Можно ли записывать разговор на диктофон без согласия собеседника

Нарушение тайны переписки и запись на диктофон без согласия в статье 138 УК РФ

Современное поколение граждан часто общается по телефону, электронной почте, в мессенджерах на смартфонах, чатах на компьютере. Сохранить тайну переписки бывает сложно. Если содержание сообщений и звонков передается достоянию общественности, применяется 138 статья УК РФ. Она содержит информацию о наказании за нарушение тайны переписки, включая особые случаи.

в первой говорится о наказании за простое нарушение обычным человеком преступления обычной тяжести ;.

Запись на диктофон: законно ли это?

Запись на диктофон: законно ли это? Данный вопрос интересует многих граждан. Если в записи разговора в качестве собеседника выступает лицо, которое осуществляло запись, и об этом оппонент был предупрежден, то такие действия являются вполне законными. Но использование таких записей ограничивается некоторыми нормативными актами. Особенно это актуально для процессов по уголовным делам.

Однако, отвечая на вопрос о том, запись на диктофон: законно ли это, необходимо сказать, что суд вправе не использовать такую запись в качестве доказательной базы. Принять запись, конечно, судья может, но, не используя ее при этом в качестве доказательства. Тем более, суд не примет во внимание доказательство в виде записи разговора, если оно добыто незаконным путем. Если записать разговор с собеседником, не предупредив его об этом, то за такие действия, конечно, не накажут, но и доказательством такая запись являться не будет.

Совсем другое дело, когда ведется запись разговора посторонних лиц, которые не участвуют в беседе (кто-то включил диктофон и вышел из комнаты). За такие действия уже придется отвечать, поскольку это является вмешательством в личную жизнь, о чем говорится в статье 23 Конституции РФ, а она, как известно, является основным законом в нашем государстве. Такое положение закреплено также в статьях 77-78 ГПК РФ.

Часто в суд кто-то вместе с диктофонной записью приводит свидетелей. Они подтверждают, что видели все своими глазами, о чем говорилось на записи. Доказательством в этом случае, скорее всего, станут свидетельские показания, а не сама запись.

В производстве уголовных дел диктофонная запись не может выступать в качестве доказательства. Суд вообще не станет ее рассматривать, поскольку запись была сделана без предупреждения и санкции прокурора. Вместе с тем, представление кем-то из участников процесса такой записи может стать поводом для дальнейшего разбирательства. Трудно спорить с тем, что это тоже немало.

Если же запись некачественная либо не известно ее происхождение, то она непригодна для использования в суде в качестве доказательства.

Насколько это законно для бизнеса?

Здесь закон становится более строгим, поскольку в России существует множество поправок, запрещающих компаниям записывать разговоры.

При этом любые виды разговоров сохраненных на диктофоне/видео и находящиеся в распоряжении компании, должны относиться к этой компании и использоваться только этой компанией. Также все люди должны быть проинформированы о том, что их разговоры записываются, и что все предприятия, хранящие личную информацию, должны быть зарегистрированы у Уполномоченного по защите данных.

Запись должна быть доступна другим сторонам до любого слушания, чтобы рассмотреть ее приемлемость.

Найдены возможные дубликаты

раньше в телефонах, которые имели функцию записи разговора, была обязательная опция: каждую (вроде) минуту звучал в трубку сигнал, означающий что разговор записывается одним из собеседников (ну если кто-то из них конечно включил запись разговора).

и это вроде как было обязательно для всех производителей техники.

Столкнулся с проблемой, что на телефоне Сони не работают проги для записи разговора. Что-то связанное с политикой компании и их законодательствами. Это как-то лечится, подскажите?

Все, что ты слышишь – можешь записывать.

Все, что ты видишь – можешь снимать.

Но если эти материалы стали доступны другим людям – проще, дешевле и безболезненнее будет застрелиться самостоятельно.

Со следователем своя процедура: п.4,ст.189 УПК “По инициативе следователя или по ходатайству допрашиваемого лица в ходе допроса могут быть проведены фотографирование, аудио- и (или) видеозапись, киносъемка, материалы которых хранятся при уголовном деле и по окончании предварительного следствия опечатываются.

А насчет спец.средств – Вам их перед использованием придется где то взять. Вот при приобретении ручки с микрофоном Вас и примут.

можно, но аккуратно)

А это значит, что и не можно 🙂

А если он представится – это же уже персональные данные, разве нет?

401 ГК РФ и не нести ответственность за неисполнение обязательств.

В каких случаях суд откажется приобщать запись разговора в качестве доказательства?

Суды признают аудиозапись, произведенную без согласия собеседника, при условии, что она фиксирует факты деловой жизни, а не личной. Согласно положениям Федерального закона от 27.07.2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации», запрещается требовать от гражданина предоставления информации о его частной жизни, в том числе информации, составляющей личную или семейную тайну, и получать такую информацию помимо воли гражданина.

«Важным обстоятельством необходимо считать, кто осуществил запись и какие обстоятельства на ней зафиксированы. Если собеседник записывал именно свой разговор, то такая запись может быть использована в суде, если она при этом имеет отношение к рассматриваемому спору», — говорит Будовниц.

Суды часто неоднозначно относятся к записям телефонного разговора и не всегда приобщают их в качестве доказательства к делам, поскольку в процессе записи не исключено случайное или умышленное искажение событий, информации и т. д. Также благодаря возможностям современной техники можно изменить звукоряд, имитировать голоса, накладывать различные шумы и т. д. Поэтому судебные инстанции отдают предпочтение записям, полученным с соблюдением всех процессуальных норм, гарантирующих подлинность записи и законность ее получения. Ее делают на учтенный носитель специально обученные сотрудники. Для негласной записи телефонного разговора сотрудники полиции всегда получают разрешение суда. Оспорить подлинность такой записи довольно сложно. На основании ч. 3 ст. 185 ГПК РФ, для выяснения содержащихся в записи сведений судом может быть привлечен специалист, который может назначить экспертизу.

В суде записи к записям приобщается расшифровка текста. Это необходимо, поскольку качество аудиозаписи порой бывает таким, что при однократном воспроизведении не всегда можно разобрать отдельные слова или фразы. Соответствие такой расшифровки оригиналу удостоверяется составившим его лицом или лицами.

В суде вам потребуется подтвердить не только факт разговора, но и его точное время.

Пишите, вас услышат

Современная техника позволяет легко сохранить приватный разговор, зафиксировать важное для кого-то событие. То есть сделать то, что раньше позволяла себе лишь “специальная” техника правоохранителей. Но можно ли такие записи использовать простым гражданам для защиты своих прав, когда других доказательств нет? Два года назад Верховный суд признал доказательством тайную аудиозапись разговора. Но подчеркнул, что записывать без уведомления собеседников можно не все разговоры.

Еще несколько лет назад суды вообще не принимали такие записи как доказательства под предлогом того, что неизвестно, где и кем они сделаны. Теперь, после решения Верхового суда, тайная запись на диктофон становится легальной.

В частности, аудиозапись способна подтвердить в суде : выдачу денег взаймы, словесное оскорбление, угрозы, признание долга, черную зарплату, вымогательство взятки. Впрочем, этот перечень неисчерпаем. Многие юристы и адвокаты назвали это решение Фемиды важным, поскольку такие доказательства порой единственные в споре.

Напомним о деле, с которого началось “признание” тайной записи. Жительница Твери пыталась с 2014 года вернуть деньги, которые дала в долг родственнице и ее мужу. Средства предназначались на общие нужды – семейный бизнес. Был заключен договор займа. Но супруги развелись и деньги не вернули. Заемщица подала на них в суд. Тверской суд постановил взыскать долг и проценты по нему поровну с бывших супругов. Но решение было отменено в апелляции. Тогда суд решил с каждого должника взыскать поровну. И это решение было отменено.

Апелляция по-своему рассудила дело: долг был взыскан только с супруга, поскольку его бывшая доказала в суде, что кредитором был муж, а она лишь дала согласие .Представленную экс-супругой аудиозапись телефонного разговора с кредитором, подтверждающего, что деньги берутся на общие нужды семьи, суд счел недопустимым доказательством. Судья сослался на Закон “Об информации, информационных технологиях и защите информации”. По нему запрещается требовать от гражданина предоставления информации о его частной жизни, в том числе информации, составляющей личную или семейную тайну. Верховный суд возразил – “запись была произведена одним из лиц, участвовавших в этом разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями. В связи с этим запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется”.

Читайте также:  ПФР Алтайский край, Егорьевский район, с. Новоегорьевское, ул. Машинцева, 13: официальный сайт, адрес, телефоны, часы работы

Иными словами, автор тайной записи никого не подслушивала. Она фиксировала свою частную жизнь: о том, что кто-то ей должен и не отдает.

Таким образом, Верховный суд, по сути, разрешил записывать важные переговоры по телефону без согласия собеседников. Более того, под работающие микрофоны можно даже давать в долг, и запись в случае конфликта станет доказательством в суде – не хуже бумажной расписки. Самое главное: запись собственных деловых разговоров не является вмешательством в чужую частную жизнь.

Юрий Щеглов, почетный адвокат России:

– Действительно, в России нет и не было единой позиции правоприменителей относительно допустимости в качестве доказательства аудиозаписей, сделанных без согласия другого собеседника. Есть правопорядки, в которых такие аудиозаписи категорически неприемлемы. Россия – это не тот случай. Отмечу, что и до указанного знакового решения Верховного суда РФ иные судьи принимали аудиозаписи. Другие позволяли включить аудиозапись в судебном заседании для ознакомления. А уж, принимая решение, если и не давали оценку аудиозаписи в тексте судебного акта, то точно внутренне учитывали ее содержание. Согласитесь, иной раз у сторон нет иной возможности доказать договоренности, иначе как предоставив аудиозапись или переписку сторон.

А уж, принимая решение, если и не давали оценку аудиозаписи в тексте судебного акта, то точно внутренне учитывали ее содержание.

Что говорит закон

Существуют категории информации, к которым нет доступа без согласия обладателя:

Если телефонный разговор между вами и собеседником касается бытовых вопросов, ни к одной из перечисленных категорий он не относится. Вы можете его записывать и хранить при условии, что записи не будет в открытом доступе в интернете или где-то еще.

В личных целях вы можете пользоваться записями разговоров без ограничений: например, как записной книжкой, чтобы самому себе что-то напоминать.

Даже если вы делитесь записью с супругой, нарушением это тоже не считается. Например, ваш разговор об ипотеке с менеджером банка можно дать послушать кому угодно: речь о публичном предложении, условия которого доступны всем желающим.

Тайну телефонных разговоров защищает статья 138 УК РФ. Если вы или собеседник во время разговора решили его записать, статья вас не касается. Но касается, если вы специально записываете чужой разговор, в котором сами не участвуете. Санкции за такое преступление — от штрафа в 80 000 рублей до исправительных работ на срок до одного года.

Объясняю, как это работает. Если вы сами звоните супруге и включаете запись разговора — это законно. Но если вы установите на телефоне супруги программу для записи ее разговоров с другими людьми — это преступление. В суде рассказы о поиске возможных любовников в этом случае не помогут.

Если вы сами звоните супруге и включаете запись разговора это законно.

Вопрос:

Легитимность аудиозаписи разговора в случае, если собеседник не знал о её осуществлении. Так же признание допустимым доказательством аудиозаписи переговоров в случае, если не предупредили о её осуществлении

А если кто-то из присутствующих на аудиозаписи будет настаивать, что в ней содержится коммерческая, служебная или иная охраняемая законом тайна, то он может ходатайствовать, чтобы дело полностью или частично слушалось в закрытом заседании п.

Правомерна ли прослушка разговоров сотрудников

В существующий бизнес практике нередко применяется запись разговоров сотрудников компании с ее клиентами. Такая запись телефонных разговоров считается правомерной, если при этом предварительно сделано соответствующее предупреждение или распоряжение.

Здесь также имеется один существенный правовой момент. Он связан с тем, что при такого рода записях телефонных разговоров должно быть получено согласие работника компании, организации на обработку их персональных данных.

Законом это регламентируется даже в том случае, если такая запись информации и ее последующая обработка осуществляется в целях контроля количества и качества выполняемой работы соответствующего персонала компании ( См. ст. 6 Закона о персональных данных, ст. 86 ТК РФ).

Из практических соображений владельцам бизнесов или компаний, практикующих такие методы работы с персоналом, следует принять в расчет следующее. Поскольку фактически запись телефонных разговоров сотрудников компании с ее клиентами все же может содержать персональные данные (иногда в большем объеме), нежели необходимо для достижения указанной цели, целесообразно официально оговорить правила записи телефонных разговоров работников с клиентами (иными лицами).

Это можно сделать в виде официального письменного распоряжения или в виде отдельного приказа по персоналу, т.е. во внутреннем документе организации, ознакомив с ними работников под личную роспись.

Законодательством предусмотрена и ответственность для журналистов в случае, если информация, записанная ими, нанесла вред репутации, чести и достоинству лица, фигурирующего в такой записи или группе лиц.

Диктофонная запись будет принята в качестве доказательства в суде, если следовать рекомендациям

Истец должен подать ходатайство в письменном виде о приобщении диктофонной записи к делу. При этом важно указать, как этого требует статья 77 ГПК РФ, “когда, кем и в каких условиях осуществлялась запись”. В ходатайстве желательно расписать максимально подробно:

  • кто производил аудиозапись,
  • кому принадлежат участвующие в разговоре голоса,
  • день, точное время записи,
  • местоположение (адрес, название организации, место вне помещения),
  • наименование устройства, на которое производилась запись (марка, модель, номер),
  • формат, в котором производилась запись,
  • какие изменения исходного файла производились в процессе перезаписи (конвертация формата, переименования и т.п.)
  • сохранился ли оригинал файла на первичном носителе/диктофоне.

Важно подчеркнуть, что запись разговора произведена в целях самозащиты своих прав, на основании ст.12 ГК РФ. Непосредственно в ходатайстве стоит указать на обстоятельства, существенные для дела, которые могут быть подтверждены диктофонной записью.

Запись может быть приложена на CD-диске, при этом желательно приложить к диктофонной записи ее текстовую расшифровку. Если у суда возникают сомнения, дополнительно может потребоваться проведение экспертизы на предмет отсутствия следов монтажа и идентификации голосов.

Диктофонная запись будет принята в качестве доказательства в суде, если следовать рекомендациям.

Можно ли записывать разговор без предупреждения

Сразу стоит отметить, что никто не вправе без предупреждения записывать чужой разговор, иными словами, подслушивать. Аудиозапись разговора третьих лиц, представленная в судебном процессе, должна признаваться судом недопустимым доказательством, полученным незаконным путем (хотя из этого правила встречаются много исключений в судебной практике, все индивидуально).

Между тем, в законе нет установленного требования о предупреждении собеседника о проводимой звукозаписи, следовательно, записывать собственный разговор даже без предупреждения собеседника законом не запрещено и, более того, подобная запись может быть принята судом в качестве доказательства по делу.

Предупреждать всех участников беседы о проводимой аудиозаписи требуется только в том случае, если разговор касается личной жизни. Деловые же переговоры участник беседы вправе записать на обычный диктофон или телефон, то есть не на спецсредства, предназначенные для скрытого подслушивания собеседника.

Таким образом, записывать разговоры, в том числе и телефонные переговоры, в рабочее время по трудовым вопросам или иную деловую беседу, которая не касается вопросов личной жизни, не нарушает, тем самым, право стороны на неприкосновенность частной жизни, законом не запрещено даже в том случае, если другие участники беседы не знают о производимой аудиозаписи.

ПОЛЕЗНО: читайте также советы о ведении дела в суде по ссылке и смотрите ВИДЕО по теме с нашего канала YouTube

ходатайство или сам аудиофайл должны содержать сведения о лице, производившим запись, времени и условиях совершении записи;.

Суть спора

24 января 2011 г. С. и Р. заключили договор займа, по условиям которого С. предоставила Р. 1,5 млн руб. на три года с начислением 20% годовых, а Р. обязался в указанный срок вернуть сумму займа с процентами.

В период с 18 августа 2011 г. по 10 марта 2012 г. на счет С. в счет погашения долга были переведены денежные средства в размере 128 тыс. руб., но затем платежи прекратились.

С. обратилась в суд с иском к Р. и его бывшей супруге Е., поскольку на момент получения займа они состояли в браке. В своем исковом заявлении С. ссылалась на то, что денежные средства были предоставлены ею по просьбе Р. и Е. на общие нужды семьи – в подтверждение она представила аудиозаписи телефонных переговоров между ней и Е. от 11 июня 2013 г. и от 23 декабря 2013 г., в которых также участвовал Р., и расшифровки этих аудиозаписей.

Районный суд признал долг общим обязательством ответчиков и отметил, что представленная С. аудиозапись подтверждает, что заем был предоставлен Р. с согласия супруги и на общие нужды семьи (для совместно осуществляемой ими предпринимательской деятельности). В итоге требуемая сумма была разделена между Р. и Е. поровну (решение Московского районного суда г. Твери Тверской области от 14 декабря 2015 г. по делу № 2-2622/2015).

Читайте также:  Запрос о предоставлении документов. Образец заполнения и бланк 2020 года

Однако Е., считая, что не обязана отвечать по долгам бывшего мужа, обжаловала это решение, и апелляция встала на ее сторону – вся сумма была взыскана с Р. (апелляционное определение СК по гражданским делам Тверского областного суда от 16 февраля 2016 г. по делу № 33-798/2016). Представленная истцом аудиозапись, по мнению суда, являлась недопустимым доказательством, поскольку была получена без согласия Е. (ч. 8 ст. 9 закона об информации).

Понимая, что взысканная с Р. сумма окажется для него неподъемной, С. обратилась в ВС РФ с требованием отменить апелляционное определение и взыскать долг с обоих супругов.

9 закона об информации.

Тайную диктофонную запись можно использовать как доказательство в суде

Во многих ситуациях диктофонная запись является чуть ли не единственной возможностью доказать факт оскорбительных высказываний, унижающего обращения или вымогательства денег. Особенно сложно собрать доказательства, если события происходят во время приватного общения родителя и педагога или на уроке, где единственные свидетели это маленькие дети.

До настоящего времени существовала неоднозначная судебная практика в отношении признания тайной диктофонной записи в качестве допустимого доказательства. По умолчанию тайная запись разговоров является посягательством на неприкосновенность частной жизни. Несанкционированная запись частных разговоров считалась недопустимым доказательством, полученным с нарушением закона.

В декабре 2016 года было принято определение Верховного суда РФ, в котором Верховный суд допускает возможность вести и использовать в качестве доказательства в суде тайную диктофонную запись, если ее содержание затрагивает права и интересы участника беседы.

Это не означает, что запись приватного разговора, о котором не знает вторая сторона, можно распространять любыми способами. Также недопустимо записывать разговоры, которые не относятся лично к тому, кто ведет запись. Такие действия являются уголовно наказуемыми. Речь лишь о возможности использовать запись в суде.

Например, грубым нарушением прав и недопустимым доказательством будет тайная запись рассказа о содержании авторской методики педагога или запись беседы с родителем, который упоминает подробности семейной жизни. Недопустимо тайно оставлять диктофон в помещении, где могут вестись разговоры на любые темы.

Однако тайно записать собственный разговор, который непосредственно затрагивает права и интересы, по мнению Верховного суда РФ, является возможным. Если запись приватного разговора может служить доказательством противоправных действий, либо ели разговор ведется с лицом, которое исполняет служебные обязанности или в общественном месте, отсулки к защите частной жизни можно оспорить. Частная жизнь по определению Конституционного суда это «область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если носит непротивоправный характер».

Недопустимо тайно оставлять диктофон в помещении, где могут вестись разговоры на любые темы.

Законность аудиозаписи без уведомления записываемого

  • 1
  • 2

15 лет на сайте
пользователь #24480

Господа юристы, недавно был на корпоративном тренинге где тренер в качестве примера приводил диктофонные записи своих бесед с продавцами в торговых точках с последующим анализом допущенных ими ошибок. В процессе этого возник спор о законности таких записей. Собственно, в этом и вопрос – законно ли?

17 лет на сайте
пользователь #10877

Kidnut, доказательством в суде такая запись служить не может

15 лет на сайте
пользователь #24480

Kidnut, доказательством в суде такая запись служить не может

Ну это понятно. А может, например, обиженный продавец подать в суд на этого тренера и отсудить себе чего-нить? Его ведь записали против его воли, а потом ещё включили запись на тренинге и выставили перед участниками идиотом )

17 лет на сайте
пользователь #7692

Это незаконно только при предоставлении в суд. Если запись на 100% смонтирована ( и вы это знаете иможете доказать) то такого тренера можно привлечь к ответственности за клевету (ст. 188 УКРБ). А во всех других случаях совет- быть культурнее

18 лет на сайте
пользователь #3543

против воли и без ведома это разные словосочетания

10 лет на сайте
пользователь #180037

В соответствии с ч.2 ст 88 УПК Источниками доказательств, в том числе являются показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля. Исходя из ст. 96 УПК вещественными доказательствами признаются. и все иные предметы и документы, которые могут служить средствами по обнаружению преступления, установлению фактических обстаятельств уголовного дела. . Ст.100 УПК ч1. Иные документы признаются источниками доказательств. , ч.2 . к ним относятся материалы фото- и киносъемки, звуко и видеозаписи. полученные или истребованные в порядке, предусмотренном ст 103 УПК. Ст.103- собирание доказательст производится в процессе разрешения заявлений и сообщений о преступлении, дознания. допросов, очных ставок. . Т.е в уголовном процессе, запись с диктафона, видеокамеры вышеуказанных участников процесса может признаваться доказательством. Для должностных лиц, в законодательстве предусмотрен особый порядок применения данной технике. На практике, как правило, в процеее приема заявлений, допроса, к полученным документам прилагается звуко, видеозапись. Данный коментарий касается только уголовного процесса.

11 лет на сайте
пользователь #163319

В соответствии с ч.2 ст 88 УПК Источниками доказательств, в том числе являются показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля. Исходя из ст. 96 УПК вещественными доказательствами признаются. и все иные предметы и документы, которые могут служить средствами по обнаружению преступления, установлению фактических обстаятельств уголовного дела. . Ст.100 УПК ч1. Иные документы признаются источниками доказательств. , ч.2 . к ним относятся материалы фото- и киносъемки, звуко и видеозаписи. полученные или истребованные в порядке, предусмотренном ст 103 УПК. Ст.103- собирание доказательст производится в процессе разрешения заявлений и сообщений о преступлении, дознания. допросов, очных ставок. . Т.е в уголовном процессе, запись с диктафона, видеокамеры вышеуказанных участников процесса может признаваться доказательством. Для должностных лиц, в законодательстве предусмотрен особый порядок применения данной технике. На практике, как правило, в процеее приема заявлений, допроса, к полученным документам прилагается звуко, видеозапись. Данный коментарий касается только уголовного процесса.

К сож не юрист и не въехал – так будет являться доказательством аудиозапись разговора без уведомления доказательством или нет?

17 лет на сайте
пользователь #10623

я думаю, надо разделить уголовное и административное право. кто более сведущ, пусть разъяснит для одного и второго

17 лет на сайте
пользователь #10137

В соответствии с ч.2 ст 88 УПК Источниками доказательств, в том числе являются показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля. Исходя из ст. 96 УПК вещественными доказательствами признаются. и все иные предметы и документы, которые могут служить средствами по обнаружению преступления, установлению фактических обстаятельств уголовного дела. . Ст.100 УПК ч1. Иные документы признаются источниками доказательств. , ч.2 . к ним относятся материалы фото- и киносъемки, звуко и видеозаписи. полученные или истребованные в порядке, предусмотренном ст 103 УПК. Ст.103- собирание доказательст производится в процессе разрешения заявлений и сообщений о преступлении, дознания. допросов, очных ставок. . Т.е в уголовном процессе, запись с диктафона, видеокамеры вышеуказанных участников процесса может признаваться доказательством. Для должностных лиц, в законодательстве предусмотрен особый порядок применения данной технике. На практике, как правило, в процеее приема заявлений, допроса, к полученным документам прилагается звуко, видеозапись. Данный коментарий касается только уголовного процесса.

где здесь о уведомлении есть слова? И что подразумевается под фразой “Для должностных лиц, в законодательстве предусмотрен особый порядок применения данной технике”?

2 ст 88 УПК Источниками доказательств, в том числе являются показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля.

На прием с диктофоном и видеокамерой – запрещено ли?

Белорусское законодательство не содержит норм, ограничивающих право граждан использовать на личном приеме у чиновника аудио- и видеозапись, даже скрытую. Но чиновники, видимо, выступают против законных прав граждан, пытаясь внушить им обратное.

В Беларуси вступил в силу новый Закон “Об обращениях граждан и юридических лиц”, который содержит довольно много нововведений, в том числе касающихся возможности наказания рублем слишком активных жалобщиков. Однако в данном материале мы не будем делать детальный анализ нового закона. Это дело ближайшего будущего. В настоящий же момент нас куда больше интересуют некоторые заявления высокопоставленных чиновников, сделанные в связи вступлением в силу названного закона. В частности, заместитель министра юстиции Алла Бодак, человек, которого трудно заподозрить в юридической безграмотности, заявила, что граждане не имеют права использовать видео- и аудиотехнику во время приема в государственных органах.

Читайте также:  ПФР Кировская область, Яранский район, Яранск, ул. Кирова, 4: официальный сайт, адрес, телефоны, часы работы

Заметим, что речь идет даже не о скрытой аудио- или видеосъемке. Что больше всего удивляет, Алла Бодак не только не сослалась в обоснование своей позиции на какую-то норму нового закона, а наоборот, заявила, что данный вопрос новый закон напрямую не регулирует. А регулируют ли другие законодательные акты этот вопрос и подтверждают ли они позицию, высказанную столь высокопоставленным юристом-чиновником. Попробуем разобраться.

Прежде всего, необходимо определиться с тем, что объективно представляет собой аудио- или видеозапись. Это не что иное, как способ фиксации информации, позволяющий с достаточно высокой степенью уверенности (в том числе с помощью специальных экспертиз) подтверждать достоверность зафиксированной информации.

Основным профильным нормативным актом, регулирующим сбор, хранение и распространение информации является Закон Республики Беларусь “Об информации, информатизации и защите информации”. Согласно статье 1 этого закона, информация – сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления.

Согласно статье 4 Закона, правовое регулирование информационных отношений осуществляется, в частности, на основе следующих принципов:
свободы поиска, получения, передачи, сбора, обработки, накопления, хранения, распространения и (или) предоставления информации, а также пользования информацией;
установления ограничений распространения и (или) предоставления информации только законодательными актами Республики Беларусь;
защиты информации о частной жизни физического лица и персональных данных.

Согласно статье 6 Закона, государственные органы, физические и юридические лица вправе осуществлять поиск, получение, передачу, сбор, обработку, накопление, хранение, распространение и (или) предоставление информации, пользование информацией в соответствии с настоящим Законом и иными актами законодательства Республики Беларусь…

Право на информацию не может быть использовано для пропаганды войны или экстремистской деятельности, а также для совершения иных противоправных деяний.

Чтобы не перегружать наших читателей большим объемом нормативной информации, прервемся пока с цитированием законодательства и сделаем первые выводы. А они явно не в пользу позиции заместителя министра юстиции.

1) Граждане без какого-либо дополнительного разрешения со стороны государства либо чиновников имеют право на сбор, обработку, накопление и хранение информации, в том числе в аудио и видеоформате.

2) Указанное выше право может быть ограничено только прямыми указаниями законодательных актов.

Одним из таких указаний является статья 17 Закона “Об информации, информатизации и защите информации”.

Согласно ей, к информации, распространение и (или) предоставление которой ограничено, относится:
– информация о частной жизни физического лица и персональные данные;
– сведения, составляющие государственные секреты;
– информация, составляющая коммерческую и профессиональную тайну;
– информация, содержащаяся в делах об административных правонарушениях, материалах и уголовных делах органов уголовного преследования и суда до завершения производства по делу;
– иная информация, доступ к которой ограничен законодательными актами Республики Беларусь.

Возвратимся к позиции Аллы Бодак о том, что гражданин не имеет права использовать аудио- и видеозапись во время личного приема у чиновника. Может, такая позиция связана с защитой государственных секретов или коммерческой тайны?

На личном приеме заявитель излагает чиновнику те сведения, которыми он и так обладает. И ни Закон “Об обращения граждан и юридических лиц”, ни какой-либо иной нормативный акт не ограничивает гражданина в том, каким образом и на каком материальном носителе можно ему фиксировать известные ему сведения.

Но поскольку во время личного приема в идеале должен происходить диалог между чиновником и заявителем, то, возможно, позиция заместителя министра юстиции заключается именно в необходимости охраны секретов чиновника от гражданина?

Однако согласно новому Закону “Об обращениях граждан и юридических лиц”, во время личного приема заявитель не имеет права получать информацию, содержащую сведения, которые затрагивают права, свободы и (или) законные интересы других лиц и сведения, составляющие государственные секреты, коммерческую и (или) иную охраняемую законом тайну (ст. 7 Закона). А чиновник, проводящий личный прием, не имеет права разглашать пришедшему на прием гражданину указанные выше сведения.

Таким образом, в теории невозможна ситуация, которая бы, хотя бы косвенно, ограничивала гражданина в использовании во время приема аудио и видеозаписи.

На практике же возможна ситуация, когда чиновник на личном приеме умышлено или неосторожно сообщит какие-либо ограниченные к распространению сведения (“я вам по секрету скажу”). Но даже в такой ситуации чиновник уже незаконно распространил эти сведения, и фиксация этих сведений гражданином на диктофон не меняет правовой оценки ситуации.

Другой вопрос: захочет ли чиновник осуществлять прием, когда узнает, что посетитель хочет все фиксировать на видеокамеру?

Однако новый Закон “Об обращениях граждан и юридических лиц” не позволяет государственному служащему либо иному лицу, осуществляющему прием, отказать в приеме либо прервать его, на том основании, что заявитель фиксирует ход приема на диктофон.

Может, Алла Бодак заботится об охране личной жизни чиновника?

Согласно ст. 18 Закона “Об информации, информатизации и защите информации”, никто не вправе требовать от физического лица предоставления информации о его частной жизни и персональных данных, включая сведения, составляющие личную и семейную тайну, тайну телефонных переговоров, почтовых и иных сообщений, касающиеся состояния его здоровья, либо получать такую информацию иным образом, помимо воли данного физического лица, кроме случаев, установленных законодательными актами Республики Беларусь.

Сбор, обработка, хранение информации о частной жизни физического лица и персональных данных, а также пользование ими осуществляются с согласия данного физического лица, если иное не установлено законодательными актами Республики Беларусь.

Однако чиновник, осуществляющий личный прием, действует не как физическое лицо, чью тайну личной жизни охраняет закон. Он действует как государственный служащий, как представитель конкретного государственного органа. И согласно ст. 6. Закона Республики Беларусь “О государственной службе”, одним из основных принципов государственной службы является гласность. Гражданина, приходящего на прием к чиновнику, не интересует личная жизнь этого человека, и он не преследует цель собрать такие сведения о нем лично. Если же чиновник во время личного приема вдруг сообщил заявителю что-то личное о себе, то дополнительная фиксация этих сведений на диктофон опять же не играет никакой правовой роли. У заявителя лишь в силу требований закона появляется обязанность не распространять (не сообщать иным лицам) информацию о личной жизни данного чиновника без его согласия. И то лишь в том случае, если чиновник, перед тем как сообщить личную информацию о себе, взял у заявителя обязательство о неразглашении. В противном случае распространителем информации о личной жизни этого чиновника будет считаться сам чиновник. При этом приведенный выше юридический анализ действующих нормативных актов в полной мере распространяется и на случаи производства посетителем скрытой аудио- и видеозаписи. Гражданин имеет право собирать и фиксировать любую информацию в той мере, в какой это не затрагивает охраняемые законом права иных физических и юридических лиц, права государства и т.п. Как указывалось выше, на личном приеме такое в принципе не может произойти.

Совсем другая ситуация – по личной жизни заявителя. Гражданин, приходя на прием, как правило, всегда сообщает какие-то факты о своей личной жизни, а чиновник в силу ст. 21 Закона Республики Беларусь “О государственной службе” обязан не разглашать третьим лицам полученные при исполнении служебных обязанностей сведения, затрагивающие личную жизнь, честь и достоинство граждан.

Фактически чиновник должен хранить “тайну исповеди”, и заявитель надеется на это. Дополнительная фиксация этой “исповеди” на диктофон существенно увеличивает возможность доступа к этой информации третьих лиц. Поэтому вполне справедливо в новый Закон “Об обращениях граждан и юридических лиц” внесли норму, не только позволяющую чиновнику вести аудио и видеозапись, но и норму, требующую предупредить заявителя, что такая запись будет осуществляться.

Кстати, данная норма еще в процессе подготовки законопроекта получила неоднозначную оценку различных экспертов. Кто-то говорил о неконституционной попытке тотального контроля за гражданами, а кто-то, наоборот, предлагал оснастить все государственные органы системами аудио- и видеофиксации. На самом деле нововведение направлено больше на защиту прав и законных интересов заявителей, чем на их контроль.

Подытоживая все вышесказанное, хочется дать нашим читателям один совет. Если считаете, что есть необходимость в общениях с чиновниками использовать современные способы фиксации информации, используйте аудио, видео и даже 3D. Если чиновник против этого, значит, ему есть что скрывать. И тогда, согласно действующему законодательству, ему не место на государственной службе.

Согласно статье 6 Закона , государственные органы, физические и юридические лица вправе осуществлять поиск, получение, передачу, сбор, обработку, накопление, хранение, распространение и или предоставление информации, пользование информацией в соответствии с настоящим Законом и иными актами законодательства Республики Беларусь.

Добавить комментарий