Новости раздела Доли в ООО

Что происходит с долей в ООО при разводе

Супруги решили развестись. Одному из супругов принадлежит доля в ООО. Что происходит с долей при разводе и как она делится между супругами? Можно ли избежать раздела бизнеса? Разбираем один из самых распространенных сценариев раздела бизнеса.

Доли в ООО, как и иное имущество, подлежат разделу в случае если они входят в совместную собственность супругов. Доли могут быть приобретены как до брака, так и в течение брака. От времени приобретения доли во многом зависит будет ли она находиться в личной собственности супруга, который ее приобрел, или же в совместной собственности обоих супругов.

Далее рассмотрим несколько возможных ситуаций и посмотрим, как решается в каждой из них вопрос принадлежности доли или ее части в случае развода.

Брачным договором можно определить судьбу имущества, как уже имеющегося на момент заключения брака, так и того, которое будет приобретено во время брака. Супруги могут заключить брачный договор, согласно которому приобретенное до брака имущество будет являться совместной собственностью супругов. Такое условие включается в брачные договоры достаточно редко.

В таком случае бизнес, который создал и вел один из супругов или оба супруга, поступит в совместную собственность. И, так как режим собственности в отношении доли в ООО установлен брачным договором, в случае расторжения брака доли будут поделены между супругами в том соотношении, которое определено супругами в брачном договоре.

Устав ООО, как правило, ограничивает отчуждение доли в пользу третьих лиц. В таком случае при расторжении брака супруг не может претендовать на получение части доли, но может получить компенсацию в размере половины действительной стоимости доли или в ином размере, если он был установлен брачным договором. Что такое «действительная стоимость» доли, мы рассмотрим далее.

При этом важно иметь в виду, что в случае, если один супруг получает от другого супруга денежную компенсацию в виде действительной стоимости доли от ООО, то такая сумма считается доходом с точки зрения налогового законодательства (ст. 41, п. 1 ст. 210 НК РФ). Причем налог на доходы физических лиц (НДФЛ) уплачивается со всей полученной суммы, так как в данном случае не полагается имущественный вычет (пп. 1 п. 1 ст. 220 НК РФ).

В данном случае ситуация на первый взгляд довольно проста. Такое имущество, действительно, останется в личной собственности каждого из супругов, так как согласно п. 1 ст. 36 СК РФ, имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, является раздельной собственностью.

Разделу подлежат только такие доли, которые были приобретены за счёт общих доходов супругов. Поэтому в общее имущество супругов не входят:

  • доли, которые были подарены одному из супругов до брака или в течение брака;
  • доли, приобретенные до заключения брака и которые увеличились без дополнительных вложений со стороны супруга в течение брака (например, это может произойти за счет распределения между участниками ООО доли участника, который вышел из ООО) (п. 1 ст. 36, ст. 37 СК РФ).

В то же время возможна такая ситуация, что одним из супругов в течение брака были осуществлены значительные вложения, по причине которых доля в ООО увеличилась. Причем такие вложения не обязательно должны быть материальными. Статья 37 СК РФ предусматривает, что доля может быть признана совместной собственностью супругов в том числе если за счет труда одного из супругов были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость такой доли.

Что касается материальных вложений, то, согласно ч. 2 ст. 17 ФЗ «Об ООО», увеличение уставного капитала общества может осуществляться за счет имущества общества, и (или) за счет дополнительных вкладов участников общества, и (или), если это не запрещено уставом общества, за счет вкладов третьих лиц, принимаемых в общество.

Если доля увеличилась по причине внесения дополнительных вложений в уставный капитал ООО одним из супругов, то раздел доли супругов в уставном капитале ООО будет произведён в равных долях, как предусмотрено для совместно нажитого имущества. Раздел может быть произведен как и самой доли, так и стоимости, на которую она увеличилась, в денежном выражении.

Супруг участника ООО является третьим лицом по отношению к другим партнёрам. Поэтому отчуждение доли в ООО в пользу супруга участника ООО возможна только в случаях:

  • если устав ООО не запрещает отчуждение доли третьим лицам, а также не требует согласия других участников на переход доли к третьим лицам; либо
  • если устав ООО требует согласия участников на переход доли к третьим лицам, и данное согласие от них получено.

Однако в уставе ООО может содержаться и запрет на увеличение уставного капитала за счет вклада третьего лица (п. 2 ст. 19 ФЗ «Об ООО»). При наличии такого условия материальные вложения со стороны супруга невозможны и, следовательно, он не вправе претендовать на выдел доли в натуре.

В таком случае распределяться между супругами будет только та денежная масса, которая составила непосредственно прирост доли. Такой вывод следует из положений ст. 37 СК РФ, согласно которой, доля может быть признана совместной собственностью супругов при наличии материальных вложений.

Так, например, один из супругов приобрел долю до брака, и на момент покупки действительная стоимость доли составляла 3 тысячи рублей, а в период брака после как материальных, так и трудовых вложений супруга действительная стоимость доли увеличилась до 300 тысяч рублей. В таком случае в отсутствие брачного договора прирост стоимости доли будет поделен между супругами поровну.

В данной ситуации вопрос принадлежности доли решается в соответствии с брачным договором. Иногда партнеры включают в брачный договор условия о том, что бизнес каждого из них и доходы от него как имеющиеся на момент заключения брака, так и приобретенные в течение брака, являются личной собственностью супругов. Брачным договором можно распределить активы и иным образом.

Раздел доли в ООО при разводе

Люди встречаются, люди влюбляются, разводятся. Если у одного из супругов бизнес, его придется делить.

У меня есть доля в компании и, возможно, скоро придется разводиться с мужем. Что будет с долей? Ее тоже придется делить?

Роман Норман

Отвечаем: если вы стали владелицей доли в браке — да, придется делить.

Доля в бизнесе, если кто-то из супругов получил ее в браке, считается совместно нажитым имуществом.

Совместно нажитое имущество — это практически всё, что приобрели или заработали супруги в браке. Даже если это жена или муж купили на свои деньги. Жена купила дом и заплатила за него своими деньгами, которые заработала во время брака, — совместно нажитое имущество. Муж за время брака накопил с зарплаты полмиллиона и хранит на своем счету — тоже совместно нажитое.

Если после свадьбы один из супругов открыл бизнес или стал участником ООО — и это совместно нажитое имущество, даже если второй супруг в этом не участвовал. При разводе придется делить бизнес. Но и с этим всё не так просто: в уставе ООО может быть предусмотрен случай развода, а в браке — подписан брачный договор.

Иногда доля не считается совместным имуществом

В некоторых ситуациях долю в компании можно не делить. Вот несколько примеров.

Долю унаследовали или получили в подарок. Отец Василия владел 40% уставного капитала в компании. Чтобы обеспечить Василию безбедную жизнь, отец завещал ему свою долю. Жена Василия не может требовать половину доли после развода — подарки и наследство не считаются совместно нажитым имуществом.

Долю купили на деньги, полученные до брака. Саша вышла замуж в январе, и стала участницей общества спустя три месяца. Она купила долю на деньги, которые заработала до свадьбы. Если у Саши сохранились доказательства, например, банковские выписки о движении средств по счету, то суд может решить не отдавать бывшему супругу половину доли.

Долю купили на деньги от продажи приватизированного или унаследованного имущества. Василий решил купить долю в ООО, продал квартиру, которую получил по наследству от родителей, и оплатил этими деньгами долю. Спустя 10 лет при разводе жена потребовала половину доли. Если у Василия получится показать суду всю цепочку операций и доказать, что доля куплена на деньги от унаследованной квартиры, суд может посчитать эти личным имуществом. И жена ничего не получит.

Можно разделить стоимость доли, а можно — саму долю

Есть два варианта разделить долю в ООО:

  • отдать супругу действительную или рыночную стоимость доли. Это удобный вариант для того, кто занимается бизнесом, потому что в этом случае бывший супруг не имеет к ООО никакого отношения. Действительная стоимость — это стоимость чистых активов общества, умноженная на размер доли. Чистые активы рассчитываются по бухгалтерской отчетности за последний отчетный период. Например, за год чистые активы компании составили 100 000 рублей. У жены доля — 20%, половину отдает мужу при разводе. Муж получит 10 000 рублей. Сейчас это выглядит несерьезно, но представьте, что происходит в компаниях с многомиллионными оборотами.
  • отдать супругу половину самой доли. В этом случае партнер становится участником общества. Какие права у него при этом будут — решать другим учредителям или суду, если участники не смогут договориться мирно. Это регулирует устав общества, поэтому в некоторых случаях нужно ориентироваться на судебную практику. Суд при разделе доли учитывает требования устав общества, которые определяют вступление в ООО третьих лиц. Супруг, который получает часть доли, для общества — третье лицо. Если общество отказывается принимать его, то супруг может в суде требовать получать свою часть в деньгах, но не может требовать, чтобы его сделали участником общества.

Продать долю без согласия супруга нельзя

Кажется, что очевидный вариант не делиться долей с партнером — продать ее третьему лицу до развода, а после развода выкупить обратно. Но если сделать это без согласия супруга — суд скажет, что сделка недействительна. И всё равно придется делить.

Можно договориться о разделе доли мирно

Супруги могут решить, как делить бизнес до суда. Для этого они заключают соглашение о разделе имущества или брачный договор. У них есть свои нюансы, но если кратко, то разница такая:

  • Соглашение о разделе имущества можно заключить во время брака или во время развода. До свадьбы не получится. Соглашение определяет, как супруги разделят те вещи, которые у них уже есть.
  • Брачный договор заключается в любое время, в том числе и до брака и начинает действовать после свадьбы. Он регулирует, как супруги будут распоряжаться вещами и деньгами, которые появятся за время брака. Будут ли их доходы считаться совместно нажитыми, кто какую часть бизнеса получит (и получит ли вообще) — всё это можно прописать.

Суд при разделе доли руководствуется не только законами и семейным кодексом, но и учитывает соглашение или договор.

Верховный суд решал, как делить бизнес после развода

Верховный суд решал, как делить бизнес после развода

Бизнесмен развелся с женой. Она решила получить половину его доли в компании и подала иск о разделе имущества. Партнер бывшего мужа по бизнесу оказался против. Он решил, что для перехода права на долю требовалось его согласие, а его никто не спросил. Но в уставе шла речь только об одобрении «сделки», поэтому три инстанции одобрили переход доли в результате раздела имущества супругов. Но их поправил Верховный суд. На заседании оппоненты поспорили о трактовке условий устава.

У общества «Фирма АДА» было три участника: 50% уставного капитала было у Дениса Полонского, 37,5% – у Дмитрия Плаксина и еще 12,5% – у Юлии Жабиной. В конце 2016 года Полонского признали банкротом (дело № А40-230236/2015), а в январе 2017-го он развелся с женой. Экс-супруга Татьяна Парфенова подала в суд на раздел имущества. В числе прочего она претендовала на долю в бизнесе бывшего супруга. В качестве третьего лица по делу привлекли Плаксина. Он возражал против раздела доли партнера по бизнесу, ведь для этого нужно было согласие остальных участников. Но суд его довод отклонил. Первая инстанция решила, что супруга получает только имущественное, но не корпоративное право.

В итоге Бутырский райсуд Москвы разделил долю мужа в обществе поровну между супругами: каждому по 25% (дело № 02-4510/2018). После вступления в силу решения суда Парфенова обратилась в налоговую, чтобы внести в ЕГРЮЛ сведения о ней как о еще одном участнике общества. Регистрирующий орган это сделал.

Нужно ли одобрение партнеров?

Тогда Плаксин обратился в суд, чтобы вернуть компании долю, которая досталась экс-супруге. В иске он просил перевести эти 25% на само общество. Бизнесмен ссылался на пункт 6.2 устава общества, который разрешает участнику продать или другим способом отчуждать свою долю только при согласии других участников общества.

Но три инстанции решили так: в документе сказано, что одобрение нужно только для сделки, а право на долю в обществе перешло к Парфеновой на основании судебного акта. В уставе нет ничего о том, как делить доли в случае развода, то есть для этого согласие не требовалось. Плаксину отказали в иске (№ А40-324092/2019).

«Не форма отчуждения, а правовой результат»

Тогда Плаксин пожаловался в Верховный суд. В кассационной жалобе он напомнил о позиции Конституционного суда 2014 года (определение № 1564-О). Согласно этой позиции, требование об обязательном согласии на переход доли третьим лицам в уставе устанавливается для всех способов отчуждения. С жалобой ознакомилась судья ВС Елена Золотова и направила ее вместе с делом на рассмотрение экономколлегии. Она же и председательствовала в процессе, который прошел 30 марта.

На заседание в ВС пришли Арсен Навасардян и Анастасия Антонова, которые представляли интересы Плаксина, адвокат Парфеновой Олег Фролов и представитель «Фирмы АДА» Владимир Бачурин, а еще юрист от налоговой и представитель финуправляющего.

Представитель истца Навасардян начал с того, что суды неправильно толковали ст. 21 закона об обществах с ограниченной ответственностью («Переход доли или части доли участника общества в уставном капитале общества к другим участникам общества и третьим лицам»). Согласно норме, согласие других участников общества на совершение сделки не требуется, если иное не предусмотрено уставом. В данном случае, по его словам, сделка – это «не форма отчуждения, а правовой результат». Иное толкование привело к тому, что участники общества контролировали бы только переход права по сделке. Нижестоящие инстанции, по мнению Навасардяна, рассмотрели пункт 6.2 устава в отрыве от других положений, а нужно было оценивать документ системно.

Есть ли запрет в уставе?

По словам представителя Парфеновой Фролова, у его доверительницы было два пути защитить свои права. Первый – заявиться в качестве кредитора по делу о банкротстве ее мужа, второй – разделить совместно нажитое имущество через суд. Парфенова изучила устав общества и решила, что он не запрещает переход доли третьему лицу по решению суда. Согласие участников требуется только при совершении сделки. «Как мы все знаем, решение суда, вступившее в законную силу, сделкой не является», – подчеркнул Фролов. Тогда председатель в процессе обратилась ко второй части этого же пункта устава.

– «Осуществить отчуждение иным образом своей доли». Подарить, обменять, а вот решение суда подпадает под это? – уточнила Золотова.

– Доля уже была в собственности Парфеновой, это совместно нажитое имущество. Она уже была собственницей, но непонятно, какой части. И суд лишь определил доли. То есть это никакая не сделка, не отчуждение, – уверял Фролов.

Фролов отметил, что устав допускает переход доли правопреемникам. По словам юриста, участники общества знали, что у Полонского есть и жена, и дети. А значит, понимали, что они могут войти в состав участников. В этом его поддержал и представитель «Фирмы АДА» Бачурин.

– Участники договорились, что для нас персональный состав важен в случае совершения сделок, но вот наследников мы пускаем без проблем. Получается, персональный состав не абсолютная ценность для общества, – сказал Бачурин. – Из какого такого системного толкования чего мы должны сделать вывод, что на получение доли в результате раздела имущества нужно получить согласие? Это попытка найти то, чего нет. Ни в законе, ни в уставе.

– Парфенова не сможет получить имущественный эквивалент своей доли, если ее долю переведут «Фирме АДА», – продолжил Фролов.

С ним согласился представитель финуправляющего. По его словам, в случае удовлетворения иска участники общества получат безвозмездно долю Парфеновой, а это уже будет неосновательным обогащением.

Золотова поинтересовалась, какой выход предлагает представитель управляющего. Он ответил, что нужно вернуть долю в конкурсную массу. После ее реализации Парфенова получит за свою часть деньги. После этого тройка удалилась в совещательную комнату, а спустя 15 минут Золотова огласила решение коллегии: акты трех инстанций отменить, дело вернуть в АСГМ.

Когда бывший супруг должен получать согласие: мнение экспертов

Дарьяна Епихина, старший юрист Petrol Chilikov Petrol Chilikov Федеральный рейтинг. группа Международные судебные разбирательства группа Семейное и наследственное право группа Частный капитал группа Международный арбитраж группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры – high market) × , отмечает, что большинство судов разграничивает имущественные права на долю в уставном капитале и корпоративные права, вытекающие из статуса участника общества. По ее словам, на уровне высших судебных инстанций есть позиция, что сам по себе переход доли после развода не влечет автоматически приобретение статуса участника общества (дело № А55-31820/2017). Такое разделение на имущественную и корпоративную составляющие объясняется тем, что вопросы приобретения и реализации статуса участника общества регулируются корпоративным законодательством, говорит Епихина.

Практика по спорам о разделе доли в бизнесе между экс-супругами неоднородна, и иногда это можно объяснить различиями в положениях уставов ООО, говорит Кира Корума, адвокат, партнер Аснис и партнеры Аснис и партнеры Федеральный рейтинг. группа Семейное и наследственное право × . Например, по делу № А79-3015/2019 ВС отказал в передаче спора на рассмотрение коллегии именно потому, что устав общества не содержит положений о запрете на отчуждение доли третьему лицу либо о получении согласия на вступление таких лиц.

Епихина продолжает, что, следуя этой логике, при наличии такого запрета в уставе супруг, который после развода получил долю, должен будет получить одобрение от участников на свое вхождение в общество.

При разделе имущества супругов все же целесообразно сразу решать вопрос о возможности вхождения супруга в участники общества. Есть в уставе положения о согласии других участников – в отсутствие такого согласия сразу решать вопрос о выплате компенсации.

Кира Корума, партнер Аснис и партнеры Аснис и партнеры Федеральный рейтинг. группа Семейное и наследственное право ×

Фирма в долю не берет

Одну из самых актуальных и болезненных тем разобрал Верховный суд. В деле, которое он изучал, речь шла о разделе бизнеса, которым занимался исключительно супруг. Но после развода его бывшая жена посчитала, что имеет право на половину его доли в компании. Поскольку, по ее мнению, доля эта “совместно нажита”. То есть она хотела не получить деньги за часть бизнеса, а стать его совладелицей. Наравне с экс-супругом. Бизнесмен с этим не согласился. И дама пошла в суд с иском о разделе имущества.

По мнению ВС, совладельцам бизнеса надо внимательно готовить устав фирмы, чтобы предусмотреть все неожиданности. Фото: Galeanu Mihai/ iStock

По мнению ВС, совладельцам бизнеса надо внимательно готовить устав фирмы, чтобы предусмотреть все неожиданности. Фото: Galeanu Mihai/ iStock

Но в суде она столкнулась с неожиданным препятствием – фирмой владели несколько партнеров. И они выступили против иска. По их мнению, для перехода права на долю в бизнесе требовалось их согласие. Кстати, и в уставе фирмы было положение об обязательном одобрении всеми партнерами смены собственника доли в бизнесе. Но местные суды посчитали возможным переход доли в результате раздела имущества супругов. Но с ними не согласился Верховный суд. А теперь – о деталях спора. У коммерческой структуры, о которой идет речь, было три владельца. Каждый имел долю. Бывший супруг владел 50 процентами уставного капитала. Еще 37,5 процента было у второго коммерсанта и 12,5 процента – у третьего участника. Точнее, участницы. Проблемы на владельца самой крупной доли компании сыпались одна за другой. Сначала его официально признали банкротом, а спустя полгода распался и его брак. После развода его бывшая и обратилась в суд с иском о разделе имущества. Кроме того, экс-супруга заявила права на долю в его бизнесе. К тому же его партнера суд привлек в качестве “третьего лица”. Тому вся идея с разделом не понравилась и он возражал. По его мнению, для этого необходимо получить согласие остальных участников. Но суд его довод отклонил. Районный суд решил, что супруга получает в фирме только имущественное, но не корпоративное право. Поэтому суд разделил долю мужа в обществе поровну между супругами. А бывшая жена написала заявление в налоговую, чтобы внести в ЕГРЮЛ сведения о себе, как об еще одном владельце фирмы. Но тогда уже второй совладелец подал в суд иск и попросил вернуть компании долю, которая досталась бывшей жене его компаньона. Коммерсант указал, что по пункту действующего устава общества его участнику разрешается “продать или другим способом отчуждать свою долю только при согласии других участников”.

Все три местных суда с этим не согласились. По их мнению, в уставе сказано, что одобрение нужно только для сделки, а право на долю в обществе перешло к бывшей жене “на основании судебного акта”. В уставе не сказано о том, как делить доли в случае развода. А значит, одобрения не требовалось. Обиженный партнер дошел до Верховного суда. Там он в качестве аргумента привел позицию Конституционного суда (Определение N 1564-О, от 2014 года).

КС тогда заявил, что требование об обязательном согласии на переход доли третьим лицам в уставе устанавливается для всех способов отчуждения. Представитель совладельца и истца утверждал, что предыдущие суды неправильно толковали статью 21 Закона об обществах с ограниченной ответственностью (“Переход доли или части доли участника общества в уставном капитале общества к другим участникам общества и третьим лицам”). По этой норме согласие других на сделку не требуется.

Представитель бывшей супруги возразил: у его доверительницы было два пути защитить свои права. Первый – заявить себя в качестве кредитора по делу о банкротстве ее мужа, второй – разделить совместно нажитое имущество через суд. Дама изучила устав и решила, что он не запрещает переход доли третьему лицу по решению суда. Согласие участников требуется только при совершении сделки, а решение суда сделкой не считается. Судя по позиции бывшей супруги, она и так владела долей, как совместно нажитым имуществом. Просто было непонятно, какой частью. Так что суд только определил доли. Ситуация с точки зрения юристов выглядит следующим образом. Устав этой фирмы допускает переход доли правопреемникам. Партнеры знали, что у владельца половинной доли есть жена и дети. А значит, понимали, что те могут войти в состав участников. Бывшая супруга не сможет получить имущественный эквивалент своей доли, если ее долю переведут в общество. Зато участники общества получат даром ее долю. Это неосновательное обогащение. Правильный выход – вернуть долю в конкурсную массу. После ее продажи дама получит за свою часть деньги. Эксперты подчеркивают: переход доли после развода не влечет автоматически приобретение статуса участника общества. Для того чтобы не попасть в аналогичную ситуацию, специалисты советуют при разделе имущества супругов определиться с возможностью вхождения супруга в участники общества. Если в уставе есть положение о согласии на это других участников, то в отсутствие такого согласия, платить компенсацию. А Верховный суд отменил решения всех судов и велел пересмотреть спор заново.

Присуждение доли в обществе в результате раздела имущества не ведет к возникновению корпоративных прав

Один из экспертов обратил внимание, что в данном деле Верховный Суд отдал приоритет стабильности состава участников ООО над правилом о совместной собственности супругов. Вторая посчитала, что данный вопрос подлежит детальной проработке на уровне ВС.

В Определении № 305-ЭС20-22249 Верховный Суд рассмотрел ситуацию, в которой в ходе развода бывшей супруге участника досталась доля в обществе, согласно уставу которого на совершение такой сделки требуется согласие общего собрания участников, принимаемое единогласно.

Денису Полонскому принадлежали 50% доли в уставном капитале общества «Фирма “АДА”». С 23 апреля 2005 г. он состоял в браке с Татьяной Парфёновой. 2 ноября 2016 г. решением Арбитражного суда г. Москвы по делу № А40-230236/2015 Полонский был признан банкротом. А 10 января 2017 г. на основании решения суда брак был расторгнут.

Между бывшими супругами в судебном порядке был осуществлен раздел имущества. В соответствии с решением Бутырского районного суда г. Москвы от 4 декабря 2018 г. доля Полонского в уставном капитале общества была разделена между ними поровну. 4 октября 2019 г. на основании заявления Татьяны Парфёновой в ЕГРЮЛ была внесена запись, в соответствии с которой она является участником общества с долей 25% уставного капитала.

Другой участник общества Денис Плаксин, ссылаясь на положения абз. 3 п. 18 ст. 21 Закона об ООО, обратился в арбитражный суд с иском к Татьяне Парфёновой о переводе доли уставного капитала общества «Фирма “АДА”» в размере 25% на общество. Он полагал, что ответчик, не являясь ранее участником общества, приобрел долю уставного капитала с нарушением порядка, установленного разд. 6 устава общества, в отсутствие согласия его участников.

Суд первой инстанции, сославшись на ст. 93 ГК и ст. 21 Закона об обществах, исходил из того, что право на долю в обществе перешло к Парфёновой на основании судебного акта, а не сделки; положения устава общества содержат ограничения на переход доли или части доли в уставном капитале к третьему лицу на основании сделки, однако не устанавливают специальных требований к порядку перехода доли или части доли в уставном капитале общества в случае раздела общего имущества супругов, в связи с чем согласие остальных участников на переход не требовалось. Нарушение, на котором настаивает истец, отсутствует, оснований для перевода доли на общество не имеется. Апелляция и кассация согласились с ним.

ВС заметил, что согласно п. 2 ст. 21 Закона об обществах продажа или уступка иным образом участником общества своей доли (части доли) третьим лицам допускается, если это не запрещено уставом общества. В определениях от 21 декабря 2006 г. № 550-О, от 3 июля 2014 г. № 1564-О Конституционный Суд указал на то, что положение п. 2 ст. 21 Закона об обществах о возможности отчуждения доли (части доли) третьим лицам по своему характеру является диспозитивным, что предоставляет право участникам предусмотреть в уставе общества, особенностью которого является стабильный состав его участников, запрет на продажу или отчуждение иным образом участником общества своей доли (части доли) в уставном капитале общества третьим лицам; предусмотреть необходимость получения согласия участников общества при продаже или отчуждении иным образом участником своей доли (части доли) в уставном капитале общества третьему лицу.

При этом, отметил ВС, внесение одним из супругов вклада в уставный капитал общества с ограниченной ответственностью и, следовательно, приобретение именно им статуса участника общества предполагают (по смыслу ст. 35 СК), что другой супруг дал свое согласие на подобное распоряжение общим имуществом супругов, тем самым согласившись и с положениями устава организации, указывающими на необходимость получения согласия других участников общества на отчуждение участником общества своей доли (части доли) в уставном капитале общества третьим лицам, т.е. на включение его в «свой» круг участников общества (Определение № 1564-О).

ВС указал, что раздел имущества супругов, который производится по правилам, установленным ст. 38, 39 СК и ст. 254 ГК (п. 15 Постановления Пленума ВС от 5 ноября 1998 г. № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака»), является основанием для возникновения, изменения и прекращения прав и обязанностей супругов в отношении их совместной собственности и, соответственно, является сделкой (ст. 153 ГК).

Верховный Суд отметил, что в случае присуждения супругу (бывшему супругу) в порядке раздела совместно нажитого имущества доли в уставном капитале общества, отчуждение долей которого третьим лицам ограничено, такой супруг (бывший супруг) получает право обратиться к обществу с требованием о вхождении в состав участников общества. Право на получение действительной стоимости доли у супруга (бывшего супруга) возникает только в случае отказа других участников в переходе прав на долю или ее часть к такому лицу (п. 1 ст. 6 ГК, п. 5 ст. 23 Закона об обществах).

Как заметил ВС, из п. 6.2 устава общества усматривается, что участник общества вправе продать или осуществить отчуждение иным образом своей доли или части доли в уставном капитале общества одному или нескольким участникам общества, а также третьему лицу. На совершение сделки, в результате которой доля в обществе перейдет в собственность третьему лицу, требуется согласие общего собрания участников общества, принимаемое единогласно.

«В решении Бутырского районного суда г. Москвы указано на то, что Т.В. Парфёнова приобрела лишь имущественные права на долю уставного капитала общества, но не стала участником юридического лица и не приобрела корпоративное право как участник данного хозяйствующего субъекта, в связи с чем судом не разрешался вопрос о приобретении ею статуса участника общества», – подчеркнул ВС.

В данном случае, указал он, Татьяна Парфёнова, приобретая право на долю в уставном капитале общества в результате раздела общего имущества супругов, должна была соблюсти необходимую корпоративную процедуру: получить согласие участников общества на вхождение в их состав. Решение регистрирующего (налогового) органа о внесении сведений в ЕГРЮЛ о Татьяне Парфёновой как участнике общества само по себе не ведет к возникновению у указанного лица корпоративных прав.

Верховный Суд отменил решения нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

В комментарии «АГ» старший юрист КПМГ в России и СНГ Лидия Солодовникова отметила, что позиция ВС в данном определении является продолжением позиции, изложенной в Определении № 308-ЭС20-11834 от 15 декабря 2020 г.

По ее мнению, суть данных судебных актов сводится к тому, что раздел совместной собственности супругов в отношении доли участия в хозяйственном обществе не влечет автоматически принятие второго супруга в состав участников общества. «Верховный Суд защищает действующих участников общества и предоставляет им право определить, принимать супруга в состав участников или нет. Данный механизм направлен на сохранение стабильного состава участников и ограничение их и общества от потенциально неразумных, не соответствующих общей направленности целей общества действий лица, которое получило часть доли в уставном капитале на основании судебного акта. При этом ВС отмечает, что права супруга не нарушаются в случае отказа участников от включения его в состав участников, супругу подлежит выплате действительная стоимость доли», – указала Лидия Солодовникова.

Юрист отметила, что аналогичный подход имеет место быть при получении права на долю наследниками участника. Так, если при создании общества его учредители предусмотрели, что для перехода доли умершего участника к наследникам требуется согласие всех остальных участников хозяйствующего субъекта, наследник не приобретает корпоративных прав до получения такого согласия. При этом наследник имеет право на получение действительной стоимости унаследованной доли либо соответствующей ей части имущества (абз. 2 п. 1 ст. 1176 ГК, п. 5 ст. 23 Закона об обществах с ограниченной ответственностью) (см: постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 5 марта 2019 г. № Ф03-402/2019 по делу № А59-6095/2017).

Вместе с тем, заметила Лидия Солодовникова, встает вопрос о режиме совместной собственности (ст. 34, 38 СК) в отношении доли в уставном капитале хозяйственного общества: может ли супруг, не указанный в выписке из ЕГРЮЛ в качестве участника до раздела общей совместной собственности, считаться сособственником доли с ограниченным объемом прав, без корпоративных прав участия, имея только потенциальные денежные требования к обществу? Могут ли права на долю не сопровождаться корпоративными правами? Она указала, что другая судебная практика сводится к тому, что наличие прав на долю предоставляет также реализацию корпоративных прав (например, залогодержатель вправе осуществлять права участника общества при отсутствии злоупотребления правом (см: постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 14 мая 2020 г. № Ф03-589/2020 по делу № А59-3009/2019)). «Представляется, что вопрос спорный, требующий большей проработки на уровне ВС», – заключила она.

Адвокат, руководитель рабочей группы КА «РКТ» Анастасия Шамшина отметила, что определение ВС знаменательно тем, что Суд расширительным образом истолковал положение устава общества об обязательном согласии участников на отчуждение доли третьему лицу. ВС воспринял доводы победившей стороны о необходимости принимать во внимание правовой результат, а не форму отчуждения доли: этот подход позволил распространить правило о получении согласия участников на вхождение в их состав для супруги, которая приобрела права на долю не на основании ординарной гражданско-правовой сделки, а в силу судебного решения о разделе совместно нажитого имущества супругов.

Кроме того, указала Анастасия Шамшина, ВС расщепил содержание права на долю в уставном капитале ООО на сугубо имущественную составляющую (супруга, которая получила право на долю в результате раздела совместно нажитого имущества, вправе требовать выплаты действительной стоимости доли) и корпоративную составляющую (супруга, которая получила право на долю в результате раздела совместно нажитого имущества, не вправе считать себя приобретшей права членства в обществе без получения согласия иных участников). Этим выводом ВС отдал приоритет стабильности состава участников ООО над правилом о совместной собственности супругов. «С одной стороны, доля в уставном капитале ООО – это совместно нажитое имущество, с другой – тот из супругов, кто официально не числится участником общества, не является совладельцем доли. И все, на что такой супруг может рассчитывать при разделе имущества, – действительная стоимость доли, если только все участники общества не дадут свое согласие на “вход” в их состав с наделением всеми правами корпоративного участия», – указала адвокат.

Анастасия Шамшина заметила, что позиция ВС разнится с подходом, который наблюдался в практике ранее. Так, за спорами о разделе общего имущества супругов в части акции, долей в уставном (складочном) капитале хозяйственных обществ всегда признавался корпоративный характер (следует из п. 2 ч. 1 ст. 225.1 АПК). Суды исходили из наделения супругов полноценным комплексом прав, вытекающих из факта обладания долей в ООО. Более того, указала она, есть многочисленные примеры, когда одному из супругов удавалось успешно занять позицию владельца доли в бизнесе после раздела имущества. «В этом смысле позиция ВС позволяет под противоположным углом взглянуть на привычную в практике ситуацию», – заключила адвокат.

Как защитить бизнес и активы при разводе

Кристина Шперлик

По общим правилам при разводе совместное имущество супругов, приобретенное в браке, делится пополам. Это же относится и к совместным активам: долям в ООО, оборудованию и нежилой недвижимости ИП, прибыли от бизнес-проектов, акциям и инвестиционным счетам.

Раздел бизнеса часто приводит к корпоративным конфликтам и репутационным потерям. Но есть несколько способов, благодаря которым можно уменьшить риски. Самые распространенные — брачный договор и соглашение о разделении имущества.

В июле 2020 года Госдума в первом чтении одобрила законопроект о разделе имущества за одно судебное заседание (сейчас разные типы имущества делятся в течение нескольких заседаний). При этом общим имуществом считаются вообще все доходы супругов от работы, предпринимательства, социальные выплаты и деньги, ценные бумаги, доли в уставном капитале, вне зависимости от того, кто заплатил за имущество и на чье имя оно оформлено. Общими становятся и все долговые обязательства.

Внезапный раздел долей в бизнесе может привести к корпоративным конфликтам и падению цены акций, поэтому законопроект призван защитить бизнес от дробления, банкротства и увольнения сотрудников и предлагает выплачивать второму супругу стоимость доли или компенсацию.

Также в законопроекте планируется закрепить действие брачного договора и ограничить возможность его пересмотра судом. Сейчас суд может признать брачный договор недействительным, если его положения кажутся ему несправедливыми.

Хотя бизнес-активы делить будет нельзя и вместо них подразумевается выплата компенсации, её можно будет отсрочить или установить в её обеспечение залог и запрет на отчуждение имущества до выплаты компенсации.

Как закон регулирует имущество супругов прямо сейчас

Имущество супругов регулируется Семейным кодексом (гл. 7): по закону имущество, приобретенное в браке, считается общим. В том числе и бизнес, зарегистрированный в браке, считается совместной собственностью, даже если один из партнеров не участвует в ведении бизнеса.

Условно при разделе ИП оба супруга получают 50 % активов, при разделе ООО — 50 % доли в уставном капитале, то есть половину прибыли.

При разводе делятся акции, активы ИП и ООО, инвестиционные счета и доли в бизнесе.

Имущество не будет делиться, если на него установлен режим раздельной собственности. Если активы оформлены на третьих лиц и формально один из супругов не владеет никаким бизнесом, разделить такое имущество будет нельзя.

Пример из практики

В одном из судебных разбирательств 2019 года районный суд назначил мужу компенсацию его доли аптечного киоска жены — 2,6 млн руб. Супруг добился пересмотра дела Верховным судом РФ, но Верховный суд посчитал «бизнес» не имуществом, а деятельностью, и решил поделить не само предприятие, а доходы от работы аптечного бизнеса и права на него.

Личный бизнес, который один из супругов приобрел до брака, не делится при разводе. При этом, если какое-то имущество для бизнеса (например, помещение или оборудование) было приобретено в браке или второй супруг вложил свои деньги в бизнес, такие вложения считаются общими и будут делиться поровну.

В некоторых случаях бизнес, приобретенный в браке, всё равно считается личным. Например, если один из супругов получил бизнес или оборудование для бизнеса по наследству или в подарок или в результате другой безвозмездной сделки, купил его на деньги, заработанные до брака (ст. 36 СК РФ). То же относится и к полученным в дар или унаследованным ценным бумагам и долям в ООО.

Такая сделка может намеренно использоваться для того, чтобы при разводе не делить свою долю — например, можно оформить имущество на своего партнера и попросить его подарить его самому предпринимателю, однако суд при разводе скорее всего признает такую сделку недействительной.

Пример из практики

В Томске супруга просила признать сделку по отчуждению 100 % доли её мужа в уставном капитале ООО «Денталия» и передачи её другому лицу недействительной. Арбитражный суд Томской области удовлетворил ее иск в 2018 году. Суд посчитал, что супруг отчуждал совместное имущество с помощью убыточной сделки с намеренным занижением цены — доля в 12,4 млн руб. была продана за 10 000 руб. Сделка была признана мнимой.

Апелляция была отклонена, так как компания была создана в 2008 году, во время брака супругов. Супруг был единственным участником ООО и принял нового участника только во время раздела совместного имущества в 2015 году, позже получил компенсацию стоимости доли в 7,15 млн руб. и в 2017 году выкупил свою долю обратно за 20 000 руб., скрыв факт сделки от супруги.

В 2018 году стоимость чистых активов ООО «Денталия» составила 24,9 млн руб., столько же составила доля супруга-участника ООО.

Если супруги фактически живут отдельно и один из них запустил бизнес, при этом по закону они еще не разведены, можно доказать суду, что этот бизнес является личным имуществом одного из супругов.

Кроме того, не делятся результаты интеллектуальной деятельности — изобретения и разработки, блоги, музыкальные произведения, фильмы, книги, созданные одним из супругов. При этом доходы от интеллектуальной деятельности, например, от продаж музыкального альбома, заработанные во время брака, считаются совместной собственностью и должны делиться пополам. Если результат интеллектуальной деятельности передан в пользу ООО, которое создано во время брака, доля в нём тоже будет делиться пополам.

Суд также может оставить имущество только одному из супругов, если второй не работал без уважительной причины или тратил все деньги в ущерб семье — например, проигрывал суммы на ставках. Но факт такого деструктивного поведения нужно будет доказать.

Суд может увеличить долю одного из супругов, если с ним остаются жить несовершеннолетние дети.

Какие риски несет бизнес

Развод и дележка активов могут сильно повлиять на бизнес. Возникают разного рода риски:

  • репутационные из-за конфликтов между владельцами или резкой смены владельца;
  • возможные конфликты с партнерами;
  • возможные конфликты с контрагентами;
  • обесценивание активов — один из супругов может искусственно занизить стоимость компании или обременить свою долю залогами.

Один из супругов может переоформить бизнес на третьих лиц, продать или подарить его частично или полностью без соглашения о разделе имущества.

Второй супруг может попытаться защитить спорное имущество, попросить суд арестовать имущество и запретить продавать доли и активы (ст. 139-140 ГПК РФ) или признать сделку мнимой и недействительной (ст. 170 ГК РФ). Мнимость сделки должен доказать супруг-заявитель.

ООО можно защитить, включив в устав условие, что новый участник не может получить долю без согласия других участников.

Пример из практики

Бывшая жена совладельца «Норникеля» Владимира Потанина при разводе не могла получить половину его доли в «Норникеле» и Interros International Investments Limited в 2014 году. Суд не признал акции компании собственностью бизнесмена и распределил между супругами только недвижимость и финансовые активы, так как бенефициарное владение не регулируется семейным правом.

Если один из супругов владеет долей или всеми активами ООО и делит их пополам со своим партнером, это может привести к конфликтам в управлении бизнесом, навредить репутации и снизить стоимость бизнеса. Конфликт между супругами может перерасти в корпоративный конфликт и привести к увольнению команды, потере клиентов и прибыли.

В контракте будет уместным условие о том, что один из супругов платит партнеру компенсацию рыночной стоимости активов в обмен на отказ от своей доли бизнеса.

Как защитить свой бизнес

Супруги могут самостоятельно решить, как будут делить имущество, и составить соглашение о разделе совместно нажитого имущества или брачный договор. Если договориться не получается, придется дождаться решения суда. Суд может оставить бизнес одному из супругов, а второму выплатить компенсацию рыночной стоимости его доли активов.

Это можно заранее учесть в уставе ООО, запретив принимать новых участников в бизнес без согласия партнеров (ст. 21 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ). Устав ООО может ограничивать распоряжение долями компании, например, запрещать передачу долей третьим лицам или давать преимущественное право одному из участников ООО. В этом случае компания должна выплатить одному из супругов компенсацию доли как стоимости чистых активов.

Брачный договор — раздельный или долевой — помогает защитить права предпринимателя, который не хочет делить бизнес, и признать долю ООО и активы ИП его личным имуществом. Брачный договор должен быть сбалансированным: если суд сочтет, что имущественные права одного из супругов значительно ущемлены, он может изменить действие договора. Договор можно составить до заключения брака или в любое время после, при этом он должен пройти юридическую экспертизу у нотариуса.

Чтобы составить соглашение о разделе имущества, нужно заказать оценку его рыночной стоимости и заплатить нотариусу 0,5 % от этой суммы.

При разделе совместного бизнеса супруги становятся долевыми участниками предприятия, и им нужно договориться о совместном управлении компанией. Бизнес можно продать и разделить доходы от продажи или выплатить из этой суммы компенсацию за отказ от доли.

Пример из практики

В одном из дел супруги пытались разделить именные акции: жена хотела поделить их пополам, а муж признать их раздельным имуществом и оставить каждому те акции, которые на него зарегистрированы.

На собрании акционеров решили увеличить уставный капитал, это уменьшило долю жены с 22 % до 11 %. Супруг как мажоритарный акционер имел преимущественное право голоса на собрании. Городской суд не стал делить акции, Верховный суд пересмотрел дело, так как решил, что факт того, что супруги открыли раздельные лицевые счета и отдельно покупали акции, не означает, что у них была договоренность о раздельном владении имуществом.

По российскому законодательству брачный договор регулирует только имущественные отношения и не учитывает личные конфликты, ссоры или измены супругов. Брачный договор можно заключать не только для того, чтобы защитить свой бизнес, но и для того, чтобы не делить долги с бывшим супругом.

У дел о разделе имущества есть срок исковой давности, но он начинается не с момента развода, а с того момента, как один из супругов узнал или должен был узнать о том, что его права нарушаются (Определение ВС РФ от 22.05.2018 № 5-КГ18-63).

Не пропустите новые публикации

Подпишитесь на рассылку, и мы поможем вам разобраться в требованиях законодательства, подскажем, что делать в спорных ситуациях, и научим больше зарабатывать.

Ссылка на основную публикацию