Принципы защиты и её реализация в уголовном процессе

Обеспечение права подозреваемого (обвиняемого) на защиту на досудебных стадиях уголовного процесса

Парфенова М.В., старший научный сотрудник НИИ Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации, кандидат юридических наук.

В соответствии со ст. 48 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется право на получение квалифицированной, в том числе в случаях, предусмотренных законом, бесплатной юридической помощи. Каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения.

Обеспечение права на защиту является проявлением демократических основ правового государства, а также необходимым условием соблюдения законности и правопорядка при расследовании преступлений и отправления правосудия.

Реализация права подозреваемого (обвиняемого) на защиту служит не только охране его законных интересов, но и создает определенный баланс с уголовным преследованием, что позволяет успешно реализовать назначение уголовного судопроизводства.

В то же время в юридической литературе (и не только в ней) прочно устоялось мнение о нецелесообразности наделения подозреваемого (обвиняемого) столь широкими возможностями по защите своих прав и законных интересов, дающими при их недобросовестном использовании возможность уклонения от уголовного преследования. При этом отмечается, что дисбаланс прав потерпевшего и подозреваемого (обвиняемого) в пользу последнего идет вразрез с основополагающими принципами, в том числе с принципом состязательности, предполагающим равенство сторон.

В целом соглашаясь с этим мнением, хотелось бы отметить, что решение этой проблемы находится несколько в другой плоскости – не в ограничении права подозреваемого (обвиняемого) на защиту, а в расширении прав потерпевшего и других участников уголовного судопроизводства, в создании для них оптимальных условий реализации их законных интересов, а также в разработке правовых механизмов, препятствующих злоупотреблению недобросовестными лицами предоставленными им законом правами.

Право подозреваемого (обвиняемого) на защиту незыблемо. Сам принцип обеспечения подозреваемому (обвиняемому) права на защиту пронизывает все уголовное судопроизводство красной нитью. При расследовании преступлений подозреваемый (обвиняемый) в соответствии со ст. 46 и 47 УПК РФ пользуется предоставленными ему правами.

Уголовно-процессуальный закон не только провозглашает право подозреваемого (обвиняемого) защищаться, но и требует от дознавателя, следователя, прокурора и суда обеспечения обвиняемому возможности пользоваться своими правами, которые, в частности, должны быть ему четко разъяснены (ч. 2 ст. 16 УПК РФ). Приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 27.11.2007 N 189 “Об организации прокурорского надзора за соблюдением конституционных прав граждан в уголовном судопроизводстве” (п. 1.9) также обязывает прокуроров на всех стадиях досудебного производства обращать особое внимание на соблюдение права подозреваемого и обвиняемого на защиту. При этом необходимо иметь в виду, что заявленный этими лицами отказ от защитника не должен быть вынужденным и может быть принят лишь при наличии реальной возможности участия защитника в деле.

Таким образом, речь идет не просто о провозглашении права на защиту, а об обязательном его обеспечении, т.е. создании гарантий для реального осуществления этого права.

Несоблюдение предписаний уголовно-процессуального закона влечет существенное нарушение прав и законных интересов подозреваемого (обвиняемого) и, как следствие, признание доказательств недопустимыми.

Более того, Конституционный Суд Российской Федерации в своем Постановлении от 27.06.2000 N 11-П “По делу о проверке конституционности положений ч. 1 ст. 47 и ч. 2 ст. 51 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова” отметил, что по буквальному смыслу положений, закрепленных в ст. 2, 45 и 48 Конституции Российской Федерации, право на получение юридической помощи адвоката гарантируется каждому лицу независимо от его формального процессуального статуса, в том числе от признания задержанным и подозреваемым, если управомоченными органами власти в отношении этого лица предприняты меры, которыми реально ограничиваются свобода и личная неприкосновенность, включая свободу передвижения, удержание официальными властями, принудительный привод или доставление в органы дознания и следствия, содержание в изоляции без каких-либо контактов, а также какие-либо иные действия, существенно ограничивающие свободу и личную неприкосновенность.

Обеспечение права подозреваемого (обвиняемого) на защиту заключается и в том, что они могут пользоваться помощью защитника с определенного законом момента.

Так, в соответствии с ч. 3 ст. 49 УПК РФ защитник участвует в уголовном деле:

  1. с момента вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, за исключением случаев, предусмотренных п. 2 – 5 ст. 49 УПК РФ;
  2. с момента возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица;
  3. с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, в случаях:
  • предусмотренных ст. 91 и 92 УПК РФ;
  • применения к нему в соответствии со ст. 100 УПК РФ меры пресечения в виде заключения под стражу;
  1. с момента вручения уведомления о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном ст. 223.1 УПК РФ;
  2. с момента объявления лицу, подозреваемому в совершении преступления, постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы;
  3. с момента начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления.

Полагаем, что появление защитника в деле на раннем этапе производства не должно создавать для следователя, дознавателя непреодолимых трудностей и должно благоприятствовать качеству расследования. Кроме того, допуск к участию в уголовном деле на ранних этапах расследования, несомненно, способствует большему обеспечению прав обвиняемого (подозреваемого). Однако эффективность защиты в целом во многом зависит от того, насколько отлажен механизм своевременного вступления защитника в дело и в какой мере защитник использует имеющиеся в его распоряжении возможности защиты.

К сожалению, практика показывает, что, с одной стороны, органы предварительного расследования зачастую недооценивают конституционное право на защиту, а также требования уголовно-процессуального законодательства о предоставлении подозреваемому (обвиняемому) защитника, с другой стороны, защитник не всегда действует в дозволенных законом рамках и с соблюдением положений адвокатской этики. Об этом также свидетельствуют и проводимые в разное время многими авторами исследования. Так, по данным А.Д. Назарова, существенное нарушение права на защиту подозреваемого (обвиняемого) подтвердили 31% опрошенных следователей, 35% адвокатов и 11% обвиняемых и подозреваемых. Причем, по мнению следователей и адвокатов, такое нарушение допускалось практически в отношении каждого пятого подозреваемого и обвиняемого. Основными причинами нарушений, с точки зрения следователей, являются: упущения в организации работы коллегий адвокатов (29%), нежелание адвокатов строго исполнять закон (20%), отсутствие должной заинтересованности в участии защитника подозреваемого и его близких (15%) и, наконец, проявление неуважения к закону самих следователей (10%). Адвокаты указывают несколько иные причины нарушений: нежелание следователей строго исполнять закон (54%), отсутствие должной заинтересованности подозреваемого и его близких (43%), неуважительное отношение к закону самих адвокатов (11%), упущения в организации работы коллегий адвокатов (3%).

Как видно из приведенных данных, несмотря на некоторую разницу в суждениях, самокритичные оценки следователей и адвокатов по поводу собственного отношения к соблюдению закона практически полностью совпадают, и проявляемая ими в данном вопросе степень процессуального нигилизма (10 – 11%), видимо, является достаточно стабильной, с чем нельзя не считаться в определении реальных возможностей обеспечения своевременного участия защитника в уголовном деле. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что адвокаты проявляют значительную неудовлетворенность активностью подозреваемого и обвиняемого (их близких) в привлечении защитника к участию в деле с их стороны.

Возникающие на практике сложности в обеспечении подозреваемых (обвиняемых) при расследовании преступлений помощью защитника обусловлены следующими обстоятельствами.

  1. Недостаточное количество адвокатов.

Особенно остро эта проблема стоит, когда в помощи защитника нуждаются несколько подозреваемых, обвиняемых по одному уголовному делу, и их интересы противоречивы, требуется несколько защитников, а по УПК РФ подозреваемого следует допросить не позднее 24 часов с момента фактического задержания.

Обеспечение следователем обязательного участия защитника подозреваемого или обвиняемого нередко связано со значительными трудностями, в связи с отсутствием на данный момент незанятых адвокатов, а в некоторых отдаленных районах России адвокаты вообще отсутствуют. Поэтому обращение с просьбой о предоставлении защитника не может быть удовлетворено. Вместе с тем судебная практика твердо идет по пути признания факта нарушения права на защиту в случае, если ходатайство любого подозреваемого или обвиняемого о предоставлении ему защитника было не выполнено. В связи с этим, несмотря на возникающие трудности и вызываемое затягивание следствия, как правило, принимаются все меры для привлечения в дело защитника, когда этого требует уголовно-процессуальное законодательство. Однако если этот вопрос как-то разрешим в условиях крупных городов, то он крайне затруднителен в отдаленных районах.

Отсутствие в районах специалистов, имеющих высшее юридическое образование и стаж юридической работы не менее двух лет, препятствует заполнению вакантных штатов юридических консультаций. Проблема решается лишь в определенной степени за счет привлечения адвокатов из сопредельных районов.

В настоящее время назрела настоятельная необходимость проработать на законодательном уровне вопрос о внесении необходимых дополнений в Федеральный закон “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации”. Решение проблем также возможно за счет увеличения ресурсного обеспечения адвокатской деятельности государством.

  1. Невозможность замены защитника в требуемый срок.

Согласно п. 2 ст. 46 УПК РФ подозреваемый должен быть допрошен не позднее 24 часов с момента его фактического задержания; в соответствии с ч. 1 ст. 172 УПК РФ обвинение должно быть предъявлено лицу не позднее 3 суток со дня вынесения постановления о привлечении его в качестве обвиняемого в присутствии защитника, если он участвует в уголовном деле. В то же время согласно ч. 3 ст. 50 УПК РФ в случае неявки приглашенного защитника в течение 5 суток со дня заявления ходатайства о приглашении защитника дознаватель, следователь (в ред. ФЗ от 05.06.2007 N 87-ФЗ) или суд вправе предложить подозреваемому, обвиняемому пригласить другого защитника, а в случае его отказа принять меры по назначению защитника. Если участвующий в уголовном деле защитник в течение 5 суток не может принять участие в производстве конкретного процессуального действия, а подозреваемый (обвиняемый) не приглашает другого защитника и не ходатайствует о его назначении, то дознаватель, следователь вправе произвести данное процессуальное действие без участия защитника, за исключением случаев, предусмотренных п. 2 – 7 ч. 1 ст. 51 УПК РФ.

Таким образом, соблюдение требований одной из вышеуказанных норм уголовно-процессуального закона автоматически приводит к нарушению других.

  1. Низкая платежеспособность доверителей.

Одним из проблемных вопросов при осуществлении защитником своих полномочий является низкая платежеспособность обвиняемого (подозреваемого) и его доверителей. Зачастую эти лица не имеют достаточных средств для оплаты труда защитника.

Важнейшей гарантией подозреваемого (обвиняемого) на защиту является положение уголовно-процессуального закона об обязательном участии защитника (ст. 51 УПК РФ). В соответствии с этой статьей участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если:

  1. подозреваемый (обвиняемый) не отказался от защитника в порядке, установленном ст. 52 УПК РФ;
  2. подозреваемый (обвиняемый) является несовершеннолетним;
  3. подозреваемый (обвиняемый) в силу физических или психических недостатков не может самостоятельно осуществлять свое право на защиту;
  4. судебное разбирательство проводится в порядке, предусмотренном ч. 5 ст. 247 УПК РФ;
  5. подозреваемый (обвиняемый) не владеет языком, на котором ведется производство по делу;
  6. лицо обвиняется в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы или смертная казнь;
  7. уголовное дело подлежит рассмотрению судом с участием присяжных заседателей;
  8. обвиняемый заявил ходатайство о рассмотрении уголовного дела в порядке, установленном главой 40 УПК РФ.

В завершение хотелось бы отметить, что проблема обеспечения права подозреваемого (обвиняемого) на защиту на досудебных стадиях уголовного судопроизводства многогранна и этой проблеме должно уделяться самое пристальное внимание. Кроме того, научным и практическим работникам не стоит забывать о том, что назначение уголовного судопроизводства состоит в защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, равно как и в защите личности от незаконного, необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

Мы используем файлы Cookie. Просматривая сайт, Вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности. –> Мы используем файлы Cookie. Просматривая сайт, Вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности.

Принцип обеспечения права на защиту в уголовном процессе Текст научной статьи по специальности «Право»

принцип / обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту / защита / конституция / презумпция невиновности / уголовно процессуальная деятельность / реализация принципов / principle / providing the suspect and the accused with the right to defense / protection / constitution / presumption of innocence / criminal procedural activity / implementation of principles

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Эльвира Меджидовна Раджабова

В статье раскрывается сущность принципа обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту в уголовном процессе, а также его влияние на права и обязанности иных участников уголовного судопроизводства.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Эльвира Меджидовна Раджабова

Учение М. С. Строговича о правовом положении обвиняемого в уголовном процессе (традиции в современном преломлении)

К вопросу о привлечении специалиста защитником на досудебной стадии (в свете изменений, внесенных федеральным законом от 17. 04. 2017 № 73-ФЗ)

The principle of ensuring the right to defense in criminal proceedings

The article reveals the essence of the principle of ensuring the suspect and the accused the right to defense in criminal proceedings, and its impact on the rights and obligations of other participants in criminal proceedings.

Текст научной работы на тему «Принцип обеспечения права на защиту в уголовном процессе»

Государственная служба и кадры. 2021. № 4. С. 270 — 272. State service and personnel. 2021;(4):270—272. Научная статья

УДК 343.1 NIION: 2012-0061-04/21-068

https://doi.org/10.24411/2312-0444-2021-4-270-272 MOSURED: 77/27-008-2021-04-268

Принцип обеспечения права на защиту в уголовном процессе

Эльвира Меджидовна Раджабова

Юридический институт Дагестанского государственного университета, Республика Дагестан, Махачкала, Россия, elvirar-1994@mail.ru

Аннотация. В статье раскрывается сущность принципа обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту в уголовном процессе, а также его влияние на права и обязанности иных участников уголовного судопроизводства.

Ключевые слова: принцип, обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту, защита, конституция, презумпция невиновности, уголовно процессуальная деятельность, реализация принципов.

Для цитирования: Раджабова Э.М. Принцип обеспечения права на защиту в уголовном процессе // Государственная служба и кадры. 2021. № 4. С. 270—272. https://doi.org/10.24411/2312-0444-2021-4-270-272.

The principle of ensuring the right to defense in criminal proceedings

Elvira M. Radjabova

Law Institute of Dagestan State University, Republic of Dagestan,

Makhachkala, Russia, elvirar-1994@mail.ru

Abstract. The article reveals the essence of the principle of ensuring the suspect and the accused the right to defense in criminal proceedings, and its impact on the rights and obligations of other participants in criminal proceedings.

Keywords: principle, providing the suspect and the accused with the right to defense, protection, constitution, presumption of innocence, criminal procedural activity, implementation of principles.

For citation: Radjabova E.M. The principle of ensuring the right to defense in criminal proceedings // State service and personnel. 2021;(12):270—272. (In Russ.). https://doi.org/10.24411/2312-0444-2021-4-270-272.

Принципами уголовного процесса называются теоретически обоснованные основные правовые положения, идеи, нормы общего и руководящего значения, определяющие построение всех форм, институтов, стадий уголовного судопроизводства и обеспечивающие выполнение стоящих перед ним задач.

В уголовном судопроизводстве первостепенно выделяют важность соблюдения принципа обеспечения права на защиту. Так, в ст. 6 УПК РФ закреплены цели уголовного судопроизводства:

1) защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений;

2) защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод [2].

Принцип обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту, исходя из содержания ст. 16 УПК РФ, включает два основных элемента: право самостоятельно осуществлять защиту либо через законного представителя, а также право пользоваться услугами профессионально-

© Раджабова Э.М. М., 2021.

го защитника. Обе эти формы могут использоваться подозреваемым или обвиняемым одновременно в ходе производства по делу.

Правом на защиту обладают:

■ лицо, в отношении которого осуществляются затрагивающие его права и свободы процессуальные действия по проверке сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном ст.144 УПК РФ;

■ лицо, в отношении которого ведется или велось производство о применении принудительных мер медицинского характера;

■ несовершеннолетний, к которому применена принудительная мера воспитательного воздействия;

■ лицо, в отношении которого уголовное дело или уголовное преследование прекращено;

■ лицо, в отношении которого поступил запрос или принято решение о выдаче; а так-

же любое иное лицо, права и свободы которого существенно затрагиваются или могут быть существенно затронуты действиями и мерами, свидетельствующими о направленной против него обвинительной деятельности, независимо от формального процессуального статуса такого лица [3].

Принцип права на защиту выступает юридической предпосылкой реализации гарантий не только прав и интересов личности, но и интересов правосудия. Использование юридических средств противостояния обвинению служит установлению подлинных обстоятельств дела, вынесению законного и обоснованного окончательного решения.

Развернутая нормативная регламентация института права на защиту содержится в конституционном праве и уголовно-процессуальном законодательстве.

Конституция РФ не только провозглашает право каждого защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом, но и устанавливает в ч. 2 ст. 48 круг лиц, которым гарантируется право на получение юридической помощи в осуществлении защиты (задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления), ее качество (квалифицированная), условия предоставления (бесплатная в случаях, предусмотренных законом), начальный этап его реализации в уголовном процессе (с момента, соответственно, задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения).

Предоставление обвиняемому реальной возможности активно защищаться от предъявленного ему обвинения путем наделения его совокупностью процессуальных прав, позволяющих ему самому защищать свои права и законные интересы, составляет характерную особенность института и принципа права на защиту. Эти полномочия в значительной мере определяют правовой статус подозреваемого (обвиняемого) в уголовном процессе.

Право обвиняемого на защиту является важнейшей гарантией, обеспечивающей действие презумпции невиновности. Оно имеет важное значение и тогда, когда обвиняемый признает себя виновным, раскаялся в совершении преступления и готов сотрудничать с правосудием.

Смысл и содержание презумпции невиновности отражается в ч. 1 ст. 14 УПК РФ, а также закреплено в ч. 1 ст. 49 Конституции РФ и гласит: «Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда» [1].

Право обвиняемого на защиту может быть в полной мере обеспечено и реализовано лишь при условии соблюдения презумпции невиновности. Нарушение права обвиняемого на защиту всегда

означает в той или иной мере нарушение презумпции невиновности. И наоборот, нарушение презумпции невиновности неизбежно влечет и означает нарушение права обвиняемого на защиту.

Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность, но он вправе это делать, причем используя все имеющиеся в его распоряжении законные средства. Любое нарушение прав обвиняемого на защиту считается в судебной практике существенным нарушением закона, поскольку речь идет о нарушении принципа уголовного процесса.

Л.Е. Владимиров отмечал, что требование от обвиняемого представления каких-либо доказательств (что неизбежно происходит в системах уголовного судопроизводства, аналогичных англо-американской модели) сродни «требованию от человека, чтобы он добровольно, собственными руками лишил себя жизни» [5, с. 186].

Законодатель возлагает на государственные органы и должностных лиц обязанность обеспечить обвиняемому возможность защищаться от предъявленного обвинения законными способами и средствами. О наличии у подозреваемого, обвиняемого права на производство всех дозволенных законом действий лицо, производящее дознание, следователь, прокурор, судья должны сообщить участвующим в деле лицам, разъяснить порядок использования названных прав и обеспечить возможность их полного осуществления (ч. 6 ст. 47, ч. 1 ст. 92, ст. 267 УПК РФ).

Значительное внимание законодатель уделяет регулированию такой существенной составляющей системы защиты подозреваемого, обвиняемого, какой является право иметь защитника и допуск его к участию в уголовном судопроизводстве. Реализация конституционного требования о предоставлении квалифицированной юридической помощи имеет своим последствием наделение дознавателя, следователя, судьи полномочием контролировать соответствие этому требованию кандидатур, предлагаемых для участия в уголовном деле в качестве защитника лиц.

Вместе с тем, согласно ч. 1 ст. 52 УПК РФ, подозреваемый, обвиняемый вправе в любой момент производства по уголовному делу отказаться от помощи защитника. Такой отказ допускается только по инициативе подозреваемого или обвиняемого. Но при этом в ч. 2 той же статьи УПК РФ говорится, что отказ от защитника не обязателен для дознавателя, следователя и суда. Данная норма одновременно дает обвиняемому право отказаться от защитника, а следователю — право отклонить отказ обвиняемого от защиты.

Именно в этот момент и проявляется действие принципа, который оказывает влияние на принятие следователем решений, т.е. на его деятельность. Принцип обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту, являясь требованием, которое обязательно нужно испол-

нять следователю, чтобы достичь одну из целей уголовного процесса — защиты прав и законных интересов участников уголовного процесса, оказывают на него, если можно так выразиться, правовое давление. Это правовое давление склоняет следователя принять именно такое решение, которое будет эффективным с точки зрения достижения этой цели процесса в конкретном случае.

Исходя из ситуации следователю необходимо проанализировать и понять, пострадает ли защита обвиняемого, если он позволит ему отказаться от защитника. Если обвиняемый сам обладает достаточными знаниями в юриспруденции, или, например, является адвокатом, то вероятность того, что защита пострадает, значительно ниже, а значит, обоснованность согласия следователя с отказом выше.

Если же обвиняемый в силу каких-то личных убеждений или предрассудков считает адвокатов коррумпированными людьми и непрофессионалами и поэтому желает от адвоката отказаться, вовсе не задаваясь при этом соображениями своей защиты в рамках уголовного дела, следователю необходимо принять решение, которое обеспечит обвиняемому право на защиту даже несмотря на его нежелание. Именно поэтому следователь откажет такому обвиняемому в отказе от защитника, тем самым обеспечив ему право на защиту, а вместе с этим приблизится к достижению второй цели уголовного процесса — защиты прав и законных интересов участников процесса.

Возложение на следователя этой обязанности является разумным и необходимым. И не только в интересах обвиняемого, но и в интересах расследования в целях правильного, объективного выяснения всех обстоятельств дела, чтобы дать обвиняемому возможность выдвинуть все имеющиеся у него возражения, выслушать и внимательно проверить все его объяснения. Следователь обязан обеспечить право обвиняемого на защиту для того, чтобы самому не допустить ошибки и правильно разрешить дело.

Принцип обеспечения права на защиту подозреваемого, обвиняемого реализуется на всех стадиях уголовного судопроизводства и является безусловной гарантией защиты прав личности.

1. Конституция РФ (принята всенародным голосованием 12.12.1993, с изм., одобренными в ходе общероссийского голосования 01.07.2020) // http:// www.consultant .га/document /cons_doc_LAW_ 28399/

2. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18.12. 2001 № 174-ФЗ (с изм. и доп.) // http:// www.consultant .ru/document/cons_doc_LAW_28399/

3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 30.06.2015 № 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве» // http:// www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_28399/

4. Ветрила Е.В. Актуальные проблемы обеспечения права на защиту в уголовном процессе России на современном этапе // Гос-во и право в XXI веке. 2016.

5. Владимиров Л.Е. Учение об уголовных доказательствах. Тула, 2013.

6. Неретин Н.Н. Спорные моменты реализации конституционного права на защиту в уголовном процессе // Конституционное и муниципальное право. 2012.

7. Скоробогатова О.В. Уголовно-процессуальные гарантии защиты прав участников уголовного судопроизводства // Вестник Амурского гос. ун-та. Сер.: Гуманитарные науки. 2010.

1. The Constitution of the Russian Federation (adopted by popular vote on 12.12.1993, with amendments approved during the all-Russian vote on 01.07.2020) // http://www.consultant.ru/ document/cons_doc_LAW_28399/

2. Criminal Procedure Code of the Russian Federation № 174-FZ of 18.12. 2001 (with amendments and additions) // http://www.consultant. ru/document/cons_doc_LAW_28399/

3. Resolution of the Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation № 29 dated 30.06.2015 «On the practice of application by courts of legislation ensuring the right to protection in criminal proceedings» // http://www.consultant.ru/ document/cons_doc_LAW_28399/

4. Vetrila E.V. Actual problems of ensuring the right to defense in the criminal process of Russia at the present stage // State and law in the XXI century. 2016.

5. Vladimirov L.E. The doctrine of criminal evidence. Tula, 2013.

6. Neretin N.N. Controversial aspects of the implementation of the constitutional right to protection in criminal proceedings // Constitutional and municipal law. 2012.

7. Skorobogatova O.V. Criminal procedural guarantees for the protection of the rights of participants in criminal proceedings // Bulletin of the Amur State University. Series: Humanities. 2010.

Раджабова Э.М. — магистрант

Radjabova E.M. — master’s student

Информация об авторе

Information about the author

Статья поступила в редакцию 06.09.2021; одобрена после рецензирования 08.1 0.2021; принята к публикации 14.10.2021.

The article was submitted 06.09.2021; approved after reviewing 08.10.2021; accepted for publication 14.10.2021.

Право на защиту по уголовному делу: содержание и реализация

Право на защиту – институт, обеспечивающий состязательное ведение уголовного процесса. Верховный суд разъяснил, как применять нормы, обеспечивающие право на защиту по уголовному делу. Будет ли у защиты больше возможностей после специального пленума Верховного суда?

право на защиту

Без права на защиту, говорить о последней вообще не имеет смысла. О проблемах защиты по уголовным делам мы уже останавливались в специальной статье блога.
В данном материале мы поговорим о разъяснениях Пленума Верховного суда РФ (с текстом постановления которого за № 29 от 30 июня 2015 года “О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве” можно ознакомиться здесь).

Право на защиту обеспечивает обвиняемому возможность самостоятельно или с помощью защитника опровергать предъявленное обвинение.

По уголовному делу право на защиту включает три составляющие:
• право обвиняемого воспользоваться помощью защитника для защиты своих интересов по уголовному делу
• право защищаться лично и (или) с помощью законного представителя всеми не запрещенными законом способами и средствами (ч. 2 ст. 16, п. 11 ч. 4 ст. 46, п.21 ч.4 ст.47 УПК РФ), в том числе давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении его подозрения либо отказаться от дачи объяснений и показаний; возражать против обвинения, давать показания по предъявленному ему обвинению либо отказаться от дачи показаний; представлять доказательства; заявлять ходатайства и отводы; давать объяснения и показания на родном языке или языке, которым он владеет, и пользоваться помощью переводчика бесплатно, в случаях, когда обвиняемый не владеет или недостаточно владеет языком, на котором ведется судопроизводство; участвовать в ходе судебного разбирательства в исследовании доказательств и судебных прениях; произносить последнее слово; приносить жалобы на действия, бездействие и решения органов, осуществляющих производство по делу; знакомиться в установленном законом порядке с материалами дела. Процессуальные права обвиняемого не могут быть ограничены в связи с участием в деле его защитника и (или) законного представителя;
• обязанность разъяснить обвиняемому (подозреваемому, подсудимому) его права и обязанности, а также обеспечить реальную возможность реализации этих прав возлагается на лиц, осуществляющих доследственную проверку сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК РФ, и предварительное расследование по делу: на дознавателя, орган дознания, начальника органа или подразделения дознания, следователя, руководителя следственного органа, прокурора, а в ходе судебного производства — на суд.

Очень многое в положении обвиняемого зависит от его знания своих процессуальных прав и способов их реализации, а также от того, как ему будет помогать защитник. Правильный выбор адвоката, который будет защищать на предварительном следствии и в суде, – это 100% гарантия избежать засуживания и откровенного хамства.

В любом случае, практика расследования уголовных дел всегда имела разночтения одних и тех же норм. Разъяснения Верховного суда о праве на защиту несомненно помогут единообразному применению данного института права.

Мы поговорим о пользе разъяснений высшей судебной инстанции для обвиняемых и подозреваемых. Что существенно нового внес ВС для подзащитных адвоката в реализации права на защиту?

Кроме всем известных постулатов, никаких ожидаемых новелл (с позиции усиления стороны защиты) ВС не привнес. Но повторение – тоже мать учения. Итак,

1. Обеспечение права на защиту является обязанностью государства и необходимым условием справедливого правосудия, действующим во всех стадиях уголовного процесса.

2. Правом на защиту обладают: лицо, в отношении которого осуществляются затрагивающие его права и свободы процессуальные действия по проверке сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном статьей 144 УПК РФ; подозреваемый; обвиняемый; подсудимый; осужденный; оправданный; лицо, в отношении которого ведется или велось производство о применении принудительных мер медицинского характера; несовершеннолетний, к которому применена принудительная мера воспитательного воздействия; лицо, в отношении которого уголовное дело (далее – дело) или уголовное преследование прекращено; лицо, в отношении которого поступил запрос или принято решение о выдаче; а также любое иное лицо, права и свободы которого существенно затрагиваются или могут быть существенно затронуты действиями и мерами, свидетельствующими о направленной против него обвинительной деятельности, независимо от формального процессуального статуса такого лица.
Таким образом, теперь у защиты (адвоката) есть дополнительный аргумент – можно ссылаться на пункт 1 данного постановления Пленума ВС, – если должностные лица захотят препятствовать его допуску к защите клиента на стадии доследственной проверки либо, когда подзащитный проходит свидетелем по уголовному делу.

3. Необходимо иметь в виду, что предусмотренное ч. 1 ст. 50 УПК РФ право на приглашение защитника не означает право обвиняемого выбирать в качестве защитника любое лицо по своему усмотрению и не предполагает возможность участия в деле любого лица в качестве защитника. По смыслу положений ч. 2 ст. 49 УПК РФ, защиту обвиняемого в досудебном производстве вправе осуществлять только адвокат.

4. В силу части 1 статьи 50 УПК РФ защитник или несколько защитников могут быть приглашены для участия в деле как самим обвиняемым, так и его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия обвиняемого.
Если обвиняемым заявлено ходатайство об отложении судебного заседания для приглашения избранного им защитника, то обвиняемому следует разъяснить, что в силу положений ч. 3 ст. 50 УПК РФ при неявке приглашенного им защитника в течение 5 суток либо в течение иного более длительного, но разумного срока со дня заявления такого ходатайства суд вправе предложить обвиняемому пригласить другого защитника, а в случае отказа – принять меры по его назначению.
В том же порядке суд при отводе единственного адвоката, осуществляющего защиту обвиняемого, принимает меры к обеспечению участия в судебном заседании другого адвоката.
Когда защиту обвиняемого осуществляют несколько приглашенных им адвокатов, неявка кого-либо из них при надлежащем уведомлении о дате, времени и месте судебного разбирательства не препятствует его проведению при участии хотя бы одного из адвокатов.

Новелла, ослабляющая позиции защиты по уголовным делам

ВС указал, что суд может не признать право обвиняемого на защиту нарушенным в тех случаях, когда отказ в удовлетворении ходатайства либо иное ограничение в реализации отдельных правомочий обвиняемого или его защитника обусловлены явно недобросовестным использованием ими этих правомочий в ущерб интересам других участников процесса, поскольку в силу требований ч. 3 ст. 17 Конституции РФ осуществление прав и свобод человека не должно нарушать права и свободы других лиц.
При этом ни закон, ни ВС не раскрывают понятие “недобросовестное использование”, что дает возможность стороне государственного обвинения произвольно трактовать право на защиту и избранные обвиняемым (подсудимым, осужденным) средства защиты, в том числе активной защиты, как злоупотребление правом или как методы воспрепятствования правосудию.

Обеспечение и защита прав обвиняемого (подозреваемого) в уголовном процессе

Защита прав обвиняемого требует профессионального подхода. Если в отношении Вас идет уголовное преследование, то защита обвиняемого, это то, что Вам необходимо получить от нашего адвоката по уголовным делам именно сейчас. Поскольку время не терпит промедления при доказывании своей невиновности либо смягчении наказания, обращение уже сегодня даст Вам преимущества в позиции.

В случае, если в отношении Вас не возбуждено уголовное дело и обвинение не предъявлено – не стоит расслабляться, возможно, ряд действий по защите подозреваемого помогут избежать данного процесса в будущем.

Право обвиняемого на защиту

Обвиняемый в совершении уголовно наказуемого деяния в уголовном производстве обладает следующими правами и обязанностями, которые необходимо знать в рамках защиты обвиняемого:

  • перед началом любого допроса дознаватель либо следователь обязан разъяснять Вам права. Данное право на бумаге звучит очень красиво и воодушевляющее, к сожаление, как правило — на практике все оказывается гораздо прозаичнее, и данная обязанность со стороны следствия превращается лишь в формальность. В результате Вы вряд ли запомните все свои права, а уж порядок их реализации тем более — консультация уголовного адвоката исправит ситуацию и даст всю полноту ответов на поставленные вопросы;
  • до допроса и дачи показаний следователю или дознавателю обязательно необходимо провести встречу с адвокатом, который продумает вмести с Вами позицию по делу, укажет на те моменты, на которые необходимо ставить акценты, а какие вопросы оставить без пояснений (ст. 51 конституции РФ), так как необдуманные показания и фразы могут лечь в основу обвинительного приговора суда. Защита обвиняемого проходит и в условиях изолятора временного содержания, поэтому адвокат в СИЗО или ИВС допускается беспрепятственно со стороны службы исполнения наказания и без дополнительного согласования встречи со следователем;
  • Вы имеете право на неограниченное количество свиданий со своим адвокатом, которые происходят при условиях конфиденциальности и только наедине, так же данные свидания не могут быть ограничены по продолжительности временем;
  • Вы имеете право на отстаивание своих интересов, на осуществление своей защиты обвиняемого всеми способами, не запрещенными законом, как лично, так и через своего представителя – адвоката по уголовным делам. Выбор способа и метода защиты правильнее сделать после уголовно правового анализа дела. Принимая тот факт, что зачастую в отношении обвиняемых применяется мера пресечения в виде – заключения под стражу, вам будет довольно трудно самостоятельно и в одиночку формировать позицию по делу и предоставлять следствию доказательства своей невиновности, отсюда и вытекает следующее право;
  • хоть законом у нас в стране и предусмотрена презумпция невиновности, которая гарантирует гражданам невиновность в совершении преступлений, пока судом не установлено обратное, однако ни один следователь или дознаватель не будет собирать доказательства Вашей непричастности, либо невиновности в совершенном преступлении, данное право предоставлено Вам и вашему защитнику. Доказательствами вашей невиновности могут быть свидетели, которые по разным причинам не были опрошены правоохранительными органами, вещественные доказательства (видео-, аудио-записи, иные предметы материального мира), для реализации данного права законом предусмотрено – независимое адвокатское расследование;
  • Вы имеете право как лично, так и через своего представителя возражать против обвинения, заявлять ходатайства (о назначении дополнительных действий по делу) и отводы, знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы (назначать свою экспертизу, ставить свои вопросы для эксперта, ознакомиться с заключением по экспертизе, подготовить замечания на экспертизу), по окончанию предварительного расследования Вы имеете право ознакомиться с материалами уголовного дела и делать выписки из уголовного дела, которые могут содержать любые сведения, в неограниченном объеме;

Положения о языке, на котором ведется уголовный процесс

В Конституции РФ (ст. 26, 68), в УПК (ст. 18) сконцентрированы положения о языке, на котором ведется уголовный процесс. Уголовное судопроизводство, как правило, ведется на русском языке, на государственных языках республик, входящих в состав РФ. Производство по уголовным делам в Верховном Суде, в военных судах ведется на русском языке.

Читайте также: Суд присяжных (назначение наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении) – комментарии Федерального Судьи / Юргруппа МИП

Если участники уголовного судопроизводства недостаточно владеют или полностью не владеют языком, на котором ведется дело, то им должно быть обеспечено право:

  • предоставлять заявления;
  • давать показания и объяснения;
  • приносить жалобы;
  • заявлять ходатайства;
  • выступать на судебном заседании на языке, которым они владеют;
  • пользоваться бесплатно помощью переводчика.

Если судебные и следственные документы подлежат вручению подозреваемому лицу, обвиняемому лицу, иным участникам уголовного производства, то эти документы необходимо перевести на родной язык (или язык, которым владеет) участника уголовного судопроизводства.

Появились вопросы по этой теме? Задай вопрос преподавателю и получи ответ через 15 минут! Задать вопрос

Защита прав обвиняемого в уголовном суде

  • Вы, как обвиняемый имеете право участвовать в судебном рассмотрении Вашего дела в судах первой, второй, кассационной и надзорной инстанций, знакомиться с протоколом любого судебного заседания и подавать на него замечания;
  • одним из наиболее важных прав является обжалования приговора по уголовному делу, определения, постановления суда, поскольку если имело место судебная ошибка, необходимо указать внимание вышестоящего суда на этот факт.

ВНИМАНИЕ: смотрите видео о защите прав обвиняемого адвокатом и подписывайтесь на наш канал YouTube, вам станет доступна бесплатная юридическая помощь адвоката через комментарии к видеоролику.

Понятие защиты в уголовном процессе

В период обвинения преследуемое лицо получает положение подозреваемого. В некоторых случаях обвиняемый может быть непричастен к преступлению или принимать в нем меньше участия, чем предполагают подозрения. В таких ситуациях важно знать о праве на защиту.

В юриспруденции существует два основных значения защиты – общеправовое и уголовно-процессуальное. Согласно первому – это соблюдение интересов, прав и свободы гражданина в различных сферах правовой практики. В статье 46 Конституции Российской Федерации данное понятие является конституционным значением слова «защита».

Может пригодиться:

Особенности примирения сторон в уголовном процессе

Основания для возбуждения уголовного дела

Как подать кассационную жалобу в верховный суд

Уголовно-процессуальное значение для защиты – оппозиция обвинения, законные способы борьбы с подозрением уголовно-преследуемого лица.

Защищают подозреваемого гражданина в таких целях:

  • для установления обстоятельств, частично или полностью означающих его непричастность, опровержения предъявляемого обвинения;
  • для выявления и противостояния несоблюдению его законных прав;
  • для избавления от уголовной ответственности по реабилитирующим (непричастность) и нереабилитирующим (амнистия) основаниям или назначения наименьшего наказания.

Потерпевшему же защитник нужен, чтобы привлечь виновного к ответственности, грамотно составить исковое заявление и по желанию организовать процедуру примирения с возмещением вреда.

Подзащитное лицо в уголовном процессе

Различаются две стороны уголовного преследования – органы, его производящие (прокурор) и противостоящая им обвиняемая сторона (подозреваемый и его адвокат).

Во время обвинения уголовно-преследуемая личность называется обвиняемым, по ст. 46 УПК РФ.

Обвиняемый характеризуется следующими критериями:

  1. Только физическое лицо.
  2. Возраст лица должен достичь возраста уголовной ответственности (14-16 лет).
  3. Психическая вменяемость на момент совершения преступления и на момент обвинения.
  4. Объем доказательств должен подтверждать действительность осуществления этим лицом правонарушения.
  5. На этапе предварительного расследования определен факт преступления и получены обоснования.
  6. Вынесен акт о постановлении в дознании, привлечении лица в роли обвиняемого.

Принципы защиты и её реализация в уголовном процессе

Обвиняемый, согласно ст. 46 УПК РФ, обретает статус подозреваемого в 4 случаях:

  1. Если в отношении человека возбуждено уголовное дело, а в постановлении его именуют субъектом преступления.
  2. Если гражданин задержан по ст. 91 УПК РФ.
  3. Если к нему еще до вынесения обвинения применены меры пресечения (например, подписка о невыезде).
  4. Если предъявлено уведомление о подозрении в совершении преступления.

Потерпевшее лицо может быть не только физическим, но и юридическим, при условии нанесения вреда его имуществу или деловой репутации. Процессуальное положение потерпевшего гораздо менее защищено нормами отечественного уголовного права, в отличие от подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления. Поэтому ему также нужен адвокат.

Исполнители права на защиту

Согласно ст. 48 Конституции РФ, на грамотную юридическую защиту имеет право каждый человек с момента предъявления ему обвинений или его задержания.

Обеспечение подсудимому защиты гарантируется не только Конституцией, но и Уголовно-процессуальным кодексом, в частности, ст. 16 УПК РФ. Обеспечение такого права может быть формальным, если не создаются необходимые условия для его реализации.

Справка. Предоставление возможности обвиняемому защищаться — один из принципов уголовного процесса (ст. 16 УПК РФ).

Защита лиц в уголовном процессе осуществляется в трех формах:

  1. Самозащита, то есть самостоятельное отстаивание уголовно-преследуемым лицом, без помощи защитника, своих прав и интересов.
  2. С помощью защитника, как правило, адвоката.
  3. К третьей форме защиты можно отнести обязанность дознавателя обеспечивать уголовно-преследуемому лицу и его защитнику возможность защищаться как предусмотренными УПК РФ, так и иными, не запрещенными законом, способами (ст. 16 УПК РФ).

В предварительном следствии в качестве защитника может выступать только лицо, имеющее право на юридическую деятельность и статус адвоката. Уже в дальнейшем, во время судебных разбирательств, кроме такого лица, разрешается содействие одного из близких родственников и юристов без должного статуса.

Принципы защиты и её реализация в уголовном процессе

На прокуроре лежит ответственность по обеспечению условий, при которых подсудимый сможет пригласить защитника по своему усмотрению.

Справка. Количество приглашенных защитников не ограничено законом.

Если обвиняемое лицо не отказывается от юридической помощи, но и не приглашает защитника, на суд падает бремя по предоставлению адвоката из государственных резервов, согласно праву на защиту по УПК РФ.

Иметь защитника — это законное право обвиняемого, однако в ст. 51 УПК РФ оговорены ситуации, когда наличие защитника в уголовном процессе обязательно. Если защитник не приглашен подозреваемым, его предоставляют прокурор или суд. В таких случаях отказ подсудимого не имеет значения.

По закону адвокат не имеет права отказаться от принятой им защиты подозреваемого. Единственным исключением является запрет на представление одновременно нескольких противостоящих лиц, поскольку это затрагивает интересы обеих сторон.

Некоторая самостоятельность защитника в уголовном процессе имеется, но его суждения не могут противоречить позиции лица, сторону которого он представляет.

Закон предусматривает замену приглашенного защитника в том случае, если специалист не явился на производство процессуальных действий.

В ситуациях, когда адвокат направлен прокурором к участию в деле, расходы на его труд оплачиваются за счет средств государственной казны, однако, в соответствии со ст. 132 УПК РФ, такие издержки могут взыскаться с осужденного лица по приговору суда.

Статья 16 УПК РФ. Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту (действующая редакция)

1. Подозреваемому и обвиняемому обеспечивается право на защиту, которое они могут осуществлять лично либо с помощью защитника и (или) законного представителя.

2. Суд, прокурор, следователь и дознаватель разъясняют подозреваемому и обвиняемому их права и обеспечивают им возможность защищаться всеми не запрещенными настоящим Кодексом способами и средствами.

3. В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, обязательное участие защитника и (или) законного представителя подозреваемого или обвиняемого обеспечивается должностными лицами, осуществляющими производство по уголовному делу.

4. В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами, подозреваемый и обвиняемый могут пользоваться помощью защитника бесплатно.

Комментарий к ст. 16 УПК РФ

1. Право на защиту от подозрения и обвинения предоставляется законом подозреваемому и обвиняемому. Защита других прав и законных интересов этих лиц охватывается действием принципов уважения чести и достоинства личности, неприкосновенности личности, жилища, охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве, тайны переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (см. коммент. к ст. ст. 9 – 13). Защита названных (других) прав в рамках уголовного процесса может осуществляться в порядке обжалования действий и решений должностных лиц, предусмотренном гл. 16 и ст. 19 Кодекса, а также путем возмещения вреда лицам, незаконно подвергнутым мерам процессуального принуждения (ч. 3 ст. 133). Право на защиту принадлежит не только обвиняемому и подозреваемому, которые официально признаны в этом процессуальном статусе, но и всякому лицу, которое допрашивают об обстоятельствах инкриминирующего характера, а также каждому, в отношении кого совершаются действия в порядке уголовного преследования.

2. Понятие права на защиту включает в себя:

– права, которые подозреваемый и обвиняемый могут реализовать собственными действиями путем представления доказательств, участия в допросах других обвиняемых (подсудимых), потерпевших, свидетелей и экспертов в суде, подачи жалоб на действия и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда (см. о них коммент. к ст. 47);

– права, которые могут осуществляться ими с помощью защитника и законного представителя путем реализации прав и обязанностей этих лиц (см. о них коммент. к ст. ст. 48 – 53);

– наличие у дознавателя, следователя, прокурора и суда обязанностей, соответствующих правам подозреваемого, обвиняемого, законного представителя и защитника, если эти права могут быть реализованы лишь путем выполнения названными должностными лицами и органами определенных встречных действий (обеспечить участие защитника, предоставить в установленных законом случаях для ознакомления необходимые документы и материалы дела, дать возможность снятия с них копий, рассмотреть ходатайства и жалобы, заслушать показания путем проведения допроса и т.д.);

– применение процессуальных гарантий защиты, действующих в силу закона, даже при отсутствии волеизъявления заинтересованных лиц. Это презумпция невиновности, включая возложение бремени доказывания на обвинителя и толкование сомнений в пользу обвиняемого, правила о недопустимости доказательств (ст. 75), правило о недопустимости поворота обвинения к худшему (ст. ст. 385, 387, 405), нормы, обеспечивающие свободу обжалования в апелляционном и кассационном порядке приговора и других судебных решений (ст. 370, ч. 1 ст. 385).

3. О разъяснении подозреваемому и обвиняемому их прав см. коммент. к ст. 11.

4. Как следует из содержания части второй данной статьи, подозреваемый и обвиняемый вправе защищаться всеми не запрещенными настоящим Кодексом способами и средствами. В этой норме реализован правовой принцип – “разрешено все, что не запрещено законом”. На деле запрет может устанавливаться не только нормами самого УПК, как можно было бы понять из буквального прочтения текста комментируемой статьи, но и некоторыми другими законами. Например, ни обвиняемый, ни защитник, ни иные лица не вправе применять методы и средства, отнесенные Законом “Об оперативно-розыскной деятельности” к исключительной компетенции оперативно-розыскных органов. При отсутствии запрета могут использоваться любой способ и средство защиты (см. коммент. к ст. 86 настоящего Кодекса).

Об оказании подозреваемому и обвиняемому помощи защитника см. коммент. к ст. ст. 49 – 51.

Под ред. А.В. Смирнова “КОММЕНТАРИЙ К УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ” (ПОСТАТЕЙНЫЙ), 5-е издание

Как «дискреционные полномочия» следователя нарушают принципы состязательности и равенства сторон

Лебедева-Романова Елена

Адвокат, управляющий партнер АБ г. Москвы «Лебедева-Романова и Партнеры», эксперт Центра общественных процедур «Бизнес против коррупции» при Уполномоченном при Президенте РФ по защите прав предпринимателей

Уголовное судопроизводство по смыслу ст. 6 УПК РФ предназначено для защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Уголовное преследование и назначение виновному лицу справедливого наказания отвечают назначению уголовного судопроизводства в той же мере, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно ему подвергся.

Принцип состязательности сторон является одним из основополагающих принципов уголовного судопроизводства и закреплен в ст. 15 УПК РФ. Функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или должностное лицо. Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или защиты, а обязан создавать условия для осуществления сторонами предоставленных им прав и исполнения процессуальных обязанностей. Стороны обвинения и защиты равноправны перед судом.

Согласно ст. 16 УПК РФ подозреваемому (обвиняемому) обеспечивается право на защиту. Суд, прокурор, следователь и дознаватель обязаны разъяснять указанному лицу его права и обеспечивать возможность защищаться всеми не запрещенными уголовно-процессуальным законодательством средствами и способами.

Перечисленные положения общих норм УПК РФ согласуются по смыслу с Конституцией РФ. Из Определения Конституционного Суда РФ от 4 ноября 2004 г. № 430-О следует, что согласно ч. 3 ст. 123 Конституции РФ судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон, что предполагает предоставление сторонам обвинения и защиты равных процессуальных возможностей по отстаиванию их прав и законных интересов. Как неоднократно указывал КС РФ, гарантией судебной защиты и справедливого разбирательства является равно предоставляемая сторонам реальная возможность довести их позицию относительно всех аспектов дела до суда, поскольку только при этом условии в судебном заседании реализуется право на защиту, которая должна быть справедливой, полной и эффективной.

Таким образом, «конечный продукт» уголовного судопроизводства – справедливое, качественное итоговое решение, основанное на фактических данных и правильном применении закона. Фактические данные, на основе которых оно принимается, должны быть собраны с учетом равенства сторон (при условии возможности защищаться всеми не запрещенными УПК РФ способами и средствами) и на основе предоставленной сторонам реальной возможности довести их позицию до суда.

Однако на практике так бывает далеко не всегда, и одной из причин вынесения некачественных судебных решений в уголовном судопроизводстве, несмотря на провозглашение принципов равноправия и состязательности сторон, а также права на «реальную защиту», является перевес полномочий в пользу стороны обвинения на стадии предварительного расследования.

Недавно я столкнулась в своей практике с обвинительным приговором в отношении двух предпринимателей, совершивших преступление в сфере экономической деятельности. Ознакомившись с текстом приговора, я обратила внимание, что он был основан главным образом на признательных показаниях одного из осужденных, которому не избиралась мера пресечения в виде заключения под стражу на стадии предварительного расследования и впоследствии было назначено относительно «мягкое» наказание. Второй осужденный вину не признал, пытался защищаться, и в итоге получил суровое наказание, а следствие провел под стражей. В основу приговора легли также оглашенные в суде показания одного из потерпевших, данные им в ходе предварительного расследования, и косвенных свидетелей.

Кроме того, на стадии расследования обвиняемый, не признавший себя виновным, в подтверждение его доводов ходатайствовал о назначении судебной финансово-экономической экспертизы, а также настаивал на проведении очных ставок с лицами, которые, как он полагал, оговорили его. Несмотря на здравый смысл, необходимость установления объективных обстоятельств по делу, отработки всех версий, реализации права на защиту всеми не запрещенными способами, использования специальных познаний, а также имеющиеся противоречия в показаниях, в удовлетворении ходатайств было отказано.

Таким образом, следователь действовал в интересах стороны обвинения, а не установления объективной истины по делу. Очевидно, де-факто право на защиту было нарушено, что, несомненно, могло повлиять на качество итогового решения по делу, однако де-юре следователь поступал в рамках предоставленных ему законом так называемых «дискреционных» полномочий.

Термин «дискреционный» заимствован из французского языка – «discretionnaire», означает «зависящий от личного усмотрения».

Использование следователем дискреционных полномочий предопределено законодателем по-разному и с точки зрения юридической техники. В одних случаях закон прямо предусматривает возможность выбора следователем его поведения. На это указывают, в частности, словосочетания «по усмотрению следователя» (ч. 1 ст. 191 УПК РФ), «в случае необходимости» (ч. 1 ст. 152, ч. 7 ст. 162 УПК РФ) и др.

В других ситуациях возможность применения дискреционных полномочий определяется такими формулировками, как «следователь вправе» (например, ст. 25, ч. 1 ст. 28, ч. 1. ст. 91, ч. 1 ст. 97, ст. 181, ч. 1 ст. 427 УПК РФ и др.), «следователь может» (ч. 1 ст. 193 УПК РФ). Так, «следователь вправе провести очную ставку», если имеются существенные противоречия в показаниях (ст. 192 УПК РФ).

Кроме того, следователь имеет право не проводить очную ставку, даже если она объективно необходима для установления обстоятельств по делу, а в случае ее проведения вправе отводить вопросы защиты по своему усмотрению, пользуясь теми же дискреционными полномочиями 1 .

В юридической литературе термин «дискреционные полномочия следователя» отсутствует, но есть определение понятий, составляющих его или являющихся смежными. Например, Л.В. Головко полагает, что дискреционное начало – не более чем универсальный процессуальный прием из традиционного арсенала юридической техники, заключающийся в том, что законодатель наделяет правоприменителя правом действовать в определенной ситуации по собственному усмотрению, исходя из обстоятельств дела 2 .

По моему мнению, некоторые дискреционные полномочия, которыми располагает сторона обвинения на стадии предварительного расследования (закрепленные в УПК РФ), противоречат основополагающим принципам уголовного судопроизводства, изложенным в ст. 6, 15 и 16 УПК РФ, а именно – принципам равенства и состязательности сторон, а также обеспечения права на защиту.

Это способно порождать судебные ошибки. Для их минимизации и гарантирования соблюдения основных принципов уголовного судопроизводства необходимо устранить указанный конфликт норм, приведя положения всех статей Кодекса в соответствие с основными принципами уголовного судопроизводства, изложенными в ч. I разд. I гл. 2 – ст. 6, 15, 16.

На мой взгляд, не все дискреционные полномочия, которыми наделен следователь, влияют на качество итогового решения по делу и противоречат принципам, изложенным в ст. 6 УПК РФ. Так, из ст. 152 «Место производства предварительного расследования» следует, что предварительное расследование ведется по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления. Однако в случае необходимости производства следственных или розыскных действий в другом месте следователь вправе осуществить их лично либо поручить другому следователю или органу дознания. Дознаватель, в свою очередь, также вправе лично произвести их либо поручить другому дознавателю или органу дознания.

Очевидно, что с учетом добросовестного и профессионального исполнения каждым сотрудником правоохранительных органов его обязанностей и выполнения законно принятых поручений, а также для качественного итогового решения по делу не имеет значения, какой конкретно сотрудник провел следственные действия. То есть не все нормы права, предусматривающие дискреционные полномочия следователя, создают дисбаланс равенства сторон в процессе и влияют на качество решения по уголовному делу.

Рассмотрим устанавливающие дискреционные полномочия следователя нормы УПК РФ, которые влияют на качество итогового решения по делу, а также препятствуют реализации право на защиту, создают дисбаланс равенства сторон и не отвечают принципу состязательности.

В частности, ст. 191 гласит, что при проведении допроса, очной ставки, опознания и проверки показаний с участием несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, не достигшего 16 лет либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии, обязательно участие педагога или психолога. В то же время при производстве указанных действий с участием несовершеннолетнего, достигшего 16 лет, педагог или психолог приглашается уже по усмотрению следователя.

В соответствии со ст. 181 УПК РФ для проверки и уточнения данных, имеющих значение для дела, следователь вправе провести следственный эксперимент путем воспроизведения действий, а также обстановки или иных обстоятельств конкретного события. При этом проверяется возможность восприятия каких-либо фактов, совершения определенных действий, наступления какого-либо события, а также выявляются последовательность происшедшего события и механизм образования следов. Из этого вытекает: если ходатайство о проведении следственного эксперимента для подтверждения или опровержения каких-либо обстоятельств, имеющих значение для рассмотрения дела, будет заявлено стороной защиты, следователь вправе отказать в его удовлетворении.

Согласно ст. 427 УПК РФ если в ходе предварительного расследования дела о преступлении небольшой или средней тяжести будет установлено, что исправления несовершеннолетнего обвиняемого можно достичь без применения наказания, следователь с согласия руководителя следственного органа, а также дознаватель с согласия прокурора вправе вынести постановление о прекращении уголовного преследования и ходатайствовать перед судом о применении к обвиняемому принудительной меры воспитательного воздействия, предусмотренной ч. 2 ст. 90 УК РФ.

Таким образом, по двум совершенно одинаковым делам («делам-близнецам», как их нередко называют практикующие юристы) могут быть приняты кардинально разные решения, влияющие на дальнейшую судьбу обвиняемого, – в зависимости от усмотрения следователя.

Адвокаты чаще всего указывают ст. 192, 195, 198 УПК РФ как нормы, наиболее существенным образом нарушающие принцип равенства сторон и право на защиту. Так, из текста ст. 192, регламентирующей основания назначения и порядок проведения очной ставки, следует: если в показаниях ранее допрошенных лиц есть существенные противоречия, следователь вправе провести очную ставку.

Соответственно, если от стороны защиты поступит ходатайство о проведении очной ставки с лицом, в показаниях которого есть существенные противоречия с показаниями подзащитного, или указанное лицо явно оговаривает подозреваемого (обвиняемого), следователь также вправе отказать в удовлетворении ходатайства.

Согласно ст. 195 УПК РФ, признав необходимым назначение судебной экспертизы, следователь выносит соответствующее постановление или ходатайство. Необходимо отметить, что обязательное назначение судебной экспертизы предусмотрено ст. 196 УПК РФ, если требуется установить:

  • причину смерти;
  • характер и степень вреда, причиненного здоровью;
  • психическое или физическое состояние подозреваемого (обвиняемого), когда возникает сомнение в его вменяемости или способности самостоятельно защищать его права и законные интересы в уголовном судопроизводстве;
  • психическое состояние лица старше 18 лет, обвиняемого в совершении преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, не достигшего 14 лет, для решения вопроса о наличии или отсутствии расстройства сексуального предпочтения (педофилии);
  • психическое или физическое состояние подозреваемого, обвиняемого, когда имеются основания полагать, что он болен наркоманией;
  • психическое или физическое состояние потерпевшего, когда возникает сомнение в его способности адекватно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать показания;
  • возраст подозреваемого (обвиняемого, потерпевшего), когда это имеет значение для дела, а подтверждающие документы отсутствуют или вызывают сомнение.

Во всех остальных случаях для установления иных обстоятельств судебная экспертиза назначается по усмотрению следователя.

Рассмотрим с точки зрения дискреционных полномочий следователя ст. 198 УПК РФ, регламентирующую права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля при назначении и производстве судебной экспертизы. На мой взгляд, наиболее незащищенными здесь являются права, предусмотренные п. 3–5 ч. 1 указанной нормы, а именно: право ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных подозреваемым (обвиняемым, потерпевшим, свидетелем) лиц либо о производстве экспертизы в конкретном экспертном учреждении; право ходатайствовать о внесении в постановление о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту; присутствовать с разрешения следователя при производстве экспертизы, давать объяснения эксперту. Это связано с тем, что конечная реализация указанных прав подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля полностью зависит от личного усмотрения, разрешения или запрета следователя.

Таким образом, полагаю необходимым внести изменения в УПК РФ, приведя все нормы, регламентирующие дискреционные полномочия следователя на стадии предварительного расследования, в соответствие с назначением уголовного судопроизводства и его основными принципами.

Например, ч. 1 ст. 192 Кодекса необходимо привести в соответствие со ст. 6, 15 и 16 УПК РФ, чтобы указанная норма содержала основания для проведения очной ставки по инициативе стороны защиты. В частности, ввести указание о проведении очной ставки не только по усмотрению следователя, но и когда в показаниях ранее допрошенных лиц есть существенные противоречия, и (или) лицо дает показания против обвиняемого или подозреваемого.

Норму ч. 1 ст. 196 Кодекса следует дополнить положениями о том, что назначение и производство экспертизы обязательно при расследовании преступлений в сфере экономики, если подозреваемый (обвиняемый) ходатайствует об этом, и если для установления обстоятельств, предусмотренных ст. 73 Кодекса, требуются специальные познания.

Наконец, в п. 5 ч. 1 ст. 198 УПК РФ целесообразно указать, что в постановление о назначении судебной экспертизы по ходатайству стороны защиты могут быть внесены дополнительные вопросы. Кроме того, наделить подозреваемого (обвиняемого), а также его представителя правом давать объяснения эксперту, а также присутствовать при проведении исследования.

На днях в Центре общественных процедур «Бизнес против коррупции» при Уполномоченном при Президенте РФ по защите прав предпринимателей состоялся круглый стол на тему «Дискреционные полномочия следователя на стадии предварительного расследования и принцип равенства сторон», по итогам которого было принято решение о создании рабочей группы по разработке предложений о внесении изменений в законодательство с целью соблюдения основных принципов уголовного судопроизводства.

В заключение отмечу, что, на мой взгляд, некоторые дискреционные полномочия следователя на стадии предварительного расследования не только идут вразрез с основными принципами уголовного судопроизводства, но и при определенных обстоятельствах могут создавать благоприятную почву для злоупотреблений и коррупции.

1 Толкушкин А.В. Энциклопедия российского и международного налогообложения // Юристъ. 2003.

2 Головко Л.В. Новый УПК РФ в контексте сравнительного уголовно-процессуального права // Государство и право. 2002. № 5.

Ссылка на основную публикацию