Что нужно для предъявления доказательств в Конституционный суд о фактах фальсификации УД?

Фальсификация доказательств в гражданском процессе: понятие

Фальсификация доказательств в суде относится к уголовно наказуемым деяниям, за которые предусмотрена ответственность. В ходе процесса стороны представляют суду доказательства своей правоты и от их убедительности во многом зависит будущий вердикт. Под доказательствами понимаются факты, сведения, материальные вещи и иные подтверждения.

Некоторые граждане для увеличения шансов на положительное судебное решение прибегают к фальсификации доказательств, то есть к предоставлению заведомо ложных недостоверных сведений.

Но им не стоит забывать, что в случае выявления факта фальсификации:

  • грозит уголовная ответственность;
  • вынесенный судебный вердикт будет пересмотрен.

Под фальсификацией доказательств понимается намеренное искажение фактов с целью оказания влияния на исход гражданского судебного разбирательства. Данное деяние имеет объективную и субъективную стороны. Объективная сторона состоит во внесении изменений в реальные доказательства, что делает их недостоверными или ложными.

Наиболее часто на практике приходится сталкиваться со следующими видами правонарушений:

  • подделка подписей;
  • искажение или допечатка официальной документации (исправление дат, подписей и пр.);
  • изменение состава документации (т.е. внесение в нее недостоверной информации, искажающей сведения);
  • подделка документов и пр.

При фальсификации обязательным атрибутом является наличие умысла у преступника. Т.е. он должен прибегать к искажению фактов умышленно с личной заинтересованностью в таком действии и осознавать правовые последствия своих действий. В этом заключается субъективная сторона преступления.

Предоставление суду ложного экспертного заключения или неверный перевод официального документа с иностранного языка также не являются фальсификацией, даже если эти действия повлекли за собой неправомерное судебное решение.

Моментом совершения преступления будет дата предоставления недостоверных сведений суду. После чего преступление будет считаться совершенным.

Факт фальсификации доказательств может быть выявлен следующим образом:

  • путем проведения сравнения данных из разных источников;
  • сопоставления данных из справки с информацией из архива базы данных;
  • проведения опроса лиц, которые были ответственны за представление документов;
  • сравнения образцов подписей;
  • проведения экспертизы.

К ответственности может быть привлечено не только лицо, которое предоставило недостоверные доказательства, но и другие лица, причастные к подготовке документов. Так, например, врач, выдавший сфальсифицированную справку, будет привлечен к ответственности в качестве соучастника.

Если вина лица, совершившего фальсификацию, будет доказана, то ему грозит денежный штраф, обязательные или исправительные работы, арест.

Ответственность за фальсификацию

Статья 303 Уголовного кодекса РФ (далее –УК РФ) содержит четыре части и предусматривает следующие наказания за фальсификацию в зависимости от того, где было использовано сфабрикованное доказательство.

  • Гражданские и административные дела.

Ответственность за фальсификацию доказательств по делу об административном правонарушении была введена Федеральным законом от 17.04.2017 № 71-ФЗ «О внесении изменений в статью 303 Уголовного кодекса Российской Федерации». В настоящее время ч. 1 ст. 303 УК РФ предусматривает за фальсификацию доказательств по гражданскому или административному делу, а также по делу об административном правонарушении наказание в виде штрафа, обязательных и исправительных работ либо ареста.

  • Уголовные дела.

Предусматривается наказание в виде ограничения свободы, принудительных работ, лишения права занимать определенные должности, лишения свободы.

  • Уголовные дела по тяжким и особо тяжким преступлениям.

Предусматривается наказание в виде лишения свободы с одновременным лишением права заниматься определенной деятельностью или занимать определенные должности.

  • Результаты оперативно-розыскной деятельности.

Предусматривается наказание в виде штрафа, лишения права заниматься определенной деятельностью или занимать определенные должности, лишения свободы.

Между тем анализ судебной практики, в том числе вышеупомянутого Определения ВС РФ, говорит о том, что суды указанными правилами пренебрегают и не учитывают, что законом не предусмотрена обязанность участника дела одновременно с подачей заявления о фальсификации доказательства ходатайствовать и о проведении соответствующей экспертизы.

Как правильно заявлять об экспертизе

При малейших сомнениях в подлинности документа надо обязательно заявлять о его фальсификации в суде первой инстанции, советует Максим Степанчук, партнер КА “Делькредере”: «Без такого заявления существует риск, что суд не будет вдаваться в вопрос действительности доказательства». Просьба провести экспертизу, которая не сопровождается заявлением о фальсификации доказательства, как правило, отклоняется судами, сразу предупреждает Гербутов: «Это вызвано тем, что обычное ходатайство об экспертизе не обязательно для суда, и такие просьбы часто используются для недобросовестного затягивания процесса». Кроме этого, важно помнить, что сторона, заявившая о фальсификации, может нести уголовную ответственность за заведомо ложный донос, предостерегает эксперт. Вязовик замечает, что для проверки заявления о фальсификации письменных доказательств суд не во всех случаях назначает экспертизу. Суд может проверить подлинность документов и другими способами, в частности, вызвав на заседание свидетелей, объясняет Коновалов, приводя в пример такие решения Окружных судов в делах № А75-5827/2013, № А56-35183/2014 и № А19-3883/2013.

Понимая, что передо мной подделка, прежде чем просить назначить экспертизу, я часто совершаю следующий процессуальный маневр. Сначала я прошу суд предложить оппоненту представить на обозрение оригинал документа. В некоторых случаях уже на этой стадии смелость «фальсификаторов» заканчивается, и они ограничиваются лишь копией, что при наличии заявления о фальсификации лишает такое доказательство силы. Если всё же оригинал представляют, я сразу прошу приобщить его в материалы дела, мотивируя это тем, что к моменту назначения экспертизы оригинал может исчезнуть. Помню, как в одном из дел суд не удовлетворил моё ходатайство, а в следующее заседание вместо оригинала бумаги оппонент представил справку о том, что у него украли портфель с оспариваемым документом внутри.

Павел Хлюстов, адвокат, партнер КА “Барщевский и партнеры”

В уголовных делах по этому вопросу своя специфика. Саушкин поясняет, что заявлять о фальсификации в суде надо только после оглашения доказательства, которое вызывает сомнения, и тогда уже ходатайствовать о назначении необходимых экспертиз: «Если это сделать до оглашения, то обвинение может вообще не использовать спорное доказательство, либо попытаться легализовать «фальшивку» другими способами». В идеале же ходатайство о назначении экспертизы стоит заявлять еще на этапе предварительного следствия, поскольку суд реже идет навстречу адвокатам в этом вопросе, утверждает адвокат МКА “Князев и партнеры” Владимир Китсинг.

Хутов обращает внимание еще и на пробел, который содержит УПК по этому вопросу. В законодательстве предусмотрена обязанность следователя знакомить обвиняемых и их защитников с постановлением о назначении экспертизы, но не указано – в какой срок. Из-за этого следователь знакомит с таким постановлением фактически уже после получения результатов исследования, объясняет Хутов: «Таким образом, фактически нарушается право обвиняемого на постановку эксперту вопросов и предложение другого экспертного учреждения». В такой ситуации имеет смысл самостоятельно обратиться к специалисту и провести необходимое исследование, которое может опровергнуть экспертизу следователя, советует юрист.

Из-за этого следователь знакомит с таким постановлением фактически уже после получения результатов исследования, объясняет Хутов Таким образом, фактически нарушается право обвиняемого на постановку эксперту вопросов и предложение другого экспертного учреждения.

О должной осмотрительности судебного представителя при представлении доказательств в гражданском деле.

Судебный представитель постоянно находится в зоне риске, поскольку работает с полученными от клиента документами, достоверность которых не всегда можно определить и проверить. Адвокат Дмитрий Загайнов, партнер ИНТЕЛЛЕКТ-С, рассматривает, в каких случаях судебный представитель может быть привлечен к ответственности за фальсификацию доказательств, и дает рекомендации, как уменьшить риск привлечения судебных представителей к ответственности за это деяние. При этом автор не берет в расчет ситуацию, когда сам судебный представитель занимается изготовлением фальсифицированного доказательства либо выступает пособником, дающим советы или указания, как довести преступный умысел до конца.

Объективная сторона деяния по ч.

Фальсификация доказательств по уголовному делу

Одними из самых тяжелых последствий, влияющих на результат расследования по уголовному делу и на вынесение приговора по нему, влечет фальсификация доказательств. Именно это может необратимо повлиять на судьбу подсудимого и всех лиц, причастных к преступлению, повлечь наказание невиновного человека и помочь уйти от правосудия виновного.

Фальсификация доказательств по уголовному делу.

Уголовная ответственность за предоставление сфальсифицированных документов в арбитражном процессе.

Ответчиком были представлены в судебное заседание оригиналы документов – доказательств по делу. Противоположная сторона (Истец) заявила о фальсификации данных доказательств (в частности, Истец заявил, что не подписывал документы, которые Ответчик представил и на которых имеется его подпись).

В связи с вышеизложенным, судья обязал обе стороны подписать расписки об уголовной ответственности.

Возможно ли применения уголовной ответственности за фальсификацию доказательств в рамках арбитражного процесса (в случае, если судом будет установлено, что представленные документы сфальсифицированы)?

В соответствии со ст. 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, (далее – АПК РФ), если лицо, участвующее в деле, обратится в арбитражный суд с заявлением в письменной форме о фальсификации доказательства, представленного другим лицом, участвующим в деле, суд:

1) разъясняет уголовно-правовые последствия такого заявления;

2) исключает оспариваемое доказательство с согласия лица, его представившего, из числа доказательств по делу;

3) проверяет обоснованность заявления о фальсификации доказательства, если лицо, представившее это доказательство, заявило возражения относительно его исключения из числа доказательств по делу.

В этом случае арбитражный суд принимает предусмотренные АПК РФ меры для проверки достоверности заявления о фальсификации доказательства, в том числе назначает экспертизу, истребует другие доказательства или принимает иные меры.

Результаты рассмотрения заявления о фальсификации доказательства арбитражный суд отражает в протоколе судебного заседания.

Арбитражный суд не решает вопрос о привлечении лица к уголовной ответственности. Он разрешает процессуальный вопрос о допустимости и достоверности отдельного доказательства при указании на него как на сфальсифицированное, поскольку вынесение решения возможно при наличии допустимых и достоверных доказательств. В противном случае, решение не будет отвечать действительным обстоятельствам дела и может повлечь нарушение прав субъектов арбитражного процесса.

Подача заявления о фальсификации влечет два варианта действий суда. При каждом из них суд обязан разъяснить представившему доказательство возможные уголовно-правовые последствия представления фальсифицированного доказательства с отражением этого действия в протоколе судебного заседания. Поэтому отсутствие лица, представившего предположительно фальсифицированное доказательство, должно повлечь отложение судебного разбирательства. После разъяснения отмеченных последствий суд:

— исключает оспариваемое доказательство из числа доказательств при согласии на то лица, представившего доказательство. Согласие выражается в устной или письменной форме, с отражением в протоколе;

— проверяет заявление о фальсификации, если представившее доказательство лицо возражает по поводу его исключения судом из числа доказательств. Для проверки суд предпринимает все возможные для этого процессуальные меры: назначает проведение экспертизы, допрашивает возможных свидетелей, истребует и исследует документы, иные материалы, получает объяснения от лиц, участвующих в деле, в том числе от представившего оспариваемое доказательство.

Следует заметить, что не всегда представившее доказательство лицо является его фальсификатором, поэтому цель суда — установить, является ли доказательство фальсифицированным. Установление виновного в этом лица не входит в компетенцию арбитражного суда, выяснение этого вопроса относится к уголовной юрисдикции.

За фальсификацию доказательств предусмотрена уголовная ответственность в соответствии с ч. 1 ст. 303 Уголовного кодекса Российской Федерации, (далее – УК РФ). Субъектами уголовной ответственности выступают лица, участвующие в деле, а также их представители. УК РФ в ч. 1 ст. 303 указывает на возможность уголовной ответственности при фальсификации доказательств по гражданским делам, что следует понимать как включающее в себя понятие и арбитражных дел.

Как следует из положений ст. 140, 141, 144, 145 УПК РФ, заявление о совершении преступления (например, заявления о фальсификации доказательства по гражданскому делу) определённым лицом служит поводом к началу уголовного судопроизводства и одновременно является началом уголовного преследования после соответствующей проверки сотрудниками правоохранительных органов изложенных в нем обстоятельств.

В силу ст. 49 Конституции России, ст. 8, 29 УПК РФ наличие в действиях лица состава преступления (а значит, и вины лица, совершившего преступление), может быть установлено только вступившим в законную силу приговором суда. Рассмотрение уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ч. 1 и 2 ст. 303 УК РФ, отнесено ст. 31 УПК РФ к компетенции районных судов. Проведение следственных действий, направленных на сбор доказательств по уголовному делу, входит в полномочия органов дознания и следствия.

Таким образом, компетентный суд может признать доказательство сфальсифицированным в том случае, если доказана вина лица в подделке доказательства с целью введения суда в заблуждение.

Из буквального прочтения ст. 161 АПК РФ может сложиться мнение, что на арбитражный суд возложена обязанность проведения проверки заявления о фальсификации доказательств, то есть заявления о совершении преступления, в рамках которой суд устанавливает как факт достоверности сведений, содержащихся в оспариваемом доказательстве, так и факт его сознательного искажения (умысла).

Однако при таком толковании арбитражный суд принимает на себя несвойственные ему функции органов дознания и следствия, а в случае признания заявления о фальсификации доказательства обоснованным — фактически признаёт лицо, представившее сфальсифицированное доказательство, виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.ст.303УК.РФ.

Конституционный Суд РФ в постановлении от 14.01.2000 № 1-П отметил, что конституционный принцип разделения законодательной, исполнительной и судебной власти и самостоятельности органов каждой из них (ст. 10 Конституции России) в уголовном судопроизводстве предполагает разграничение возлагаемых на соответствующие органы функций, а именно конституционной функции осуществления правосудия и функции уголовного преследования. Осуществление правосудия в Российской Федерации в соответствии с ч. 1 ст. 11 и главой 7 Конституции России возлагается на суды как органы судебной власти, которые рассматривают и разрешают в судебном заседании конкретные дела в строгом соответствии с установленными законом процедурами конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства (ч. 1 и 2 ст. 118 Конституции России). Наделение суда полномочиями по возбуждению уголовного преследования не согласуется с конституционными положениями о независимом правосудии (ст. 18, ст. 46, ч. 1, и ст. 120 Конституции России).

Учитывая, что факт совершения преступления может быть установлен только судом в порядке уголовного судопроизводства, при отсутствии соответствующего приговора суда общей юрисдикции арбитражный суд в силу ст. 68 АПК РФ не вправе самостоятельно устанавливать вину лица и факт фальсификации доказательства.

В целях вынесения законного и обоснованно решения для арбитражного суда важно наличие достоверного доказательства. Если существо доказательства составляют сведения, не соответствующие действительности, то такое доказательство не может быть принято судом в подтверждение доводов любой стороны по делу. При этом причины несоответствия сведений действительности, выявление чьих-то умышленных действий или простой оплошности для арбитражного суда не имеет значения. Таким образом, по своей сути рассмотрение заявления о фальсификации доказательства, поданного в порядке ст. 161 АПК РФ, является проверкой заявления о недостоверности доказательств, представленных одним из лиц, участвующих в деле.

Необходимо отметить, что выводы суда о недостоверности доказательства могут служить основанием для направления материалов проверки в следственные органы, однако действующим АПК РФ не закреплена обязанность арбитражного суда направлять соответствующие материалы для проверки поводов и оснований к возбуждению уголовного дела в органы, осуществляющие уголовное преследование в случае, когда суд приходит к выводу о наличии фактических данных, свидетельствующих о признаках преступления.

Таким образом, при наличии состава преступления, предусмотренного в ст. 303 в УК РФ, в рамках Арбитражного процесса отсутствует процессуальный механизм возбуждения уголовного дела в связи с подтверждением предположения о фальсификации доказательств.

Возбуждение уголовного дела по ст. 303 УК РФ, возможно в случае, если сторона, заявляющая о фальсификации доказательств, подаст заявление в прокуратуру и иные органы, в компетенции которых предусмотрено право на возбуждение уголовного дела, проведение предварительного следствия и дознания.

Однако и в этом случае, будут проведены следственные действия на выяснение данных о составе преступления, а именно: Субъект, субъективная сторона, объект, объективная сторона.

Проблемным вопросом является определение того, кто может являться субъектом преступления. Так, диспозиция части первой ст. 303 УК РФ определяет круг субъектов, которые могут быть привлечены к уголовной ответственности за фальсификацию доказательств, и относит к ним лиц, участвующих в деле, и их представителей.

Из анализа статей 62 АПК и 54 ГПК следует, что представитель совершает процессуальные действия (в том числе подает ходатайства о приобщении доказательств) от имени доверителя (представляемого). Учитывая вышесказанное, можно выделить три основных ситуации:

1) возможно привлечение к уголовной ответственности лица, который сам представлял свои интересы в суде, или доверителя, который передал подложный документ представителю, не поставив того в известность о характере подложности;

2) возможно привлечение к ответственности представителя, который вышел за пределы своих правомочий, изготовил и представил поддельный документ в суд. В данном случае, у представителя имеется интерес в самом факте «выигрыша дела» (или в некоторых ситуациях – «проигрыша дела») вне зависимости от спорного материального правоотношения.

3) возможно привлечение к ответственности, как представителя, так и доверителя (допустимы различные формы соучастия).

Что касается субъективной стороны данного состава преступления, то для привлечения к ответственности по ст. 303 УК РФ необходимо наличие прямого умысла, т. е. преднамеренного стремления ввести суд в заблуждение с целью получения нужного решения или затягивания судебного разбирательств по делу.

Объективная сторона фальсификации — это подделка, фабрикация, искусственное создание любого доказательства по делу, противоречащего действительным фактам и обстоятельствам.

На основании изложенного, привлечение к уголовной ответственности за фальсификацию доказательств в рамках арбитражного процесса возможен только по заявлению в органы следствия и иные правоохранительные органы о совершении преступления, состав которой предусмотрен ст. 303 УК РФ, а так же при обнаружении состава преступления в связи с проведением проверок органами прокуратуры и иными компетентными органами. При этом для привлечения к ответственности будет произведено предварительное расследование, в рамках которого будет устанавливаться состав преступления. На практике привлечение к уголовной ответственности по ст. 303 УК РФ осуществляется очень редко.

Следует отметить, что зачастую при фальсификации доказательств по гражданскому делу могут иметь место и другие преступления, совершаемые с целью представления в суд ложных сведений: подделка, изготовление и сбыт поддельных документов (ст. 327 УК РФ), незаконная банковская деятельность (ст. 172 УК РФ), служебный подлог (ст. 292 УК РФ) и др.

140, 141, 144, 145 УПК РФ, заявление о совершении преступления например, заявления о фальсификации доказательства по гражданскому делу определённым лицом служит поводом к началу уголовного судопроизводства и одновременно является началом уголовного преследования после соответствующей проверки сотрудниками правоохранительных органов изложенных в нем обстоятельств.

Порядок составления заявления

К составлению заявления следует подойти очень внимательно, и вписать все необходимые данные, чтобы его не отклонили. Хотя есть возможность обратиться и в устной форме, все же письменное заявления остается письменным.

  1. Справа, вверху следует указать наименование органа, куда адресовано заявление. Это может быть суд или полиция, обязательно внести адрес.
  2. Далее данные о заявителе: ФИО, дата рождения, адрес проживания, телефон для связи. В случае если заявитель это ИП или представитель организации, то указываются все ключевые реквизиты. Здесь же следует указать номер рассматриваемого дела, участников процесса, но коротко – ключевые данные.
  3. После, наименование документа, в рассматриваемом случае: Заявление по факту фальсификации доказательств по гражданскому делу.
  4. Далее детально, но в то же время лаконично нужно указать суть правонарушения. Какие доказательства и почему считаете фальсифицированными. При этом необходимо опираться на статьи закона, которые касаются фальшивых документов.
  5. В заключительной части следует указать просьбу, касательно изложенных данных. Зачастую формулировка выглядит так: на основании указанных данных прошу назначить экспертизу/завести уголовное дело и т.д.
  6. Последний пункт – это список приложений с расшифровкой, если такие есть.

Важно! При подаче заявления в ходе судебного процесса, следует составлять сразу 2 экземпляра, один из них передается суду, второй остается у заявителя. На этом втором экземпляре должен быть проставлен штамп судебной канцелярии.

Здесь же следует указать номер рассматриваемого дела, участников процесса, но коротко ключевые данные.

Составление заявления

При обнаружении фальсифицированных документов или иных доказательств сторона обязана обратить внимание суда на это обстоятельство. Иначе может быть принято неверное решение по делу.

Читайте также:  Преступная небрежность: понятие по УК РФ в 2020 году, критерии и отличия

Образец заявления в суд о факте фальсификации доказательств составляется с учётом стандартных требований ГПК. Ходатайство должно содержать следующую информацию:

  • наименование государственного органа, куда направляется обращение;
  • данные об истце и ответчике (Ф.И.О., адреса проживания указанных лиц);
  • информация о номере и предмете гражданского дела;
  • указание доказательства, представленного в процессе;
  • утверждение, что этот предмет является фальсифицированным;
  • описание обстоятельств, указывающих на это;
  • перечисление иных фактов, свидетельствующих о подложности указанного доказательства;
  • ссылка на статью 186 ГПК РФ;
  • требование признать доказательство подложным и не учитывать его при вынесении решения;
  • список прилагаемых документов;
  • подпись, фамилия и инициалы заинтересованного лица.

Заявления о подложности доказательств подаются на любой стадии процесса. Желательно оформить его в письменном виде и удостовериться о надлежащей доставке по месту назначения. Также гражданин имеет право устно обратиться к суду в ходе заседания. Заявление фиксируется в протоколе и рассматривается в общем порядке.

Дополнительно гражданин может обратиться в прокуратуру для проверки действий участника процесса на наличие состава преступления. Даже если в возбуждении уголовного дела будет отказано, такое решение не обязывает суд считать доказательство подлинным.

При рассмотрении ходатайств суд учитывает, представило ли лицо подтверждения подложности доказательств. Если сомнения обоснованы, то должна быть назначена экспертиза. В иных ситуациях выносится определение о том, что у суда нет оснований предполагать фальсификацию доказательств.

Дополнительно гражданин может обратиться в прокуратуру для проверки действий участника процесса на наличие состава преступления.

Какие действия предпринимает судья, если участник судового процесса подает заявление о фальсификации доказательств?

Если участник процесса уверен в том, что доказательства в суде были сфальсифицированы, и на этой основе он предоставил в суд заявление в письменной форме, где указывает, что доказательства были сфальсифицированы другим лицом, тогда судья должен:

  • Четко объяснить последствия такого заявления.
  • Исключить то или иное доказательство, которое, по мнению заявителя, является сфальсифицированным. При этом само доказательство может изыматься только с согласия того лица, что его предоставило.
  • Проверить мотивированность заявления, поданного одной из сторон, если лицо, которое представило доказательство, отказывается исключать его из числа общих доказательств по делу. Судья проверяет доказательства путем назначения почерковедческой экспертизы, путем требования ответственных лиц предъявить другие доказательства и т. д.
  • Рионская, 6, г.

    Угроза фальсификации дел по фальсификации доказательств

    Диспозиции частей 1 и 2 ст. 303 УК РФ с выделенными акцентами (извлечение):

    1. Фальсификация доказательств по гражданскому, административному делу лицом, участвующим в деле, или его представителем… –

    2. Фальсификация доказательств по уголовному делу лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или защитником

    Так поверенному – представителю лица, участвующего в гражданском или административном деле, и защитнику в уголовном деле, предоставившему сфальсифицированное доказательство, полученное от своего доверителя (или его доверенного лица), потенциально угрожает за это уголовная ответственность. И на доказывание прямого умысла поверенного на фальсификацию доказательств с сегодняшней правоприменительной практикой лучше не полагаться.

    Законодатель только почему-то не учел, что поверенные юристы (представитель и защитник) сфальсифицировать доказательства по делу не могут (де-юре). При всём их желании они могут лишь попытаться это сделать (де-факто), но не более. Ведь единственное, что они могут – это предоставить в орган, прокурору, следователю, дознавателю, судье (ходатайствовать о приобщении) ложные документы и иные материалы. В соответствии же с процессуальным законодательством представитель и защитник участвуют в деле, но не ведут производство по нему, а потому они не наделены правами по приобщению и проверке доказательств. И материалы дела не находятся в их пользовании.

    «К сожалению, – констатирует специалист по адвокатским правонарушениям Ю.П. Гармаев, – фальсификация доказательств защитником подозреваемого, обвиняемого – явление распространенное, хотя факты выявления и пресечения этих преступлений крайне редки» (Гармаев Ю.П. Незаконная деятельность адвокатов в уголовном судопроизводстве: Учебник / Ю.П. Гармаев. – М., 2005. С. 144.). Сожаление специалиста-криминалиста за распространенность фальсификации доказательств адвокатами-защитниками немного удивляет.

    Далее автор довольно специфического учебника (при этом наличие учебников по незаконной деятельности дознавателей, следователей и прокуроров в уголовном судопроизводстве представить затруднительно) описывает в качестве единственного примера фальсификации доказательств по уголовному делу факт «вопиющей» подделки защитником предыдущего протокола допроса его подзащитного, в котором он добавил предлог «не» в фразах: «…на дело я НЕ взял с собой нож…» и «…я требовал у нее деньги и НЕ угрожал ей ножом…» (выглядит немного наивно, но это может быть сделано для наглядности учебного материала). Хотя, как сообщает автор, данный факт фальсификации адвокатом протокола следственного действия доказать не удалось, но «опасность» от этого представляется автору весьма высокой. А уголовно-процессуальные нормы о полной свободе показаний обвиняемого (подозреваемого, подсудимого), который вправе их изменять и давать сколь угодно много, а также вовсе от них отказаться, на фоне «вопиющего деяния» адвоката, наверное, и не замечаются вовсе.

    А вот пример практического применения ст. 303 УК РФ, к адвокату-защитнику (хорошо, что с законным, хотя и очень долгим исходом).

    Адвокат К., являясь защитником Л., обвиняемого органами предварительного расследования в похищении человека, пришел домой к потерпевшему А. и получил от последнего заявление, из содержания которого следовало, что Л. не только похитил А., но и добровольно отпустил потерпевшего. Иными словами защитник получил документ, который полностью аннулировал результаты расследования, поскольку в силу примечания к ст. 126 УК РФ лица, добровольно освободившие похищенного, от уголовной ответственности освобождаются. Обвиняемый Л., передав следователю ксерокопию заявления А., заявил ходатайство о приобщении её к материалам уголовного дела.

    Следователь, усомнившись в достоверности заявления А., дополнительно его допросил. Потерпевший дал показания о том, что адвокат К. заявление получил от него обманным путем: представился работником прокуратуры и под диктовку «заставил» написать текст заявления, содержание которого не соответствовало действительности.

    За фальсификацию доказательств по уголовному делу по особо тяжкому преступлению адвокат К. был осужден по ч. 3 ст. 303 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года и с лишением права заниматься адвокатской деятельностью на 2 года.

    Считая приговор суда незаконным и необоснованным, осужденный адвокат К. и его защитники поставили перед Верховным Судом РФ вопрос о его отмене, поскольку ксерокопия заявления не является доказательством по делу. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в своем кассационном определении указала, что представленная ксерокопия заявления А., имеющаяся в деле, которую получил осужденный адвокат К., не может быть признана доказательством по делу (кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации: https://vsrf.ru/lk/practice/cases/5526940, http://sudbiblioteka.ru/vs/text_big2/verhsud_big_31053.htm).

    Возвращаясь к диспозиции ч. 2 ст. 303 УК РФ, законодатель игнорирует презумпцию невиновности, в соответствии с которой, как известно, обвиняемый (подозреваемый, подсудимый) не несет уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Почему же тогда такую ответственность за него должен нести его защитник, которого, помимо всего прочего, можно просто элементарно «подставить», передав ему подложный документ для ходатайства о его приобщении к материалам дела?

    При этом следует заметить, что в ст. 303 УК РФ не установлена уголовная ответственность лица, ведущего протокол судебного заседания (в соответствии со ст. 245 УПК РФ, ст. 53 КАС РФ, ст. 230 ГПК РФ, 58 АПК РФ это секретарь судебного заседания, а согласно ст. 58 АПК РФ им также может являться помощник судьи), который является доказательством по уголовному делу согласно ст. 83 УПК РФ и гражданскому делу в соответствии со ст. 71 ГПК и ст. 64 АПК РФ. Аналогично таким же доказательством протокол судебного заседания является по административному делу и делу об административном правонарушении, хотя в КАС РФ и КоАП РФ это прямо не указано.

    Практикующим юристам хорошо известно о фальсификации протоколов судебных заседаний, в которых явно умышленно искажаются показания свидетелей, потерпевших и иных лиц, являющихся порой единственными доказательствами по делу, а замечания на протокол бездоказательно отвергаются (не принимаются). А ведь это общественно опасное деяние, направленное против законного осуществления правосудия, давно в определенной степени захлестнуло российское правосудие.

    230 ГПК РФ, 58 АПК РФ это секретарь судебного заседания, а согласно ст.

    Как предотвратить фальсификацию доказательств, и что делать, если фабрикация все-таки имела место?

    Рассказать обо всех методах борьбы с фальсификацией невозможно в силу того, что обстоятельства преступления во всех случаях разные. Но есть основные моменты, которые необходимо учитывать.

    • Обращайте внимание и старайтесь запомнить всех незнакомых лиц, которые якобы случайно оказываются в вашем жилом помещении, в автомобиле, рядом с вами, поскольку эти лица могут что-либо подкинуть, подложить вам.

    Ясно, что каждого не запомнишь, в особенности знакомых, но, если есть хоть малейшее подозрение о том, что вы оказались (или можете оказаться) в поле зрения сотрудников полиции, необходимо быть бдительным.

    • Контролировать понятых.

    Уясните для себя, что почти все процессуальные действия проводятся с участием понятых. Это значит, что понятые должны фактически присутствовать при проведении следственного действия на всем его протяжении и на каждом этапе, при этом они должны быть посторонними лицами, случайными приглашенными в качестве таковых. Соответственно необходимо стараться запомнить понятых внешне, где они находились в момент следственного действия, например, в момент выемки наркотического средства, видели ли они все манипуляции, производимые оперативными работниками, следователем, в каком порядке ставили подписи в протоколе. И если понятые фактически отсутствовали, либо отсутствовал один их них, либо понятые не видели и не могли видеть проводимое следственное действие ввиду того, что, например, находились в другой комнате, но несмотря на это заверили своими подписями правильность проведения данного действа, то, во-первых, об этом необходимо сделать отметку в протоколе в графе «замечания». В дальнейшем необходимо ходатайствовать о признании данного протокола следственного действия недопустимым доказательством, проведении очной ставки с понятыми, на которой следует выяснять у понятых детали проведения процессуального действия, ходатайствовать о вызове понятых в суд и так же детально допрашивать их в суде.

    • Если вам что-либо подкинули и изымают, не следует об этом молчать.

    Об этом следует кричать, в прямом и в переносном смысле. То есть, об этом следует громко заявить, чтобы понятые, присутствующие при обыске, выемке, услышали ваши возражения. И обязательно указать об этом в протоколе проводимого следственного действия. Да и вообще, чем больше внимания вы привлечете к своей персоне (внимание не только понятых, а и посторонних, возможно соседей), тем вероятнее, что они вас запомнят, и смогут дать показания относительно вашего поведения во время следственного действия.

    • Стараться не прикасаться к подброшенному предмету.

    Конечно, не прикасаться бывает очень трудно, но необходимо быть осмотрительней, ведь на кону ваша свобода. И если это произошло сразу же заявить устно и письменно, указав на момент, когда произошло это прикосновение, и в какую часть предмета.

    • Свидетель также имеет право ходатайствовать о своем допросе в качестве такового с участием адвоката.

    Лицо, которое в дальнейшем станет подозреваемым и обвиняемым, зачастую изначально допрашивается в качестве свидетеля. Но как говорят работники правоохранительных органов, от свидетеля до подозреваемого – одно постановление. Здесь необходимо запомнить, что даже будучи свидетелем лицо имеет право ходатайствовать о своем допросе в присутствии адвоката. Адвокат понадобится в любом случае, если лицо перейдет в ранг подозреваемых, поэтому, чем раньше появится защитник, тем лучше.

    Неоспорим тот факт, что необходимо иметь «своего» проверенного адвоката, но, понятно, что не каждый может себе это позволить. Если вам не повезло, и такого адвоката у вас нет, стоит заключить соглашение с адвокатом по своему выбору, а не с адвокатом, навязанным вам сотрудниками правоохранительных органов. В особенности стоит отказаться от навязчиво предлагаемого следователем адвоката. Если все-таки вы согласились на адвоката государственного, приглашенного следователем (дознавателем), то в дальнейшем следует проверить, действительно ли данный адвокат дежурил в этот день согласно графику дежурств, утверждаемых палатой адвокатов вашего региона. И если нет, то немедленно отказывайтесь от его услуг, поскольку очевидно, что это так называемый, адвокат свой. Не ваш, а свой для сотрудников правоохранительных органов, который ничем вам не поможет, а только навредит.

    • При ознакомлении с материалами дела обязательно сфотографируйте дело. Полностью. От корки до корки.

    Получив копии материалов уголовного дела, вам не составит труда доказать наличие исправлений в документах, уничтожение документа либо его части, внесение дополнений в документ. Для этого также необходимо будет ознакомиться с делом, уже находящемся в суде.

    • В судебном разбирательстве необходимо особенно тщательно допрашивать свидетелей обвинения (в особенности тех, которые, по-вашему мнению, не являются фактически свидетелями), настаивать на их вызове при неявке последних, и не соглашаться на оглашение их показаний, данных при производстве предварительного расследования.

    Но здесь необходимо отметить, что законодатель не так давно ввел в Уголовно-процессуальный кодекс РФ такое спорное право суда либо по своей инициативе, либо по ходатайству стороны огласить показания свидетеля, установить место нахождения которого не представилось возможным, в том случае, если подсудимый ранее имел возможность оспорить показания такого свидетеля. О введении данной нормы высказывались многие правоприменители: кто за, кто против, но очевидно, что данная норма затрудняет выявление подставных свидетелей и исключение их показаний из доказательственной базы, поскольку ссылка на обязательность «предоставления обвиняемому (подсудимому) в предыдущих стадиях производства по делу возможности оспорить эти доказательства предусмотренными законом способами» уж больно размыта.

    • Именно в суде первой инстанции необходимо представить как можно больше доказательств в обоснование своих доводов о фабрикации дел.

    Это объясняется тем, что на стадии апелляционного рассмотрения дела заявить об исследовании новых доказательств (то есть не исследованных в суде первой инстанции) невозможно без объяснения причин, по которым такие доказательства не были представлены в суд первой инстанции.

    По всем случаям фальсификации доказательств в уголовном деле следует обращаться с заявлением в Управление собственной безопасности региона. Никто не гарантирует, что сразу будет возбуждено уголовное дело в отношении нерадивого следователя или оперуполномоченного, но оставлять факт фальсификации без должного внимания нельзя ни при каких обстоятельствах.

    Вести аудиозапись участник процесса может без разрешения судьи, в отличие от видеозаписи, которая, как и фотографирование, допускается только с разрешения председательствующего.

    Как обнаруживают и доказывают фальсификацию?

    Всем участвующим в расследовании преступления необходимо убедиться в подлинности доказательств и верности внесенной в документы информации. Специалист должен обращать особое внимание на следующие моменты:

    1. Несоответствие информации. Это уточняется путем опроса свидетелей и дальнейшего сравнения полученных сведений с теми, которые ранее были внесены в документы.
    2. Явные признаки фальсификации. Их можно заметить, например, в паспорте в виде потертостей на дате или месте регистрации. Или в документе, где обнаруживается подтертая или потекшая печать, а также явные признаки допечатки текста.
    3. Подделка почерка. Если у специалиста возникли вопросы по данному вопросу, он должен провести сравнительный анализ почерка подписи с полученного документа с другими примерами.

    Лицо, участвующее в расследовании, в случае сомнений для получения полноты сведений о доказательствах может прибегнуть к услугам экспертной группы. Например, специалисты помогут сравнить почерк, так как без их знаний и оборудования будет затруднительно в некоторых моментах.

    При изучении правовой стороны вопроса учитывайте, что мотив деяния роли не играет.

    Фальсификация доказательств: судебная практика 2018

    Фальсификация доказательств: судебная практика 2018

    В арбитражном процессе вопрос о фальсификации доказательств исследуется судом после поступления заявления одной из сторон. В соответствии со ст. 161 Арбитражно-процессуального кодекса (далее – АПК РФ) доказательство можно не рассматривать в случае, если вторая сторона признает его фальсификацию, но при наличии возражений второй стороны суд обязан принять меры к проверке достоверности доказательства, в частности, назначить экспертизу. АПК РФ не ограничивает судью в перечне возможных мер, в зависимости от обстоятельств суд может любым иным образом проверить и решить вопрос о возможности принятия к сведению спорного доказательства.

    Законодательно не установлено определение фальсификации. В споре о взыскании убытков, причиненных хозяйственному обществу его единоличным исполнительным органом суд указал, что под фальсификацией понимается внесение заведомо ложной информации в имеющиеся документы или создание заведомо ложного доказательства (решение АС Приморского края от 28.03.2018 по делу № А51-16791/2017). В этом же решении суд отметил, что заявление о фальсификации копий документов, представленных ответчиком, не может быть удовлетворено, поскольку ответчик не подтвердил наличие признаков подлога; поскольку представление копии не доказывает, что документ не был подписан обеими сторонами в оригинале; истец в подтверждение своих доводов не привел никакого обоснования и не заявил о назначении экспертизы; недостатки, которые обнаружил истец, а именно наличие одинаковых опечаток в ряде документов, которые свидетельствуют об их изготовлении на одном печатном устройстве в 2017 году, не подтверждают подложность этих документов. Приведенные доводы суда поддержал суд апелляционной инстанции (постановление 5-го ААС от 11.07.2018 по делу № А51-16791/2017 [05АП-3382/2018]).

    В отсутствие обращения стороны суд не может поставить вопрос о фальсификации доказательств. Если сторона не заявляет о фальсификации, то ее доводы о поддельности документов не обоснованы (спор о включении в реестр требований кредиторов, постановление 13-го ААС от 09.07.2018 по делу № А56-47682/2017/тр.1). В деле об оспаривании решения налоговой службы о привлечении налогоплательщика к ответственности суд указал, что предприниматель не заявлял о фальсификации кассовых книг, поэтому они были признаны относимыми и допустимыми доказательствами (постановление АС ЗСО от 21.05.2018 по делу № А27-10485/2017).

    При поступлении заявления о фальсификации суд спрашивает сторону, представившую доказательства, согласна ли она с претензией и готова ли исключить доказательство из материалов дела. В отсутствие возражения истца относительно представленных ответчиком соглашений о зачёте документы суд принял как достоверные доказательства (дело о взыскании арендной платы, решение АС Спб и Ленобласти от 11.07.2018 по делу № А56-13073/2018). Аналогично в деле о прекращении охраны товарного знака, рассмотренного Судом по интеллектуальным правам (решение СИП от 11.07.2018 по делу № СИП-233/2018), были приняты документы, подтверждающие использование истцом спорного товарного знака, поскольку ответчиком не было заявлено о фальсификации доказательств, в итоге решение принято в пользу истца.

    Читайте также:  Можно ли вернуть парфюм в магазин: порядок и основания для возврата

    В качестве распространенной процедуры проверки используется экспертиза. Её суд может назначить как при наличии ходатайства одной из сторон, так и по собственной инициативе. С целью проверки оригинальности подписи на счете-фактуре по ходатайству ответчика была проведена экспертиза документа, установлено, что подпись подделана, в результате чего счет-фактура, подтверждающая соответствие двух партий терминалов, поставленных истцу и ответчику, не была принята судом в качестве доказательства, а с ответчика по итогу рассмотрения спора была взыскана задолженность по договору процессинга (постановление 13-го ААС от 11.07.2018 по делу № А56-92673/2016 [13АП-12611/2018])

    В соответствии со ст. 82 АПК РФ суд сам может назначить экспертизу, если это необходимо для проверки заявления о фальсификации доказательства. При этом в одном из постановлений тройка судей апелляции указала, что экспертизу можно назначить в случае, если без специальных познаний невозможно дать оценку вопросам права. Суд проверил достоверность путем оценки совокупности доказательств, в частности, установил, что исполнение в адрес должника не производилось, акты о выполненных работах подписаны неуполномоченным лицом. В результате суд отклонил заявление (спор о взыскании средств за невыполненные работы, постановление 10-го ААС от 11.07.2018 по делу № А41-6579/18).

    Иными мерами для рассмотрения вопроса о фальсификации доказательств воспользовался суд в споре о взыскании долга по договору субподряда и процентов. Для проверки факта фальсификации предписания генподрядчика о недостатках в работе субподрядчика, а также уведомлений о расторжении договора суд допросил директора ответчика и работника истца в том числе в отношении обстоятельств вручения спорных документов и полномочий лица, подписавшего эти документы. Кроме того, суд принял во внимание заверенный нотариусом протокол осмотра электронной переписки, из которой следует, что ответчику была направлена копия приказа на подписанта. Из совокупности указанных обстоятельств суд сделал вывод о наличии полномочий у представителя ответчика на получение спорных документов (спор о взыскании долга по договору субподряда, постановление 18-го ААС от 11.07.2018 по делу № А76-10238/2016 [18АП-6955/2018]).

    В некоторых случаях суд не может никаким образом оценить, подлинное или сфальсифицированное доказательство ему представлено. В отношении представленных копий документов конкурсный управляющий заявил о фальсификации в связи с тем, что имеющиеся у него документы, касающиеся деятельности должника, имеют разные оттиски печатей. Был поставлен вопрос об экспертизе, однако ее проведение возможно при наличии оригиналов документов и образцов оттиска печатей. Должник пояснил, что оригиналы были похищены, в связи с этим суд не смог удовлетворить ходатайство о проведении экспертизы. В связи с отсутствием оригинала обстоятельство не может быть подтверждено копией документа (дело о взыскании убытков, определение АС Тюменской области от 01.02.2018 по делу № А70-113/2017).

    Суд может без проведения экспертизы исключить документ из числа доказательств по делу. Например, если этот документ не имеет правового значения для принятия решения по спору ввиду того, что давность заключения документа о сделке не важна, если есть доказательства, что стороны фактически исполняли эту сделку, то есть она не может быть признана недействительной, в том числе в случае подделки или фальсификации справки о стоимости выполненных работ (оспаривание сделки должника, определение АС Свердловской области от 12.07.2018 по делу № А60-42962/2015). В этом же определении суд указал, что сторона должна преследовать определённую процессуальную цель при подаче заявления о фальсификации: предполагаемые последствия удовлетворения заявления должны влиять на результат по делу, но в данном споре экспертиза срока давности составления документа не смогла бы повлиять на мнение суда относительно доводов одной из сторон.

    Похожая ситуация сложилась в споре о возврате гранта на создание и развитие крестьянского (фермерского) хозяйства. Истец (Минсельхоз Нижегородской области) обратился в суд в связи с тем, что при проведении проверки Контрольно-счетной палатой был установлен факт фальсификации копии племенного свидетельства в части номеров и того, кому оно выдано, следовательно, грант был получен вследствие указания в заявке ложных сведений. Судом было установлено, что племенное свидетельство не предоставлялось и не требовалось к предоставлению на получение гранта, в связи с чем спорное доказательство не могло повлиять на проведение конкурсного отбора фермеров (спор о возврате целевого гранта, решение АС Нижегородской области от 11.07.2018 по делу № А43-2538/2018).

    Суд обязан рассмотреть заявление о фальсификации и отразить принятое по нему решение в протоколе судебного заседания независимо от того, представил заявитель какие-либо доводы в обоснование заявления или нет. Вместе с тем, суд может учесть, как дополнительный аргумент, голословность заявления. Например, в споре о взыскании долга по договору поставки факт поставки был подтвержден товарными накладными с привлечением экспедиторской организации. Ответчик истребовал с помощью суда оригиналы накладных и заявил о необходимости их исключения в качестве доказательств из материалов дела, если они окажутся сфальсифицированными. Заявление было отклонено судом по причине того, что согласно письменными пояснениям сторон накладными стороны обменивались посредством электронной переписки, а по спорным накладным поставку товара подтвердила транспортная организация. Учитывая это обстоятельства, признать накладные фальсифицированными доказательствами не представляется возможным (решение АС Челябинской области от 11.07.2018 по делу № А76-2636/2018).

    О фальсификации заявляют в отношении копий документов. Но позиция судов не является единообразной. Представление в материалы дела копий в отсутствие оригиналов не является единственным и достоверным признаком фальсификации, поскольку процессуальное законодательство позволяет представлять в качестве доказательств в том числе надлежащим образом заверенные копии (ст. 75 АПК РФ, постановление 13-го ААС от 09.07.2018 по делу № А56-47682/2017/тр.1). В другом деле о взыскании долга по договору займа истцом были представлены дубликаты дополнительных соглашений, в которых зафиксирована сумма долга и начисленных процентов в связи с утратой подлинников. Ответчик заявил о фальсификации, однако суд пояснил, что выдача дубликатов не противоречит действующему законодательству и не может признаваться фальсификацией (спор о взыскании долга, решение АС Ярославской области от 11.07.2018 по делу № А82-24567/2017).

    Вместе с тем, если украден или потерян подлинник, а представленные копии не отличаются друг от друга, невозможно определить первоначальное содержание документа с помощью других доказательств, такие копии нельзя использовать в качестве подтверждающих доводов. При этом, поскольку не было подлинников, суд отказался назначать экспертизы и, соответственно, не принял сомнительные доказательства (спор о взыскании долга по договору купли-продажи, постановление 18-го ААС от 09.07.2018 по делу № А76-25335/2017).

    Заявление о фальсификации рассматривается судом применительно к конкретному спору. В случае, если о фальсификации заявлено вне рамок обособленного спора, суд может отказать в рассмотрении ходатайства. Например, при оспаривании договора уступки права требования было заявлено о фальсификации договора поручения. Однако суд указал, что этот договор был представлен в качестве доказательства отпуска товара по договору поставки, который был положен в основу спорного договора уступки, в связи с чем рассмотрение вопроса о фальсификации договора поручения должно происходить в рамках отдельного спора о недействительности договора поставки. Суд не дал правовую оценку аргументу стороны о том, что в договоре поручения указан счет контрагента, который не был открыт в банке на дату заключения этого договора, указав, что признание факта фальсификации в рамках отдельного заявления нормами АПК РФ не предусмотрено (дело о признании договора уступки права требования недействительным, постановление 7-го ААС от 09.07.2018 по делу № А27-5297/2016 [07АП-9696/2016]).

    Если доказательства не отвечают признакам фальсификации, но не соответствуют обстоятельствам дела, то оценка документов производится судом не на основании ст. 161 АПК РФ, а по правилам оценки относимости и допустимости доказательств (ст. 71 АПК РФ).

    Стороны по делу могут допускать подмену понятий: использовать ст. 161 АПК РФ в случаях, когда доказательства является не подложными, но не соотносимыми с обстоятельствами дела. Так, при оспаривании одностороннего отказа от исполнения договора истец заявил о фальсификации акта осмотра баллонов с медицинским кислородом, заключения о качестве кислорода и протокола испытаний по причине того, что кислород соответствует ГОСТ, а отбор и проверка качества была произведена неуполномоченными лицами. Суд не принял доводы истца, поскольку истец указывает на признаки недостоверности и недопустимости доказательств, но не их фальсификации. Впрочем, суд отклонил и ссылку на недостоверность за недостаточностью аргументов (решение АС Чувашской Республики от 09.07.2018 по делу № А79-3210/2017).

    В деле об оспаривании решения налогового органа о доначислении налогов от продажи доли участия в российском хозяйственном обществе и нематериальных активов этого общества налоговая инспекция выявила отсутствие в декларации сведений о реализации имущественных прав общества. В связи с чем инспекция предположила, что общество могло сфальсифицировать доказательства об оплате иностранным юридическим лицом нематериальных активов общества. В решении суда не отражено, дал ли суд какую-либо оценку этому предположению, однако факт оплаты активов признал документально не подтвержденным (оспаривание решения налогового органа, решение АС г. Москвы от 16.02.2018 по делу № А40-108591/2017).

    Отказ судьи в рассмотрении заявления о фальсификации и назначении дополнительной экспертизы не может являться основанием для отвода судьи. В случае, если сторона по делу не согласна с принятым решением, она вправе обжаловать решение в установленном порядке, но отказ в рассмотрении ходатайства не является поводов для сомнения в беспристрастности судьи (спор о взыскании стоимости устранения недостатков по договору подряда, определение АС Новосибирской области от 09.07.2018 по делу № А45-35659/2017).

    В заключение отметим, что в тех случаях, когда участвующая в судебном разбирательстве сторона сомневается в достоверности предоставленных документов, необходимо заявлять о фальсификации. Безусловно, подобное заявление будет иметь больший вес, если сторона приведет какие-либо доводы в обоснование своих суждений. Подтвердить суждения можно либо с помощью иных доказательств, либо с помощью судебной экспертизы. Попытка затянуть процесс путем заявления о фальсификации может не иметь никакой пользы для стороны, более того, голословные выступления могут быть использованы против неё. Представление копий вместо оригиналов должно быть обосновано, сами копии должны быть заверены, чтобы ни у суда, ни у других лиц не возникало сомнения в их подлинности, и они не были отвергнуты в качестве доказательства.

    27 августа 2018

    Галина Короткевич, партнер. Люблю кофе, всякие вкусняшки, банкротные дела и корпоративное право. Пишу статьи, ищу интересную информацию и предлагаю способы ее практического использования. Верю, что благодаря качественной юридической аналитике клиенты приходят к юридической фирме, а не наоборот. Согласны? Тогда давайте дружить на Facebook.

    В случае, если Ваш судебный спор или иной спор, договорная работа или любая другая форма деятельности касается вопросов, рассмотренных в данном или ином нашем материале, рекомендуем проверить и убедиться, что Ваша правовая позиция соответствует последним изменениям практики и законодательству.

    Мы будем рады оказать Вам юридическую помощь по поводу минимизации юридических рисков и имеющимся возможностям. Мы постараемся найти решение, подходящее именно для Вас.

    Звоните по телефону +7 (383) 310-38-76 или пишите на адрес info@vitvet.com .

    Если вам понравился этот материал или какие-либо наши иные, то порекомендуйте их вашим коллегам, знакомым, друзьям или деловым партнерам.

    2018 по делу А51-16791 2017 05АП-3382 2018.

    Определение Конституционного Суда РФ от 18.07.2017 N 1531-О

    КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

    от 18 июля 2017 г. N 1531-О

    ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ

    ГРАЖДАНИНА КАРПОВА МАКСИМА ВИКТОРОВИЧА

    НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ

    ПОЛОЖЕНИЯМИ СТАТЕЙ 303 И 307 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА

    Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

    рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина М.В. Карпова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

    1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин М.В. Карпов оспаривает конституционность положений статей 303 “Фальсификация доказательств и результатов оперативно-розыскной деятельности” и 307 “Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод” УК Российской Федерации.

    Как следует из представленных материалов, по факту допущенного следователем, осуществлявшим расследование по уголовному делу в отношении М.В. Карпова, нарушения закона при составлении протокола допроса свидетеля проводилась регламентированная статьей 144 УПК Российской Федерации проверка, по результатам которой было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного частью третьей статьи 303 УК Российской Федерации (прокурор отказался от представления этого доказательства в суде, и оно не было учтено при вынесении приговора в отношении М.В. Карпова). В принятии жалобы его адвоката на предшествующее решение, которым было отменено постановление о возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного частью третьей статьи 303 УК Российской Федерации, судом было отказано, с чем согласились суды апелляционной и кассационной инстанций.

    Кроме того, М.В. Карпов обратился с заявлением о том, что свидетелями по его уголовному делу были даны заведомо ложные показания, по результатам рассмотрения которого в возбуждении уголовного дела также было отказано. В удовлетворении поданной в порядке статьи 125 УПК Российской Федерации его адвокатом жалобы было отказано вступившим 5 мая 2017 года в силу постановлением суда.

    По мнению заявителя, оспариваемые нормы противоречат статьям 1, 2, 23 (часть 1), 45, 46, 52, 55 (часть 3), 71 (пункты “в”, “о”) и 76 (часть 1) Конституции Российской Федерации, поскольку они позволяют признавать фальсификацию следователем доказательств по уголовному делу об особо тяжком преступлении малозначительным деянием и не привлекать к ответственности свидетелей, давших заведомо ложные показания по такому делу.

    2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

    Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 19 марта 2003 года N 3-П, законодательное установление уголовной ответственности и наказания без учета личности виновного и иных обстоятельств, имеющих объективное и разумное обоснование и способствующих адекватной юридической оценке общественной опасности как самого преступного деяния, так и совершившего его лица, и применение мер ответственности без учета характеризующих личность виновного обстоятельств противоречили бы конституционному запрету дискриминации и выраженным в Конституции Российской Федерации принципам справедливости и гуманизма.

    Принцип справедливости закреплен и в Уголовном кодексе Российской Федерации, согласно которому наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, т.е. соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного (часть первая статьи 6).

    Статья 303 УК Российской Федерации устанавливает уголовную ответственность за фальсификацию доказательств по уголовному делу лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или защитником (часть вторая), за фальсификацию доказательств по уголовному делу о тяжком или об особо тяжком преступлении, а равно фальсификацию доказательств, повлекшую тяжкие последствия (часть третья). Деяние, предусмотренное частью третьей этой статьи, с учетом положений статьи 15 данного Кодекса отнесено к категории тяжких преступлений.

    Такая оценка федеральным законодателем характера и степени общественной опасности фальсификации доказательств по уголовному делу отражает то значение, которое имеют доказательства (которыми согласно части первой статьи 74 УПК Российской Федерации являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном этим Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела) для принятия решений в уголовном судопроизводстве, а также то обстоятельство, что искажение доказательств может привести к незаконным и ошибочным судебным решениям и, в конечном счете, не только нарушает установленный данным Кодексом процессуальный порядок, но и подрывает сущность правосудия по уголовным делам как такового.

    Соответственно, положения статьи 303 УК Российской Федерации не могут оцениваться в отрыве от норм, регулирующих соответствующие уголовно-процессуальные вопросы.

    Так, при исключительных обстоятельствах, свидетельствующих о совершении участниками производства по уголовному делу, в том числе следователем или дознавателем, преступления, вследствие чего искажалось бы само существо правосудия, уголовно-процессуальный закон допускает возможность проведения отдельного, самостоятельного расследования этих обстоятельств, по результатам которого может быть вынесен приговор; вступление такого приговора в силу позволяет осуществить пересмотр ранее вынесенного приговора или иного судебного решения по делу ввиду вновь открывшихся обстоятельств. Соответствующее расследование проводится в формах и порядке, закрепленных уголовно-процессуальным законом, и не предполагает какое-либо ограничение участников уголовного судопроизводства и других заинтересованных лиц в их правах, в том числе в праве на обжалование в суд затрагивающих их конституционные права и свободы решений и действий (бездействия) органов предварительного расследования (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 15 апреля 2008 года N 304-О-О, от 17 ноября 2009 года N 1413-О-О, от 25 февраля 2013 года N 182-О и N 289-О, от 23 апреля 2015 года N 840-О и др.).

    Как указал Конституционный Суд Российской Федерации, законодатель, устанавливая порядок отправления правосудия, обязан предусмотреть механизм (процедуру), обеспечивающий соблюдение требований, предъявляемых к правосудному – т.е. законному, обоснованному и справедливому – решению по делу, а также исправление ошибок, в том числе на стадии пересмотра судебного решения ввиду вновь открывшихся обстоятельств. В рамках уголовного судопроизводства это предполагает, по меньшей мере, установление обстоятельств происшествия, в связи с которым было возбуждено уголовное дело, его правильную правовую оценку, выявление конкретного вреда, причиненного обществу и отдельным лицам, и действительной степени вины (или невиновности) лица в совершении инкриминируемого деяния (Постановление от 8 декабря 2003 года N 18-П; определения от 29 января 2009 года N 46-О-О, от 21 июня 2011 года N 860-О-О, от 29 сентября 2011 года N 1185-О-О и от 28 июня 2012 года N 1274-О), что возможно лишь на основе проверки и оценки доказательств, отвечающих требованиям относимости, допустимости и достоверности. Только тогда суд может правильно установить, имело ли место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый, доказано ли, что его совершил подсудимый, является ли это деяние преступлением и какой нормой уголовного закона оно предусмотрено (статьи 73, 74, 85 – 88 и 299 УПК Российской Федерации); в противном случае ставилась бы под сомнение правосудность решения по делу. Именно поэтому заведомая ложность показаний потерпевшего или свидетеля, заключения эксперта, а равно подложность вещественных доказательств, протоколов следственных и судебных действий и иных документов или заведомая неправильность перевода, повлекшие за собой постановление незаконного, необоснованного или несправедливого приговора, вынесение незаконного или необоснованного определения или постановления, отнесены к вновь открывшимся обстоятельствам, влекущим отмену вступивших в законную силу приговора, определения и постановления суда, возобновление производства по уголовному делу (часть первая, пункт 1 части второй и пункт 1 части третьей статьи 413 УПК Российской Федерации) (Определение от 4 апреля 2013 года N 661-О).

    При этом значимость нефальсифицированных доказательств для уголовного судопроизводства не ограничивается судебными стадиями. В Постановлении от 8 декабря 2003 года N 18-П Конституционный Суд Российской Федерации указал, что в соответствии с установленным в Российской Федерации порядком уголовного судопроизводства предшествующее рассмотрению дела в суде досудебное производство призвано служить целям полного и объективного судебного разбирательства по делу; в результате проводимых в ходе предварительного расследования следственных действий устанавливается и исследуется большинство доказательств по делу, причем отдельные следственные действия могут проводиться только в этой процессуальной стадии; именно в досудебном производстве происходит формирование обвинения, которое впоследствии становится предметом судебного разбирательства и определяет его пределы (часть первая статьи 252 УПК Российской Федерации).

    Читайте также:  Код «02» в больничном листе: что означает и как оплачивается период нетрудоспособности по этой причине?

    Положения статей 144 и 145 УПК Российской Федерации, регламентирующие порядок рассмотрения сообщений о преступлении и определяющие решения, принимаемые по его результатам, предусматривают проведение проверки сообщения о любом преступлении, в том числе совершенном следователем при производстве по уголовному делу. При этом обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором суда, не могут служить препятствием для возбуждения уголовного дела и свидетельствовать об отсутствии признаков преступления в действиях лиц, осуществляющих производство по уголовному делу (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 23 июня 2009 года N 886-О-О и от 20 ноября 2014 года N 2678-О).

    При отсутствии же основания для возбуждения уголовного дела, в частности при отсутствии в деянии состава преступления, руководитель следственного органа, следователь, орган дознания или дознаватель выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, при этом такой отказ может быть обжалован, в том числе в суд, в порядке, установленном статьей 125 УПК Российской Федерации, регламентирующей судебный порядок рассмотрения жалоб (пункт 2 части первой статьи 24, части первая и пятая статьи 148 УПК Российской Федерации).

    Соответственно, статья 303 УК Российской Федерации, действующая во взаимосвязи с приведенными уголовно-процессуальными положениями, не предполагает произвольного отказа в возбуждении уголовного дела по признакам предусмотренного в ней преступления, в том числе совершенного следователем на досудебных стадиях уголовного судопроизводства.

    Что же касается статьи 307 УК Российской Федерации, то данная норма, применяемая в единстве с положениями Общей части указанного Кодекса (статьи 5, 8, часть первая статьи 14 и статья 25), предусматривает привлечение к уголовной ответственности лишь за заведомо ложные показания свидетеля или потерпевшего и предполагает наличие в их действиях прямого умысла, когда эти лица осознают, что показания, которые они дают, являются ложными, и желают дать именно такие показания (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 28 марта 2017 года N 561-О).

    Соответственно, оспариваемые М.В. Карповым нормы не могут расцениваться как нарушающие его конституционные права в указанном им аспекте. Проверка же решений, вынесенных в отношении лиц, участвовавших в производстве по уголовному делу заявителя, к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, не относится.

    Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, Конституционный Суд Российской Федерации

    1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Карпова Максима Викторовича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

    2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

    В удовлетворении поданной в порядке статьи 125 УПК Российской Федерации его адвокатом жалобы было отказано вступившим 5 мая 2017 года в силу постановлением суда.

    Оппонент заявил о фальсификации доказательства. Как должен действовать суд?

    Аурела Борисовна Ивлева ,
    к. ю. н., консультант отдела анализа и обобщения судебной практики, законодательства и статистики Арбитражного суда Ставропольского края

    Заявление о фальсификации доказательства в суде может привести к исключению его из числа доказательств по делу. Когда в ходе рассмотрения дела сторона заявляет о фальсификации доказательств, судья должен совершить определенные процессуальные действия, несоблюдение которых может привести к отмене судебного акта. Итак, поступило заявление о фальсификации доказательств. Что должен сделать судья?

    Судья должен, во-первых, разъяснить уголовно-правовые последствия такого заявления; во-вторых, исключить оспариваемое доказательство из дела с согласия лица, его представившего; и, в-третьих, проверить обоснованность заявления о фальсификации доказательства, если лицо, представившее это доказательство, заявило возражения относительно его исключения из числа доказательств по делу (ст. 161 АПК РФ).

    СУД ДОЛЖЕН ПРЕДУПРЕДИТЬ ОБ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ОБЕ СТОРОНЫ СПОРА

    Закон не содержит указания кому и какие именно последствия должен разъяснить суд, когда одна из сторон заявляет о фальсификации доказательства. Поэтому в судебной практике возникает вопрос о том, следует ли ограничиться только разъяснением стороне, сделавшей заявление, об уголовной ответственности за заведомо ложный донос (ст. 306 УК РФ) или суд должен еще предупредить сторону, представившую оспоренное доказательство, об уголовной ответственности за фальсификацию доказательства (ст. 303 УК РФ).

    Так, в одном из дел суд предупредил только ответчика об уголовной ответственности, предусмотренной ст. 306 УК РФ (постановление ФАС Уральского округа от 27.09.2010 № Ф09-7789/ 10-С6). В другом деле суд разъяснил последствия заявления о фальсификации (постановление ФАСВолго-Вятского округа от 12.03.2013 по делу № А39-320/2012), а в третьем деле суд разъяснил сторонам уголовно-правовые последствия заявления о фальсификации и взял расписку (постановление ФАС Московского округа от 19.04.2013 по делу № А40-139327/ 10-50-1186).

    Тем не менее арбитражный суд не решает вопрос о привлечении лица к уголовной ответственности. Он разрешает процессуальный вопрос о допустимости и достоверности отдельного доказательства при указании на него как на сфальсифицированное, поскольку вынесение решения возможно при наличии допустимых и достоверных доказательств. В противном случае решение не будет отвечать действительным обстоятельствам дела и может повлечь нарушение прав субъектов арбитражного процесса.

    Различны подходы в судебной практике и к вопросу отмены судебного акта на том основании, что судом не соблюдены правила ст. 161 АПК РФ.

    Положительная практика. В одном из дел апелляционный суд указал на несоблюдение нижестоящим судом правил ст. 161 АПК РФ. Когда истец заявил о фальсификации доказательств, суд не предупредил его об уголовной ответственности по ст. 306 УК РФ, а ответчика — по ст. 303 УК РФ. Кроме того, суд не предложил ответчику исключить документы, о фальсификации которых было заявлено ответчиком, из числа доказательств по делу.

    Апелляционная инстанция приняла к рассмотрению заявление истца о фальсификации доказательств, представленных ответчиком в суд первой инстанции (п. 25 постановления Пленума ВАС РФ от 28.05.2009 № 36«О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции»). При рассмотрении апелляционной жалобы судебная коллегия предупредила представителей сторон об уголовно-правовых последствиях. Представитель ответчика согласился исключить из числа доказательств по делу спорные документы. Поэтому представитель истца не настаивал на проверке заявления истца о фальсификации этих доказательств.

    Арбитражный суд апелляционной инстанции рассмотрел дело повторно и установил, что выводы суда первой инстанции относительно достоверности документов, на основании которых ответчик перечислил обществу оспариваемую сумму, не соответствуют материалам дела. Суд отменил судебный акт нижестоящего суда. Суд кассационной инстанции согласился с выводами апелляции (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 30.03.2011 по делу № А40-107247/ 10-78-192).

    Отрицательная практика. В другом примере из судебной практики заявитель кассационной жалобы сам обратил внимание суда на нарушения. Он указал, что суд первой инстанции нарушил ст. 161 АПК РФ и не отразил в протоколах судебных заседаний результаты рассмотрения ходатайства ответчика о фальсификации доказательств — до предложения истцу исключить спорные документы не предупредил последнего об уголовной ответственности по ст. 303 УК РФ.

    Однако суд кассационной инстанции не нашел оснований для удовлетворения жалобы и отмены судебного акта (постановление АС Дальневосточного округа от 09.12.2014 по делу № А51-5151/2014).

    В комментариях к АПК РФ указано, что предупредить следует обе стороны процесса по обеим статьям Уголовного кодекса РФ1. К мнению о том, что предупреждать нужно обе стороны процесса, склоняются и авторы Анализа проблемных вопросов, возникающих при рассмотрении заявлений о фальсификации доказательств в Арбитражном суде г. Москвы2.

    Представляется, что из-за отсутствия единообразной практики разъяснение уголовно-правовых последствий заявления о фальсификации, предусмотренное ст. 161 АПК РФ, должно производиться под подпись в отношении как заявителя о фальсификации — по ст. 306УК РФ (за заведомо ложный донос о совершении преступления), так и обвиняемой стороны — по ст. 303 УК РФ (за фальсификацию доказательств). Это нужно отражать в соответствующих протоколах и судебных актах как основание для возникновения ответственности сторон в случаях нарушения сторонами указанных статей УК РФ.

    Вместе с тем остается открытым вопрос о том, является ли основанием для отмены судебного акта неразъяснение судом одной из сторон об уголовной ответственности за заведомо ложный донос либо за фальсификацию доказательств.

    ДЛЯ ПРОВЕРКИ ПОДЛИННОСТИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА СУД МОЖЕТ НЕ НАЗНАЧАТЬ ЭКСПЕРТИЗУ, А ПОПРОСИТЬ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ

    Суд проверяет обоснованность заявления о фальсификации доказательства, если лицо, представившее это доказательство, заявило возражения относительно его исключения из числа доказательств по делу.

    В этом случае арбитражный суд принимает предусмотренные федеральным законом меры для проверки достоверности заявления о фальсификации доказательства, в том числе, назначает экспертизу, истребует другие доказательства или принимает иные меры.

    Что касается условий удовлетворения ходатайства о назначении экспертизы для проверки доказательства на предмет его фальсификации, то в качестве примера можно привести следующее дело. Стороны заключили договор купли-продажи недвижимости. Участники общества-продавцаоспорили эту сделку в суде и заявили о фальсификации протоколов общих собраний. Из этих протоколов следовало, что общие собрания участников общества единогласно приняли решения об освобождении директора общества от его обязанностей и о назначении на эту должность нового лица, а также наделении нового директора полномочиями по заключению сделки от имени общества. Истцы указали, что в данных собраниях участия не принимали и протоколы не подписывали.

    Для проверки обоснованности заявлений о фальсификации суд назначил почерковедческие экспертизы. Из заключений экспертов следовало, что подписи в перечисленных протоколах общих собраний участников выполнили другие лица с подражанием их подписному почерку.

    Суд первой инстанции в соответствии с правилами ст. 71 АПК РФ оценил представленные в материалы дела доказательства, в том числе экспертные заключения, и пришел к выводу о том, что указанные решения общих собраний участников не имеют юридической силы. Следовательно, директор, который заключал спорный договор, директором общества не являлся и в силу положений ст. 53 ГК РФ не имел права действовать от имени общества. Поскольку воля собственника на распоряжение имуществом отсутствовала, сделка по отчуждению спорного имущества в собственность другого общества является ничтожной как не соответствующая требованиямст. 53 и ст. 209 ГК РФ.

    Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, изменив решение в части. ВАС РФ выводы апелляционного суда поддержал (постановление Президиума ВАС РФ от 22.12.2009 по делу № А19-20672/ 03-13-53).

    В процессе рассмотрения другого дела в суде апелляционной инстанции общество заявило ходатайство о фальсификации договора цессии, просило исключить его из числа доказательств, представленных в материалы дела, и назначить экспертизы с постановкой вопроса о том, выполнен ли текст договора уступки дебиторской задолженности в сентябре 2002 года или позже.

    Заявление общества о фальсификации данного доказательства сводилось к тому, что бывший директор истца от имени общества данный документ никогда не подписывал. Адвокат, ранее представлявший интересы истца, имел несколько пустых листов с подписью директора и печатью общества, что свидетельствует о факте подложности этого договора. Подтвердить или опровергнуть данное обстоятельство, по мнению ответчика, может только назначенная судом экспертиза. При этом истец настаивал на подлинности указанного договора, а рассмотрение ходатайства о проведении экспертизы оставил на усмотрение суда.

    Кассационный суд указал, что фальсификация доказательств заключается в сознательном искажении их путем подделки, подчистки, внесения исправлений, искажающих действительный смысл, или ложных сведений.

    Для правильного разрешения спора требуются специальные знания с учетом предмета заявленного ходатайства о фальсификации вышепоименованного доказательства, однако суд первой инстанции необоснованно отказался назначать экспертизу (постановление ФАС Дальневосточного округа от 13.01.2005 по делу № Ф03-А51/04–1/3756).

    Вместе с тем не во всех случах, когда заявляется ходатайство о проведении экспертизы доказательства ввиду его фальсификации, есть необходимость в проведении такой экспертизы. Вполне возможно, что это доказательство не имеет столь серьезного значения для разрешения дела, и факты могут быть установлены с помощью иных доказательств. Поэтому в каждом конкретном случае суд должен определять необходимость проведения экспертизы.

    Суд может также истребовать другие доказательства, предложить лицу, которое обвиняют в фальсификации доказательства, представить дополнительные доказательства, подтверждающие либо достоверность оспариваемого доказательства, либо наличие (отсутствие) фактов, в подтверждение (отрицание) которых представлено спорное доказательство.

    Например, если ответчик полагает, что в договоре сфальсифицирована подпись лица, его подписавшего, то суд может вызвать лицо, подписавшее договор, для уточнения факта принадлежности подписи. Или предложить лицу, заявившему о фальсификации доказательства, представить другие доказательства, подтверждающие фальсификацию спорного доказательства (образцы подписи данного лица). Сопоставление доказательств позволит суду прийти к выводу о характере спорного доказательства.

    ЕСЛИ ЗАЯВИТЬ О ФАЛЬСИФИКАЦИИ В ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМ ЗАСЕДАНИИ, ТО СУД ДОЛЖЕН ВЕСТИ ПРОТОКОЛ

    Суд обязан удовлетворить заявленное требование, если лицо, представившее спорное доказательство, не возражает против его исключения из числа доказательств по делу. Такое согласие оформляется в письменном виде.

    Представляется, что если речь идет о документе, являющемся основанием исковых требований либо возражений по иску, устное согласие обвиняемой стороны на исключение доказательства целесообразно отражать в протоколе судебного заседания с соответствующей подписью представителя лица, участвующего в деле.

    Арбитражный суд исключает данный документ из числа доказательств по делу и больше не исследует его в процессе судебного разбирательства по делу.

    Все результаты рассмотрения заявления о фальсификации доказательства должны быть отражены в протоколе судебного заседания: об исключении оспариваемого доказательства из числа доказательств по делу, о признании доказательства достоверным или сфальсифицированным.

    Кроме того, судебной практикой подтверждается необходимость ведения протокола судебного заседания в предварительном судебном заседании в случае поступления заявления о фальсификации доказательств. Если судья не ведет протокол судебного заседания, представляется необходимым, разъясняя уголовно-правовые последствия заявления о фальсификации, отбирать расписку у заявителя — по ст. 306 УК РФ (за заведомо ложный донос о совершении преступления), а у обвиняемой стороны — по ст. 303УК РФ (за фальсификацию доказательств). Расписки приобщать к материалам дела.

    Помимо регламентации действий суда при подаче заявления о фальсификации доказательств законодательством также предусмотрены определенные требования, которым должно отвечать само заявление о фальсификации:

    оно должно исходить от лиц, участвующих в деле. Круг лиц, участвующих в деле, установлен ст. 40 АПК РФ: стороны (истец, ответчик), заявители и заинтересованные лица по неисковым делам; третьи лица; прокурор; государственные органы, органы местного самоуправления и иные органы власти. Учитывая правовое положение названных лиц и их представителей, следует сделать вывод о том, что заявление может быть подано и представителем лица, участвующего в деле;
    должно быть представлено в суд в письменной форме; момент подачи заявления законом не определен, поэтому это возможно как при подготовке дела к судебному заседанию, так и в ходе его;
    в заявлении должна идти речь только о представленном в суд доказательстве;
    поскольку в деле могут участвовать несколько субъектов, в заявлении необходимо указать, какое лицо, участвующее в деле, представило сфальсифицированное доказательство. Допустимо указание и на то, что сфальсифицированное доказательство получено от представителя лица, участвующего в деле.
    В любом случае в целях вынесения законного и обоснованного решения для арбитражного суда важно наличие достоверного доказательства, обладающего признаками относимости и допустимости. Если в процессе доказывания представлены сведения, не соответствующие действительности, такое доказательство не может быть принято судом в подтверждение доводов любой стороны по делу. При этом причины несоответствия сведений действительности, выявление чьих-то умышленных действий или простой оплошности — для арбитражного суда не имеют значения. По своей сути рассмотрение заявления о фальсификации доказательства в порядке ст. 161АПК РФ является проверкой заявления о недостоверности доказательств, представленных одним из участвующих в деле лиц.

    В юридической литературе бытует мнение, что термин «фальсификация» в Арбитражном процессуальном кодексе РФ является неуместным, заимствованным из уголовного законодательства, поскольку арбитражный суд может признать доказательство сфальсифицированным в том случае, если подтверждена вина лица в подделке доказательства с целью введения суда в заблуждение.

    Такой вывод авторы делают исходя из буквального прочтения ст. 161 АПК РФ. Может сложиться мнение, что на арбитражный суд возложена обязанность проведения проверки заявления о фальсификации доказательств, то есть заявления о совершении преступления, в рамках которой суд устанавливает как факт достоверности сведений, содержащихся в оспариваемом доказательстве, так и факт его сознательного искажения. Однако при таком толковании арбитражный суд принимал бы на себя несвойственные ему функции органов дознания и следствия, а в случае признания заявления о фальсификации доказательства обоснованным фактически объявлял бы лицо, представившее сфальсифицированное доказательство, виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1ст. 303 УК РФ3.

    Факт совершения преступления может быть установлен судом в порядке уголовного судопроизводства. При отсутствии соответствующего приговора суда общей юрисдикции арбитражный суд не вправе самостоятельно устанавливать вину лица и факт фальсификации доказательства. Поэтому некоторые авторы предлагают заменить содержащийся в ст. 161 АПК РФ термин «заявление о фальсификации» на «заявление о недостоверности». Одновременно арбитражный суд должен быть наделен правом по собственной инициативе или по ходатайству другой стороны процесса признавать доказательства недопустимыми4.

    На наш взгляд, предложение заслуживает внимания.

    Необходимо отметить, что нормами Гражданского процессуального кодекса РФ также предусмотрена подача заявления о подложности доказательств.

    В случае заявления о том, что имеющееся в деле доказательство является подложным, суд может для проверки этого заявления назначить экспертизу или предложить сторонам представить иные доказательства (ст. 186 ГПК РФ).

    Понятие «подложность доказательств» включает в себя внесение в документы заведомо ложных сведений, а равно внесение в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание, то есть, другими словами, это фальсификация.

    Однако из сравнительно-правового анализа законодательного регулирования в АПК и ГПК РФ вопросов, посвященных правовым последствиям заявления о фальсификации (подложности) доказательства, можно прийти к следующему выводу. Нормами ГПК РФ не предусмотрена обязанность суда при подаче заявления о подложности доказательств разъяснять уголовно-правовые последствия такого заявления, как это предусмотрено в АПК РФ.

    1 Комментарий к АПК РФ (постатейный) / С. Ф. Афанасьев и др.; Отв. ред.Г. А. Жилин. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2009. С. 396 (автор комментария — М. Ш. Пацация).
    2 Анализ проблемных вопросов, возникающих при рассмотрении заявлений о фальсификации доказательств // Вестник Арбитражного суда города Москвы. 2006. № 5.
    3 См. об этом Анохин В. С. Вопросы фальсификации доказательств в арбитражном процессе // Российский судья. 2009. № 12. С. 7–14.
    4 См.: Потеева А. В., Корюкаева Т. Г. Рассмотрение арбитражным судом заявления о фальсификации доказательств // Арбитражная практика. 2008. № 11. С. 45.

    В другом примере из судебной практики заявитель кассационной жалобы сам обратил внимание суда на нарушения.

    Добавить комментарий