Можно ли уступить право требования оплаты по государственному контракту

Цессия и перевод долга: в чем разница

Разберемся, чем уступка требования отличается от перевода долга.

В первую очередь, основные различия содержат договор уступки требования и договор перевода долга. Объект договора цессии — это право требования выполнения обязательств должника. Объектом договора передачи задолженности являются непосредственно обязательства по данной процедуре.

При переуступке практически всегда меняется кредитор. В договоре возникает новое правовое лицо. На новую ответственную сторону перекладываются обязательства должника.

При этом при передаче долга передаются финансовые обязательства, тогда как при цессии переводятся абсолютно любые объекты права собственности.

Таким образом, не являются одинаковыми понятия перевод долга и уступка права требования; разница состоит в объекте, условиях и содержании соглашений по процедурам.

При этом возникает несогласие между мнением судебных органов и Минфина РФ.

Об уступке права требования по государственным и муниципальным контрактам

Автор: Кошкина Т. Ю., эксперт информационно-справочной системы «Аюдар Инфо»

Комментарий к Письму Федерального казначейства от 23.08.2019 № 07-04-05/05-18156.

Строительная организация выполнила и сдала заказчику результат работ. На стороне заказчика имеется задолженность перед подрядной организацией. Вправе ли последняя уступить права требования этой задолженности другой организации?

Имеющаяся на данный момент судебная практика (в том числе на уровне Верховного Суда) подтверждает правомерность цессии по государственным и муниципальным контрактам. Однако против уступки постоянно выступают Минфин и Федеральное казначейство. В связи с этим подрядная организация вправе уступить права требования долга другой фирме, но доказывать законность уступки и взыскивать задолженность, скорее всего, придется в судебном порядке. Это повлечет потерю времени.

Рассмотрим позиции сторон, начав с запретительной.

По мнению Минфина, условие о порядке оплаты товара, работы или услуги, включая платежные реквизиты, которые указаны в государственном (муниципальном) контракте, является существенным и не может быть изменено в силу положений Закона о контрактной системе.

Кроме того, согласно ч. 5 ст. 95 Закона о контрактной системе при исполнении контракта не допускается перемена поставщика (подрядчика, исполнителя), за исключением случая, если новый поставщик (подрядчик, исполнитель) является правопреемником вследствие реорганизации юридического лица в форме преобразования, слияния или присоединения.

Еще один аргумент: государственный (муниципальный) контракт хотя и признается формой двусторонней сделки, но возникающие между сторонами правоотношения регулируются не только гражданским, но и бюджетным законодательством, которым не определен порядок санкционирования уплаты денежных обязательств третьему лицу, не являющемуся поставщиком (подрядчиком, исполнителем) по контракту. Поэтому до внесения соответствующих изменений в законодательство оплата по государственному (муниципальному) контракту возможна только поставщику (подрядчику, исполнителю), платежные реквизиты которого указаны в условиях контракта.

Такая позиция выражена в целом ряде писем финансового органа, некоторые из них направлены Федеральным казначейством для использования в работе (см., например, Письмо Минфина России от 16.08.2019 № 09-04-06/62906, направленное Письмом Федерального казначейства от 23.08.2019 № 07-04-05/05-18156).

Вместе с тем в судебной практике сформирован противоположный подход. Он основан на следующих положениях ГК РФ:

право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке – уступка требования (п. 1 ст. 382 ГК РФ);

для перехода к другому лицу прав кредитора согласие должника не требуется, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 2 ст. 382 ГК РФ);

уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону. Без согласия должника не правомерна уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника (п. 1 и 2 ст. 388 ГК РФ);

соглашение между должником и кредитором об ограничении или о запрете уступки требования по денежному обязательству не лишает силы такую уступку и не является основанием для расторжения договора, из которого возникло это требование, но кредитор (цедент) не освобождается от ответственности перед должником за данное нарушение соглашения (п. 3 ст. 388 ГК РФ);

должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел к первоначальному кредитору, если основания для таких возражений возникли к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору (ст. 386 ГК РФ).

Кроме того, в п. 7 ст. 448 ГК РФ указано: если в соответствии с законом заключение договора возможно только путем проведения торгов, победитель торгов не вправе уступать права (за исключением требований по денежному обязательству) и осуществлять перевод долга по обязательствам, возникшим из заключенного на торгах договора. Обязательства по такому договору должны быть исполнены победителем торгов лично, если иное не установлено законом.

С учетом перечисленных положений суды делают вывод, что ГК РФ не только не запрещает уступку права требования по денежному обязательству, возникшему на основании государственного (муниципального) контракта, но и предусматривает возможность такой уступки.

Часть 5 ст. 95 Закона о контрактной системе суды, в отличие от Минфина, трактуют так: перемена поставщика (подрядчика, исполнителя) недопустима во время исполнения основного обязательства, являющегося предметом контракта (поставка товаров, выполнение работ, оказание услуг). После того, как это обязательство исполнено и на стороне заказчика возникла задолженность, цессия возможна, поскольку при исполнении заказчиком обязанности по уплате денежных средств личность кредитора не имеет существенного значения.

Таким образом, судьи считают, что закон позволяет уступать права требования по государственному и муниципальному контракту третьим лицам после выполнения работ (или расторжения контракта). И только в том случае, если судом будет установлено, что соглашение об уступке заключено до того, как подрядчик выполнил работы, цессия будет признана незаконной (см. определения ВС РФ от 10.10.2017 № 310-ЭС17-11054 по делу № А14-7663/2016, от 05.09.2017 № 303-КГ17-11900 по делу № А73-14379/2016, от 20.04.2017 № 307-ЭС16-19959 по делу № А26-10174/2015, от 21.11.2016 № 309-ЭС16-11778 по делу № А34-4163/2015 и др.).

К сведению: Решением ВС РФ от 23.04.2019 № АКПИ19-112 признано недействующим со дня издания Письмо Минфина России от 21.07.2017 № 09-04-04/46799, в котором сообщалось, что личность поставщика (подрядчика, исполнителя) по контракту имеет существенное значение для государственного заказчика.

Подведем итог. Законодательство позволяет передавать третьему лицу право требования задолженности, возникшей у заказчика по государственному или муниципальному контракту. Однако доказывать это придется в судебном порядке, поскольку Минфин и Федеральное казначейство постоянно указывают на невозможность перечисления денег организации, не являющейся стороной контракта.

К сведению Решением ВС РФ от 23.

Письмо Минфина России от 16.08.2019 № 09-04-06/62906 “О правомерности санкционирования территориальными органами Федерального казначейства расходов получателей бюджетных средств по заключенному в рамках контракта договору цессии”

Частью 1 статьи 2 Федерального закона от 5 апреля 2013 года N 44-ФЗ “О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд” (далее – Федеральный закон N 44-ФЗ) законодательство о контрактной системе основывается в том числе на положениях Гражданского кодекса Российской Федерации и Бюджетного кодекса Российской Федерации (далее соответственно – Гражданский кодекс, Бюджетный кодекс).

Согласно статье 432 Гражданского кодекса договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Частью 2 статьи 34 Федерального закона N 44-ФЗ установлено, что при заключении и исполнении контракта изменение его условий не допускается, за исключением случаев, предусмотренных указанной статьей и статьей 95 Федерального закона N 44-ФЗ.

Согласно подпункту 1 части 13 статьи 34 Федерального закона N 44-ФЗ в контракт включается в том числе обязательное условие о порядке и сроках оплаты товара, работы или услуги.

Таким образом, условие о порядке оплаты товара, работы или услуги, включая платежные реквизиты, которые указаны в государственном (муниципальном) контракте, является существенным и в силу положений, определенных законодательством о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, не может быть изменено.

Кроме того, частью 5 статьи 95 Федерального закона N 44-ФЗ установлено, что при исполнении контракта не допускается перемена поставщика (подрядчика, исполнителя), за исключением случая, если новый поставщик (подрядчик, исполнитель) является правопреемником поставщика (подрядчика, исполнителя) по такому контракту вследствие реорганизации юридического лица в форме преобразования, слияния или присоединения. Необходимо отметить, что в соответствии с положениями статьи 6 Бюджетного кодекса обусловленные договором (государственным (муниципальным) контрактом) расходные обязательства являются обязанностью публично-правового образования или действующего от его имени казенного учреждения, органов государственной власти (государственных органов), органов местного самоуправления (муниципальных органов) предоставить физическому или юридическому лицу средства из соответствующего бюджета бюджетной системы Российской Федерации.

Таким образом, государственный (муниципальный) контракт хотя и является формой двусторонней сделки, но правоотношения, возникающие при заключении и исполнении такого договора, регулируются не только гражданским законодательством, но и бюджетным законодательством Российской Федерации, законодательством о контрактной системе.

Так, оплата государственного (муниципального) контракта является исполнением бюджета по расходам и определяется бюджетным законодательством Российской Федерации.

В соответствии с положениями пункта 1 статьи 219 Бюджетного кодекса исполнение бюджета по расходам осуществляется в порядке, установленном соответствующим финансовым органом (органом управления государственным внебюджетным фондом), с соблюдением требований Бюджетного кодекса.

Положениями пункта 2 статьи 219 Бюджетного кодекса исполнение бюджетов по расходам предусматривает: принятие и учет бюджетных и денежных обязательств; подтверждение денежных обязательств; санкционирование оплаты денежных обязательств; подтверждение исполнения денежных обязательств.

Пунктом 3 статьи 219 Бюджетного кодекса предусмотрено, что получатель бюджетных средств принимает бюджетные обязательства путем заключения государственных (муниципальных) контрактов, иных договоров с физическими и юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями или в соответствии с законом, иным правовым актом, соглашением.

Обращаем внимание, что Федеральным законом от 26 июля 2019 г. N 199-ФЗ “О внесении изменений в Бюджетный кодекс Российской Федерации в части совершенствования государственного (муниципального) финансового контроля, внутреннего финансового контроля и внутреннего финансового аудита” (далее – Федеральный закон N 199-ФЗ) внесены изменения в пункт 5 статьи 219 Бюджетного кодекса, вступившие в силу 6 августа 2019 года.

На основании пункта 5 статьи 219 Бюджетного кодекса в редакции указанного федерального закона Федеральное казначейство, финансовые органы субъектов Российской Федерации (муниципальных образований), органы управления государственными внебюджетными фондами при постановке на учет бюджетных и денежных обязательств, санкционировании оплаты денежных обязательств осуществляют в соответствии с установленным соответствующим финансовым органом (органом управления государственным внебюджетным фондом) порядком, предусмотренным пунктом 1 статьи 219 Бюджетного кодекса, в том числе контроль за:
соответствием информации о денежном обязательстве информации о поставленном на учет соответствующем бюджетном обязательстве;
соответствием информации, указанной в платежном документе для оплаты денежного обязательства, информации о денежном обязательстве;
наличием документов, подтверждающих возникновение денежного обязательства.

В случае, если бюджетное обязательство возникло на основании государственного (муниципального) контракта, дополнительно осуществляется контроль за соответствием сведений о государственном (муниципальном) контракте в реестре контрактов, предусмотренном законодательством Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, и сведений о принятом на учет бюджетном обязательстве, возникшем на основании государственного (муниципального) контракта, условиям государственного (муниципального) контракта (абзац восьмой пункта 5 статьи 219 Бюджетного кодекса (в редакции Федерального закона N 199-ФЗ).

При этом бюджетным законодательством Российской Федерации не определен порядок санкционирования оплаты денежных обязательств, возникающих из государственных (муниципальных) контрактов, третьему лицу, не являющемуся поставщиком (подрядчиком, исполнителем) по такому контракту.

Учитывая изложенное, до внесения соответствующих изменений в указанные нормативные правовые акты оплата по государственному (муниципальному) контракту возможна только поставщику (подрядчику, исполнителю), платежные реквизиты которого указаны в условиях контракта.

На основании пункта 5 статьи 219 Бюджетного кодекса в редакции указанного федерального закона Федеральное казначейство, финансовые органы субъектов Российской Федерации муниципальных образований , органы управления государственными внебюджетными фондами при постановке на учет бюджетных и денежных обязательств, санкционировании оплаты денежных обязательств осуществляют в соответствии с установленным соответствующим финансовым органом органом управления государственным внебюджетным фондом порядком, предусмотренным пунктом 1 статьи 219 Бюджетного кодекса, в том числе контроль за соответствием информации о денежном обязательстве информации о поставленном на учет соответствующем бюджетном обязательстве; соответствием информации, указанной в платежном документе для оплаты денежного обязательства, информации о денежном обязательстве; наличием документов, подтверждающих возникновение денежного обязательства.

ВС РФ подтвердил возможность уступки права требования оплаты по госконтракту

Теплоснабжающая организация и учреждение заключили муниципальный контракт поставки тепловой энергии. Выполнив свои обязательства, организация заключила с обществом договор уступки права требования оплаты от учреждения, о чем последнее было уведомлено. В связи с неисполнением учреждением требования об оплате задолженности за поставленную тепловую энергию общество обратилось в арбитражный суд.

Решением суда первой инстанции иск общества был удовлетворен. Суд счел доказанными наличие задолженности по оплате поставленной тепловой энергии и переход к обществу права требования этого долга. Возражений по существу требования учреждение в суд первой инстанции не представило.

Суд апелляционной инстанции не согласился с выводами о переходе права требования и указал, что, исходя из положений п. 7 ст. 448 ГК РФ, п. 13 ст. 14, ст. 95, 103 Закона о контрактной системе в сфере закупок, а также п. 2 ст. 219 Бюджетного кодекса РФ, личность кредитора в спорных правоотношениях имеет существенное значение для должника. Следовательно, договор уступки прав требования является ничтожным.

На основании ст. 166, 167, 382, 388 ГК РФ, а также разъяснений, приведенных в п. 32 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» и п. 75 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», суд отказал в удовлетворении иска. Постановлением суда округа это решение было оставлено без изменения.

Общество обратилось в Верховный Суд РФ с кассационной жалобой, в которой просило отменить постановления судов апелляционной инстанции и округа и оставить в силе решение суда первой инстанции. Рассмотрев материалы дела и доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ сочла жалобу подлежащей удовлетворению.

Судебная коллегия отметила, что согласно ч. 5 ст. 95 Закона о контрактной системе в сфере закупок при исполнении контракта не допускается перемена поставщика, за исключением случая, если новый поставщик является правопреемником поставщика по такому контракту вследствие реорганизации юридического лица в форме преобразования, слияния или присоединения. Обязанность личного исполнения государственного (муниципального) контракта обусловлена необходимостью обеспечения принципов открытости, прозрачности и сохранения конкуренции при проведении закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд.

Таким образом, закрепленный п. 7 ст. 448 ГК РФ запрет на перевод долга по обязательствам, возникшим из заключенного на торгах договора, направлен на обеспечение надлежащего исполнения поставщиком основного обязательства и защиту интересов заказчика от возможной уступки прав и обязанностей по контракту в части исполнения обязательств по поставке. Аналогичная позиция отражена в п. 17 Обзора судебной практики применения законодательства РФ о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, утвержденного Президиумом ВС РФ 28 июня 2017 г.

При этом, как указал ВС РФ, установленное законодателем ограничение не распространяется на уступку денежного требования, поскольку при исполнении заказчиком обязанности по уплате денежных средств личность кредитора не имеет существенного значения для должника. В данном случае права заказчика совершением уступки права требования не нарушаются, условия заключенного с ним контракта не изменяются и на основании ст. 386 ГК РФ учреждение сохраняет право выдвигать возражения против требования нового кредитора.

Верховный Суд указал, что уступкой денежного требования другому лицу поставщик не был изменен, в связи с чем оснований для признания договора цессии не соответствующим требованиям действующего законодательства по указанным апелляционным судом причинам не имелось. Таким образом, апелляционный суд, отменяя решение суда первой инстанции, пришел к неправомерному выводу о ничтожности договора уступки права требования. Иных оснований для отмены решения суда первой инстанции не было установлено.

Старший юрист АБ КИАП, адвокат Илья Дедковский отметил, что в данном деле ВС РФ рассмотрел одну из существующих в судебной практике проблем применения Закона о контрактной системе, а именно: возможна ли уступка права требования оплаты по государственному контракту.

«В рассматриваемом определении ВС РФ указывает, что уступка права требования по государственному контракту возможна, поскольку для государственного заказчика не имеет значения, кому платить за поставленный товар, выполненные работы, оказанные услуги. Однако отдельно обращает внимание на то, что сам поставщик по государственному контракту изменен быть не может, поскольку его личность имеет существенное значение для государственного заказчика. С таким подходом ВС РФ стоит согласиться», – сказал Илья Дедковский.

Партнер, руководитель практики Группы правовых компаний «Интеллект-С» Александр Латыев напомнил, что п. 7 ст. 448 ГК РФ в редакции, действующей с 1 июня 2015 г., запрещает уступку прав по договорам, заключение которых возможно только на торгах. Он отметил, что судебная практика по применению этой статьи разделилась: часть судов считает, что это ограничение не касается прав на получение оплаты от государственного или муниципального заказчика, а часть настаивает на том, что этот пункт запрещает уступку любых прав из таких договоров.

По мнению Александра Латыева, правильной является первая позиция, и ее КЭС уже высказывала в апреле этого года, указав, что целью установления ограничений в п. 7 ст. 448 ГК РФ является обеспечение принципов открытости, прозрачности и сохранения конкуренции при проведении закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд. По исполнении же лицом, выигравшим торги, своих обязательств эти принципы нарушены быть уже не могут, в связи с чем при исполнении заказчиком обязанности по уплате денежных средств личность кредитора не имеет существенного значения для должника.

При этом Александр Латыев отметил, что сформированная Верховным Судом практика сейчас приживается с трудом, из-за чего ему приходится рассматривать по несколько однотипных дел, чтобы обеспечить единообразие правоприменения.

Иных оснований для отмены решения суда первой инстанции не было установлено.

Экономколлегия определила, можно ли уступить право требования оплаты по госконтракту

Коллегия по экономическим спорам Верховного суда разобралась, имеет ли значение уступка прав требования в муниципальном контракте, если подрядчик не меняется, а уступка касается только оплаты. Вопрос был разрешен при рассмотрении спора между ООО “Воронежская строительная компания” и Детским садом № 40 Воронежа.

Детский сад заключил с ООО “Синтезстрой” договор почти на 70 000 руб., чтобы отремонтировать помещение. Подрядчик работу выполнил. Но позже ООО “Синтезстрой” заключил договор уступки, по которому он уступает права требования оплаты по договору цессионарию – ООО «Воронежская строительная компания». Об уступке поставили в известность детский сад, направив письмом требование перечислить долг и пени в адрес “Воронежской строительной компании”. Поскольку задолженность погашена не была, компания обратилась в суд, требуя перечислить ей долг и пени – в общей сложности около 74 тыс. руб.

Первая инстанция требования отклонила. Согласно ч. 5 ст. 95 Закона № 44-ФЗ, при исполнении госконтракта, а в этом случае речь шла именно о нем, не допускается перемена подрядчика, кроме случая, когда новый подрядчик – правопреемник вследствие реорганизации юрлица. В соответствии с пп. 1, 2 ст. 388 ГК РФ уступка требования допускается, если она не противоречит закону, однако уступка невозможна без согласия должника, если личность кредитора имеет для него существенное значение. В данном случае личность кредитора важна, решил суд: в контракте отражены сведения именно об обществе “Синтезстрой” и его реквизитах, в письме Минфина разъясняется, что личность кредитора при расчете по госконтракту существенна, а никаких доказательств того, что детский сад соглашался на уступку прав требования, суд в деле не обнаружил. А значит, договор уступки недействителен, заключила первая инстанция.

Читайте также:  Можно ли записывать разговор на диктофон без согласия собеседника

Истец: ООО “Воронежская строительная компания”

Апелляция и вовсе отказала “Воронежской строительной компании” в иске, отменив решение первой инстанции. Апелляция указала, что муниципальное бюджетное учреждение обязано принимать бюджетные обязательства в строгом соответствии с бюджетным законодательством. Деньги, право требования которых уступили по договору, –это бюджетные средства, следовательно, они имеют целевое назначение и направить их можно только конкретной компании-исполнителю работ по договору.

При заключении договора уступки был нарушен принцип адресности и целевого характера выделяемых бюджетных средств, а это нарушение бюджетного законодательства и основание для признания сделки недействительной, заключил суд, признав сделку ничтожной. Такие выводы поддержал и суд округа.

Однако компания-цессионарий оспорила постановления в Верховном суде. Она указала, что необходимость изменить документацию не может свидетельствовать о существенном значении личности кредитора для должника. Также “Воронежская строительная компания” подчеркнула, что уступка права требования не нарушает права заказчика – условия заключенного с ним договора не меняются. Письмо Минфина, на которое опирались суды, не является нормативными правовым актом, также привел аргумент в защиту своей позиции заявитель.

Заявитель обращает внимание на то, что подрядчик надлежащим образом выполнил, а заказчик принял работы по договору, препятствий для осуществления уступки денежного требования не было, подрядчик не менялся, а уступлено только право требования оплаты выполненных и принятых работ, а также пени. По мнению “Воронежской строительной компании”, при рассмотрении споров, связанных с исполнением муниципальных контрактов, надо исходить из ч. 5 ст. 95 Закона № 44-ФЗ – это специальная норма, которая запрещает исключительно смену подрядчика, но не препятствует уступке прав по оплате.

Кто прав, определила коллегия по экономическим спорам Верховного суда. Она отменила все решения судов нижестоящих инстанций и направила дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Однако компания-цессионарий оспорила постановления в Верховном суде.

Оплату по госконтракту может получить третье лицо

Верховный суд РФ считает, что исполнитель может уступить третьему лицу право требовать оплату по госконтракту. Ранее, в 2016 г., Министерство финансов РФ заявляло, что для контрактов, заключенных по 44-ФЗ, цессия недопустима. После появления прецедента в конце апреля 2017 г., следует ориентироваться на позицию Верховного суда.

Закон 44-ФЗ запрещает только перемену исполнителя контракта. Передавать право требовать оплату по контракту другому лицу не запрещено. Гражданский кодекс РФ не позволяет победителю торгов уступать свои права, если по закону заключить договор можно только на торгах. Однако уступки денежного требования этот запрет не касается.

Ярослав Вахитов, руководитель проекта МЭЛТОР, рассказал Т94: «Уступка прав денежного требования (цессия) по фактически выполненным контрактам возможна, так как личность исполнителя для заказчика уже не имеет значения. Соответствующие разъяснение дал 20 апреля Верховный суд. У администрации Петрозаводского городского округа был муниципальный контракт с «ЛСМ Ленстроймонтаж». До окончания срока его расторгли по соглашению сторон. Затем подрядчик уступил права требования долга по оплате контракта на 11,5 млн руб. обществу «МВМ ГРУПП». Разногласия возникли из-за применения п. 7 ст. 448 Гражданского кодекса. Эта норма запрещает победителю торгов «уступать права и осуществлять перевод долга по обязательствам, возникшим из заключенного на торгах договора». Верховный суд разъяснил, что поставщик (подрядчик, исполнитель), выполнивший свои обязательства по контракту, заключенному в соответствии с 44-ФЗ, имеет право передать другому лицу право требовать с заказчика оплату. Запрет, предусмотренный Гражданским кодексом применяться не может, поскольку при исполнении заказчиком обязанности по уплате денежных средств личность кредитора не имеет существенного значения для должника».

Казалось бы, все довольно просто и понятно. Однако, если обозначенное Верховным судом право исполнителя на уступку прав денежного требования не будет четко закреплено и разъяснено в законе, о нем постоянно будут забывать или стараться обойти.

Ситуацию разъясняет Дмитрий Казанцев, начальник отдела правовой экспертизы B2B-Center: «Исполнитель может уступить третьему лицу право требовать оплату по госконтракту. Такое право у подрядчиков должно быть. И так в госконтракте подрядчик является самой слабой и незащищенной стороной. Неплохо было бы такое право закреплять в госконтракте. Не потому, что право без этого будет недействительно, а чтобы у второго кредитора не возникло проблем с взысканием задолженности. Если же возникнут такие проблемы, то подрядчику придется за меньшие деньги переуступать это право требования денег. Кроме этого, неплохо было бы закрепить такое право и в самом законе о контрактной системе. Например, за поставщиком такое право можно закрепить при просрочке платежа более чем на 30 дней. В целом же это полумера: если переуступать только право требования денег за госконтракт, то подрядчик останется в накладе. Получается, мало того, что поставщик должен сбивать цену на аукционе, так еще и уступать из невыплаченных денег процент второму кредитору, у которого есть свои интересы. Поэтому, чтобы не ставить подрядчика в неудобные условия, нужно закреплять за самим подрядчиком право требовать от заказчика хотя бы деньги за просрочку, либо закреплять за кредитором право взыскивать не только деньги по контракту, но и пени, и штрафы. И для заказчика это будет стимулом, и для подрядчика будет меньше финансовых рисков. Если же они расторгли контракт по соглашению сторон, то выход один: поставщик требует сумму, пропорциональную исполненным обязательствам. Ситуации, когда по соглашению сторон прописывается отказ поставщика от финансовых требований заказчика, в принципе быть не должно. По умолчанию, должен работать принцип справедливости: сколько заработал — столько и получил либо сам, либо от своего поручителя. Личность кредитора существенного значения не имеет для заказчика при исполнении обязательства по оплате. При этом цессия недопустима для контрактов, заключенных по 44-ФЗ. В отличии от 44-ФЗ, в 223-ФЗ можно не прописывать такое право на уровне закона. Грубо говоря, по 44-ФЗ работают субъекты власти, для них все, что не закреплено в законе, то не разрешено. А по 223-ФЗ действуют коммерческие субъекты, и для них все, что не запрещено, то разрешено».

Елена Дыбова, вице-президент Торгово-промышленной палаты РФ, уточняет: «Уступка третьему лицу права требовать оплату по госконтракту — это всем известный принцип факторинга. Сейчас передача требований набирает популярность. Для многих предпринимателей это выход: например, когда нет возможности долго замораживать оборотные деньги. Подобная схема имеет право на жизнь. Личность кредитора никакого значения для заказчика не имеет. Если произошла переуступка, то какая разница, кому платить. Сейчас идет дискуссия о том, чтобы внести изменения в 44-ФЗ и предусмотреть в контрактной системе принцип факторинга. В конечном итоге в законе будет прописано право переуступки. При этом участники закупки обязательно должны отражать право требовать оплату третьему лицу в госконтракте. Пока все это не прописано в законе, цессия допустима на усмотрение заказчика. Но на практике заказчики не будут этим заниматься, так как у них формально не прописано таких полномочий, это нужно регламентировать».

Итак, пока в 44-ФЗ не приняты соответствующие изменения, подрядчикам придется вооружаться мнением Верховного суда и стараться донести его до заказчиков. Однако, нельзя не отметить, что без взаимного стремления выстроить здоровые деловые отношения даже поправки в 44-ФЗ помогут слабо. Чтобы соблюдалась буква закона, обе стороны должны хотеть ее соблюдать, а чтобы работы по контракту выполнялись, обеим сторонам следует прилагать для этого все усилия. Только тогда вопросы о переуступке прав требования денег будут подниматься редко и решаться легко.

Авторы: Ангелина Жукова, Олеся Кривцова

Передавать право требовать оплату по контракту другому лицу не запрещено.

Уступка требования победителем торгов: как избежать ошибок?

Чаще всего в случае уступки требования по заключенному на торгах договору другому лицу у победителя возникает множество вопросов. А может ли он вообще это делать? На что обратить внимание? Как избежать сложностей с контрагентом? Какие нюансы следует учесть и как не допустить ошибок, рассмотрим в материале.

По общему правилу победитель торгов должен исполнить обязательства по договору, заключенному на торгах, лично (п. 7 ст. 448 ГК РФ). Схожее положение содержится в ч. 5 ст. 95 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее — Закон № 44-ФЗ), согласно которой при исполнении контракта не допускается перемена поставщика (подрядчика, исполнителя), за исключением случая, если новый поставщик (подрядчик, исполнитель) является правопреемником поставщика (подрядчика, исполнителя) по такому контракту вследствие реорганизации юридического лица в форме преобразования, слияния или присоединения.

Как отмечал Верховный суд РФ, обязанность личного исполнения договора (контракта) обусловлена необходимостью обеспечения принципов открытости, прозрачности и сохранения конкуренции при проведении закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд (см. Определение Верховного суда РФ от 12.10.2017 № 309-ЭС17-7107 по делу № А60-40121/2016).

Необходимость личного исполнения обязательств отражается и на возможности уступки права (требования) по договорам (контрактам), заключаемым на торгах.

Если в соответствии с законом заключение договора возможно только путем проведения торгов, победитель торгов не вправе уступать права (за исключением требований по денежному обязательству) и осуществлять перевод долга по обязательствам, возникшим из заключенного на торгах договора (п. 7 ст. 448 ГК РФ).

В прежней редакции п. 7 ст. 448 ГК РФ, действовавшей до 01.06.2018, оговорка о возможности уступки требования по денежному обязательству отсутствовала и судебная практика по данному вопросу была крайне противоречивой. В измененной формулировке п. 7 ст. 448 ГК РФ отражены правовые позиции Верховного суда РФ о том, что следует принимать во внимание существо уступаемого права и цель ограничения перемены лиц в обязательстве, а при исполнении заказчиком обязанности по уплате денежных средств личность кредитора не имеет существенного значения для должника (см. п. 9 постановления Пленума Верховного суда РФ от 21.12.2017 № 54, п. 17 Обзора судебной практики применения законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, утв. Президиумом Верховного суда РФ 28.06.2017).

Уступка права, совершенная в нарушение законодательного запрета, является ничтожной (пункт 2 статьи 168 ГК РФ, пункт 1 статьи 388 ГК РФ). Например, ничтожной является уступка прав бенефициара по независимой гарантии без одновременной уступки тому же лицу прав по основному обязательству (абзац второй пункта 1 статьи 372 ГК РФ). Статья 383 ГК РФ устанавливает запрет на уступку другому лицу прав (требований), если их исполнение предназначено лично для кредитора-гражданина либо иным образом неразрывно связано с его личностью. При этом следует принимать во внимание существо уступаемого права и цель ограничения перемены лиц в обязательстве. Например, исходя из положений пункта 7 статьи 448 ГК РФ запрет уступки прав по договорам, заключение которых возможно только путем проведения торгов, не затрагивает требований по денежным обязательствам.

Пункт 9 постановления Пленума Верховного суда РФ от 21.12.2017 № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки»

Предусмотренный пунктом 7 статьи 448 ГК РФ запрет не может быть распространен на уступку победителем торгов денежного требования, поскольку при исполнении заказчиком обязанности по уплате денежных средств личность кредитора не имеет существенного значения для должника.

Пункт 17 Обзора судебной практики применения законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд (утв. Президиумом Верховного суда РФ 28.06.2017)

Аналогичные позиции приведены в определениях Верховного суда РФ от 12.10.2017 № 309-ЭС17-7107 по делу № А60-40121/2016, от 10.10.2017 № 310-ЭС17-11054 по делу № А14-7663/2016.

До недавнего времени встречалась иная судебная практика. Суды нередко придерживались позиции о запрете уступки любых требований по договорам, заключенным на торгах (см., например, Определение Верховного суда РФ от 04.07.2016 № 310-ЭС16-7341 по делу № А23-3851/2015, постановления АС Центрального округа от 30.01.2017 № Ф10-5513/2016 по делу № А48-682/2016, от 13.02.2017 № Ф10-5486/2016 по делу № А14-6635/2016).

Позицию о невозможности уступки последовательно занимал также Минфин России, который в своих письмах неоднократно высказывался о том, что договор цессии неприменим к государственным и муниципальным контрактам, поскольку это противоречит бюджетному законодательству, перечисление денежных средств в счет оплаты заказчиком услуг и товаров возможно только исполнителю госконтракта (см., например, письма Минфина России от 05.09.2017 № 24-05-09/57010, от 21.07.2017 № 09-04-04/46799, от 06.06.2016 № 02-04-06/32553, от 11.03.2015 № 02-02-08/12916). Однако позиция Минфина России не всегда принималась во внимание судами с учетом того, что данные письма не содержат правовых норм, не направлены на их установление, изменение или отмену (см., например, постановление АС Уральского округа от 06.05.2016 № Ф09-3145/16 по делу № А50-14402/2015).

В настоящее время с учетом обновленной редакции п. 7 ст. 448 ГК РФ судебная практика достаточно единообразна — суды придерживаются позиции о возможности уступки требований по денежному обязательству (см., например, постановление АС Западно-Сибирского округа от 27.07.2018 № Ф04-2979/2018 по делу № А75-7541/2017).

Таким образом, на текущий момент, решая вопрос о возможности уступки требования по договору, заключенному на торгах, их победитель должен прежде всего определить, мог ли договор быть заключен иначе, чем путем проведения торгов, то есть распространяется ли в принципе на данный договор запрет, установленный в п. 7 ст. 448 ГК РФ.

Какие договоры (контракты) заключаются только путем проведения торгов? Прежде всего нужно обратить внимание на те, предмет которых направлен на обеспечение государственных и муниципальных нужд (контракты, заключаемые в соответствии с Законом № 44-ФЗ), на передачу прав владения и (или) пользования в отношении государственного или муниципального имущества, не закрепленного на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, — договоры аренды, безвозмездного пользования, доверительного управления и иные (ст. 17.1 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции», ст. 22 Земельного кодекса РФ, ст. 19 Федерального закона от 13.03.2006 № 38-ФЗ «О рекламе» и др.), в ряде случаев — на закупки, осуществляемые в рамках Федерального закона от 18.07.2011 № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» (далее — Закон № 223-ФЗ). Следует отметить, что Закон № 223-ФЗ не содержит положений, обязывающих заказчиков заключать договоры только путем проведения торгов, — для определения обязательности торгов необходимо изучать положение о закупке отдельного заказчика (см. постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.08.2018 № 13АП-19954/2018 по делу № А56-118813/2017).

Иными словами, должен ли быть заключен договор (контракт) именно на торгах, следует проверять в каждом конкретном случае.

Если ответ на этот вопрос положительный, то нужно установить, собирается ли лицо, выигравшее торги, уступить требование именно по денежному обязательству. Если обязательство не является денежным, уступить требование нельзя в силу закона, даже если должник (заказчик) согласен на такую уступку.

Уступка права, совершенная в нарушение законодательного запрета, является ничтожной (п. 2 ст. 168 ГК РФ, п. 1 ст. 388 ГК РФ, п. 9 постановления Пленума Верховного суда от 21.12.2017 № 54).

2006 38-ФЗ О рекламе и др.

ВС РФ: исполнитель может уступить третьему лицу право требовать оплату по госконтракту.

Частично исполненный контракт стороны расторгли по соглашению. Впоследствии подрядчик передал право требовать оплату по контракту другому лицу, но заказчик не заплатил новому кредитору.

Верховный суд отметил, что Закон N 44-ФЗ запрещает только перемену исполнителя контракта. Передавать право требовать оплату по контракту другому лицу не запрещено.

ГК РФ не позволяет победителю торгов уступать права и переводить долг, если по закону заключить договор можно только на торгах. Однако уступки денежного требования этот запрет не касается, пояснил ВС РФ. Когда заказчик исполняет обязательства по оплате, личность кредитора не имеет для него существенного значения.

Минфин в 2016 году посчитал иначе : цессия недопустима для контрактов, заключенных по 44-ФЗ.

Теперь лучше ориентироваться на позицию Верховного суда.

Текст Определения Верховного суда РФ от 20.04.2017 по делу N 307-ЭС16-19959

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 марта 2017 г. N 307-ЭС16-19959

Судья Верховного Суда Российской Федерации Р.А. Хатыпова, изучив материалы истребованного дела и кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью “МВМ ГРУПП” (далее – общество “МВМ ГРУПП”) на постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.06.2016 и постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 10.10.2016 по делу N А26-10174/2015 Арбитражного суда Республики Карелия,

общество “МВМ ГРУПП” обратилось в Арбитражный суд Республики Карелия с исковым заявлением к администрации Петрозаводского городского округа (далее – администрация) о взыскании 11 561 827 руб. 79 коп. задолженности по оплате работ, выполненных по муниципальному контракту N 0106300010514000057-0142294-02 от 03.06.2014 (далее – муниципальный контракт, контракт), 2 068 796 руб. 38 коп. неустойки за период с 04.10.2014 по 03.02.2016, 994 753 руб. 58 коп. штрафа согласно пункту 8.9 контракта.

Решением Арбитражного суда Республики Карелия от 17.02.2016 иск удовлетворен частично, с администрации в пользу общества “МВМ ГРУПП” взыскано 11 561 827 руб. 79 коп. задолженности за период июль – сентябрь 2014 года; 2 068 796 руб. 38 коп. договорной неустойки за период с 04.10.2014 года по 03.02.2016 года, в остальной части иска отказано.

Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.06.2016, оставленным без изменения постановлением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 10.10.2016, решение Арбитражного суда Республики Карелия от 17.02.2016 отменено, в удовлетворении иска отказано.

В жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, заявитель просит отменить постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.06.2016 и постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 10.10.2016, оставить в силе решение суда первой инстанции, ссылаясь на существенное нарушение судами апелляционной и кассационной инстанций норм материального и процессуального права.

20.01.2017 дело N А26-10174/2015 истребовано из Арбитражного суда Республики Карелия.

По смыслу части 7 статьи 291.6, статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) кассационная жалоба подлежит передаче для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, если изложенные в ней доводы подтверждают наличие существенных нарушений норм материального права и (или) норм процессуального права, повлиявших на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Читайте также:  Канск - адреса и контакты отделений пенсионного фонда на сегодня

Изучив материалы дела и доводы жалобы, судья Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о наличии оснований для передачи жалобы вместе с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Как установлено судами, 03.06.2014 между администрацией (заказчик) и обществом с ограниченной ответственностью “ЛСМ Ленстроймонтаж” (подрядчик, далее – общество “ЛСМ Ленстроймонтаж”) по результатам проведения открытого аукциона в электронной форме заключен муниципальный контракт на выполнение работ по текущему содержанию мостов, в том числе наплавного моста через пролив Логмозерский, автодорог общегородского и районного значения, тротуаров, остановок, лестничных спусков в границах Петрозаводского городского округа.

Цена контракта составляет 49 737 678 руб. 85 коп. (пункт 2.1).

Срок действия контракта определен с момента его подписания до 15.04.2015 (пункт 6.1).

Дополнительным соглашением от 03.10.2014 стороны расторгли контракт по соглашению сторон на основании части 8 статьи 95 Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ “О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд” (далее – Закон N 44-ФЗ), прекратив действие контракта с 01.11.2014.

Пунктом 2 указанного дополнительного соглашения стороны установили, что подрядчиком выполнены, а заказчиком приняты работы в следующем объеме: за июнь 2014 года – на сумму 5 406 837 руб. 94 коп., за июль 2014 года – на сумму 4 598 329 руб. 32 коп., за август 2014 года – на сумму 4 911 244 руб. 31 коп., за сентябрь 2014 года – на сумму 4 114 558 руб. 19 коп. Работы, выполненные в июне 2014 года, оплачены заказчиком в полном объеме в сумме 5 406 837 руб. 94 коп. В соответствии с пунктами 8.5, 8.6 контракта в связи с просрочкой выполнения подрядчиком работ и несвоевременным устранением недостатков работ стороны уменьшили сумму, подлежащую оплате за выполненные в период с июля по сентябрь 2014 года работы, до 11 561 827 руб. 79 коп.

Впоследствии между обществом “ЛСМ Ленстроймонтаж” (цедент) и обществом “МВМ Групп” (цессионарий) 06.07.2015 заключен договор уступки прав (цессии) N 10-С-15 (далее – договор цессии, договор уступки), в соответствии с которым цедент передает, а цессионарий принимает права требования к должнику задолженности в размере 11 561 827 руб. 79 коп. по оплате работ, выполненных по заключенному между цедентом и администрацией муниципальному контракту.

По договору цессии цессионарию также переданы права, обеспечивающие исполнение материального обязательства по оплате выполненных работ, в том числе право на пеню, штраф в полном объеме за весь период действия муниципального контракта (пункт 1.1 договора цессии).

06.07.2015 года общество “МВМ Групп” уведомило должника о состоявшейся уступке путем направления уведомления.

Претензией от 01.10.2015 года общество “МВМ Групп” обратилось к администрации с требованием оплатить новому кредитору сумму задолженности по муниципальному контракту, договорной неустойки и штрафа.

Ссылаясь на то, что задолженность за выполненные по муниципальному контракту работы не погашена, допущена просрочка по оплате выполненных работ, общество “МВМ Групп” обратилось в суд с настоящим иском.

В силу статьи 763 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) подрядные строительные работы (статья 740), проектные и изыскательские работы (статья 758), предназначенные для удовлетворения государственных или муниципальных нужд, осуществляются на основе государственного или муниципального контракта на выполнение подрядных работ для государственных или муниципальных нужд.

По государственному или муниципальному контракту на выполнение подрядных работ для государственных или муниципальных нужд подрядчик обязуется выполнить строительные, проектные и другие связанные со строительством и ремонтом объектов производственного и непроизводственного характера работы и передать их государственному или муниципальному заказчику, а государственный или муниципальный заказчик обязуется принять выполненные работы и оплатить их или обеспечить их оплату.

Пунктом 2 статьи 168 ГК РФ (в редакции Федерального закона от 07.05.2013 N 100-ФЗ) предусмотрено, что сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Согласно пункту 7 статьи 448 ГК РФ в редакции Федерального закона от 08.03.2015 N 42-ФЗ “О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации” (далее – Закон N 42-ФЗ), вступившего в силу 01.06.2015, если в соответствии с законом заключение договора возможно только путем проведения торгов, победитель торгов не вправе уступать права и осуществлять перевод долга по обязательствам, возникшим из заключенного на торгах договора. Обязательства по такому договору должны быть исполнены победителем торгов лично, если иное не установлено в соответствии с законом.

Суд первой инстанции, удовлетворяя требования общества “МВМ Групп” о взыскании задолженности и неустойки, руководствовался статьями 330, 382, 384, 702, 711, 763 ГК РФ, положениями Закона N 44-ФЗ и исходил из доказанности наличия задолженности по оплате выполненных подрядчиком по муниципальному контракту работ, факта просрочки их оплаты.

Отклоняя ссылку администрации на пункт 7 статьи 448 ГК РФ, суд первой инстанции указал, что наличие у администрации перед обществом “ЛСМ Ленстроймонтаж” задолженности по оплате выполненных работ не может свидетельствовать о ничтожности договора уступки права требования, так как в рассматриваемом случае уступлено не право исполнения муниципального контракта в части выполнения работ, а право требования оплаты за уже выполненные работы, которые приняты заказчиком без замечаний и возражений. Ни бюджетное, ни гражданское законодательство не содержат прямых запретов на уступку или передачу права требования по государственному (муниципальному) контракту третьим лицам после выполнения подрядных работ по государственному (муниципальному) контракту, то есть после его фактического исполнения.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в иске, сослался на императивную норму пункта 7 статьи 448 ГК РФ, запрещающую победителю торгов уступать права и осуществлять перевод долга по обязательствам. Как указал суд, заключая 06.07.2015 договор цессии, общество “ЛСМ Ленстроймонтаж” и общество “МВМ Групп” не могли не знать о существующих ограничениях; правоотношения сторон возникли после 01.06.2015 в связи с подписанием договора уступки 06.07.2015, в связи с чем в рассматриваемом случае подлежат применению положения пункта 7 статьи 448 ГК РФ. С учетом изложенного суд апелляционной инстанции пришел к выводу о ничтожности сделки (пункт 2 статьи 168 ГК РФ).

Соглашаясь с выводами суда апелляционной инстанции, суд округа отметил, что в рассматриваемом случае подрядчик осуществил уступку прав требования задолженности, неустойки и штрафа по контракту до момента его расторжения; поскольку обязательства администрации по оплате работ возникли из контракта, установленный в пункте 7 статьи 448 ГК РФ запрет препятствовал подрядчику в совершении уступки права.

Заявитель в кассационной жалобе указывает, что применение судами апелляционной и кассационной инстанций положений пункта 7 статьи 448 ГК РФ в редакции Закона N 42-ФЗ, как нормы, устанавливающей запрет на уступку права (требования), возникшего из муниципального контракта, заключенного и исполненного до 01.06.2015, не основано на пункте 2 статьи 2 Закона N 42-ФЗ.

Согласно пункту 2 статьи 2 Закона N 42-ФЗ положения Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции настоящего Федерального закона) применяются к правоотношениям, возникшим после дня вступления в силу настоящего Федерального закона. По правоотношениям, возникшим до дня вступления в силу настоящего Федерального закона, положения Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции настоящего Федерального закона) применяются к тем правам и обязанностям, которые возникнут после дня вступления в силу настоящего Федерального закона, если иное не предусмотрено настоящей статьей.

Заявитель также ссылается на пункт 83 постановления Пленума Верховного суда РФ от 24.03.2016 N 7 “О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств”, в соответствии с которым положения Гражданского кодекса Российской Федерации в измененной Законом N 42-ФЗ редакции не применяются к правам и обязанностям, возникшим из договоров, заключенных до дня вступления его в силу (до 1 июня 2015 года). При рассмотрении споров из названных договоров следует руководствоваться ранее действовавшей редакцией Гражданского кодекса Российской Федерации с учетом сложившейся практики ее применения (пункт 2 статьи 4, абзац второй пункта 4 статьи 421, пункт 2 статьи 422 ГК РФ).

Как полагает заявитель, при рассмотрении споров, связанных с исполнением государственных контрактов, следует исходить из пункта 5 статьи 95 Закона N 44-ФЗ, которая является специальной нормой, устанавливающей исключительно запрет на перемену поставщика (исполнителя, подрядчика) и не препятствующей совершению уступки прав (требований) из контракта по оплате.

Кроме того, заявитель обращает внимание на то, что на момент заключения договора цессии стороны расторгли муниципальный контракт дополнительным соглашением от 03.10.2014.

Заявитель, ссылаясь на то, что действие Закона N 42-ФЗ не распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров, положения пункта 7 статьи 448 ГК РФ в редакции Закона N 42-ФЗ применяются только к контрактам, заключенным после этой даты, при заключении, исполнении контракта и дополнительного соглашения от 03.10.2014 администрация и общество “ЛСМ Ленстроймонтаж” исходили из допустимости цессии, считает возможной уступку прав требования к заказчику и после 01.06.2015.

Приведенные доводы жалобы заявителя о существенном нарушении судами апелляционной и кассационной инстанций норм права, которые повлияли на исход настоящего дела, заслуживают внимания, в связи с чем жалобу заявителя с делом следует передать для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Руководствуясь пунктом 2 части 7 статьи 291.6 АПК РФ, судья Верховного Суда Российской Федерации

кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью “МВМ ГРУПП” на постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.06.2016 и постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 10.10.2016 по делу N А26-10174/2015 Арбитражного суда Республики Карелия передать для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Назначить судебное заседание по рассмотрению указанной кассационной жалобы на 13 апреля 2017 года на 11 часов 30 минут в помещении суда по адресу: Москва, улица Поварская, дом 15, зал N 3048 (подъезд 5).

договорной неустойки за период с 04.

Можно ли продать долг по государственному контракту?

Несмотря на прогресс в области доступности участия бизнеса в государственных поставках, сфера госзаказа демонстрирует определенные “болезни роста”. Одна из таких проблем – долги заказчиков перед поставщиками. Генеральная прокуратура опубликовала данные по совокупному долгу заказчиков перед поставщиками в 2016 году – он составил целых 32,4 млрд. рублей. Заказчики оттягивают оплату по госконтракту до последнего момента, а предприниматели, инвестировавшие собственные, а чаще всего и заёмные деньги, вынуждены долгое время находиться в ожидании, тратить силы, нервы и нести дополнительные убытки.

Поставщик зачастую решает эту проблему подачей иска в суд. Однако это не решает проблему сроков – поскольку, в среднем, подобные дела рассматриваются от 3 месяцев. Плюс к тому – от 2 до 4 месяцев на перечисление денег от Казначейства. Получается, что поставщики рискуют остаться без необходимого объёма оборотных средств даже в случае добросовестного исполнения государственного контракта.

В случае возникновения подобных ситуаций, более выгодным для поставщиков выходом может стать переуступка долга госзаказчика. Однако здесь поставщик сталкивается с ситуацией, которая является правовым казусом – когда буква закона и реальная практика расходятся.

Давайте разберемся, возможна ли переуступка прав по истребованию платы за контракт.

Согласно положениям Гражданского кодекса, право истребования платы по контракту может быть передано другому лицу по сделке либо на основании закона (п.1 ст.382 ГК РФ).

Однако статья 388 ГК РФ гласит, что в специально предусмотренных законодательством случаях, уступка требования кредитором другому лицу не допускается. И действительно, 44-ФЗ не предусматривает такой переуступки права: при исполнении контракта перемена поставщика не допускается, если только новый подрядчик является правопреемником поставщика ввиду реорганизации юридического лица – преобразования, слияния или присоединения. Следовательно, законом установлена неразрывная связь факта исполнения контракта с личностью исполнителя и установлен прямой запрет на перемену должника в обязательстве.

При этом 44-ФЗ не устанавливает норм о запрете переуступки третьему лицу права требования оплаты по госконтракту. А значит, переуступка права требования оплаты по государственному или муниципальному контракту не запрещена законом и возможна на практике.

Минфин РФ считает иначе: согласно Письму от 11 марта 2015 года № 02-02-08/12916 цессия (переуступка прав) по государственным и муниципальным контрактам не допускается. В письме говорится, что, несмотря на двусторонний характер такой сделки, правовое регулирование госконтрактов проводится не только гражданским, но и бюджетным законодательством. Переуступка прав по контракту с бюджетным законодательством просто несовместима: она вступает в противоречие с принципом прозрачности и подотчетности любого инструмента бюджетного процесса.

Данное Письмо обращает внимание, что государственные и муниципальные контракты являются требованиями, в которых личность кредитора имеет существенное значение для должника.

Однако всё не так просто – действующая судебная практика прямо противоречит предписаниям этого документа, суды регулярно подтверждают правомерность такой уступки.

Примерами подобных решений могут быть Постановления Арбитражного суда Московского округа от 31.03.2015 № Ф05-395/2015 по делу № А40-174847/13, Арбитражного суда Дальневосточного округа от 02.02.2016 г. № Ф03-5516/2015 по делу № А73-12752/2014, Определение Верховного Суда РФ от 22.02.2017 г. № 309-ЭС16-16532 по делу № А60-58308/2015.

Решение судов находится на той позиции, что в рассматриваемых делах не было переуступки права исполнения обязательств подрядчиком, а лишь право требования платы по денежным обязательствам, обусловленным контрактом.

Верховный суд определил, что запрет, установленный 44-ФЗ, относится к исполнению контракта – и обеспечивает должное исполнение, защищает интересы заказчика. Переуступка прав требования платы по контракту же никак не нарушает этого запрета. (20.04.2017 по делу № 307-ЭС16-19959)

Таким образом, и практика, и конкретные решения судов определяют, что цессия при оплате вполне допустима и законна – и регулируется положениями ГК РФ. Несмотря на позицию Минфина, можно сделать вывод, что уступка права требования об оплате по государственному или муниципальному контракту находится в правовом поле.

Переуступка прав по контракту с бюджетным законодательством просто несовместима она вступает в противоречие с принципом прозрачности и подотчетности любого инструмента бюджетного процесса.

Дипломные и курсовые работы, магистерские диссертации по праву на заказ

Добро пожаловать!

На нашем сайте Вы можете заказать магистерскую диссертацию, дипломную или курсовую работу по праву (юриспруденции). Также мы можем подготовить для Вас отчет по практике, научную статью или реферат по праву, решить задачи, помочь с подбором материала и многое другое.

Все работы выполняются специалистами с высшим юридическим образованием, имеющими опыт научной и практической работы.

На сегодняшний день в сети Интернет можно бесплатно скачать множество работ, однако такие работы по юриспруденции никогда не дадут вам уверенности, так как они не выдерживают проверки преподавателем и определяются как скаченные с интернета.

Курсовые и дипломные работы, а также магистерские диссертации по юриспруденции должны подготавливаться профессионалами, специализирующимися в области юриспруденции и права, а не “специалистами” широкого профиля.

Мы не беремся за любые заказы, а работаем исключительно по юридическим дисциплинам. Каждый заказ передается специалисту, выполняющему работы по соответствующей (гражданско-правовой, административно-правовой, конституционно-правовой и т.д.) отрасли права или предмету.

Вы получаете авторскую работу, проверенную на оригинальность системой Antiplagiat.ru . При получении вы можете там же проверить вашу работу, загрузив файл в систему, для того, чтобы убедиться в ее оригинальности. При заказе работы просим указывать необходимый процент оригинального текста в системе Antiplagiat.ru, а также способ проверки.

Наши преимущества:

  • консультации по подбору темы работы (бесплатно);
  • бесплатное составление плана работы;
  • строгая специализация – подготовка работы лицами, имеющими, как минимум, высшее юридическое образование ( мы выполняем только работы по праву ).
  • подготовка работы на основе действующего законодательства;
  • использование в работе новейших литературных источников и новейшей судебной практики;
  • полное сопровождение до защиты работы;
  • гарантийные обязательства.

При подготовке всех работ используются регулярно обновляемые справочные правовые системы «Гарант» и «Консультант Плюс», что позволяет учитывать самые последние вступившие в силу изменения законодательства, а также законопроекты, планируемые к принятию Государственной Думой в ближайшее время.

Имеющаяся в нашем распоряжении как обычная, так и обширная электронная библиотека, позволяет нам использовать как классические труды отечественных и зарубежных ученых-правоведов, так и научные работы, учебники, комментарии, монографии и статьи, вышедшие в самое последнее время. Как правило, обязательным требованием для наших магистерских диссертаций, дипломных и курсовых работ по праву является наличие в них использованных источников выпущенных в текущем году.

Абсолютно на все работы даются гарантии.

Мы оперативно обрабатываем заказ и стараемся как можно быстрее написать работу, к примеру курсовые работы подготавливаются в срок от 7 до 14 дней, а дипломные работы по юриспруденции – от двух до четырех недель.

Мы делаем на заказ:

  • магистерские диссертации по праву;
  • дипломные работы по юриспруденции;
  • курсовые работы по праву;
  • рефераты;
  • отчеты по практике
  • научные статьи по праву .

Дипломные и курсовые работы, а также магистерские диссертации и научные статьи по праву требуют много времени и усилий. Доверьтесь профессионалам, экономьте свое время.

гарантийные обязательства.

Перестановка слагаемых. Допустима ли замена стороны при исполнении госконтракта

В ходе исполнения госконтрактов, заключенных по результатам торгов, как у заказчика, так и у поставщика (исполнителя, субподрядчика) иногда возникает потребность перевода своих обязательств или переуступки своих прав другим лицам. Причины для этого могут быть самыми разными – от банального отсутствия средств на счету у заказчика до долговых обязательств поставщика перед кем-либо. Однако потребность потребностью, но самое главное, чтобы подобные действия не вступали в противоречие с законодательством в сфере госзакупок. Рассмотрим два случая из практики, наглядно демонстрирующие возможные механизмы разрешения таких ситуаций.

Возможен ли, согласно Закону № 44-ФЗ, перевод долга по оплате муниципального контракта на главного распорядителя бюджетных средств, если на расчетный счет заказчика – муниципального казенного учреждения наложен арест органом Казначейства? Заказчиком (муниципальным казенным учреждением) заключены муниципальные контракты в рамках Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ. В настоящее время на расчетный счет учреждения наложен арест органом Казначейства. Позволяет ли Закон № 44-ФЗ осуществить перевод долга по оплате муниципального контракта заказчика другому лицу – главному распорядителю бюджетных средств, в связи с тем что на расчетный счет учреждения наложен арест органом Казначейства (чтобы произвести оплату выполненных работ по контракту с расчетного счета главного распорядителя)?

Федеральный закон от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», ограничивая возможность перемены поставщика (подрядчика, исполнителя) по заключенному государственному (муниципальному) контракту (ч. 5 ст. 95 Закона № 44-ФЗ), допускает возможность перехода прав и обязанностей заказчика. Часть 6 ст. 95 Закона №44-ФЗ устанавливает, что в случае перемены заказчика права и обязанности заказчика, предусмотренные контрактом, переходят к новому заказчику. При этом порядок перехода прав и обязанностей заказчика по контракту данным законом не урегулирован.

В силу ч. 1 ст. 2 Закона № 44-ФЗ законодательство Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд основывается в том числе на положениях гражданского и бюджетного законодательства.

Читайте также:  ПФР Кировская область, Яранский район, Яранск, ул. Кирова, 4: официальный сайт, адрес, телефоны, часы работы

Отметим, что в ч. 6.6 ст. 9 Федерального закона от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд», действовавшего до 1 января 2014 года, содержалось положение, аналогичное по содержанию ч. 6 ст. 95 Закона № 44-ФЗ, и ФАС России, давая разъяснения по применению данной нормы, указала, что вопрос перемены лица в контракте регулируется нормами законодательства РФ, регламентирующего соответствующие правоотношения (см. тему 3 Обзора разъяснений законодательства о размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд, подготовленного Управлением контроля размещения государственного заказа ФАС России, июль 2012 года).

Перемена лиц в обязательстве регулируется гл. 24 ГК РФ. Исходя из п. 1 ст. 382 ГК РФ, она происходит либо по закону (в результате наследования, реорганизации юридического лица, регресса, суброгации и т.п.), либо по договору уступки права требования, перевода долга. Поскольку в рассматриваемой ситуации передача прав и обязанностей напрямую законом не предусмотрена, она может происходить только по договору, при этом такая замена должна производиться с соблюдением как правил об уступке требования (параграф 1 гл. 24 ГК РФ), так и правил о переводе долга (параграф 2 гл. 24 ГК РФ).

В соответствии с п. 1 ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования), если это не противоречит закону, иным правовым актам или договору. Согласие должника на уступку не требуется (если иное не предусмотрено законом или договором), следует лишь уведомить его о состоявшейся уступке. Перевод должником своего долга на другое лицо осуществляется также в письменной форме (если договор, из которого возник долг, также заключался в письменной форме) и допускается лишь с согласия кредитора (ст. 391 ГК РФ).

Исходя из этого, по нашему мнению, соглашение (договор) о перемене заказчика по договору (контракту) может быть заключено между первоначальным заказчиком и новым заказчиком с предварительным получением согласия поставщика (исполнителя). Следовательно, возможно оформить и трехстороннее соглашение между прежним и новым заказчиками и поставщиками товаров (исполнителями услуг). Отметим, что позиция о возможности передачи прав и обязанностей заказчика по контракту на основании трехстороннего соглашения, правда, в период действия Закона № 94-ФЗ, также была высказана Минэкономразвития России в письме от 05.06.2009 № Д05-2813.

Таким образом, нормы Закона № 44-ФЗ и гражданского законодательства не содержат ограничений на заключение казенным учреждением договора перевода долга своих обязательств по оплате муниципального контракта другому заказчику.

Вместе с тем особенности правого положения казенных учреждений, определенные в ст. 161 Бюджетного кодекса РФ, предполагают, что финансовое обеспечение деятельности таких учреждений осуществляется за счет средств соответствующего бюджета бюджетной системы Российской Федерации и на основании бюджетной сметы (п. 2 указанной статьи). Обеспечение выполнения функций казенных учреждений включает и закупки товаров, работ, услуг для обеспечения государственных (муниципальных) нужд (ст. 70 БК РФ).

Из п. 2 ст. 72 и п. 5 ст. 161 БК РФ следует, что заключение и оплата казенным учреждением государственных (муниципальных) контрактов, иных договоров, подлежащих исполнению за счет бюджетных средств, производятся от имени РФ, субъекта РФ, муниципального образования в пределах доведенных казенному учреждению лимитов бюджетных обязательств (за исключением случаев, установленных п. 3 ст. 72 БК РФ), если иное не установлено самим Бюджетным кодексом РФ, и с учетом принятых и неисполненных обязательств.

Следует напомнить, что лимит бюджетных обязательств представляет собой объем прав в денежном выражении на принятие казенным учреждением бюджетных обязательств и (или) их исполнение в текущем финансовом году (и плановом периоде). Текущий финансовый год – год, в котором осуществляются исполнение бюджета, составление и рассмотрение проекта бюджета на очередной финансовый год (и плановый период). Плановый период – два финансовых года, следующие за очередным финансовым годом (ст. 6 БК РФ).

Иначе говоря, возможность заключения соглашения о переводе долга казенного учреждения по оплате предоставленных по муниципальному контракту товаров (работ, услуг) другому лицу (в том числе являющемуся главным распорядителем бюджетных средств) будет решаться с учетом требований сметно-бюджетной дисциплины, а также принципов результативности и эффективности использования бюджетных средств, установленных бюджетным законодательством (см., например, ст. 28, 34 БК РФ).

Из этого следует вывод, что заключение подобного соглашения возможно с учетом ограничений, установленных бюджетным законодательством.

Не является ли ничтожным договор уступки прав денежного требования по еще не исполненному государственному контракту, если он заключен подрядчиком с другим лицом до 1 июня 2015 года? Подрядчик по государственному контракту, работы по которому до сих пор исполняются, до 1 июня 2015 года заключил с другим лицом договор уступки прав денежного требования, которое возникнет к заказчику в будущем (универсальное правопреемство). Не является ли такой договор цессии ничтожным (с учетом положений п. 7 ст. 448 ГК РФ)? Допускается ли с 1 июня 2015 года уступка права требования по контрактам, заключенным в соответствии с Федеральным законом от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд»?

К сожалению, однозначно ответить на вопрос нельзя. И вот почему. Федеральный закон от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» основан на положениях ГК РФ (п. 3 ч. 1 ст. 1, ч. 1 ст. 2 Закона № 44-ФЗ). Однако общие положения ГК РФ, в том числе правила гл. 24 этого кодекса, применяются к отношениям в сфере контрактной системы в части, не урегулированной Законом № 44-ФЗ и не противоречащей этому закону.

Согласно ч. 5 ст. 95 Закона № 44-ФЗ, при исполнении контракта не допускается перемена поставщика (подрядчика, исполнителя), за исключением случая, если новый контрагент является правопреемником поставщика (подрядчика, исполнителя) по такому контракту вследствие реорганизации юридического лица в форме преобразования, слияния или присоединения (аналогичная норма содержалась в ч. 6.1 ст. 9 Федерального закона от 21.07.2005 № 94-ФЗ, регулировавшего соответствующие отношения до 2014 года). Из приведенной нормы буквально следует, что не допускается не только передача договора (ст. 392.3 ГК РФ) контрагентом, то есть полная замена стороны по контракту (см. также письмо Минэкономразвития России от 05.03.2010 № Д22-231), но и передача другому лицу предусмотренной контрактом обязанности контрагента по поставке товара, выполнению работы, оказанию услуги (то есть перевод долга).

При этом запрета на уступку контрагентом возникшего у него из контракта права требования к заказчику Закон № 44-ФЗ не содержит. И хотя Минфин России неоднократно указывал на то, что цессия по государственным (муниципальным) контрактам не допускается (письмо от 11.03.2015 № 02-02-08/12916, от 29.05.2012 № 02-11-05/1904), в судебной практике подобные соглашения (во всяком случае заключенные в период до 1 июня 2015 года) рассматриваются как не противоречащие Закону № 44-ФЗ (например, постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 20.07.2015 №07АП-9886/14, постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.07.2015 № 19АП-3261/15, постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 22.05.2015 № 03АП-2049/15, постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.07.2015 № 17АП-14998/14).

Федеральным законом от 08.03.2015 № 42-ФЗ, вступившим в силу с 1 июня 2015 года, ст. 448 ГК РФ дополнена п. 7. Согласно этой норме, если в соответствии с законом заключение договора возможно только путем проведения торгов, победитель торгов не вправе уступать права и осуществлять перевод долга по обязательствам, возникшим из заключенного на торгах договора. Обязательства по такому договору должны быть исполнены победителем торгов лично, если иное не установлено в соответствии с законом.

К сожалению, формулировка приведенной нормы допускает возможность неоднозначного толкования, а практика ее применения на сегодняшний день не сформирована.

С одной стороны, положения п. 7 ст. 448 ГК РФ, возможно, могут восприниматься как не допускающие именно одновременную уступку прав и перевод долга по обязательствам, возникшим из заключенного на торгах договора (то есть как запрет на передачу победителем торгов договора, заключенного на торгах). Более того, на сегодняшний день нет уверенности и в том, что положения ст. 447–449 ГК РФ вообще применимы к отношениям, регулируемым Законом № 44-ФЗ. Это связано, в частности, с тем, что ряд предусмотренных этими статьями норм не соответствует порядку, предусмотренному Законом № 44-ФЗ (см., в частности, п. 4 ст. 447, п. 5, 8 ст. 448 ГК РФ).

С другой стороны, буквально напрашивается вывод о том, что из п. 7 ст. 448 ГК РФ все же следует установление запрета на заключение лицом, договор с которым заключен на торгах, соглашений, направленных как на перевод долга, так и на уступку прав, возникших у него из этого договора. Ни положения ст. 447 – 449 ГК РФ, ни положения Закона № 44-ФЗ не содержат условий, которые позволяли бы не распространять установленный п. 7 ст. 448 ГК РФ на отношения по государственным (муниципальным) контрактам. При таком подходе следует признать, что с 1 июня 2015 года любые соглашения об уступке прав из контрактов, которые, в свою очередь, были заключены по результатам конкурентных процедур, предусмотренных Законом № 44-ФЗ, победителями этих процедур должны квалифицироваться как ничтожные (ст. 168 ГК РФ, п. 75 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25). В связи с изложенным представляется, что до формирования в право применительной практике единообразного подхода к вопросу о соотношении п. 7 ст. 448 ГК РФ и положений Закона № 44-ФЗ уступка участниками закупок прав по контрактам сопряжена с очевидными рисками.

Что касается указанного в вопросе соглашения, то поскольку оно заключено до 1 июня 2015 года, п. 7 ст. 448 ГК РФ, скорее всего, не может рассматриваться в качестве основания для его недействительности, а значит, и не препятствует его исполнению. Иными словами, после 31 мая 2015 года соответствующее соглашение продолжает оставаться основанием для перехода права требования, которое возникнет в будущем, к новому кредитору. Однако правоприменительной практики, где рассматривались бы похожие ситуации, обнаружить не удалось.

Перестановка слагаемых.

Экономколлегия определила, можно ли уступить право требования оплаты по госконтракту

Экономколлегия определила, можно ли уступить право требования оплаты по госконтракту.

Экономколлегия определила, можно ли уступить право требования оплаты по госконтракту

Коллегия по экономическим спорам Верховного суда разобралась, имеет ли значение уступка прав требования в муниципальном контракте, если подрядчик не меняется, а уступка касается только оплаты. Вопрос был разрешен при рассмотрении спора между ООО “Воронежская строительная компания” и Детским садом №40 Воронежа .

Детский сад заключил с ООО “Синтезстрой” договор почти на 70000 руб., чтобы отремонтировать помещение. Подрядчик работу выполнил. Но позже ООО “Синтезстрой” заключил договор уступки, по которому он уступает права требования оплаты по договору цессионарию – ООО «Воронежская строительная компания» . Об уступке поставили в известность детский сад, направив письмом требование перечислить долг и пени в адрес “Воронежской строительной компании”. Поскольку задолженность погашена не была, компания обратилась в суд, требуя перечислить ей долг и пени – в общей сложности около 74 тыс руб.

Первая инстанция требования отклонила. Согласно ч. 5 ст. 95 Закона № 44-ФЗ , при исполнении госконтракта – а в этом случае речь шла именно о нем, не допускается перемена подрядчика, кроме случая, когда новый подрядчик – првопреемник вследствие реорганизации юрлица. В соответствии с п. 1, 2 статьи 388 ГК РФ уступка требования допускается, если она не противоречит закону – однако уступка невозможна без согласия должника, если личность кредитора имеет для него существенное значение. В данном случае личность кредитора важна, решил суд – в контракте отражены сведения именно об обществе “Синтезстрой” и его реквизитах, в письме Минфина разъясняется, что личность кредитора при расчете по госконтракту существенна, а никаких доказательств того, что детский сад соглашался на уступку прав требования, суд в деле не обнаружил. А значит договор уступки недействителен, заключила первая инстанция.

Истец: ООО “Воронежская строительная компания”

Апелляция и вовсе отказала “Воронежской строительной компании” в иске, отменив решение первой инстанции. Апелляция указала, что муниципальное бюджетное учреждение обязано принимать бюджетные обязательства в строгом соответствии с бюджетным законодательством. Деньги, право требования которых уступили по договору, это бюджетные средства, а значит они имеют целевое назначение, и направить их можно только конкретной компании – исполнителю работ по договору.

При заключении договора уступки был нарушен принцип адресности и целевого характера выделяемых бюджетных средств, а это нарушение бюджетного законодательства и основание для признания сделки недействительной, заключил суд, признав сделку ничтожной. Такие выводы поддержал и суд округа.

Однако компания-цессионарий оспорила постановления в Верховном суде. Она указала, что необходимость изменить документацию не может свидетельствовать о существенном значении личности кредитора для должника. Также “Воронежская строительная компания” подчеркнула, что уступка права требования не нарушает права заказчика – условия заключенного с ним договора не меняются. Письмо Минфина, на которое опирались суды, не является нормативными правовым актом, также привел аргумент в защиту своей позиции заявитель.

Заявитель обращает внимание на то, что подрядчик надлежащим образом выполнил, а заказчик принял работы по договору, препятствий для осуществления уступки денежного требования не было, подрядчик не менялся, а уступлено только право требования оплаты выполненных и принятых работ, а также пени. По мнению “Воронежской строительной компании”, при рассмотрении споров, связанных с исполнением муниципальных контрактов, надо исходить из ч. 5 ст. 95 Закона № 44-ФЗ – это специальная норма, которая запрещает исключительно смену подрядчика, но не препятствует уступке прав по оплате.

Кто прав, определила коллегия по экономическим спорам Верховного суда. Она отменила все решения судов нижестоящих инстанций и направила дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Экономколлегия определила, можно ли уступить право требования оплаты по госконтракту.

Право на заключение договора цессии при поставке по 44-ФЗ

Здравствуйте. У Заказчика был заключен договор по п.4 ч. 1 ст. 93 44-ФЗ на поставку горюче-смазочных материалов с Поставщиком 1. У Поставщика 1 налоговая арестовала счета и Поставщик 1 заключил договор по уступке прав (цессии) с Поставщиком 2 о том, что Заказчик должен оплатить долг по обязательствам Поставщику 2. После оплатыПоставщик 2 больше не будет оказывать услуги Заказчику по данному договору и Заказчику нужно будет его расторгнуть. Является ли данный договор цессии основанием для внесения измененийв бюджетное обязательство по смене поставщика или должен быть предоставлен какой-либо другой документ- основание для внесения изменений? Или внесение изменение в бюджетное обязательство не допустимо? Возможно ли такое изменение договора по 44-ФЗ? При передаче прав Поставщику 2 расторжение договора будет тоже с ним?

    договор уступки права требования
  • Поделиться

Ответы юристов ( 1 )

  • 29 ответов
  • 13 отзывов

пунктом 7 ст. 448 ГК РФ установлено, что, если в соответствии с законом заключение договора возможно только путем проведения торгов, победитель торгов не вправе уступать права (за исключением требований по денежному обязательству) и осуществлять перевод долга по обязательствам, возникшим из заключенного на торгах договора. Обязательства по такому договору должны быть исполнены победителем торгов лично, если иное не установлено законом.
Минфин России, рассматривая вопрос о допустимости цессии по государственным (муниципальным) контрактам, в Письмах от 28.09.2017 N 24-03-07/63453, от 05.09.2017 N 24-05-09/57010 указывает на то, что оплата поставленного товара (выполненных работ, услуг) по государственному (муниципальному) контракту цессионарию несовместима с нормами бюджетного законодательства. В частности, бюджетным законодательством не предусмотрены правила, регламентирующие возможность уступки прав требований по расходным обязательствам публично-правового образования, а также порядок внесения изменений в ранее предоставленные данные о контрагенте, позволяющие осуществить санкционирование расходов.
Оплата по контракту, а также возврат обеспечения исполнения контракта возможны только поставщику (подрядчику, исполнителю), платежные реквизиты которого указаны в таком контракте.
Кроме того, отдельные процедуры определения поставщиков (исполнителей, подрядчиков) проводятся среди ограниченного круга участников закупки и их проведение рассматривается как мера государственной поддержки указанных участников. В этой связи контролирующий орган делает вывод, что требования об оплате по государственным (муниципальным) контрактам являются требованиями, в которых личность кредитора имеет существенное значение для должника (Письмо Минфина России от 05.09.2017 N 24-05-09/57010).
В Письме Минфина России от 21.07.2017 N 09-04-04/46799 указано, что из содержания положений ст. ст. 24 и 103 Закона N 44-ФЗ, ст. 38, п. 3 ст. 219 Бюджетного кодекса РФ следует, что личность поставщика (подрядчика, исполнителя) по контракту имеет существенное значение для государственного заказчика.
Данная позиция также отражена в Определении Верховного Суда РФ от 04.07.2016 N 310-ЭС16-7341. Согласно указанному Определению при отсутствии согласия должника на уступку права требования по муниципальному контракту договор цессии в части уступки права требования по такому контракту противоречит нормам ГК РФ, БК РФ и является недействительной (ничтожной) сделкой.
Таким образом, любая переуступка права требования по государственным контрактам, по мнению Минфина России, в настоящее время противоречит бюджетному законодательству РФ и создает определенные риски для бюджетной системы.
Однако суды, толкуя ч. 5 ст. 95 Закона N 44-ФЗ, делают вывод, что запрет направлен на обеспечение надлежащего исполнения исполнителем основного обязательства, являющегося предметом контракта, для защиты интересов заказчика от возможной уступки прав и обязанностей по заключенному контракту в части исполнения обязательств по поставке товара, выполнению работ, оказанию услуг и не препятствует совершению уступки прав (требований) из контракта по оплате. При этом, если в контракте имеется условие об обязанности поставщика (исполнителя, подрядчика) получать согласие заказчика на проведение таких сделок, уступка законна только при наличии согласия.
Так, например, в Постановлении Третьего арбитражного апелляционного суда от 12.01.2016 по делу N А33-12051/2015 суд относительно спорного вопроса пришел к следующему выводу: довод ответчика о том, что уступка требований, вытекающих из муниципального контракта, не допускается законом, отклоняется апелляционной инстанцией, поскольку положениями Закона N 44-ФЗ не предусмотрен запрет заключения подрядчиком договора уступки права требования оплаты выполненных по контракту работ. Вместе с тем перемена подрядчика, которая не допускается в силу положений ч. 5 ст. 95 Закона N 44-ФЗ, в данном случае не имела места.
Аналогичный вывод содержится также в Постановлениях Арбитражного суда Московского округа от 16.11.2016 N Ф05-13058/2016, Арбитражного суда Уральского округа от 04.05.2016 N Ф09-3069/16.
По мнению Верховного Суда РФ (Определение от 20.04.2017 по делу N 307-ЭС16-19959, А26-10174/2015, Определение от 21.11.2016 N 309-ЭС16-11778 по делу N А34-4163/2015), закон позволяет уступать (передавать) права требования по государственному (муниципальному) контракту третьим лицам после выполнения работ или расторжения контракта. Не допускается передача прав до исполнения подрядчиком обязанностей, предусмотренных контрактом. Соответственно, если судом будет установлено, что соглашение об уступке заключено до того, как были выполнены работы, в удовлетворении требований цессионарию будет отказано.

95 Закона N 44-ФЗ, в данном случае не имела места.

Re: Эксперты – уступка прав требования по КОНТРАКТУ возможна

Vitaliy » 10 ноя 2014, 13:21

Между тем природа этих документов до сих пор неясна.

Добавить комментарий