имущество, включая единственную квартиру.

Но когда суды успешно отменят все сделки, квартиру уже не признают единственным жильём. Логика проста: раз должник избавился от квартиры, значит, ему точно было где жить. Вот пусть там и живёт.

Вторая группа ситуаций: гражданин или его супруга распродаёт всё, кроме единственной квартиры. Тем самым он оставляет за собой как бы единственное жильё в надежде, что его не заберут.

Эта схема тоже не работает. Суды признают подобную цепочку действий умышленной, то есть направленной исключительно на то, чтобы уйти от долгов, и отбирают оставшуюся единственной квартиру.

Тут действует правило: отменить любую сделку тем проще, чем ближе начало банкротства. Помните, любые ваши сделки с недвижимостью будут изучать под лупой. Не нужно впадать в панику и совершать необдуманные шаги, иначе можно лишиться единственного жилья.

Кредиторы могут дотянуться до вашей квартиры даже вне рамок банкротства

Гражданин должник в спешке делит имущество с женой и переписывает на неё все свои метры в рамках бракоразводного процесса. Делает он это, чтобы судебный пристав не дотянулся до недвижимости. Как бы всё чисто — супруги так решили, и Семейный кодекс должен их защищать. Но эта схема перестала работать.

Кредиторы могут безо всякого банкротства, только на основе решения суда о взыскании долга с гражданина, отменить такую сделку. Достаточно поставить под сомнение реальную волю должника и его супруги поделить имущество:

  • раздел произошёл после того, как замаячил долг у гражданина;
  • стоимость поделённого имущества намного ниже рынка.

Второй вариант: кредиторы могут оспорить сделки, которые совершены до (или во время) исполнительного производства. Это ситуации, когда должник дарит / продаёт недвижимость, чтобы скрыть её от кредиторов. Предположим, что банкротства нет. Иногда кредиторы не хотят тратиться на услуги арбитражного управляющего. В этом случае всю работу выполняет судебный пристав.

Пристав сам может подавать иски и отменять сделки должника вне банкротства. Но обычно всю работу за пристава выполняют кредиторы: готовят иск, разыскивают имущество.

Квартира попала под арест

Судебная коллегия по гражданским делам ВС разобрала жалобу должника на действия пристава. Он арестовал единственную жилплощадь должницы, а та посчитала, что это нарушает ее права.

Арестовывать единственное жилье должника приставы могут, поскольку арест не является взысканием. Фото: РИА Новости

Арестовывать единственное жилье должника приставы могут, поскольку арест не является взысканием. Фото: РИА Новости

Фото: Георгий Андреев/ ТАСС

Ситуация с взысканием долгов сегодня актуальна для многих. Долги надо возвращать. Особенно по решению суда. На это и существует служба судебных приставов. Но всегда ли их действия правомерны? Практически все должники знают, что единственное жилье трогать запрещено. Так ли это на самом деле, и какие действия пристав имеет право совершать с квартирой должника, не нарушая при этом закон?

В районном суде Петербурга было вынесено решение по иску против местной жительницы. Она по решению суда обязана была вернуть немалый долг. Пристав завел исполнительное производство и арестовал земельный участок и часть дачи гражданки. Их продали, и деньги ушли на погашение долга.

Но этих средств на все погашение не хватило, и пристав наложил арест на квартиру, где жила должница с ребенком.

Но с арестом квартиры ответчица не согласилась. Она пошла в другой райсуд с заявлением, в котором оспаривала вынесенное приставом постановление по аресту жилья. В обоснование своего иска гражданка написала, что квартира – единственное место проживания для нее и ее маленького сына, поэтому ее нельзя арестовать.

Районный суд с этим заявлением согласился. В своем решении суд первой инстанции сказал, что согласно статьи 79 Закона об исполнительном производстве взыскание не может быть обращено на принадлежащее должнику на праве собственности имущество, перечень которого установлен в Гражданском процессуальном кодексе. Единственное пригодное для постоянного проживания помещение включено в этот список (статья 446 ГПК.)

Фото: Григорий Сысоев/ РИА Новости

“Поскольку на спорную квартиру как на единственное место жительства должника не может быть обращено взыскание, то арест на имущество, на которое не может быть обращено взыскание, не может быть использован как самостоятельная мера принудительного исполнения и не может привести к исполнению решения суда”, – записано в решении районного суда.

Кредитор и судебный пристав обиделись на такой вердикт и написали жалобу в Санкт-Петербургский городской суд. В апелляции сказано, что арест квартиры был сделан “не с целью обращения на него взыскания, а как самостоятельная мера принудительного исполнения, предусмотренная законом об исполнительном производстве”. Но горсуд не поддержал пристава и кредитора. Апелляция заявила, что их довод “основан на неверном толковании действующего законодательства”. Суд сказал, что предпринятая приставом мера не входит в перечень оснований для наложения ареста.

Поэтому “довод о правомерности наложения ареста с целью принуждения должника к фактическому исполнению требований исполнительного документа не соответствует действующему законодательству” – записано в апелляционном решении. А еще горсуд сказал, что наложение ареста для обеспечения сохранности имущества в нашем случае лишено юридической значимости, поскольку “такой арест в настоящем деле не может привести к исполнению решения суда”.

Кредитор с такой формулировкой также не согласился и пошел дальше и выше – в Верховный суд РФ. А там, прочитав это дело, заявили следующее – акты питерских судов неправильные и подлежат отмене, поскольку их выводы основаны “на неправильном толковании норм материального права”.

В своем определении Судебная коллегия по гражданским делам указала, что арест в качестве исполнительного действия может быть наложен приставом “в целях обеспечения исполнения решения суда, содержащего требования об имущественных взысканиях” (статьи 64 и 80 Закона об исполнительном производстве). По мнению Верховного суда, несмотря на то что в статье 446 ГПК запрещается обращать взыскание по исполнительным документам на единственное жилье должника, арестовывать такое жилье можно, потому как арест взысканием не является. Это разные действия.

По мнению коллегии, суд первой инстанции и апелляция ошибочно поставили знак равенства между запретом на совершение с квартирой регистрационных действий и мерами принудительного исполнения. В решении Верховного суда сказано, что “из постановления судебного пристава-исполнителя видно, что оно вынесено в целях обеспечения исполнения решения суда”.

И суд уточнил, что ограничения права пользования квартирой и обращения на нее взыскания, а именно – изъятия квартиры и ее реализации либо передачи взыскателю, этот арест не предусматривает. Жить как жила должница в своей квартире может спокойно, но после наложения ареста женщина не сможет распорядиться жильем. То есть продать его, подарить или поменять.

Фото: Евгения Евреинова/РГ

Верховный суд в этом деле использовал постановление Пленума “О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства” (ноябрь 2015 года).

В том постановлении сказано, что арест жилого помещения, являющегося единственным для постоянного проживания должника-собственника и его семьи, равно как и установление запрета на распоряжение этим имуществом (в том числе вселение и регистрацию иных лиц), не могут быть признаны незаконными, если эти меры приняты судебным приставом-исполнителем, чтобы должник не мог распорядиться недвижимостью в ущерб интересам взыскателя. (Дело N 78-КГ15-42)

Иван Соловьев, профессор Академии МВД России:

– Задача кредитора – создать такие условия для должника, чтобы тот, желательно, ни на минуту не забывал о том, что он должен. Единственное жилье долгое время оставалось неприступным форпостом для взыскателей и хоть какой-то гарантией для тех, кто не рассчитал свои финансовые возможности или переоценил перспективы. Решение о наложении обременений на него вполне прогнозируемо, так как рост задолженности растет месяц от месяца, а дорогие кредиты остаются пока единственным действенным способом оживить банковскую сферу. В любом случае не стоит забывать о возможностях новых норм о банкротстве физических лиц. 500 тысяч рублей и три месяца просрочки – вполне можно подумать об этой юридической процедуре, но начинать и вести ее лучше самому, так как кредитор однозначно проведет ее так, как выгодно ему.

Возможно ли лишиться единственного жилья?

По закону у должника нельзя забирать единственное жилье, в котором он проживает один или вместе со своими родственниками — им гарантируются условия для нормального существования. Но по факту, лишиться единственного жилья можно, если это огромный дом, роскошный особняк или просто квартира на 100 кв.метров, поэтому в судах обычно задаются вопросом, какой объем жилья нужно оставить должнику, чтобы он нормально существовал. Поэтому суд оценивает “единственное жильё” по двум критериям: какую площадь занимает жильё и какова жилищная норма на одного человека.

В каждом населенном пункте установлены свои правила жилищной нормы на одного человека. Например, в Москве на одного человека нормой являются 10 кв.метров, а в Санкт-Петербурге — 9 кв. метров. Поэтому, если единственное жильё должника площадью около 60 кв.метров, при этом, в нем живут 2 или 3 человека, высока вероятность, что доля от квартиры может быть взыскана судебными приставами для продажи и уплаты долга.

В каких случаях можно лишиться единственного жилья?

Как мы указали выше, несмотря на то, что единственного жилья по закону лишиться нельзя, на деле, если оно занимает большую площадь, могут продать часть этого жилья. Гражданам, которых хотят лишить единственного дорогого жилья в счет уплаты долга, должны предоставить более скромную квартиру. К такому решению может привести не только тот факт, что человек задолжал крупную сумму денег, но даже тех, кто находится в процессе реализации процедуры банкротства. Также во внимание принимаются обстоятельства приобретения этого жилья, например, суд может посчитать подозрительным, если его купили после возникновения долга.

Суды при принятии решения о изъятии единственного жилья учитывают некоторые условия:

  • должника нельзя оставить совсем без жилого помещения в соответствии с нормами соцнайма в том регионе и месте, где он живет;
  • суды должны учитывать размер долга и рыночную стоимость имущества, на которое наложено взыскание. То есть если долг, условно, 500 тыс. рублей, а квартира стоит 10 млн рублей, то продавать с торгов ее не станут;
  • взыскание единственного жилья не должно вынуждать должника переезжать в другое поселение, но переезд возможен, если должник согласится.
Ипотека

Особенно стоит переживать лицам, у которых единственным жильем является квартира, взятая в ипотеку. Если жильё было приобретено за счет ипотечных средств и является залогом, то его, к сожалению, можно лишиться. Следовательно, кредитор имеет право забрать квартиру за долги, если она в ипотеке и даже если она единственная. Более того, кредиторы могут забрать квартиру за долги, даже если в ней прописан ребенок.

Но суд может отказать в лишении ипотечного жилья, если:

  • Просрочка по платежам не превышает 3 месяцев.
  • Сумма задолженности составляет не более 5% от стоимости помещения. Получается, если квартира стоит 3 000 000 рублей, а долг около 100 000 рублей, его не будут изымать.
Апартаменты

Апартаменты можно отнести к серой области закона, так как непонятно, можно ли их лишиться, если это единственное жильё, поэтому кредиторы пользуются данной лазейкой для защиты свои прав и законных интересов. Как мы написали выше, если площадь апартаментов превышает допустимые нормы на человека, их могут продать, а должнику купить жильё скромнее.

Дорогостоящее жилье

Должник вправе оставить за собой одно жилое помещение, на которое кредиторы претендовать не могут и лишить его тоже. Однако оно не должно относиться к категории дорогостоящего жилья (в том числе иметь большую площадь). В ближайшее время в действующее законодательство хотят внести поправки о максимально допустимых характеристиках жилого помещения, которое может оставить должник для собственного проживания. Скорее всего, элитная и дорогая недвижимость для несостоятельных граждан окажется под запретом и его будут лишать.

Если должника хотят лишить единственного жилья, он может защитить его, предоставив некоторые доказательства. Во-первых, необходимо доказать, что жилье действительно единственное, приложив выписку из Единого государственного реестра недвижимости (ЕГРН) за последние несколько лет, подтверждающую, что иного жилья у должника нет и не было. Во-вторых, рекомендуется, чтобы место регистрации совпадало с адресом жилья — так получится подтвердить, что у должника больше нет другого места для проживания. В-третьих, если площадь жилого помещения превышает стандарты квартиры на одного человека, желательно, чтобы в ней проживали другие члены семьи или родственники — на несколько человек норма площади, соответственно, выше. В-четвертых, можно попробовать доказать, что единственное жилье подбиралось исходя из инфраструктуры района, в котором она находится (в районе расположены детские сады, школы, общественные организации, в которых обучаются дети должника, или же находится работа, и так далее).

Подозрительные сделки в течение последних трех лет перед банкротством

В суде могут оспорить подозрительные сделки, из-за которых были нарушены имущественные интересы кредиторов и сделки с предпочтением, например, когда заемщик выплатил кредит в одном банке в ущерб остальным. Но полный перечень сделок, которые могут быть оспорены при банкротстве, включает в себя:

  • договоры купли-продажи;
  • соглашения о разделе имущества;
  • брачные договоры, устанавливающие правила раздела имущества;
  • мировые соглашения;
  • договоры дарения;
  • поручительства;
  • сделки, совершенные законным супругом должника.

Если должник совершил сделку по отчуждению единственной жилой недвижимости, например, квартиры или дачи, то ее не будут оспаривать, так как подобный процесс не причиняет никакого имущественного вреда кредиторам и не влияет на исполнение долговых обязательств перед ними.

Без ипотеки, обременений и согласия: теперь единственное жилье можно забирать за долги

В 2022 году Конституционный суд совершил революцию в теме изъятия единственного жилья у должников. Теперь его все-таки можно забрать за долги, даже если это единственная квартира без ипотеки.

Пока это не изменения в законе, но суды уже начнут их использовать. Это значит, что за долги по расписке или перед банком можно остаться без единственного жилья. Это не значит, что жилье совсем заберут, а должник останется на улице, — но жилищные условия могут заметно ухудшиться. Исполнительский иммунитет, который еще месяц назад защищал дома и даже офисы, может больше не сработать.

Вот что сказал об этом Конституционный суд и кто рискует переехать против своей воли.

Как победить выгорание

Кого это касается

Решение Конституционного суда касается должников, у которых есть жилье — даже единственное, но при этом они не платят по долгам. Пока это решение в большей степени затрагивает интересы должников-банкротов — то есть тех, кто решил обанкротиться сам или по заявлению кредиторов. Но эти же нормы суды теперь запросто могут применять и без банкротства — просто при наличии долга, если для его погашения нет денег.

Банкротство — это процедура, которая позволяет списать долги. При условии, что управляющий нашел и изъял все имущество, которое подходит для взыскания. То есть что можно — забирают для расчета с кредиторами. А безнадежные долги списывают — с негативными последствиями для банкрота.

Если у вас или знакомых такая ситуация, теперь есть риски, что исполнительский иммунитет не спасет.

Как было раньше

Единственное жилье защищено исполнительским иммунитетом — на него запрещено обращать взыскание в счет погашения долгов. Исключение — только для жилья, которое находится в залоге по договору ипотеки. Ипотечную квартиру можно забрать за долги, даже если семье больше негде жить и в ней прописаны трое детей.

Все это указано в законе. Он действует и для банкротов — при долге по потребительскому кредиту или по расписке в размере 2 млн рублей можно жить в квартире за ту же сумму, но не отдавать ее.

Некоторые должники злоупотребляли такой защитой — иногда покупали на заемные деньги жилье, не возвращали долг и становились банкротами. Даже если все понимали, что разумно было бы переехать в квартиру поменьше или в менее престижном районе, а разницу в стоимости отдать кредитору, исполнительский иммунитет позволял не делать этого. Должник оставался при жилье, кредитор — без денег, а суды и приставы разводили руками: такой закон. Если жилье единственное, то будь оно сколько угодно большим и роскошным, изымать нельзя.

Такой позиции придерживался даже Верховный суд: нет критериев — нет изъятия. Живет должник один в квартире площадью 40 квадратных метров — выселить его в однушку площадью 19 квадратных метров нельзя, даже если разницы хватит для погашения долга. Есть квартира площадью 800 квадратных метров и долг — она единственная, не трогайте.

Что изменилось

В законе не изменилось ничего. Законопроект, который широко обсуждался в 2017 году, так и остался в подвешенном состоянии — поговорили и отложили. Поправок по поводу замены роскошного единственного жилья на скромное в гражданском процессуальном кодексе все еще нет, а иммунитет формально работает.

Правами толковать закон в России наделен Конституционный суд. Он может находить нормы, которые нарушают чьи-то права или не соответствуют другим законам. И на основании этого дает разъяснения — дело пересмотрите, закон измените.

Законодатели могут довольно быстро отреагировать и уточнить нормы, а могут годами игнорировать эти указания. Так и случилось с изъятием единственного жилья — этот вопрос КС разбирал еще 2012 году. И тогда же указал, что исполнительский иммунитет — это правильно. Но владеть домом площадью 320 квадратных метров и не отдавать долг в размере 3 млн рублей — не совсем честно. Так что нужно защитить не только должников и их семьи, но и кредиторов, а статью 446 ГПК РФ — уточнить из-за имеющихся дефектов.

Вот только ничего с тех пор в законе не изменилось. Но тот же Конституционный суд рассмотрел очередное дело. Мужчина в 1999 году одолжил женщине 772 тысячи рублей, а должница годами не отдавала деньги. Зато купила квартиру площадью 110 квадратных метров — причем уже после того, как было возбуждено исполнительное производство. С 1999 года долг ее вырос до 4,5 млн рублей, а должница стала банкротом.

Кредитор дошел до Конституционного суда. Потому что это как вообще — мне должны 4,5 млн рублей, при таком долге покупается квартира, но раз она единственная — я не могу получить свои деньги. Почему бы должнице не сменить жилье на менее роскошное, а мне отдать разницу в счет долга. Если она сама не хочет — пусть ее обяжет суд. Но суды во всех инстанциях мужчине отказали — исполнительский иммунитет, извините. Стоимость жилья не имеет значения: единственное — значит, защищено от взыскания.

У Конституционного суда, видимо, на этот раз терпение лопнуло. Он напомнил и про свои разъяснения 2012 года, когда постановил изменить закон для баланса интересов должников и кредиторов. Но почти за 9 лет — заметили главные судьи страны — работы не продвинулись. Это прямо так и назвали — «недопустимым законодательным бездействием», которое стало поводом для новой проверки конституционности статьи 446 ГПК.

Раз закон вы менять не хотите, будем уточнять нормы своими методами — говорят судьи в новом постановлении. И установили критерии, когда исполнительский иммунитет можно снять даже без изменений в ГПК РФ.

На каких условиях снимается иммунитет с единственного жилья

Конкретных норм, как в законопроекте, до сих пор нет. То есть нельзя сказать, что вот эта квартира в два раза больше нормы — поэтому на нее можно наложить взыскание, а вот на эту — нельзя, потому что это двушка для семьи из двух человек.

Пока условия такие:

  1. Абзац 2 части 1 статьи 446 ГПК РФ больше не является безусловным исполнительским иммунитетом для единственного жилья.
  2. Суды вправе решать, что применение иммунитета, в том числе при банкротстве, не обосновано.
  3. Такое возможно, если отказ от иммунитета не лишит должника и его семью пригодного жилья.
  4. Площадь пригодного жилья должна быть не меньше нормы предоставления на условиях социального найма.
  5. Жилье взамен единственного должно находиться в том же поселении. Но если должник не против, можно переселить его в другое место.
  6. Новое жилье может обеспечить кредитор — в том порядке, что установит суд.
  7. При решении таких вопросов суд будет учитывать рыночную стоимость жилья и величину долга. Взыскание на единственное жилье стоит обращать, если это поможет погасить существенную часть задолженности.
  8. В защите жилья исполнительским иммунитетом также можно отказывать, если были злоупотребления — то есть отчуждалось другое имущество, чтобы купить единственное жилье.

Обязанность уточнить закон все еще сохраняется. Но вряд ли стоит рассчитывать, что это произойдет в ближайшее время.

Как отмена исполнительского иммунитета будет работать на практике

Очевидно, что работать эти разъяснения теперь точно будут. Не для всех должников и не в каждом деле, но теперь суды уже не смогут отфутболить кредиторов со ссылкой на безусловный иммунитет. Придется разбираться в каждой истории с наличием жилья и долга.

В первую очередь переехать в менее комфортное и более дешевое жилье рискуют должники-банкроты при злоупотреблениях. Но поменять единственный дом площадью 300 квадратных метров на двухкомнатную квартиру могут и без банкротства и злоупотреблений. Тут все на усмотрение конкретного суда с учетом условий, описанных в постановлении КС.

Например, должник забыл погасить 500 тысяч рублей долга. Но уже после просрочки купил квартиру за 4 млн рублей. И теперь живет там вместе с женой и ребенком. Площадь единственного жилья — 90 квадратных метров. Норма предоставления в регионе — 18 квадратных метров на человека, то есть семье хватит 54 квадратных метров. Даже если поменять их жилье на квартиру площадью 75 квадратных метров, разницы хватит на полное погашение долга. Суд может отдать трешку в центре кредитору при условии, что тот предоставит должнику трешку в другом районе того же города.

Но если у такого же должника квартира площадью 60 квадратных метров, то хоть это и больше нормы, все равно забрать ее из-за долга будет проблематично — слишком маленькая разница между рыночной ценой и суммой задолженности.

Скорее всего, взыскание будут обращать все-таки не на квартиры, а на роскошную недвижимость — вроде загородных домов с участками или квартир в элитных комплексах, где налицо злоупотребление правами должника. Потому что Конституционный суд хоть и одобрил снятие иммунитета, но сделал акцент на разумности таких мер. Все-таки это должна быть не мера устрашения, а обоснованный способ погасить долг.

Можно ли забрать жилье за долги без предоставления другого

С единственным жильем так можно, только если оно в ипотеке — тогда не поможет даже прописка детей в такой квартире или отсутствие другой жилплощади.

Но если речь о единственном жилье не в ипотеке, то должника не выселят на улицу — КС сказал, что нужно обязательно предоставить что-то взамен.

Как избежать изъятия единственного жилья

Конституционный суд сформулировал общие условия для отмены иммунитета для единственного жилья. Судебная практика в таких делах точно будет меняться в пользу кредиторов. Но многое так и останется на усмотрение судов.

Вот какие аргументы использовать, чтобы не потерять единственную квартиру:

  1. Переезд плохо скажется на условиях жизни семьи: детям сложно добираться до школы, рядом нет поликлиники для пожилого члена семьи.
  2. Разница между рыночной стоимостью и долгом небольшая.
  3. В этом жилье есть доля у членов семьи.
  4. Квартиру купили до оформления кредита, то есть злоупотреблений нет.

Самый надежный вариант — погашать долги вовремя или договариваться с кредиторами, чтобы не доводить дело до суда. Например, для ипотеки есть кредитные каникулы — и это реальный шанс не вносить платежи и избежать взыскания.

Изъятие квартиры: когда государство не может забрать жилье

Фото: Андрей Пронин/ТАСС

В российском законодательстве существует ряд причин для изъятия жилья у собственника. Среди них долги по ипотеке и потребительским кредитам, неоплаченные жилищно-коммунальные услуги, банкротство, незаконная перепланировка, ненадлежащее содержание имущества и шум, который может мешать соседям.

Но нужно понимать, что наличие даже одного из перечисленных нарушений далеко не всегда может стать поводом для конфискации квартиры или дома. Рассказываем о семи популярных мифах об изъятии жилья. Редакция «РБК-Недвижимости» разобралась, при каких условиях собственников могут лишить жилплощади, а в каких случаях беспокоиться не нужно.

Просрочка по ипотеке

Нередко ипотечные заемщики уверены в том, что, за несвоевременное внесение платежей по ипотечному кредиту банк может отобрать квартиру, которая находится под залогом. Но стоит учитывать, что не каждая просрочка влечет за собой досрочное обращение взыскания на залоговое жилье. Согласно закону «Об ипотеке», обращение взыскания не допускается, если нарушение обеспеченного залогом обязательства крайне незначительно и размер требований залогодержателя вследствие этого явно несоразмерен стоимости заложенного имущества.

Закон устанавливает презумпцию незначительности ипотечного долга. Это значит, что если не доказано иное, предполагается, что нарушение обеспеченного залогом обязательства крайне незначительно и размер требований залогодержателя явно несоразмерен стоимости заложенного имущества. Однако при этом есть ряд условий, в которых такая презумпция имеет силу: 1) сумма неисполненного обязательства составляет меньше 5% от размера стоимости заложенного имущества; 2) период просрочки исполнения обязательства, обеспеченного залогом, составляет менее трех месяцев.

Во время выселения по решению суда должника по коммунальным платежам из отдельной двухкомнатной квартиры в жилплощадь меньшего метража

Во время выселения по решению суда должника по коммунальным платежам из отдельной двухкомнатной квартиры в жилплощадь меньшего метража (Фото: Андрей Пронин/ТАСС)

Каждый должник знает, что на единственное жилье (которое не находится в ипотеке) не может быть обращено взыскание, так как речь идет об исполнительном иммунитете в силу закона. Поэтому даже если гражданин признан банкротом, его единственная квартира не может быть включена в состав конкурсной массы и продана с торгов.

Однако здесь есть исключения. Взыскания не предусмотрено в отношении жилья, которого достаточно и необходимо гражданину-должнику и членам его семьи для удовлетворения своих потребностей в жилом помещении с учетом индивидуальных особенностей. К ним относятся возраст, состав семьи и род деятельности. В случае признания должника банкротом с учетом интересов кредиторов должника необходимо проверить, является ли это жилье роскошным. Если кредиторы сочтут жилье роскошным, то квартиру включат в конкурсную массу и реализуют на торгах. При этом должника и членов его семьи обеспечат другим жильем.

Фото:Андрей Пронин/ТАСС

Отказ от доли в пользу ребенка при разводе

Многие считают, что при разводе родитель, который уходит из семьи, должен отказаться от своей доли в квартире или доме в пользу ребенка. Однако это не так: если дети не были наделены долями в жилплощади, то родители им ничего не должны. Согласно Семейному кодексу, родители не могут претендовать на собственность детей, точно так же, как и дети на имущество родителей. В случае, когда в квартире прописан несовершеннолетний, но он не является одним из собственников жилья, за ним сохраняется право пользования недвижимостью после развода родителей.

Кстати, с февраля 2022 года в России действует закон, по которому родителя, живущего после развода отдельно от ребенка, привлекут к оплате дополнительных расходов, касающихся жилья для несовершеннолетнего. Новая норма будет работать в случае, если у несовершеннолетнего ребенка и родителя, с которым он проживает, нет постоянного жилья. Также закон распространяется на родителей, которым приходится арендовать квартиру или дом. Кроме того, норма учитывает случаи, когда жилая недвижимость требует ремонта или обременена ипотечным кредитом.

Часто встречаются случаи, когда получивший жилплощадь в дар подвергается давлению. В качестве примера: даритель угрожает отобрать квартиру, если новый владелец откажется, например, помогать ему с бытовыми делами. Но забрать подаренное имущество невозможно. Исключением становятся случаи, когда стороны указывают в договоре конкретный пункт, который касается жизни и здоровья дарителя. Например, одним из случаев является гибель или нанесение серьезного вреда здоровью дарителя со стороны одаряемого.

Важная деталь: с 2022 года в России вступил в силу закон, который исключает возможность истребования у добросовестных приобретателей жилья со стороны органов публичной власти в случае, если покупатели полагались на сведения из Единого государственного реестра недвижимости. Согласно закону, механизм правовой защиты распространяется в том числе на добросовестных приобретателей, которые получили жилое помещение безвозмездно, например в порядке дарения или наследования.

Фото:Андрей Пронин/ТАСС

Прописка в проданной квартире

Встречаются случаи, когда владельцы квартиры после ее продажи стараются как можно дольше задержаться в уже реализованной недвижимости и не снимаются с регистрационного учета, рассчитывая, что это поможет сохранить жилье. Обычно это бывает, когда у бывших собственников нет возможности или средств для переезда в новую квартиру.

Вернуть проданное жилье не получится, а если дело дойдет до судебного разбирательства, этих людей, скорее всего, выселят из жилплощади. Но слушание дела может затянуться, особенно если в квартире прописаны граждане, относящиеся к незащищенным слоям населения: несовершеннолетние, пожилые люди и инвалиды.

Фото:Андрей Пронин/ТАСС

Как правило, собственники квартир не спешат документально оформлять результаты перепланировки жилья. Обычно к этому вопросу возвращаются, когда возникает необходимость в продаже жилья или после жалобы соседей, когда нагрянут проверяющие органы.

Мосжилинспекция довольно часто выносит постановления о наказании владельцев недвижимости с незаконной планировкой. Но до изъятия квартиры дело обычно не доходит. Статья 7.21 КоАП РФ предусматривает штраф за самовольную перепланировку в размере от 2 тыс. руб. для физических лиц. А ст. 29 ЖК РФ обязывает собственников привести жилье в прежнее состояние. Если владелец квартиры уклоняется от предписаний инспекторов, тогда суд вправе вынести решение о продаже с публичных торгов жилплощади.

Квартира не для жизни

Согласно законодательству, жилые помещения запрещено использовать для размещения промышленных производств, гостиниц, а также для осуществления миссионерской деятельности. Кроме того, собственник должен соблюдать пожарные, санитарно-гигиенические, экологические и другие нормативы.

В случае нарушения владельцем квартиры требований законодательства и создания угрозы жизни, здоровью и имуществу окружающих уполномоченный орган обяжет его устранить нарушения в течение определенного срока. Если выявленные нарушения не будут своевременно устранены, только тогда собственник будет лишен жилья в судебном порядке. Жилье выставят на торги, а полученные средства вернут нарушителю за вычетом расходов на устранение последствий его противоправных действий.

Ссылка на основную публикацию