Ложное обвинение, ответственность согласно УК РФ

Давайте раз и навсегда усвоим, что обращение в правоохранительные органы ≠ клевета (за редким исключением)

О, сколько же раз за свою жизнь, я жалел, что у меня в арсенале не было этого поста. И каждый раз мне приходилось одно и то же объяснять людям, вместо того, чтобы просто дать им ссылку. Но ничего, сейчас мы это исправим.

Буквально каждый раз, как мне в моей жизни приходилось публично писать обращения в правоохранительные органы, я слышал в свой адрес “за клевету ответишь”. За примерами далеко ходить не нужно, вот несколько из недавних постов про пирамиды:

И даже когда вроде бы пытаются поддержать, всё равно пишут про “заявление на клевету”:

И поскольку я планирую продолжать активную деятельность по очищению нашего жизненного пространства от всякой нечисти, аргументация в виде данного поста определённо пригодится.

Да и я думаю, что каждый из вас слышал подобные угрозы в стиле “если напишешь на меня заявление, то сядешь за клевету”.

Итак, дорогие друзья (и враги), давайте запомним раз и навсегда:

Обращение в органы власти не образует состава клеветы.

Для полноты картины напомню, что клевета – это уголовное преступление, наказание за которое предусмотрено ст. 128.1. УК РФ.

Но в обиходе под термином “клевета” также часто понимают сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию, защита которых предусмотрена ст. 152 ГК РФ.

Будем держать в голове оба этих варианта.

Также с недавнего времени введена статья 5.61.1 КоАП, предусматривающая административную ответственность за клевету, но она распространяется только на юридические лица, так что нам не особо интересна.

Отличительными признаками уголовной клеветы являются: заведомая ложность и порочащий характер конкретных сведений. Заявления общего характера, не содержащие указания на определенный ложный факт (например, выражения “вор”, “мошенник”, “взяточник”, “подлец” и др.), не образуют состава клеветы.

Клевета характеризуется только умыслом: это значит, что преступник должен был осознавать ложность порочащих сведений сведений и желал их распространить.

Если гражданин уверен в том, что сведения, которые он распространяет, содержат правдивые данные, хотя на самом деле они ложные, он не может нести уголовную ответственность по указанной статье УК РФ. Исключается признак заведомой ложности в ситуациях, когда человек высказывает свое, не соответствующее действительности суждение о факте, который реально имел место, либо в ситуации, когда, распространяя те или иные сведения, человек добросовестно заблуждается об их ложности

В Определении Конституционного Суда РФ от 05.12.2019 N 3272-О указывается, что сам факт обращения гражданина в государственные органы и органы местного самоуправления, связанного с реализацией конституционного права лица на обращение не образует состава клеветы.

Как же меня в этом плане удивляют ответы некоторых интернет-“юристов”, которые ещё подливают масла в огонь безграмотности:

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 N 3 “О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц”, каждый гражданин имеет право свободно и добровольно обращаться в государственные органы, органы местного самоуправления и к должностным лицам в целях защиты своих прав и законных интересов либо прав и законных интересов других лиц. При этом гражданин может указать в обращении на известные ему факты и события, которые, по его мнению имеют отношение к существу поставленного в обращении вопроса и могут повлиять на его разрешение. То обстоятельство, что изложенные в обращении сведения могут не найти своего подтверждения, не является основанием для привлечения заявителя к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, если соответствующее обращение обусловлено его попыткой реализовать свои конституционные права, имеющие выраженную публичную направленность, в целях привлечения внимания к общественно значимой проблеме.

Нет, это не совсем так. Ответственность за заведомо ложный донос предусмотрена ст.306 УК РФ. При этом направление заведомо ложного сообщения о преступлении человека может расцениваться как клевета (https://epp.genproc.gov.ru/web/proc_83/activity/legal-education/explain?item=65473663)

Также в Определении Конституционного Суда РФ от 05.12.2019 N 3272-О есть упоминание о том, что систематическое обращение граждан, т.е. использование конституционного права на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления путем постоянного направления информации, вынуждающего эти органы неоднократно проверять факты, указанные в обращениях, может свидетельствовать о намерении только причинить вред лицу, и следовательно быть квалифицировано как клевета.

Требования о защите чести и достоинства могут быть удовлетворены, но только лишь в одном случае – если суд установит, что заявление в органы не имело под собой никаких оснований и было продиктовано не намерением исполнить гражданский долг, а исключительно намерением причинить вред другому человеку, то есть было злоупотребление правом.

Использование обращений в правоохранительные органы со злым умыслом чревато последствиями, но во всех остальных случаях обращение в органы власти не может быть клеветой: ни уголовной, ни гражданско-правовой.

И можно смело отправлять в пешее эротическое путешествие умников, которые этим угрожают.

Если хотите поддержать меня – подписывайтесь на мой телеграм-канал. Будем бороться с прохиндеями вместе! Плюс там много информации направленной на повышение финансовой грамотности, и просто мои мысли. Если ссылка блокируется, найти меня нетрудно, вбив в телеграме в поиск: @aggressive_investor . А в остальном моя деятельность бесплатная, я никому ничего не продаю, донатов мне не надо.

Если у вас есть истории для расследований или вы пострадали от действий мошенников – пишите в комментарии или личные сообщения, постараюсь помочь, чем смогу.

Не врать и не бояться: как работают законы о клевете и оскорблении в России

Статьи о клевете и оскорблении за последние несколько лет то убирали из Уголовного кодекса, то снова возвращали, наказания по ним то ужесточали, то смягчали. К июлю 2020 года статьи об этих правонарушениях собираются в очередной раз «усовершенствовать». Как в России действуют законы, защищающие честь и достоинство граждан, какие сложности возникают при работе с ними и какие новые поправки стоит ожидать, разбиралась «Сфера».

В 2020 году, согласно поручениям президента России Владимира Путина и одобренным им предложениям, законы о клевете и оскорблении собираются ужесточить. Так, до 1 июля администрации президента следует «рассмотреть вопрос об усилении ответственности за оскорбление и совершенствовании механизмов опровержения недостоверной информации», а Генпрокуратуре предложить улучшения правоприменительной практики, связанной с распространением порочащей честь или достоинство граждан информации в интернете. Данное поручение было опубликовано 29 января.

В декабре 2019 года президент поддержал идею увольнять чиновников, которые оскорбляют граждан. В том же году была введена ответственность за оскорбление государства. Вопросы клеветы, чести и достоинства в последнее время стали действительно волновать законодателей, однако корень всех споров и проблем возник еще 10 лет назад.

Клевета. Убрать нельзя оставить

Понятие клеветы в законе чем-то напоминает если не двуглавого дракона, то двуглавую ящерицу, у которой одна голова растет из Гражданского кодекса, а другая – из Уголовного. При этом вторая в том виде, в котором мы ее знаем, выросла относительно недавно.

В 2011 году статья 129 УК РФ (Клевета) была декриминализована, но уже в 2012 году она вернулась в Уголовный кодекс в виде статьи 128.1. Что изменилось? Например, мера наказания и число квалифицированных составов. В статье 129 их было всего два – «клевета, содержащаяся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации» и «клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления». Наказание – до трех лет лишения свободы (хотя на практике судьи всегда ограничивались штрафами, обязательными или исправительными работами; реальное лишение свободы никому не назначалось).

В статье 128.1 формулировка осталась той же: клевета – это «распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию». Однако появились новые квалифицированные составы: «клевета, совершенная с использованием своего служебного положения» и «клевета о том, что лицо страдает заболеванием, представляющим опасность для окружающих, а равно клевета, соединенная с обвинением лица в совершении преступления сексуального характера». Изменилось наказание – лишение свободы теперь не предусмотрено, зато штраф увеличился до 5 миллионов рублей.

Возникает и другой вопрос: почему закон вернули уже через восемь месяцев после декриминализации? По версии юриста международной правозащитной группы «Агора» Рамиля Ахметгалиева, инициатива убрать статью о клевете из Уголовного кодекса поступила от Дмитрия Медведева (который на тот момент был президентом России) в период так называемой оттепели. Появление же статьи 128.1 в УК пришлось на время «закручивания гаек», когда также были приняты закон «Об иностранных агентах», «закон Лугового» и ужесточились наказания за нарушения на митингах.

Есть и другая версия. «Отсутствие уголовной ответственности за клевету привело к тому, что появилось огромное количество материалов, которые бросали тень и задевали честь, достоинство и деловую репутацию очень разной категории лиц: и юридических, и физических лиц, и артистов, и врачей – самых разных. Получалось, что механизмами административного законодательства справиться не удавалось. В итоге эта статья была возвращена в Уголовный кодекс», – отмечает адвокат юридической фирмы «ЮСТ» Сергей Завриев.

Тем не менее, клевета – единственный состав преступления в России, по которому оправдательных приговоров больше, чем обвинительных. Более того, если обратиться к статистике, то станет ясно, что приговоров по статье за клевету всегда было очень мало. В 2011 году по статье 129 УК РФ было 244 приговора, а в 2018 году по 128.1 – всего 110. Это неудивительно, так как доказать преднамеренность ложных обвинений очень тяжело. Кроме того, большая часть дел проходит по части 1 статьи 128.1, а это дела частного обвинения. «Бремя доказывания состава лежит на самом потерпевшем, он является одновременно и обвинителем. Не всегда непрофессиональный обвинитель может это доказать», – поясняет Игорь Симонов, адвокат московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры».

Не стоит забывать и о статье 152 ГК РФ (Защита чести, достоинства и деловой репутации). Конечно, она не идентична статье 128.1 УК РФ. В первую очередь, клевета – это уголовное дело, а распространение порочащих сведений – гражданский спор. Помимо прочего, есть важное отличие в условиях, по которым признается вина ответчика/обвиняемого. «Разница в том, что статья 152 (Распространение порочащих сведений, в том числе через СМИ) является неосторожным деянием, а статья 128.1 – умышленным. В этом, наверное, и смысл наказания и разницы в общественной опасности», – отмечает Игорь Симонов.

Кроме того, суммы, которые в виде штрафа налагаются по статье 128.1, взыскиваются с осужденного в доход государству. В рамках гражданского судопроизводства определяется уже сумма компенсации за причинение морального вреда. Несмотря на все различия, одно и то же дело все равно может проходить по обеим статьям. «Речь идет о том, что сам по себе факт привлечения человека к уголовной ответственности за клевету и признание его виновным не лишает права потерпевшего обращаться в суд с гражданско-правовыми требованиями в порядке статьи 152 ГК», – говорит Сергей Завриев.

В связи с этим возникает вопрос: а так ли нужна в таком случае статья в Уголовном кодексе? По мнению Игоря Симонова, нужна. «Наказание за клевету я считаю правильным. Необходимо уголовно преследовать лиц, которые умышленно распространяют заведомо ложные сведения, в том числе и через СМИ, потому что такими действиями можно причинить значительный вред личности, обществу, государству», – отмечает эксперт.

Юрист Международного центра «Агора» Дамир Гайнутдинов, напротив, считает, что клеветы и оскорбления (в том числе представителей власти, судей и прочих) не должно быть ни в УК, ни в КоАП. «Гражданский кодекс предоставляет достаточно возможностей для возмещения вреда и восстановления справедливости», – полагает юрист.

«Нельзя не учитывать, как мне кажется, сам факт наличия уголовной ответственности, то есть судимости. Дело в том, что факт привлечения к уголовной ответственности имеет серьезные последствия для будущего человека. Да, судимость может быть снята или погашена, плюс, понятно, что речь идет о преступлении небольшой тяжести, но все-таки этот момент остается навсегда в биографии человека», – напоминает Сергей Завриев.

Оскорбление, вседозволенность и закон Мерфи

В 2011 году вместе со статьей 129 УК РФ была декриминализована статья 130 УК РФ об оскорблении. Однако в отличие от закона о клевете, она не вернулась в Уголовный кодекс и до сих пор существует в рамках статьи 5.61 КоАП РФ.

«Статья 130 УК РФ «Оскорбление» в том виде, в котором она существовала, ранее была нерабочей. Ее декриминализация – абсолютно логичное действие. Сегодня при правильном применении норм гражданского права (ст. 152 ГК РФ) и административной ответственности необходимости в возврате такого состава преступления в УК РФ нет», – считает управляющий партнер Адвокатского бюро г. Москвы «Щеглов и партнеры» Юлия Лялюцкая.

Тем не менее, о возвращении статьи об оскорблении в УК все-таки заговорили после поручения президента рассмотреть вопрос об усилении ответственности за оскорбление и совершенствовании механизмов опровержения недостоверной информации. Но действительно ли «усиление ответственности» означает криминализацию? Не обязательно. Вспомним одобренное президентом предложение об увольнении чиновников, которые оскорбляют граждан. Выбранное наказание – даже не административная мера, а дисциплинарная.

Речь также может идти просто о повышении штрафа. «На мой взгляд, административная ответственность за оскорбление больше похожа на «прайс-лист»: от 1 000 до 5 000 рублей для граждан, от 10 000 до 50 000 рублей для должностных лиц, от 50 000 до 100 000 рублей для юридических лиц. Санкция «декриминализированной» статьи УК РФ об оскорблении была более разумной в части штрафа – в целом, по статье до 80 000 руб. Иной раз размер административного штрафа не способствует исправлению нарушителя, а скорее поощряет его своим минимальным размером продолжать противоправную деятельность», – считает адвокат Юлия Лялюцкая.

«Даже если восстановят статью УК, то привлечение за оскорбление будет только в том случае, если ранее лицо привлекалось к административной ответственности», – добавляет Сергей Завриев.

Страх криминализации закона об оскорблении, в целом, не совсем рационален. Вместе со статьей 5.61 КоАП уже существуют статьи Уголовного кодекса об оскорблении чувств верующих, военнослужащих, полицейских, а с 2019 года и об оскорблении власти.

Среди юристов действительно вызвала непонимание в поручении президента формулировка о «совершенствовании механизмов опровержения недостоверной информации».

«Совершенствовать там нечего. В статье 152 ГК РФ и законе о СМИ все предельно четко сформулировано», – считает Дамир Гайнутдинов. Согласно статье, порочащие сведения должны либо быть опровергнуты в том же источнике, в котором были опубликованы (СМИ/документах), либо удалены. Порядок опровержения также может устанавливать суд, если прописанные в законе методы не подходят.

«Проблемы механизмов опровержения я не вижу. Единственное, сложности зачастую бывают, когда речь идет о доказывании порочащих сведений, которые, допустим, были распространены в каком-то фильме или программе. Невозможно опровергнуть всю программу или фильм. То есть бывает такой формат публикации, когда аналогичный формат опровержения невозможен. Может быть, здесь что-то нужно сделать», – отмечает Игорь Симонов.

Неоднозначную реакцию вызвало и поручение Владимира Путина об усовершенствовании борьбы с распространением в интернете информации, порочащей честь или достоинство гражданина.

С одной стороны, существует анонимность: доказывать факт клеветы и авторства в социальных сетях и онлайн-медиа действительно очень тяжело. Хотя у правоохранительных органов есть возможность по IP адресу и некоторым другим характеристикам установить факт размещения статьи конкретным лицом, этот механизм все еще не идеален.

«Не должно быть вседозволенности, несмотря на то, что существует интернет. Надо понимать, что содержит то или иное высказывание, нарушает ли это чьи-то права или нет», – подчеркивает Игорь Симонов.

С другой стороны, существует свобода слова. Да и оскорбление, моральный вред, ущемление чести и достоинства – все это оценочные категории. По этой причине за последние пару лет уголовные дела, заведенные за публикации в сети, вызывали много осуждения. «В этой сфере в России действует закон Мерфи – если закон может быть применен репрессивно, значит, он будет применен максимально репрессивно. Рассмотреть дело за пару дней и дать 3-5 лет лишения свободы за комментарий или картинку в интернете стало нормой. Поэтому усовершенствовать могу предложить только одно – все поправки в закон об информации, а также в КоАП и УК об ответственности за выражение мнения, принятые после 2011 года, должны быть отменены», – комментирует Дамир Гайнутдинов.

Как уже отмечалось, в отношении положений о клевете и оскорблении речь идет о категориях субъективных и оценочных. Вероятно, это одна из причин, почему в делах о клевете так много оправдательных приговоров, а трактовка оскорбления в законе как «унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме» настолько расплывчата. И, возможно, именно из-за этого любое наказание по этим статьям, будь то штраф в 15 тысяч или лишение свободы, кому-то покажется слишком мягким, а кому-то – уже репрессивным. И на данный момент, чтобы не попасться на клевете и оскорблении, вероятно, нужно быть двуглавым. С одной стороны, как отмечает Игорь Симонов, важно помнить, что «кроме своих прав, есть еще и права других лиц, а незнание закона не освобождает от ответственности». С другой же стороны, «не признавать вину без консультации с профессиональным юристом, которого вы наняли сами, и не верить представителям власти», – советует Дамир Гайнутдинов.

Как привлечь к ответственности за клевету?

Подала иск о защите чести и выиграла его. В решении суда по этому делу отражено (установлено судом), что ответчик подавал заявления в администрацию города с информацией, порочащей меня и не соответствующей действительности с той целью, чтобы указанные органы меня пристыдили! Я подала заявление в суд о привлечении ответчика за клевету по ст. 128.1 УК РФ. Сегодня ответчика (обвиняемого) оправдали за отсутствием состава. Все свелось к тому, что обвиняемый не осознавал и не желал причинить мне вред, распространяя ложные сведения, поэтому и нет состава. То есть суд посчитал, что установленные судом обстоятельства по гражданскому делу (решение вступило в силу), а именно, что ответчик желал, чтобы меня пристыдили, не является желанием причинить мне вред, и он не осознавал этого? Разве это законное решение? Как привлечь за клевету? Есть ли действительно состав ст. 128.1 клевета?

1. Согласно диспозиции ст. 128.1 УК РФ клевета представляет собой распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию.

По смыслу закона, если лицо добросовестно заблуждалось относительно характера распространенных им сведений (считало их истинными) или хотя бы сомневалось в этом, то ответственность за клевету ввиду отсутствия признака заведомости исключается (постановление Московского городского суда от 30.11.2015 № 4у-6342/2015).

Таким образом, заведомая ложность сведений предполагает наличие у привлекаемого к уголовной ответственности лица информации об их явном несоответствии действительности. Если же лицу, распространившему ложные сведения, порочащие честь и достоинство или подрывающие репутацию потерпевшего, такие сведения были сообщены третьим лицом, однако распространитель счел данные сведения истинными или, при наличии сомнения, допустил мысль об их истинности, либо порочащие потерпевшего сведения сформировались у их распространителя под влиянием заблуждения, неверной оценки каких-либо обстоятельств, основания для привлечения лица, распространившего данные сведения, к уголовной ответственности по ст. 128.1 УК РФ отсутствуют.

Вероятно, что в описанном вами случае именно отсутствие доказательств заведомой для оправданного ложности распространенных им сведений послужило основанием к оправданию. Можно предположить, что и в приговоре речь идет не об отсутствии доказательств наличия у оправданного осознания причинения вам вреда путем распространения ложных сведений, а об отсутствии доказательств осознания заведомой ложности распространенных сведений.

2. Если основанием для вынесения оправдательного приговора послужило установленное судом отсутствие у оправданного осознания и желания причинения вам вреда распространением ложных сведений при условии доказанности осознания оправданным заведомой ложности данных сведений, нужно учитывать следующее.

Осознание общественной опасности преступления и наличие желания причинить вред в результате его совершения – обязательные признаки субъективной стороны состава любого преступления, совершаемого с прямым умыслом. В силу ч. 1 ст. 28 УК РФ деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия) либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть.

Согласно ст. 90 УПК РФ фактические обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, без дополнительной проверки.

Вместе с тем, как указано в п. 3.1 постановления Конституционного Суда РФ от 21.12.2011 № 30-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан В.Д. Власенко и Е.А. Власенко», «признание преюдициального значения судебного решения, будучи направленным на обеспечение стабильности и общеобязательности судебного решения, исключение возможного конфликта судебных актов, предполагает, что факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения принимаются другим судом по другому делу в этом же или ином виде судопроизводства, если они имеют значение для разрешения данного дела».

Следовательно, если решением суда по гражданскому делу установлено, что оправданный осознавал возможность причинения вреда распространением порочащих сведений и желал наступления последствий в виде причинения такого вреда, вы освобождаетесь от доказывания данных обстоятельств и при непредставлении стороной защиты доказательств обратного приговор следует признать вынесенным с существенными нарушением уголовно-процессуального закона, что является основанием для его отмены в апелляционном порядке.

Обратите внимание: настоящий ответ не содержит однозначного вывода о законности вынесенного оправдательного приговора и носит предположительный характер, поскольку основывается на неполной информации о фактических обстоятельствах дела, представленной в вопросе.

Прокурор разъясняет – Прокуратура Челябинской области

Конституция Российской Федерации гарантирует достоинство личности, закрепляет право каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.

В соответствии с ч. 1 ст. 128.1 Уголовного кодекса Российской Федерации клевета, т.е. распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, наказывается штрафом в размере до 500 тыс. руб. или в размере зарплаты или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо обязательными работами на срок до 160 часов.

Под честью понимается общественная оценка личности; достоинством – совокупность качеств и способностей человека и их внутренняя, субъективная оценка; деловой репутацией – набор качеств, с которыми человек ассоциируется в глазах своих партнеров по бизнесу, коллег по работе, других деятелей в своей области.

Потерпевшим от клеветы может выступать любое лицо вне зависимости от его способности воспринимать и осознавать смысл и значение распространяемых в отношении его сведений (малолетний, душевнобольной и др.). Клевета в отношении умершего может рассматриваться как преступление лишь в случае, когда она является средством умаления чести и достоинства живущих лиц (например, родственников умершего).

Клевета характеризуется действиями, состоящими в распространении заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию.

Не соответствующими действительности (заведомо ложными) сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся распространяемые сведения. Эти сведения могут относиться лишь к фактам прошлого или настоящего; измышления о позорящих фактах, которые могут наступить в будущем, состава клеветы не образуют. Заявления общего характера, не содержащие указания на определенный ложный факт (например, выражения “вор”, “мошенник”, “взяточник”, “подлец” и др.), не образуют состава клеветы.

Согласно диспозиции ст. 128.1 Уголовного кодекса Российской Федерации уголовная ответственность за клевету наступает в том случае, если виновный заведомо осознавал ложность сообщаемых им сведений, порочащих честь и достоинство других лиц или подрывающих их репутацию, и желал их распространить. Если гражданин уверен в том, что сведения, которые он распространяет, содержат правдивые данные, хотя на самом деле они ложные, он не может нести уголовную ответственность по указанной статье.

Под распространением сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию граждан, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу.

Уголовной ответственности за клевету подлежит физическое вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста.

Закон предусматривает несколько квалифицированных составов клеветы.

Более строгое наказание следует за клевету, содержащуюся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации (ч. 2 ст. 128.1 Уголовного кодекса Российской Федерации).

Публичность как признак клеветы предполагает открытость, доступность распространяемых сведений, их способность быть воспринимаемыми неопределенным кругом лиц. Публичная клевета может состоять в распространении заведомо ложных сведений либо непосредственно в присутствии публики (зрителей, слушателей и т.п.), либо в такой форме или таким способом, что они становятся или могут стать известными многим людям (например, путем публичной демонстрации надписей, рисунков и др.).

Под средством массовой информации в соответствии с Законом РФ от 27.12.1991 № 2124-1 “О средствах массовой информации” следует понимать периодическое печатное издание, радио-, теле-, видеопрограмму, кинохроникальную программу, иную форму периодического распространения информации, при этом периодичность предполагает выход информационной продукции не реже одного раза в год. Если кино-, видео-, аудио-, печатная продукция либо информационный ресурс в сети Интернет не носит периодического характера и не зарегистрирована в качестве средства массовой информации, вменение рассматриваемого признака невозможно; при наличии соответствующих оснований в данном случае содеянное может быть квалифицировано лишь с учетом признака публичности.

В ч. 3 ст. 128.1 Уголовного кодекса Российской Федерации установлена повышенная ответственность за клевету, совершенную с использованием своего служебного положения.

Клевета о том, что лицо страдает заболеванием, представляющим опасность для окружающих, а равно клевета, соединенная с обвинением лица в совершении преступления сексуального характера, влечет ответственность по ч. 4 ст. 128.1 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Под заболеваниями, представляющими опасность для окружающих, следует понимать болезни, включенные в соответствующий список на основании Постановления Правительства РФ от 01.12.2004 № 715 “Об утверждении перечня социально значимых заболеваний и перечня заболеваний, представляющих опасность для окружающих”. Таковыми, в частности, признаются: болезнь, вызванная вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ), вирусные лихорадки, передаваемые членистоногими, и вирусные геморрагические лихорадки, гельминтозы, гепатит B, гепатит C, дифтерия, инфекции, передающиеся преимущественно половым путем, лепра, малярия, педикулез, акариаз и другие инфестации, сап и мелиоидоз, сибирская язва, туберкулез, холера, чума.

Преступлениями сексуального характера следует считать не только деяния, предусмотренные ст. ст. 131 – 135 Уголовного кодекса Российской Федерации, но также преступления, предусмотренные в ст. ст. 240, 241, 242.1 и 242.2 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, образует особо квалифицированный состав преступления (ч. 5 ст. 128.1 Уголовного кодекса Российской Федерации).

В соответствии с ч. 2 ст. 20 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации уголовные дела о клевете считаются уголовными делами частного обвинения и возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым.

Что считается клеветой и как это доказывать

Нормы об уголовной ответственности за клевету относятся к числу положений УК РФ, испытывающих на себе наиболее радикальные последствия законодательных инициатив. Если в декабре 2011 года клевета была декриминализирована, то спустя всего восемь месяцев – в июле 2012 года – она была возвращена в УК РФ. В дальнейшем последовали ещё более неоднозначные поправки. Какие именно слова расцениваются как клеветнические, что понимается под распространением и как это доказывать?

Состав клеветы как уголовно-наказуемого деяния может образовывать только конкретное фактичное высказывание, поскольку только фактичное высказывание можно в юридическом смысле проверить на соответствие действительности и тем самым проверить наличие одного из элементов состава клеветы – ложности сведений. Иными словами, распространяемые при клевете сведения должны характеризовать какой-либо конкретный факт или событие.

Какие-либо общие фразы, ругательства, обзывания и иные оценочные суждения нельзя подвергнуть юридической проверке на соответствие действительности. В связи с этим заявления общего характера, не содержащие конкретного указания на определенный ложный факт или событие (например, «подлец», «негодяй» и др., в том числе в неприличной форме), не образуют состава клеветы, на что неоднократно указывалось судами различных уровней.

При этом не всякое сообщение (даже если оно является конкретным утверждением о фактах) является распространением в том смысле, в котором это понимается в ст.128.1 УК РФ. Например, КС РФ в Определении №3272-О от 05.12.2019 года подробно проанализировал ситуацию, связанную с направлением официальных обращений, с точки зрения возможной уголовной ответственности.

Кроме того, важно доказать факт распространения именно обвиняемым. Это не всегда бывает просто сделать – особенно если информация размещена, например, на интернет-ресурсах. Однако технические возможности для этого сейчас есть.

Клевета совершается только с прямым умыслом. В случае, если имеет место добросовестное заблуждение, состав клеветы отсутствует. Верховным Судом РФ это правило было конкретизировано ещё в 1999 году при рассмотрении дела в отношении Копьевой. Иными словами, для того, чтобы человек считался заблуждавшимся относительно утверждаемых им фактов и, следовательно, не подлежащим уголовной ответственности за клевету, он должен располагать какими-либо основаниями для своих утверждений.

В декабре 2020 года был принят федеральный закон №538-ФЗ, которым в ст.128.1 УК РФ внесён большой пакет поправок. Наиболее резонансная поправка – введение уголовной ответственности за клевету в отношении индивидуально не определенных лиц. По поводу неё возникает несколько вопросов.

Как верифицировать (проверять на соответствие действительности) распространяемые сведения, если они не «привязаны» к конкретному потерпевшему, его биографии, действиям и т.п., а высказаны в обобщённой форме и уже поэтому «распылены»? Даже если сведения являются ложными в отношении некоторых конкретных лиц, то это вовсе не означает, что они не могут быть правдивыми для кого-то из тех, кто остался за рамками уже установленного конкретного круга.

Как определять не только ложность сведений, но и её заведомость для их распространителя, если для кого-то из некоторой общности эти сведения – даже сугубо теоретически – могут быть правдивы? Очевидно, что обладая неким знанием (из СМИ, судебной практики, собственного опыта и т.п.), например, о фактах фальсификации доказательств, человек не может подлежать уголовной ответственности по ч.2 ст.128.1 УК РФ за суждение «полицейские фальсифицируют доказательства, подделывая протоколы следственных действий», поскольку, к сожалению, такие манипуляции существуют, хотя, разумеется, и не у всех полицейских.

Полный текст статьи опубликован в журнале «Уголовный процесс» №9 за 2021 год.

Также Вы можете ознакомиться с практикой защиты адвоката по делам о клевете (оправдательный приговор) и о клевете и экстремизме в интернете (отказ в возбуждении уголовного дела).

Адвокат Никонов Максим Андреевич

Если Вам нужна помощь адвоката по уголовному, семейному, гражданскому праву – Вы можете позвонить по телефону 8-910-188-73-21 либо написать на электронную почту nikonovma@gmail.com или в telegram.

Юридическая ответственность за клевету: обзор законодательства – 2021

У уголовной статьи «Клевета» долгая и противоречивая история. Статья с таким названием существовала ещё в первоначальной редакции УК РФ под номером 129. В той версии она предусматривала ответственность в рамках трёх составов: собственно клевета, публичная клевета и клевета с обвинением в тяжком или особо тяжком преступлении. По первой части обвиняемому грозил штраф, обязательные либо исправительные работы; по второй — эти же наказания или арест на срок до полугода; по третьей — ограничение свободы, арест либо лишение свободы на срок до трёх лет.

В конце 2011 года клевета была декриминализирована и переведена в разряд административных правонарушений. Но, как говорится, недолго музыка играла. Не прошло и года, как статью возвратили в Уголовный кодекс. Случилось это в конце июля 2012 года. Сегодня статья числится за номером 128.1. С учётом свежей памяти о декриминализации поначалу она не предусматривала наказания в виде лишения свободы и даже ареста.

Всё изменилось, когда в конце 2020 года президент подписал Федеральный закон «О внесении изменения в статью 128.1 Уголовного кодекса Российской Федерации».

О том, как именно всё изменилось, читайте в нашем материале.

И ещё. В декабре прошлого года составом «клевета» был дополнен и КоАП РФ. К слову, и в уголовном праве, и в законодательстве об административных правонарушениях под клеветой понимается распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию. Разница только в том, что в уголовном порядке к ответственности привлекают граждан, то есть физических лиц, а в административном — лиц юридических. Оно и понятно: юридическое лицо в тюрьму не посадишь.

2. Ответственность за клевету в 2021 году: что нового?

Итак, статья о клевете прошла большой путь и перешла на новый виток исторической спирали. Первоначально она была уголовным составом, который предусматривал лишение свободы на срок до трёх лет, потом административным, затем снова преступлением, но с наказанием без лишения свободы. И вот, как в самом начале, статья вновь предусматривает наказание в виде лишения свободы, только уже на срок до пяти лет.

Как сказано в известной «черномырдинке»: «Никогда такого не было, и вот опять».

Действительно, с вступлением в силу Федерального закона от 30 декабря 2020 года № 538-ФЗ «О внесении изменений в статью 128.1 УК РФ» уголовная ответственность за клевету была ужесточена.

Сегодня за клевету, содержащуюся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении, средствах массовой информации либо — внимание — совершённую публично с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, включая сеть «Интернет», либо в отношении нескольких лиц, в том числе индивидуально не определённых, грозит штраф в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до одного года, либо обязательные работы на срок до двухсот сорока часов, либо принудительные работы на срок до двух лет, либо арест на срок до двух месяцев, либо лишение свободы на срок до двух лет. Разнообразие вариантов наказания впечатляет!

Далее. За клевету с использованием служебного положения можно поплатиться штрафом в размере до двух миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до трёхсот двадцати часов, либо принудительными работами на срок до трёх лет, либо арестом на срок до четырёх месяцев, либо лишением свободы на срок до трёх лет.

Если наклеветали на человека, что он страдает опасным для других заболеванием, штраф уже до трёх миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода за период до трёх лет, либо в виде обязательных работ на срок до четырёхсот часов, либо принудительных работ на срок до четырёх лет, либо ареста на срок до шести месяцев, либо лишения свободы на срок до четырёх лет.

Наконец, хуже всего придётся пострадать за ложные обвинения в сексуальных домогательствах, то есть за обвинения в совершении преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности либо иного тяжкого или особо тяжкого преступления. Тут уже — до пяти лет тюрьмы. Остальные виды наказания растут пропорционально.

Что касается административной ответственности, предусмотренной для юридических лиц статьёй 5.61.1. КоАП РФ, то им за клевету грозит штраф в размере от пятисот тысяч до трёх миллионов рублей. И больше ничего.

3. Эволюция клеветы и её эффекты.

Когда летом 2012 года клевета из правонарушения вновь стала преступлением (имеется в виду, принятие Федерального закона от 28 июля 2012 года № 141-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации»), это объяснялось автором законодательной инициативы парламентарием Павлом Крашенинниковым тем, что декриминализация клеветы «не дала искомого результата, а скорее наоборот». А вот с возвращением клеветы в УК «публичного мусора» стало меньше.

Эксперты, которые анализировали практику уголовных дел после 2012 года, отмечали, что статья 128.1, пожалуй, единственная в УК, по которой число оправдательных приговоров значительно превышало число обвинительных. Например, в 2013-м осудили 107, а оправдали 520; в 2014-м — 141 человека и 663 человек соответственно.

В том, что действующая норма о клевете живёт в Уголовном кодексе именно в той редакции, которую предусматривает статья 128.1, есть определённый почерк времени. И, конечно, ещё рано говорить о правоприменительной практике, так как не прошло и полугода с момента вступления в силу новой редакции, хотя пресловутый почерк времени даёт свои подсказки относительно того, как она будет складываться.

Но вместе с тем сегодня звучат предложения либеральной общественности перевести и клевету, и оскорбление в ранг административных правонарушений. Представляется, что если это случится, то нескоро. На просторах Интернета встретилось мнение: «Ненормально общество, в котором основным законом является Уголовный кодекс… То есть у нас все правоотношения рассматриваются через призму УК. Когда основным кодексом будет Гражданский, будем жить в другом обществе».

Ссылка на основную публикацию