Фиктивные сделки и их юридические последствия в группе оснований недействительности сделки

Фиктивные сделки и их юридические последствия в группе оснований недействительности сделки

Институт недействительности сделки состоит из системы, в которой отдельные основания можно разделить по общим признакам. В этой связи во многих источниках можно найти деление недействительных сделок на сделки с пороками содержания, воли, формы и субъекта. При этом классификация сделок по вышеперечисленным признакам носит условный характер, поскольку некоторые недействительные сделки могут подпадать под несколько из указанных оснований.

В системе оснований недействительности сделки мнимые и притворные сделки занимают особое место. Следует отметить, что среди совокупности оснований недействительности сделок мнимые и притворные сделки стоят особняком, поскольку олицетворяют собой намеренный обман, воплощенный в сделке.

Трудно переоценить значимость установления недействительности мнимых и притворных сделок в любой системе правовых отношений, поскольку данные сделки могут существенным образом негативно повлиять на экономические интересы добросовестных участников гражданского оборота. Данные сделки являются инструментом в руках недобросовестных участников гражданского оборота и используются ими для получения заранее запланированных правовых результатов.

Совершая мнимые и притворные сделки, субъекты гражданского оборота злоупотребляют принципом свободы договора, поскольку обманными действиями пытаются напрямую не нарушать закон, при этом совершая действия, дискредитирующие гражданский оборот и негативно влияющие на правовое положение его отдельных субъектов.

Вопрос классификации мнимых и притворных сделок среди оснований недействительности сделки подвержен дискуссиям. В юридической литературе некоторые авторы относят данные сделки к сделкам с пороком воли, другие — к сделкам с пороком содержания.

Так, в советское время О.С. Иоффе указывал, что мнимые и притворные сделки являются сделками с пороком содержания . Аналогичных взглядов в настоящее время придерживается И.В. Матвеев . В комментарии под редакцией С.А. Степанова относительно классификации мнимых и притворных сделок можно найти следующее утверждение: «…мнимые и притворные сделки ничтожны по пороку содержания — лица, их совершающие, не желают наступления юридических последствий совершаемых сделок» .
———————————
Иоффе О.С. Советское гражданское право. М., 1967. С. 291.
Матвеев И.В. Правовая природа недействительных сделок. М., 2002. С. 76.
Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (учебно-практический). Части первая, вторая, третья, четвертая (постатейный) // С.С. Алексеев, А.С. Васильев, В.В. Голофаев и др.; Под ред. С.А. Степанова. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект; Екатеринбург: Институт частного права, 2009. С. 61.

Следует отметить, что содержание сделки является одним из ее элементов и представляет собой совокупность составляющих сделку условий, которые необходимы для возникновения гражданских правоотношений. Если совокупность составляющих сделку условий противоречит закону, то сделка является недействительной. Поэтому соответствие содержания сделки закону является самостоятельным условием ее действительности, несоблюдение которого влечет недействительность сделки.

К сделкам с пороком содержания традиционно относят сделки, не соответствующие требованиям закона или иных нормативно-правовых актов (ст. 168 ГК РФ), и сделки, совершенные с целью, противной основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК РФ). Указание на порок содержания в вышеперечисленных нормах является оправданным, поскольку из самого факта совершения данных сделок очевидно, что их содержание не соответствует закону.

Однако отождествление мнимых и притворных с противозаконными сделками представляется спорным действием. Если составляющие сделку условия противоречат императивным предписаниям закона, то очевидно, что такая сделка не требует исполнения.

В случае с мнимыми и притворными сделками зачастую до решения суда неясно, является ли сделка действительной, ведь при одностороннем отказе от исполнения такой сделки могут последовать соответствующие правовые последствия. Хотя очевидно, что притворные сделки, в которых скрытая сделка противоречит закону, иным нормативно-правовым актам либо является совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности, совершены с пороком содержания.

В настоящее время большинство цивилистов склоняются к отнесению мнимых и притворных сделок к группе недействительных сделок, совершенных с пороком воли. В трудах Ф.С. Хейфеца, О.В. Гутникова и многих других ученых можно найти выводы о наличии порока воли в мнимых и притворных сделках . В учебниках по курсу гражданского права под редакцией А.П. Сергеева и О.Н. Садикова указанные сделки отнесены к группе недействительных сделок с пороком воли .
———————————
Хейфец Ф.С. Недействительность сделок по российскому гражданскому праву. М., 2000. С. 84; Гутников О.В. Недействительные сделки в гражданском праве: теория и практика оспаривания. М.: Бератор-Пресс, 2003. С. 162.
Сергеев А.П. Гражданское право: Учебник. Том 1. М., 2011; Садиков О.Н. Гражданское право. Том I. М.: Юридическая фирма «Контракт»; ИНФРА-М, 2006.

Под волей понимается сознательная регуляция субъектом своей деятельности и поведения, обеспечивающая достижение цели. Так, С.Л. Рубинштейн указывал: «…действия, регулируемые осознанной целью и отношением к ней как к мотиву, — это и есть волевые действия» . Необходимо отметить точное утверждение, сделанное О.С. Иоффе, о том, что закон исходит из единства в нормировании сделки как волевого юридического факта . Из данного утверждения складывается юридическая презумпция соответствия воли и волеизъявления, действующая, пока не доказано обратное.
———————————
Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание // Избранные философско-психологические труды. Основы онтологии, логики и психологии. М.: Наука, 1997. С. 173.
Иоффе О.С. Указ. соч. С. 458.

При совершении сделки воля лица выражается в волеизъявлении, которое является конструктивным элементом сделки. В случае если воля лица по каким-либо причинам не совпадает с выраженным в сделке волеизъявлением, имеет место порок воли, вследствие которого сделка является недействительной.

Неправильное формирование воли субъекта может быть вызвано внешним воздействием на сторону сделки (сделки, совершенные под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой или стечения тяжелых обстоятельств, — ст. 179 ГК РФ), а также внутренними обстоятельствами, вследствие которых сторона сделки выразила волеизъявление, не соответствующее действительной воле (сделки, совершенные гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими, — ст. 177 ГК РФ; сделки, совершенные под влиянием заблуждения, — ст. 178 ГК РФ).

При совершении мнимых и притворных сделок имеет место лишь внешняя видимость волеизъявления при фактическом отсутствии воли, характерной для совершаемой сторонами сделки. Мнимая или притворная сделка есть лишь выражение обманного волеизъявления сторон, которое используется для достижения определенных выгод. Следует также добавить, что в мнимых и притворных сделках всегда присутствует скрытая цель, выражающаяся в определенных правовых последствиях, которые желают достичь стороны, совершающие такую сделку.

С точки зрения критики отнесения мнимых и притворных сделок к недействительным сделкам с пороком воли можно говорить о том, что в таких сделках стороны желают совершения данных сделок, поэтому отсутствует несовпадение воли и волеизъявления в данных сделках. Эта позиция представляется ошибочной, поскольку умышленное выражение сторонами волеизъявления, сопряженного с обманом, не устраняет наличие порока воли в сделке.

В мнимых и притворных сделках действительная воля сторон направлена на достижение иных правовых последствий, а не тех, которые должны возникнуть в результате совершения ими сделки (мнимой или притворной) в нормальных условиях (без скрытой цели).

Необходимо учитывать имеющиеся различия, связанные с квалификацией мнимых и притворных сделок.

Для квалификации мнимой сделки прежде всего необходимо выяснить скрытую цель сторон, в то время как при квалификации притворной сделки необходимо обратить внимание на фактические правоотношения сторон.

Субъективная сторона притворных сделок имеет свои особенности, вследствие чего в судебной практике возникают проблемы с квалификацией притворных сделок при отсутствии обоюдного волеизъявления сторон на совершение таких сделок. Указанный вопрос является достаточно сложным, поскольку с одной стороны стоит защита прав и законных интересов лиц, пострадавших от совершения притворных сделок, с другой — историческое мнение большинства цивилистов, считающих, что притворная сделка должна иметь прямой умысел на ее совершение обеих сторон. Н.В. Рабинович, М.С. Мурашко и многие другие полагают, что притворные сделки должны обладать совместным умыслом обеих сторон на совершение притворной сделки . Представляется, что данная позиция является не бесспорной, поскольку в полной мере не отражает юридическую сущность притворной сделки.
———————————
Рабинович Н.В. Недействительность сделок и ее последствия. Л., 1960. С. 86; Мурашко М.С. Притворные сделки в судебной практике // Российская юстиция. 2006. N 3. С. 4 — 11.

При квалификации сделки как притворной необходимо учитывать действительные (фактические) правоотношения сторон. Данное положение согласуется с принципом свободы договора: стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами. Если фактические правоотношения сторон не противоречат действующему законодательству, в частности нормам о недействительности сделки, то они и исполняются сторонами.

Установление правовых последствий притворной сделки есть придание легитимности лишь действительным правоотношениям сторон, тогда как фиктивные правоотношения, по сути, не имеют юридического смысла. Если действия, которые действительно имеются в виду, противоречат закону или иным нормативно-правовым актам, то к данным действиям должны применяться соответствующие правовые последствия, вне зависимости от обоюдности умысла сторон на совершение притворной сделки.

В судебной практике имеется большое количество решений, в которых притворными признавались сделки, имеющие умысел на совершение данной сделки у одной стороны. Вторая сторона имеет лишь косвенный умысел и соглашается с условиями, предложенными ей другой стороной. В качестве примера таких сделок могут выступать распространенные гражданско-правовые договоры купли-продажи недвижимого имущества, прикрывающие договоры долевого участия в строительстве, которые по решениям многих судов были справедливо признаны притворными . О притворности вышеуказанных сделок, в частности, отмечалось О.Г. Ершовым, О.А. Щеславской и С.Ю. Сапрыкиным .
———————————
Определение Московского городского суда от 20 декабря 2010 г. по делу N 33-36882. Аналогичные выводы содержатся в других судебных постановлениях, в частности: Определение Московского городского суда от 10 мая 2011 г. по делу N 33-13434; Определение Московского городского суда от 4 мая 2011 г. по делу N 33-13264.
Ершов О.Г. Предварительный договор в строительстве // Право и экономика. 2010. N 11; Щеславская О.А., Сапрыкин С.Ю. Как обманывают при покупке квартиры: Руководство для противодействия. М.: ГроссМедиа; РОСБУХ, 2007. С. 15.

С учетом изложенного можно обратить внимание на правоприменительную практику Англии и Австралии, в которых суды применяют фактические правоотношения к различным сделкам, прикрывающим трудовые договоры, при этом данные сделки признают фиктивными (sham) .
———————————
Autoclenz Ltd v. Belcher and ors. [2011] UKSC 41. Практика применения фиктивных сделок в Австралии взята с сайта: http:// www.abcc.gov.au/ Factsheets/ Independentcontractors/ Pages/ ShamContractArrangements.aspx.

Российские суды в случае доказанности трудовых правоотношений также обязывают работодателей официально их оформить в случаях, когда по инициативе «работодателя» были заключены гражданско-правовые договоры . Однако в основу решений российских судов по данным делам берется ст. 11 ТК РФ, в которой указано, что в случаях, когда судом установлено, что договором гражданско-правового характера фактически регулируются трудовые отношения между работником и работодателем, к таким отношениям применяются положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права.

Вышеуказанная норма, равно как п. 2 ст. 170 ГК РФ, устанавливает легитимность действительных правоотношений сторон. При этом действие данной нормы осуществляется вне зависимости от обоюдности волеизъявления сторон, заключивших «вымышленную» сделку, что позволяет в полной мере защищать нарушенные права лиц, пострадавших от совершения таких сделок.
———————————
Постановление Президиума Московского областного суда от 20 сентября 2006 г. N 583 по делу N 44г-3666; Постановление Президиума Московского городского суда от 31 января 2008 г. по делу N 44г-37; Определение Московского городского суда от 4 мая 2011 г. по делу N 33-13264; Определение Московского городского суда от 18 апреля 2011 г. по делу N 33-11364.

Подводя итог, следует утверждать о наличии отличительных особенностей мнимых и притворных сделок, которые могут способствовать разграничению данных сделок в системе оснований недействительности сделки. Нельзя не отрицать наличие порока воли в мнимых и притворных сделках. В то же время необходимо четко проводить различия, связанные с квалификацией указанных сделок.

При квалификации мнимых сделок необходимо определить истинную цель сторон, в то время как в притворных сделках необходимо выяснить действительные правоотношения сторон, которые могут иметь иной характер правоотношений, нежели тот, который характерен для совершенной сторонами сделки.

Голофаев и др.

Виды последствий недействительности сделок

То, какие последствия «дефектности» договора будут в каждом конкретном случае применяться, зависит от обстоятельств его заключения. Соответственно, от разновидности таких последствий зависит то чего могут лишиться или что могут приобрести стороны по итогам судебных баталий.

Если же вина стороны в этом есть, то передача имущества в натуре просто заменяется на денежную компенсацию.

Недействительные сделки: оспоримые и ничтожные

Недействительные сделки: оспоримые и ничтожные

Теория права, как и всякая другая теория, богата на классификации. Некоторые из них сугубо доктринальны – сформированы специалиами-теоретиками в научной литературе, другие прямо закреплены в законе.

Сделки, как один из главных институтов гражданского права, также породили множество классификаций. Одна из них основана на недействительности сделок.

Недействительность – состояние сделки, при котором данное конкретное волеизъявление сторон не влечет юридических последствий в связи с названными законом событиями.

ГК РФ определил две степени такого состояния: оспоримость и ничтожность сделки.

Оспоримой будет сделка, для признания факта недействительности которой необходимо решение суда. Ничтожная сделка – не порождающая правовых последствий независимо от признания суда таковой. Стороны гражданских правоотношений сами могут уверенно сказать, что ничтожная сделка является недействительной при наличии определенных факторов.

На практике получается следующее:

ГК РФ описывает ряд причин, при существовании которых сделку можно считать оспоримой либо недействительной. Однако при наличии спора по поводу сделки всегда найдется сторона, которой будет невыгодно признание сделки недействительной. В таком случае ясно, что возможность признать сделку ничтожной без участия суда ничего не даст другой стороне – судебного разбирательства не избежать.

При этом третьи лица (служащие государственных/муниципальных органов, должностные лица, сотрудники иных организаций) также не воспринимают сделки недействительными без судебного решения. Как правило, все попытки убедить чиновника в том, что налицо основания считать сделку ничтожной, наталкиваются на безапелляционную фразу о том, что сделка не оспорена, не признана недействительной в установленном порядке.

Вывод напрашивается следующий: закон четко разграничивает недействительные сделки на оспоримые и ничтожные, однако на практике разница между ними весьма условна.

Согласно действующей редакции ГК РФ сформируем следующие основания оспоримых и ничтожных сделок.

Оспоримые сделки:

– противоречащие целям деятельности организации;

– заключеннные без требующегося согласия третьего лица;

– совершенные с превышением договорных, уставных ограничений, положений доверенности или обстановки совершения сделки;

– совершенные представителем или органом юридического лица в ущерб интересам представляемого;

– сделки несовершеннолетнего в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет без согласия законных представителей;

– сделки ограниченно-дееспособного гражданина по распоряжению имуществом – без согласия попечителя.

– сделки дееспособного гражданина, находившегося в состоянии, когда он не был способен понимать смысл своих действий и руководить и аналогичные сделки, гражданина, впоследствии признанного недееспособным;

– заключенные под влиянием заблуждения;

– совершенные под влиянием насилия, угрозы, обмана либо на крайне невыгодных условиях (кабальные сделки).

К ничтожным сделкам ГК РФ относит:

– нарушающие закон и при этом посягающие на публичные интересы либо законные права и интересы третьих лиц;

– совершенные с целью, противоположной основам правопорядка или нравственности;

– сделки гражданина, недееспособного вследствие психического расстройства;

– сделки несовершеннолетнего в возрасте до четырнадцати лет;

– сделки в отношении имущества, ограниченного в обороте.

В данном виде перечни недействительных сделок сформированы сравнительно недавно. До принятия ФЗ № 100 от 07.05.2013, противоречащие закону сделки считались ничтожными.

Сделки, оформленные без согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа, а также сделки в отношении имущества, ограниченного в обороте, не выделялись в отдельную категорию.

Также законодателем было скорректировано множество дополнительных условий для признания сделок недействительными.

Пороки сделок.

Мнимые, притворные, нарушающие основы законности, нравственности и правопорядка сделки, сделки с заинтересованностью и злоупотреблением правом.

Эти виды недействительных сделок характеризует общий фактор: наличие отрицательного умысла в их совершении. Это видно даже из самих понятий – злоупотребление, притворность, мнимость, нарушение основ законности и правопорядка. Неудивительно, что законодатель определил сделки с данными пороками как ничтожные.

Данные категории относятся к содержанию понятия мораль, соответственно, четких критериев не имеют. Если превышение допустимых пределов морали не бросается в глаза – исход дела зависит от усмотрения суда и аналогичные ситуации могут быть трактованы по-разному. Особенно в случае со злоупотреблением правом.

Как правило, при квалификации данных понятий суды прибегают к непривычным формулировкам для «сухих» текстов судебных актов – для достижения соответствующего правового эффекта.

Судьи ссылаются на основополагающие принципы российского права (Постановление АС ЗСО по делу № А81-4794/2012 от 17.11.2014, принципы, установленные в Конституции РФ (запрет реализации прав и свобод человека и гражданина с нарушением прав и свобод других лиц – Постановление АС ЗСО от 14.11.2014 по делу № А27-3373/2014), на баланс между диспозитивностью и императивностью в арбитражном процессе (Постановление АС ЗСО от 30.10.2014 по делу А70-2276/2014) и оперируют иными подобными понятиями.

Отдельно можно отметить сложность в разграничении мнимых/ притворных сделок и сделок, совершенных с учетом принципа свободы договора.

В целях обеспечения правильного и однообразного подхода судов к данному вопросу Пленум Высшего арбитражного суда Российской Федерации в Постановлении от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах» дал соответствующие разъяснения.

Если право стороны возникло из условия договора, отличающегося от диспозитивной нормы или исключающего ее применение, и сторона злоупотребляет им, либо злоупотребляет своим правом, возникшим из императивной нормы, суд отказывает этой стороне в защите права полностью или частично – пункт 8 Постановления.

Однако это не исключает появление судебных актов, в которых субъективное мнение суда сыграло решающую роль в таком разграничении (Постановление АС ЗСО по делу № А27-18417/2013 от 19.12.2014).

Сделки, совершенные за пределами полномочий или ограничений.

Нас интересуют сделки, описанные в статьях 173 – 174.1. ГК РФ, в частности, сделки, совершенные без необходимого согласия третьего лица, органа юридического лица, либо государственного/муниципального органа (ст. 173.1.) и сделки в отношении имущества, распоряжение которым ограничено (ст. 174.1.), поскольку эти разновидности недавно включены в закон.

По общему правилу, данные сделки оспоримы, за исключением сделок в отношении ограниченного в обороте имущества -данная сделка считается ничтожной. При этом обязанность по доказыванию осведомленности второй стороны об отсутствии согласия лиц, указанных в п. 1 ст. 173 ГК РФ, возлагается на истца.

Несмотря на недолгий срок, прошедший с момента действия указанных статей, судебная практика по ним уже начала формироваться в разных регионах.

В отношении ст. 173.1 ГК РФ:

Постановление Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области № А56-77708/2014 от 19.02.2015), Постановление Семнадцатого Арбитражного апелляционного суда по делу № А60-19618/2014 от 30.12.2014, Решение Арбитражного суда города Москвы по делу А40-31592/14 от 26.12.2014 и др. В Решении Арбитражного суда города Москвы недействительность сделки при отсутствии согласия третьего лица раскрывается следующим образом: ответчик сфальсифицировал от имени истца заявление в центр поддержки клиентов ОАО «Вымпелком» (третье лицо) на отчуждение принадлежащих истцу телефонных номеров, в связи с этим согласие кредитора ОАО «Вымпелком» было получено на основании сфальсифицированного документа. Суд пришел к выводу, что указанные обстоятельства подпадают под регулирование ст. 173.1. ГК РФ.

В отношении статьи 174.1. ГК РФ:

Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда по делу № А56-34340/2014 от 17.02.2015. Суд указал, что п. 2 ст. 174.1. ГК РФ ведены особые правила для случаев, когда а запрет наложен в судебном или ином порядке (например, установлен судебным приставом-исполнителем). Сделка с нарушением такого запрета, не мешает заинтересованному лицу реализовывать свои права. Тем самым обеспечены права добросовестного покупателя.

Сделки с искажением воли стороны.

В указанную категорию входят сделки под влиянием заблуждения, обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств. В таких сделках деформируется действительная воля стороны. Данные сделки оспоримы.

Самой сложной по квалификации можно назвать сделку с заблуждением. Обман, насилие, угрозы и неблагоприятные обстоятельства изначально более просты для квалификации.

Не любое заблуждение относительно сущности сделки будет являться существенным. Так, в судебной практике отмечается, что недостаточность познаний в области экономики и права, отсутствие информации для оценки финансовой целесообразности условий принятия в состав общества, неосмотрительность гражданина при совершении сделки сами по себе не свидетельствуют о неспособности участника экономической деятельности понимать значение своих действий (Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда по делу № А09-8237/2014 от 23.0.2015).

В качестве положительного обстоятельства нельзя не отметить конкретизацию законодателем условий, при наличии которых заблуждение считается достаточно существенным – в сравнении с редакцией, действовавшей до принятия ФЗ № 100 от 07.05.2013. Несмотря на это, универсальных критериев для определения заблуждения стороны при совершении сделки нет, в каждом конкретном случае суду необходимо определять наличие соответствущих факторов.

С учетом того, что тема «недействительность сделок» – очень обширная, многообразная тема, то ее нужно рассматривать с учетом множества аспектов. Одним из таких аспектов является и разнообразная судебная практика, касающаяся не только общих оснований недействительности сделок, но и специальных (допустим, предусмотренных в законе о банкротстве).

При этом я считаю, что практику целесообразно изучать в системе, то есть смотреть не только по особенностям применения одной, интересующей нормы, но и практику по всем нормам, касающимся недействительности сделок. Я бы также рекомендовала уделить внимание и предшествующей редакции соответствующих правовых норм.

В случае, если Ваш судебный спор или иной спор, договорная работа или любая другая форма деятельности касается вопросов, рассмотренных в данном или ином нашем материале, рекомендуем проверить и убедиться, что Ваша правовая позиция соответствует последним изменениям практики и законодательству.

Читайте также:  Заявление об установлении факта принадлежности завещания - бланк 2020

Мы будем рады оказать Вам юридическую помощь по поводу минимизации юридических рисков и имеющимся возможностям. Мы постараемся найти решение, подходящее именно для Вас.

Звоните по телефону +7 (383) 310-38-76 или пишите на адрес info@vitvet.com.

Предлагаем своим клиентам наши юридические услуги по следующим направлениям:

Наша юридическая компания оказывает различные юридические услуги в разных городах России (в т.ч. Новосибирск, Томск, Омск, Барнаул, Красноярск, Кемерово, Новокузнецк, Иркутск, Чита, Владивосток, Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург).

Будем рады увидеть вас среди наших клиентов!

Звоните или пишите прямо сейчас!

Телефон +7 (383) 310-38-76
Адрес электронной почты info@vitvet.com

Юридическая фирма “Ветров и партнеры” (г. Новосибирск)
больше чем просто юридические услуги

Также законодателем было скорректировано множество дополнительных условий для признания сделок недействительными.

Фиктивные сделки для «обналички» и прочих налоговых злоупотреблений: антисоциальные, мнимые или притворные?

Некоторое время тому назад Артем Георгиевич Карапетов в своем блоге на Фейсбуке задал вопрос аудитории – как квалифицировать договор в виде договора оказания услуг, который компания «заключила» исключительно с целью прикрыть перечисление денежных средств без надлежащего встречного предоставления и с целью занижения налоговой базы.

Варианты были предложены известные: квалифицировать такую сделку по ст. 169 ГК РФ, как сделку, противную основам правопорядка и нравственности, либо по п. 1 ст. 170 ГК РФ как мнимую, либо по п. 2 ст. 170 ГК РФ как притворную.

Еще только пробежав глазами публикацию я самонадеянно решил, что ответ не должен быть сложным: по применению ст. 169 ГК РФ к подобным случаям уже достигнут определенный консенсус, а разграничить сделку в рамках ст. 170 ГК РФ не должно быть особо трудно. Однако, вдумавшись в суть вопроса и почитав предложенные коллегами ответы на него, я понял, что все не так уж и просто.

И если возможность применения к изучаемым отношениям ст.169 ГК РФ действительно может быть отставлена, на мой взгляд, практически сразу, то в части квалификации действий в рамках ст. 170 ГК РФ надо немного подумать.

Против квалификации обсуждаемой сделки как противной основам правопорядка и нравственности есть соображения как догматического, так и политико-правового характера, которые широко обсуждались и до меня.

Статья. 169 ГК РФ, как известно, устанавливает недействительность сделок по основанию противозаконности, то есть по основанию, пересекающемуся с основанием недействительности, установленным 168 ГК РФ. Но противозаконности не простой, а, в отличие от ст. 168 ГК РФ, выражающейся не в формальном противоречии содержания сделки предписаниям закона, а ее противоречия основам правопорядка и нравственности в самой цели совершения сделки, из чего толкованием выводится также признак умышленность совершения этой сделки с такой целью (тут уже статья начинает напоминать применяемую судами связку ст. 10 и ст. 168 ГК РФ).

Вполне обоснованно мнение, что как совершенную с целями противоречащим основам правопорядка и нравственности можно представить, в общем, любую сделку [2]. Особенно, если критерии того, что есть эти самые основы, определены нечетко. Из этого можно заключить, что если мы отпустим такую статью в «свободное плавание» без ограничительного толкования, вопрос противоречия конкретной сделки основам правопорядка и нравственности целиком уйдет в сферу судебного усмотрения, что ярко можно проиллюстрировать цитатой из практики Конституционного Суда, не видевшего, к слову, в таком положении вещей ничего страшного: «Антисоциальность сделки, дающая суду право применять данную норму Гражданского кодекса Российской Федерации, выявляется в ходе судопроизводства с учетом всех фактических обстоятельств, характера допущенных сторонами нарушений и их последствий» (Определение Конституционного Суда РФ от 8 июня 2004 г. N 226-О) [3]. Получалось, что антисоциальными могут начать признаваться вообще любые сделки, имеющие целью нарушения каких угодно норм закона, что и начало проявляться особенно ярко как раз таки в спорах о признании недействительными сделок, способствовавших уклонению от уплаты налогов [3].

По указанной причине и среди юристов и в судебной практике стало господствовать мнение, что ст. 169 ГК РФ все-таки должна применяться не просто к противозаконным сделкам, лишь не соответствующим по своим условиям императивным нормам, но покушающимся на правопорядок всем своим составом, причем покушающимся действительно на какие-либо его фундаментальные нормы. Как разъяснялось еще в Постановлении Пленума ВАС РФ Пленума ВАС РФ № 22 от 10 апреля 2008 г. «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с применением статьи 169 Гражданского кодекса Российской Федерации», а впоследствии и перенесено п. 85 Постановления Пленума ВС РФ №25 от 23 июня 2015 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»: « … К названным сделкам могут быть отнесены, в частности, сделки, направленные на производство и отчуждение объектов, ограниченных в гражданском обороте (соответствующие виды оружия, боеприпасов, наркотических средств, другой продукции, обладающей свойствами, опасными для жизни и здоровья граждан, и т.п.); сделки, направленные на изготовление, распространение литературы и иной продукции, пропагандирующей войну, национальную, расовую или религиозную вражду; сделки, направленные на изготовление или сбыт поддельных документов и ценных бумаг; сделки, нарушающие основы отношений между родителями и детьми» [4].

И к этому был добавлен еще один ограничитель: «Для применения статьи 169 ГК РФ необходимо установить, что цель сделки, а также права и обязанности, которые стороны стремились установить при ее совершении, либо желаемое изменение или прекращение существующих прав и обязанностей заведомо противоречили основам правопорядка или нравственности, и хотя бы одна из сторон сделки действовала умышленно» (тот же п.85 Постановления Пленума №25 от 23.06.2015) [4].

То есть для квалификации сделки по данной статье ее противность основам правопорядка и нравственности должна заключаться не в самом по себе совершении сделки вопреки положениям норм позитивного права – иначе бы под ее действие попадали все без исключения противозаконные сделки, и из гражданского кодекса можно было бы исключить ст. 168, устанавливающую недействительность «простых» противозаконных сделок, да и множество иных специальных составов недействительности сделок – а в нарушении сделкой таких коренных основ правопорядка, которые вообще выводят отношения по этой сделке из обычного гражданского оборота в совокупности с умыслом на совершение ее именно с такой целью.

Чтобы у судов не было сомнений, что сделки, которые хотя и способствуют уклонению от уплаты налогов, но не имеют своим предметом полностью незаконные действия, не квалифицируются по ст.169 ГК РФ было прямо разъяснено, что «Нарушение стороной сделки закона или иного правового акта, в частности уклонение от уплаты налога, само по себе не означает, что сделка совершена с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности» [4]

Такое понимание ст. 169 ГК РФ, ограничивающее известным образом ее действие я считаю совершенно целесообразным согласно духу системы гражданского законодательства, устанавливающего большое количество специальных составов недействительности сделок именно потому, что их узкое толкование и применение необходимо для поддержания стабильности оборота, уверенности в действительности актов. Запускать в эту систему норму – универсальную убийцу сделок не следует.

Применительно к приведенной Артемом Георгиевичем в качестве примера сделке ее тестирования на действительность по ст. 169 ГК РФ будет выглядеть следующим образом. Анализируемая сделка представляет собой безвозмездное перечисление денежных средств, находящихся в собственности юридического лица в пользу третьих лиц, часто подставных, с последующим получением выведенных средств в пользу бенефициаров компании, которые обращают их, в конечном итоге, в свою собственность, или непосредственное перечисление таких денежных средств самим бенефициарам. При этом, чтобы такая хозяйственная операция уменьшала базу для уплаты налогов, необходимо, чтобы уплата этих денежных средств производилась за какое-либо экономически обоснованное встречное предоставление. И сделка ради этого облачается в «одежды» возмездного договора. Но изначальная суть сделки от этого не изменяется. Такая сделка налоговую «экономию» имеет только в качестве побочного «бонуса». Ничего ведь не мешает сторонам, например, если они одумаются, все-таки не учесть перечисление по ней в перечне расходов, заплатить с нее прочие налоги, и оставить ее странные одежды только как причуду владельцев бизнеса. И убыток государства от совершения такой сделки также не превышает сумму не уплаченных от занижения такой сделкой налоговой базы налогов, то есть не составляет всю сумму операции. То есть не образуется всего состава недействительности сделки, который требуется при узком толковании ст. 169 ГК РФ, а применение последствий ее недействительности в виде взыскания всего полученного по ней в доход государства будет явно неадекватно. (Вообще, на мой взгляд, такое последствие недействительности сделки по ст. 169 ГК РФ, уж покуда оно может быть введено законом, может устанавливаться разве что только в отношении сделок с предметами, изъятыми из оборота полностью по мотивам их опасности для жизни и здоровья или использованными в преступных целях).

Если же сделка облачена в ненадлежащую форму еще и с целью вывода активов должника от кредиторов или участников общества, то тут имеются иные, специально введенные для оспаривания таких сделок, нормы – оспаривание крупных сделок и сделок с заинтересованностью, конкурсное оспаривание сделок во вред кредиторам, наконец, связка ст. 10 и ст. 168 ГК РФ что имеет право на существование, хотя использование ее и может быть подвергнуто критике по тем же соображениям, что и широкое применение ст. 169 ГК РФ.

Получается, что во всех основных случаях, когда совершение обсуждаемой сделки образует состав противоправного деяния, закон предусматривает специальные механизмы восстановления прав лиц, чьи права затронуты совершенной сделкой. И, в любом случае, сделка никогда не будет иметь полностью незаконный состав, что, на мой взгляд, необходимо для квалификации ее по ст. 169 ГК РФ.

Если квалифицировать недействительность обсуждаемого типа сделок по ст. 169 ГК РФ я считаю неправильной, то из предложенных вариантов остались п. 1 или п. 2 ст. 170 ГК РФ, то есть квалифицировать такую сделку как мнимую, или же как притворную.

Первым пришедшим мне в голову решением было определить сделку как мнимую. Согласно п. 1 ст. 170 ГК РФ «мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна».

Вроде бы обсуждаемый нами «договор оказания услуг» этим самым договором оказания услуг не является, услуги никто никому оказывать не собирается, то есть стороны, кажется, действительно заключают его «лишь для вида», не собираясь исполнять. Этот аргумент склоняет в пользу мнимости такой сделки.

Но следует также учесть, что такая сделка не представляет из себя совсем «ничто», или, во всяком случае, не всегда представляет. За ней часто кроется некое реальное действие – передача денежных средств. Мы ведь даже уже особо подчеркнули это выше, при анализе возможности квалифицировать обсуждаемую сделку по ст. 169 ГК РФ. Если это так, то получается, что это «сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях», то есть сделка, ничтожная на основании п. 2 ст. 170 ГК РФ как притворная.

Однако, так разрешить вопрос было бы легко, если бы критерием разграничения мнимых и притворных сделок был сам по себе факт их «механического» исполнения. Есть сделка, стороны которой не желают ее реальных последствий и есть исполнение – сделка притворна, нет исполнения – сделка мнимая. И долгое время такой критерий не только использовался для отграничения мнимой сделки от притворной, и часто приводил к тому, что полностью оставлялись в силе на самом деле фиктивную сделки. Такой подход обоснованно находил своих критиков. Многие обращали внимание на то, что мнимым может быть не только заключение, но и исполнение сделки, что и исполняться сделка может без намерения создать реальные последствия исполнения [1]. Но с принятием Постановления Пленума ВС РФ №25 от 23 июня 2015 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» судебная практика была скорректирована. В пункте 86 Постановления относительно мнимых сделок “. стороны такой сделки могут также осуществить для вида ее формальное исполнение. Например, во избежание обращения взыскания на движимое имущество должника заключить договоры купли-продажи или доверительного управления и составить акты о передаче данного имущества, при этом сохранив контроль соответственно продавца или учредителя управления за ним.” [4]

Такое толкование п.1 ст.170 ГК РФ представляется правильным. Но не приводит ли оно к смешению составов мнимой и притворной сделок? Полагаю, что нет. Просто критерий для отграничения становится другим – таким, каким и должен быть и не отличающимся от того, каким образом отграничиваются от мнимых все другие сделки: « …главное – не в правовых последствиях, а в сохранении фактического контроля над соответствующим имуществом. Сделка, итогом которой не становится смена обладателя фактического контроля над имуществом, рискует быть признана мнимой» комментирует пленум Вадим Анатольевич Белов [2]. То есть то, является ли сделка мнимой или нет (а там она уже может быть и притворной и какой угодно еще) есть тот, происходит ли реальная передача контроля над имуществом или иными благами между лицами, осуществляется ли посредством этой сделки то, что именуется гражданским оборотом или нет (причем в конечном итоге, ведь в процессе некий квази-оборот часто как раз таки происходит). А вот в притворной сделке реальное движение благ имеет место и является целью сделки.

И мнимая, и притворная сделки – это действия, которые совершаются с целью создать ложное впечатление относительно реально складывающихся между сторонами сделки отношений. Но в случае мнимой сделки стороны стремятся создать впечатление оборота благ между сторонами, когда в реальности такой цели не преследуют, в случае с притворной сделкой – при реальном обороте благ создать впечатление оборота благ под иной каузой, чем реально имеют в виду.

Применительно к поставленной задаче вышенаписанное означает, что если смоделированная нами сделка совершена между реально самостоятельными с точки зрения обособления их имущества лицами, имеет целью реальную передачу прав на денежные средства между этими лицами, но облачается в иную форму с некоей целью (уменьшения налоговой базы, создание впечатления возмездности, в иных целях), то налицо ее притворность. Если фактические обстоятельства свидетельствуют о том, что вся цепочка действий не приводит к действительному движению благ между субъектами права – например, действующее в «схеме» юридическое лицо не обладает действительной обособленностью имущества, является лишь мошенническим инструментом и единственной целью всех манипуляций есть только создание вида хозяйственных операций, уменьшающих налоговую базу одного лица (например предпринимателя, «выводящего» на такую компанию свой личный доход под видом расходов и потом обратно получающий его уже под видом расходов фиктивной компании) – то сделка, и даже целая их цепочка, может являться мнимой.

1. Бежецкий А.Ю., Бобровская О.Н. Коллизии в правовом регулировании недействительности мнимых и притворных сделок // “Законодательство”, N 4, апрель 2012 г.;

2. Белов В.А. “Двадцать пятое” постановление Пленума: толкование или. законодательство? // “Вестник экономического правосудия”, N 11, ноябрь 2015 г.;

3. Определение Конституционного Суда РФ от 8 июня 2004 г. N 226-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы открытого акционерного общества “Уфимский нефтеперерабатывающий завод” на нарушение конституционных прав и свобод статьей 169 Гражданского кодекса Российской Федерации и абзацем третьим пункта 11 статьи 7 Закона Российской Федерации “О налоговых органах Российской Федерации”

4. Постановление Пленума ВС РФ №25 от 23 июня 2015 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»;

И долгое время такой критерий не только использовался для отграничения мнимой сделки от притворной, и часто приводил к тому, что полностью оставлялись в силе на самом деле фиктивную сделки.

Последствия недействительности сделки

Действует четыре основных последствия недействительности сделок:

  • двусторонняя реституция – стороны-участницы процесса возвращают друг другу определенные виды полученной выгоды по сделке в натуральной форме, а при невозможности – в материальном эквиваленте;
  • односторонняя реституция – один из участников сделки осуществляет возврат определенных видов полученной выгоды, предусмотренных сделкой, другой стороне, а последняя, в свою очередь, осуществляет передачу полученной или возможной выгоды по сделке в доход РФ;
  • недопущение реституции – и та, и другая стороны процесса все то, что они получили в результате заключенной сделки, передают в доход РФ;
  • возмещение нанесенного ущерба;
  • другие последствия.

Нормы закона устанавливают понятие данного определения двусторонняя реституция это возврат каждой из сторон-участниц процесса осуществляемой сделки в исходное правовое положение, существовавшее до заключения контракта.

Энциклопедия решений. Последствия недействительности договора (сделки)

Последствия недействительности договора (сделки)

Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения (п. 1 ст. 167 ГК РФ).

Это правило в равной мере распространяется как на ничтожные сделки, так и на оспоримые сделки, признанные недействительными судом. Последние также не влекут юридических последствий с момента их совершения (а не с момента, когда их недействительность установлена судебным актом). При этом отказ в иске в связи с тем, что требование основано на оспоримой сделке, возможен только при одновременном удовлетворении встречного иска ответчика о признании такой сделки недействительной или наличии вступившего в законную силу решения суда по другому делу, которым такая сделка признана недействительной. Возражение же ответчика о том, что требование основано на ничтожной сделке, оценивается судом по существу независимо от истечения срока исковой давности для признания этой сделки недействительной (п. 71 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 “О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации”, далее – Постановление N 25).

Общим последствием недействительности сделки является двусторонняя реституция : каждая из сторон недействительной сделки обязана возвратить другой стороне все полученное по сделке. В случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) подлежит возмещению стоимость полученного по сделке, если иные последствия недействительности не предусмотрены законом (п. 2 ст. 167 ГК РФ). Основанием для применения реституции в качестве последствия недействительности сделки является то обстоятельство, что хотя бы одна из сторон сделки приступила к ее исполнению (см. постановление АС Центрального округа от 22.11.2016 N Ф10-4409/16).

Как разъяснено в п. 80 Постановления N 25, по смыслу п. 2 ст. 167 ГК РФ, пока не доказано иное, взаимные предоставления по недействительной сделке, которая была исполнена обеими сторонами, считаются равными. При удовлетворении требования одной стороны недействительной сделки о возврате полученного другой стороной суд одновременно рассматривает вопрос о взыскании в пользу последней всего, что получила первая сторона, если иные последствия недействительности не предусмотрены законом.

При наличии доказательств, подтверждающих, что полученная одной из сторон денежная сумма явно превышает стоимость переданного другой стороне, к отношениям сторон могут быть применены нормы о неосновательном обогащении (пп. 1 ст. 1103, ст. 1107 ГК РФ). В таком случае на разницу между указанной суммой и суммой, эквивалентной стоимости переданного другой стороне, начисляются проценты, предусмотренные ст. 395 ГК РФ, с момента, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств (см. также п. 55 постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 N 7).

Итоговые встречные денежные предоставления, причитающиеся каждой из сторон недействительной сделки в связи с двусторонней реституцией, определяются по результатам проводимого судебного зачета присужденных сумм применительно к ч. 5 ст. 170 АПК РФ (см., например, постановления Президиума ВАС РФ от 07.06.2011 N 1744/11, АС Северо-Кавказского округа от 17.03.2017 N Ф08-402/17 и от 30.04.2015 N Ф08-2290/15). Это означает, в частности, что последствия признания недействительным фактически исполненного сторонами договора купли-продажи, возврат переданного по которому товара невозможен (например, в связи с его дальнейшей продажей покупателем), могут быть сведены к возникновению у сторон встречных обязанностей по уплате друг другу равных денежных сумм и констатации исполнения этих обязанностей по результатам произведенного судом зачета.

При рассмотрении требования о возврате индивидуально-определенной вещи, переданной по недействительной сделке, истец не обязан доказывать свое право собственности на спорное имущество. Индивидуально-определенная вещь подлежит возврату, если она сохранилась у получившей ее стороны (п. 81 Постановления N 25, п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.11.2008 N 126).

В случае недействительности договора, по которому полученное одной из сторон выражалось во временном возмездном пользовании индивидуально-определенной вещью, эта сторона возмещает стоимость такого пользования другой стороне, если оно не было оплачено ранее. Переданная в пользование по такому договору вещь также подлежит возврату. При этом срок исковой давности по иску о возврате индивидуально-определенной вещи не зависит от момента признания сделки недействительной и в силу абзаца второго п. 2 ст. 200 ГК РФ начинается не ранее отказа соответствующей стороны сделки от добровольного возврата вещи (п. 82 Постановления N 25).

Формулировка п. 1 ст. 166 ГК РФ указывает на то, что для применения последствий недействительности ничтожной сделки предъявлять в суд требование о признании сделки недействительной не требуется, поскольку в силу указанной нормы ничтожная сделка недействительна независимо от признания ее таковой судом (см., например, п. 40 постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 29.04.2010 N 10/22). Вместе с тем закон не только не препятствует, но с 1 сентября 2013 года и прямо предусматривает возможность предъявления исков о признании недействительной ничтожной сделки, в том числе и лицом, не являющееся стороной сделки, если гражданским законодательством не установлен иной способ защиты права этого лица и его защита возможна лишь путем применения последствий недействительности ничтожной сделки (п. 3 ст. 166, п. 1 ст. 181 ГК РФ, п. 78 Постановления N 25).

Читайте также:  Расходный кассовый ордер форма КО-2 бланк и образец заполнения

Если из существа оспоримой сделки вытекает, что она может быть лишь прекращена на будущее время, суд, признавая сделку недействительной, прекращает ее действие на будущее время (п. 3 ст. 167 ГК РФ). Подобный подход применим к частично исполненным договорам (постановления АС Дальневосточного округа от 07.12.2015 N Ф03-5256/15, Двенадцатого ААС от 02.08.2017 N 12АП-7607/17). Он может быть актуальным и, например, в отношении договора процентного займа, в случае признания которого недействительным до момента вступления в силу соответствующего решения суда на переданную сумму начисляются договорные проценты, а после вступления решения суда в силу – проценты за пользование денежными средствами на основании п. 2 ст. 1107 ГК РФ (п. 31 постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 08.10.1998 N 13/14).

Наконец, согласно п. 4 ст. 167 ГК РФ суд вправе не применять последствия недействительности сделки, если их применение будет противоречить основам правопорядка или нравственности. В правоприменительной практике использование приведенной нормы обосновывается, например, тем, что применение последствий недействительности сделки нарушит конституционные права третьих лиц (постановление АС Восточно-Сибирского округа от 16.02.2017 N Ф02-254/17), повлечет необратимые негативные экономические и социальные последствия (постановление Третьего ААС от 05.07.2017 N 03АП-2358/17).

Напомним, что в силу ст. 180 ГК РФ недействительность части сделки не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части. Как разъяснено в п. 100 Постановления N 25, признавая сделку недействительной в части, суд в решении приводит мотивы, исходя из которых им был сделан вывод о том, что сделка была бы совершена сторонами и без включения ее недействительной части. При этом в силу принципа свободы договора (п.п. 1 и 4 ст. 421 ГК РФ) признание судом недействительной части сделки не должно привести к тому, что сторонам будет навязан договор, который они не намеревались заключать. В связи с этим при решении вопроса о признании недействительной части сделки или сделки в целом указанный вопрос должен быть вынесен судом на обсуждение сторон (ст. 56 ГПК РФ, ст. 65 АПК РФ)*(1). В частности, если судом установлено, что стороны не намеревались заключить обычный договор аренды, то противоречие закону условия о выкупе арендованного имущества в договоре аренды с выкупом весь договор в целом должен признаваться недействительным.

*(1) Несоблюдение судом этого требования может служить основанием для отмены решения (см., например, постановление АС Западно-Сибирского округа от 20.07.2016 N Ф04-2747/16).

421 ГК РФ признание судом недействительной части сделки не должно привести к тому, что сторонам будет навязан договор, который они не намеревались заключать.

Недействительность части сделки. Момент, с которого сделка признается недействительной

1. Нарушение законодательства сторонами, заключающими сделку, может касаться не всей сделки, а только отдельных ее частей. В таких случаях встает вопрос о судьбе сделки в целом. Ответ на него содержится в ст. 181 ГК: «Недействительность части сделки не влечет за собой недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части». Например, недействительными могут быть признаны отдельные распоряжения завещателя, если их недействительность не затрагивает остальной части завещания и можно предположить, что она была бы включена в завещание и при отсутствии распоряжений, признаваемых недействительными (п. 3 ст. 1052 ГК).

Сделка может быть признана недействительной в части при наличии следующих условий:

1) нарушение норм законодательства не должно относиться к предписанной законодательством форме сделки, правоспособности и дееспособности ее участников;

2) остальные части сделки могут составлять содержание сделки;

3) можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части.

Ряд случаев недействительности части сделки указан в самом ГК (п. 2 ст. 310, п. 2 ст. 371, п. 5 ст. 396, п. 1 ст. 841, ст. 1064 и др.).

2. По общему правилу недействительная сделка признается таковой с момента ее совершения (п. 1 ст. 168 ГК), независимо от того, является ли она ничтожной или оспоримой. Так, при существенном нарушении плательщиком ренты своих обязательств получатель ренты вправе потребовать возврата недвижимого имущества, переданного в обеспечение пожизненного содержания, либо выплаты ему выкупной цены на условиях, установленных ст. 565 ГК. При этом плательщик ренты не вправе требовать компенсации расходов, понесенных в связи с содержанием получателя ренты (п. 2 ст. 576 ГК). Однако если из содержания сделки вытекает, что она может быть прекращена на будущее время, суд, признавая сделку недействительной, прекращает ее действия на будущее (п. 1 ст. 168 ГК). Суд при этом исходит из содержания сделки, не препятствующего возможности ее прекращения лишь на будущее время. В частности, договор аренды может быть признан недействительным лишь на будущее.

1. Правовые последствия признания сделок недействительными зависят от того, исполнена или не исполнена сделка.

Если сделка не была исполнена, она не порождает никаких правовых последствий. Ни одна из сторон не вправе требовать ее исполнения. При этом в случае, когда предметом сделки была индивидуально-определенная вещь, сторона сделки, требующая возврата вещи не должна доказывать своего вещного права на нее, а другая сторона не имеет права ссылаться на добросовестность ее приобретения. Основанием реституции является сам факт признания судом недействительности сделки.

Иначе решается вопрос в случаях, когда сделка частично или полностью исполнена. Встает вопрос о последствиях недействительности сделки и о судьбе имущества, переданного одной или обеими сторонами во исполнение сделки. Решение зависит от основания, по которому сделка признана недействительной, от наличия умысла у одной или каждой из сторон и от того, обе стороны или одна из них исполнила сделку.

Последствием признания сделки недействительной может быть двусторонняя или односторонняя реституция либо недопущение реституции (от лат. restituere – снова ставить, вновь приводить в порядок, возмещать, восстанавливать).

2. Общее правило о последствиях недействительности сделок содержится в п. 2 ст. 168 ГК: «При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) – возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены настоящим Кодексом либо иными законодательными актами». При этом в случае, когда предметом сделки была индивидуальная вещь, сторона, требующая возврата вещи, не должна доказывать своего вещного права на нее, а другая сторона не имеет права ссылаться на добросовестность ее приобретения. Основанием реституции является сам факт признания судом недействительности сделки. Иначе говоря, по общему правилу недействительность сделки влечет двустороннюю реституцию.

В случае возвращения имущества в натуре, если оно использовалось, учитывается его состояние с учетом нормальной амортизации. Если его качество повысилось вследствие внесения в него улучшений, сторона, которой имущество возвращается, должна возместить стоимость необходимых улучшений.

Двусторонняя реституция установлена для следующих случаев недействительности сделок:

– с нарушением формы;

– в связи с нарушением требования государственной регистрации сделки;

– сделки юридического лица, выходящей за пределы его правоспособности;

– совершенных недееспособными гражданами и с выходом за пределы ограниченной дееспособности граждан (в возрасте до 14 лет, от 14 до 18 лет), ограниченных в дееспособности;

– совершенных с выходом за пределы правомочий на совершение сделок представителем или органом юридического лица;

– совершенных гражданином, не способным понимать значение своих действий и руководить ими;

– совершенных под влиянием существенного заблуждения;

– сделки, совершение которых запрещено законом при отсутствии умысла каждой из сторон.

3. Односторонняя реституция состоит в том, что потерпевшему в сделке возвращается другой стороной все полученное ею по сделке, а при невозможности возвратить полученное в натуре возмещается стоимость в деньгах. Имущество, полученное по сделке потерпевшим от другой стороны, а также причитавшееся ему в возмещение переданного другой стороне, обращается в доход Республики Беларусь. Такие последствия наступают, когда сделка совер­шена под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой, а также сделка, которую одно лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка).

Такие же последствия влечет недействительная сделка, совершение которой запрещено законодательством при отсутствии умысла у одной из сторон.

4. При двусторонней и односторонней реституции в некоторых случаях наступают дополнительные имущественные последствия. Их суть заключается в том, что одной стороной сделки, признанной недействительной, возмещаются расходы, стоимость утраченного или поврежденного имущества другой стороны.

Такие последствия наступают в случаях, когда сделка признана соответственно ничтожной или недействительной, как совершенная гражданином:

– признанным недееспособным вследствие психического расстройства (ст. 172 ГК);

– несовершеннолетним, не достигшим 14 лет (ст. 173 ГК);

– несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет (ст. 176 ГК);

– гражданином, ограниченным судом в дееспособности (ст. 178 ГК);

– гражданином, не способным понимать значение своих действий и руководить ими (ст. 177 ГК).

Во всех этих случаях, кроме возврата полученного, дееспособная сторона обязана возместить другой стороне понесенный ею реальный ущерб, если она знала или должна была знать о недееспособности другой стороны (п. 1 ст. 172 ГК).

В случае признания сделки недействительной, как совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделки, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, кроме возврата полученного потерпевшему возмещается другой стороной причиненный ему реальный ущерб (ст. 180 ГК).

В случае признания недействительной сделки, совершенной под влиянием заблуждения, сторона, по иску которой сделка признана недействительной, вправе требовать от другой стороны возмещения причиненного ей реального ущерба, если докажет, что заблуждение возникло по вине другой стороны. Если это не будет доказано, сторона, по иску которой сделка признана недействительной, обязана возместить другой стороне по ее требованию причиненный ей реальный ущерб, даже если заблуждение возникло по обстоятельствам, не зависящим от заблуждавшейся стороны (п. 2 ст. 179 ГК).

5. Недопущение реституции предусмотрено ст. 170 ГК в случае заключения сделки, запрещенной законодательством. Такая сделка ничтожна. Ее последствия зависят от наличия умысла у сторон, заключивших сделку, и от исполнения сделки обеими или одной из сторон.

При наличии умысла у обеих сторон такой сделки в доход Республики Беларусь взыскивается все полученное ими по сделке, а в случае исполнения сделки одной стороной, с другой взыскивается в доход Республики Беларусь все полученное ею и все причитающееся с нее первой стороне (в возмещение полученного).

При наличии умысла лишь у одной из сторон сделки все полученное ею по сделке должно быть возвращено другой стороне, а полученное последней либо причитавшееся ей от виновной стороны в возмещение исполненного взыскивается в доход Республики Беларусь (ст. 170 ГК). Исключение составляет правило п. 1 ст. 841 ГК, согласно которому, если страховая сумма, указанная в договоре страхования имущества или предпринимательского риска, превышает страховую стоимость, договор является ничтожным в той части страховой суммы, которая превышает страховую стоимость. Уплаченная излишне часть страховой премии возврату не подлежит, но не обращается в доход государства.

6. Следует особо подчеркнуть, что к требованию о возврате исполненного по недействительной сделке применяются правила о возврате неосновательного обогащения, поскольку иное не установлено законодательством и не вытекает из существа соответствующих отношений (ст. 972 ГК).

7. Правила о последствиях недействительности сделок применяются с определенными ограничениями, когда речь идет о последствиях недействительности договора купли-продажи предприятия. Правила, предусматривающие возврат или взыскание в натуре полученного по договору с одной стороны или с обеих сторон, применяются к договору купли-продажи предприятия, если такие последствия существенно не нарушают права и охраняемые законодательством интересы кредиторов продавца и покупателя, других лиц и не противоречат государственным и общественным интересам (ст. 537 ГК).

Институт представительства широко применяется в гражданском обороте, что объясняется наличием ряда причин как юридического, так и фактического порядка.

Основания недействительности сделок. Правовые последствия недействительности сделок. Оспоримые и ничтожные сделки

Основания и правовые последствия недействительности сделок

1. Сделка может быть признана недействительной только по основаниям, установленным законом.

Общее основание недействительности сделки – несоответствие сделки требованиям закона или иных правовых актов (ст. 168 ГК). По данному основанию признаются недействительными те незаконные сделки, кото­рые не подпадают по действие иных норм об основаниях недействительно­сти сделок.

Специальные основания делятся на 4 группы:

нарушение требований о содержании сделки;

совершение сделки лицом, не способным к ее совершению;

нарушение формы сделки или требования о ее государственной регис­трации;

несоответствие волеизъявления подлинной воле сторон.

2. Нарушающими требования о содержании сделки являются сделки, совер­шенные с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК). Такие сделки признаются ничтожными в силу того, что лицо

умышленно нарушает публичный правопорядок. Для их участников пре­дусмотрены жесткие конфискационные санкции.

3. Сделки, совершенные лицами, не способными к их совершению, делятся на сделки, совершенные недееспособными или не полностью дееспособ­ными гражданами, и сделки юридических лиц, превышающие их право­способность.

К первой группе относятся:

· сделки, совершенные недееспособными гражданами (ст. 171 ГК);

· сделки малолетних (ст. 172 ГК);

· сделки несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет (ст. 175 ГК);

· сделки граждан, ограниченных судом в дееспособности (ст. 176 ГК);

· сделки граждан, не способных понимать значение своих действий или

· руководить ими (ст. 177 ГК).

К недействительным сделкам, связанным спревышением правоспособ­ности юридического лица, относятся сделки юридических лиц, выходящие за пределы их правоспособности, и сделки юридических лиц, не имеющих лицензии на занятие соответствующей деятельностью (последнее в силу ст. 23 ГК относится и к индивидуальным предпринимателям).

4. Несоблюдение квалифицированной письменной, нотариальной формы сдел­ки или требования о ее государственной регистрации влечет недействитель­ность сделки (ст. 162, 165 ГК). Несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны возможности ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не влечет недействительности сделки.

Письменная форма считается квалифицированной, когда ее несоблю­дение в соответствии с законом влечет недействительность сделки (см., например, ст. 162, 331 ГК и др.).

Однако суд может признать действительной сделку, требующую нота­риального удостоверения или государственной регистрации, если одна из сторон начала ее исполнение, а другая уклоняется от нотариального удос­товерения или государственной регистрации (п. 2 ст. 165 ГК).

5. Недействительными на основании несоответствия волеизъявления под­линной воле сторон являются:

· мнимые и притворные сделки (ст. 170 ГК);

· сделки, совершенные без учета существующих ограничений полномо­чий лица (ст. 174 ГК);

· сделки, совершенные под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК);

· сделки, совершенные под влиянием обмана, насилия, угрозы, злона­меренного соглашения представителя одной стороны с другой сторо­ной или при стечении тяжелых обстоятельств (ст. 179 ГК).

Мнимой считается сделка, совершенная без намерения породить соот­ветствующие ей правовые последствия, апритворной – сделка, прикрыва­ющая другую сделку.

6. Правовые последствия недействительности сделок. Недействительная сдел­ка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые свя­заны с ее недействительностью. Главное последствие недействительности сделкинедопустимость ее исполнения.

Возможно“превращение ” притворной сделки в ту сделку, которую при­крывали стороны, если последняя, в свою очередь, не является недействи­тельной (п. 2 ст. 170ГК).

По требованию опекуна (родителей, усыновителей)суд может при­знать действительными сделки недееспособных (п. 2 ст. 171 ГК)и сделки малолетних (п. 2 ст. 172 ГК), если они совершены к выгоде недееспособной стороны.

Если иное не предусмотрено законом, то каждая из сторон недействи­тельной сделки обязана возвратить другой все полученное по сделке (п. 2 ст. 167 ГК). Этодвусторонняя реституция.

В некоторых случаях возможнонедопущение реституции, то есть изъя­тие всего полученного и причитающегося по сделке в доход Российской Федерации, либоодносторонняя реституция.

По отдельным сделкам предусматривается право потерпевшего на воз­мещение другой стороной причиненного ему реального ущерба (но не упущен­ной выгоды).

Недействительность части сделки не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части (ст. 180 ГК).

Недействительность основного обязательства обычно влечет недействи­тельность обеспечивающего его обязательства, но недействительность обеспечения обязательства не влечет недействительность основного обязатель­ства (п. п. 2, 3 ст. 328 ГК).

По общему правилу все недействительные сделки являются ничтожными, а оспоримыми — только в случаях, предусмотренных законом. Если закон не указывает конкретно, является ли данная сделка оспоримой, следует обратить внимание, имеется ли указание закона на признание сделки недействительной судом (при его отсутствии сделка является ничтожной). Оспоримые сделки считаются действительными, пока решением суда не установлено обратное. Доказыванию подлежат в основном правильное отражение воли в волеизъявлении либо наличие или отсутствие согласия законного представителя на совершение сделки. Если иск о признании оспоримой сделки недействительной не предъявлен в суд в течение установленного срока исковой давности (1 год), сделка считается действительной. Иногда недействительной оказывается не вся сделка, а какое-либо из ее условий. В этом случае недействительность части сделки не порочит всю сделку в целом, если можно предположить, что она была бы совершена и без ее недействительной части.

Специальные основания делятся на 4 группы.

Пороки сделок, приводящие к их недействительности

В этой статье мы расскажем о том, какие бывают основания недействительности сделок, пороки и их виды.

Статья 153 Гражданского кодекса представляет собой дефиницию, т.е. содержит в себе определение понятия сделки. Согласно указанной норме

сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Основываясь на этом определении, выделим элементы, имеющиеся у каждой сделки. Так, каждая сделка имеет содержание и форму. Стороны договора выступают субъектами. В качестве четвертого элемента следует назвать волю – т.е. желание субъекта на заключение сделки.

Сделка может считаться недействительной в случае порочности какого-либо из ее элементов, при этом, последствия недействительности сделки поставлены в зависимость от того, какой элемент имеет порок.

Порок присутствует в содержании сделки

Содержание сделки считается порочным, если содержащиеся в сделке положения не соответствуют требованиям законодательства.

К сделкам, недействительным из-за порока в содержании относятся:

Сделки, совершённые с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности. Последствиями такой сделки, в зависимости от наличия умысла у обеих или только у одной из сторон, являются, соответственно, недопущение реституции или односторонняя реституция.

Мнимые (фиктивные) сделки — сделки, совершённые для вида, без намерения создать соответствующие правовые последствия, но создающие только их видимость (например, мнимое дарение имущества должником с целью не допустить описи или ареста этого имущества). Такие сделки ничтожны, а последствиями признания их ничтожности являются двусторонняя реституция и возмещение неполученных доходов с момента предоставления исполнения по сделке.

Притворные сделки — сделки с намерением создать правовые последствия, но прикрывающие своей формой другие сделки, которые были совершены реально. Такая сделка сама по себе ничтожна, а к прикрываемой ей сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учётом существа сделки применяются относящиеся к ней правила.

Действительна или недействительна сделка, которая прикрывалась, зависит от того, соответствует ли она существующим правовым нормам. Если противоречий закону в сделке не содержится, то она считается законной, а к отношениям, порождаемым ей, применяются правила, регулирующие этот род договоров. В противном случае сделка, которую старались прикрыть, признается недействительной.

Порок субъекта — физического лица

Гражданским кодексом определен кругу лиц, заключение договора с которыми влечет его недействительность в силу порока в субъектном составе.

И так, порок в субъекте имеют сделки, совершаемые с участием:

-Частично дееспособных: малолетних в возрасте 6 — 13 лет и несовершеннолетних в возрасте 14 — 17 лет.

Договор, где в качестве стороны выступает недееспособное лицо или малолетний в возрасте от 6 до 13 лет, может быть признан действительным тогда, когда его заключение порождает выгоду вышеуказанных лиц. Признание действительном такого соглашения производится при предъявлении соответствующего требования со стороны опекуна, и если будет установлено, что опекун в аналогичных обстоятельствах не отказался бы от заключения договора.

Также, не относятся к недействительным договоры, совершенные лицами в возрасте от 6 до 13 лет, если законом установлена возможность их заключения самостоятельно, без согласия родителей либо опекуна.

Договор считается недействительным, если он совершен лицом с ограниченной дееспособностью или несовершеннолетним в возрасте от 14 до 17 лет, если его заключение требовало наличия согласия родителей (опекунов), однако, но согласие не давалось.

Исключение, также, составляют сделки, которые вышеуказанные лица вправе заключать по собственной воле.

Признание недействительным соглашения, имеющего порок в субъекте, влечет ответственность дееспособной стороны. Так, дееспособное лицо, совершившее такую сделку, знало, что противоположная сторона недееспособна или ограничена в дееспособности, то наряду с обязанностью вернуть полученное в процессе ее исполнения, несет обязанность по возмещению реального ущерба, который понесла противоположная сторона из-за признания сделки недействительной.

Читайте также:  ПФР Иркутская область, Тайшетский район, Тайшет, ул. 8 марта, 8/31: официальный сайт, адрес, телефоны, часы работы

Порок субъекта – юридического лица

К соглашениям, имеющим порок в субъекте, если этот субъект является юридическим лицом, следует отнести:

-Сделки, выходящие за пределы специальной правоспособности;

-Сделки, совершённые без соответствующей лицензии;

-Сделки, совершенные органами юридического лица с превышением их полномочий;

-Сделки, совершенные неуполномоченным лицом.

Вышеперечисленные сделки признаются в суде недействительными не всегда, а только если противоположная сторона осознавала или могла осознавать, что заключение сделки незаконно.

Выступить с требованием об установлении недействительности вышеуказанных сделок могут выступать:

— учредители юридических лиц;

— органы исполнительной власти (налоговая инспекция, прокуратура, антимонопольная служба).

Порок в волеизъявлении

Одним из оснований недействительности сделок выступают и пороки в воле, их виды:

— сделка, на совершение которой воля была сформирована в обстоятельствах, не дающих лицу сформировать достоверную информацию по заключаемой сделке.

К первой группе следует отнести договоры, заключенные под угрозой либо применением насильственных действий, а также заключенные лицом, которое было не в состоянии осознавать значение своих действий.

Договор, заключенной против воли одной из сторон влечет признание его не действительным, а также, помимо реституции, уголовную ответственность другой стороны.

Важно! Сделки, совершаемые гражданами, неспособными понимать значение совершаемых ими действий или руководить ими, отличаются от сделок недееспособных граждан тем, что совершаются дееспособными лицами, однако вследствие заболевания, опьянения либо иного состояния психики эти лица не могут понимать, какую сделку они совершают.

Ко второй группе относятся договоры, совершенные в результате действия обмана или введения в заблуждение, и кабальные сделки.

Под обманом понимается умышленное введение в заблуждение стороны по сделке контрагентом либо выгодоприобретателем, если знание обманутой стороной истинных условий сделки не привело бы к ее заключению.

Заблуждение, в отличие от обмана, возникает не по вине контрагента, а по собственной неосмотрительности, самоуверенности, недоговоренности; оно также должно отвечать критериям существенности.

Кабальные сделки — сделки, совершенные вследствие стечения тяжелых обстоятельств и на крайне невыгодных условиях. В отличие от обмана, обстоятельства, влияющие на формирование воли, возникают независимо от другого участника сделки, однако он осознает их наличие и пользуется этим для заключения выгодной для себя, но крайне невыгодной для контрагента сделки. Сам потерпевший от такой сделки, как правило, осознает ее кабальный характер, но волею обстоятельств, в силу крайней нужды, он вынужден совершить эту сделку. Невыгодность проявляется в несоразмерности уплачиваемой цены и реальной стоимости сделки.

Сделки, имеющие порок формы

Как следует из ч.1 ст.158 Гражданского кодекса, по форме сделки подразделяются на устные и требующие письменного, а в некоторых случаях, нотариального оформления.

Обычно, в устно свершаются небольшие сделки в быту (обмен, дарение, покупка продуктов), проблемы признания недействительности которых не возникает.

А вот по поводу соглашений, требующих письменной формы, следует сказать вот что:

Не все договоры, заключение которых обязательно должно быть оформлено письменно, при несоблюдении формы признаются недействительными. Недействительность как следствие несоблюдения простой письменной формы сделки происходит только, когда об этом сказано в соглашении сторон, а также в предусмотренных законом случаях.

Если в законе или соглашении сторон существует установленная обязательность нотариального удостоверения сделки, то в случае невыполнения этого условия, сделка признается ничтожной.

Однако, из этого правила есть исключение.

Так, в соответствии с ч.1 ст. 165 ГК

если одна из сторон полностью или частично исполнила сделку, требующую нотариального удостоверения, а другая сторона уклоняется от такого удостоверения сделки, суд по требованию исполнившей сделку стороны вправе признать сделку действительной. В этом случае последующее нотариальное удостоверение сделки не требуется.

Сделки, требующие обязательной государственной регистрации, порождают правовые отношения только с момента таковой. Соответственно, до момента регистрации указанные сделки не являются действительными.

Таким образом, мы определили, какие бывают основания недействительности сделок — пороки и их виды. Так, по видам порочности принято различать:

2.Сделки с пороками субъекта.

3.Сделки с пороками воли.

Как было сказано выше, не все виды вышеуказанных сделок в обязательном порядке признаются недействительными. Все зависит от требований, установленных законом или договором, относительно элемента сделки (формы, содержания, наличия воли, дееспособности субъекта).

-Сделки, выходящие за пределы специальной правоспособности;.

Недействительные сделки и их правовые последствия

Для того, чтобы сделка являлась действительной, необходимо чтобы кроме соблюдения требуемой законом формы она совершалась дееспособным субъектом, по своему содержанию отвечала требованиям закона и иных правовых актов, а волеизъявление сторон соответствовало внутренней воле. В случае несоблюдения этих требований сделка может быть признана недействительной.

Недействительность сделки означает, что действие, совершенное в виде сделки, не порождает те гражданско-правовые последствия, наступления которых желали субъекты и которые соответствуют данной сделки.

6 мнимые и притворные.

Виды недействительных сделок и их юридические составы

Недействительные сделки в праве могут быть:

  • Оспоримыми, то есть признанными недействительными судебным решением на основе ГК РФ.
  • Ничтожными, то есть являющиеся недействительными, в независимости от признания их таковыми судом.

Кроме того, в гражданском праве существует такое понятие, как относительно недействительная сделка (к примеру, сделки, которые были совершены под влиянием обмана, насилия, стечения тяжелых обстоятельств и т.д.), которые регулируются ст. 178-179 ГК РФ. Признание недействительности таких сделок наступает по решению суда на основе требований заинтересованных лиц, до момента поступления такого заявления сделка считается действительной. Отсутствие факта исполнения недействительной сделки полностью исчерпывается признанием ее недействительной. В случае полного либо частичного исполнения сделки, признанной в дальнейшем недействительной, имеют место имущественные последствия:

  1. Двусторонняя реституция – в случае признания сделки недействительной каждая из сторон имеет обязательства по возврату полученного по сделке имущества (возвращаются право собственности и другие вещные права). При невозможности возврата полученной вещи в ее натуре (утрата или уничтожение), стороны обязаны возместить ее стоимость в денежном эквиваленте.
  2. Односторонняя реституция – когда, в случае признания сделки недействительной, в отношении одного из участников сделки восстанавливается положение, которое имело место быть до совершения этой сделки. При этом другая сторона не имеет на это право, и все, что ею было получено в ходе исполнения сделки, взыскивается в доход государства.
  3. Недопущение реституции – случаи признания сделки недействительной с отсутствием возможности восстановления прежнего положения обеих сторон. Все полученное при исполнении сделки имущество изымается в пользу государства.

В этом случае необходимо доказать факт заведомо полученной информации другой стороной о совершении сделки.

Фиктивные сделки и их юридические последствия в группе оснований недействительности сделки

Дата написания: 2014-07-14

Любая сделка это всегда соглашение, хотя, конечно, не любое соглашение является сделкой. Чтобы соглашение, именуемое сделкой, имело юридическую силу, оно должно удовлетворять определенным требованиям закона, так сказать, содержать необходимый правовой минимум, который еще называют “существенные условия”. Так согласно ст. 432 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ)

Договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора

В тоже время, помимо наличия в соглашении существенных условий, закон накладывает на сделки и ряд ограничений, образуя тем самым правовое поле, в котором эта сделка будет существовать как юридический факт. Эти ограничения часто носят императивный характер, то есть стороны сделки их самостоятельно изменить не могут. Выход сделки за рамки этого правового поля лишает сделку юридической силы, то есть делает ее недействительной, не порождающей необходимых юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью.

Учитывая, что данное обстоятельство является архиважным, законодатель перечислил основания, при которых сделка признается (или может быть признана) недействительной. Таких оснований только в Гражданском кодексе насчитывается более пятнадцати. Однако большое количество оснований не должно вводить в заблуждение относительно их правовой природы, в практическом применении все эти основания недействительности сделок распределены по двум группам, которые качественно отличаются друг от друга по своим последствиям.

В юридическом смысле недействительные сделки классифицируется на

  • Ничтожные
  • Оспоримые

Разница между ними заключается в том, что последние становятся недействительными только тогда, когда их таковыми признает суд, в то время как для ничтожных сделок такое признание специально не требуется.

Как указано в статье 166 ГК РФ

Сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка)

Так какие же сделки являются ничтожными, а какие оспоримыми? Какие основания недействительности сделок указаны в законе?

Исходя из содержания норм Главы 9 ГК РФ ничтожными сделками являются:

  1. Сделки, совершенные с целью, противной основам правопорядка или нравственности (ст. 169)
  2. Мнимые сделки, то есть сделки, совершенные лишь для вида, без намерения создать соответствующие им правовые последствия (п. 1 ст. 170)
  3. Притворные сделки, то есть сделки, которые совершены с целью прикрыть другие сделки, в том числе сделки на иных условиях (п.2 ст. 170)
  4. Сделки без нотариального удостоверения, в случаях когда нотариальная форма сделки является обязательной (ст. 163)
  5. Сделки, совершенные с нарушением запрета или ограничения распоряжения имуществом, вытекающих из закона, ничтожна в той части, в какой она предусматривает распоряжение таким имуществом (ст. 174.1)

Однако существуют сделки, при которых нельзя четко сказать являются они ничтожными или оспоримыми. В жизни возможны пограничные случае, когда необходим более гибкий подход к основаниям недействительности сделок. При определенных обстоятельствах эти сделки могут быть ничтожными, а в некоторых случаях целесообразней, чтоб они были оспоримыми. Условно ничтожными сделками, т.е. в отношении которых при определенных обстоятельствах возможны исключения из общего правила о ничтожности сделки, являются:

  1. Сделки, нарушающие требования закона или иного правового акта и при этом посягающие на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц (п.2 ст. 168)
    (Исключение из правила: если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки)
  2. Сделки, совершенные гражданином, признанным недееспособным вследствие психического расстройства (ст. 171)
    (Исключение из правила: в интересах гражданина, признанного недееспособным вследствие психического расстройства, совершенная им сделка может быть по требованию его опекуна признана судом действительной, если она совершена к выгоде этого гражданина)
  3. Сделки, совершенные несовершеннолетним, не достигшим четырнадцати лет (ст. 172)
    (Исключение из правила: в интересах малолетнего совершенная им сделка может быть по требованию его родителей, усыновителей или опекуна признана судом действительной, если она совершена к выгоде малолетнего)

При этом в отношении всех ничтожных сделок есть три важных правила, указанных в ГК. Во-первых, требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки вправе предъявить только сторона сделки. Лишь в предусмотренных законом случаях такое требование может предъявить иное лицо. Во-вторых, требование о признании недействительной ничтожной сделки независимо от применения последствий ее недействительности может быть удовлетворено судом, если лицо, предъявляющее такое требование, имеет охраняемый законом интерес в признании этой сделки недействительной. И в третьих, суд вправе применить последствия недействительности ничтожной сделки по своей инициативе, только если это необходимо для защиты публичных интересов, или в иных предусмотренных законом случаях.

Сделки, подпадающие под основание оспоримых, имеют самое большое распространение. По ним происходит больше всего и судебных разбирательств. Согласно Главы 9 ГК РФ оспоримыми сделками являются:

  1. Сделки, совершенные юридическим лицом в противоречии с целями деятельности, определенно ограниченными в его учредительных документах (ст. 173)
  2. Сделки совершенные с нарушением представителем или органом юридического лица условий осуществления полномочий либо интересов представляемого или интересов юридического лица (ст. 174)
  3. Сделки, совершенные несовершеннолетним в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет ((ст. 175)
  4. Сделки, совершенные гражданином, ограниченным судом в дееспособности (ст. 176)
  5. Сделки, совершенные гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177)
  6. Сделки, совершенные под влиянием существенного заблуждения (ст. 178)
  7. Сделки, совершенные под влиянием обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств (ст. 179)

Также как и с ничтожными сделками в отношении оспоримых существуют сделки, которые можно назвать “условно оспоримые”, т.е. в отношении которых при определенных обстоятельствах возможны исключения из общего правила об оспоримости сделки. Такими сделками являются:

  1. Сделки, нарушающие требования закона или иного правового акта, является оспоримыми, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки (п. 1 ст 168)
  2. Сделки, совершенные без согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления, необходимость получения которого предусмотрена законом, являются оспоримыми, если из закона не следует, что она ничтожна или не влечет правовых последствий для лица, управомоченного давать согласие, при отсутствии такого согласия (ст. 173.1)

Обратите внимание, недействительность части сделки не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части.

В процессуальном плане разница между ничтожными и оспоримыми сделками также существенна. Так срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной составляет три года, то есть общий срок исковой давности. В то время как срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет всего лишь один год.

Важно отметить и новшества законодательства в отношении признания сделки недействительной в свете добросовестности сторон. Согласно п.5 ст. 166 ГК РФ

Заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки.

Данная норма является логическим развитием двух важнейших принципов гражданского законодательства: презумпции добросовестности участников гражданских правоотношений и запрета кем-либо на извлечение преимущества из своего незаконного или недобросовестного поведения.

Недействительные сделки классифицируется на

  • Ничтожные
  • Оспоримые

Разница между ними заключается в том, что последние становятся недействительными только тогда, когда их таковыми признает суд, в то время как для ничтожных сделок такое признание специально не требуется.

Большинство оснований недействительности сделок указано в параграфе 2 главы 9 ГК РФ

Недействительность части сделки не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части.

Cрок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной составляет три года.

Cрок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год.

172 Исключение из правила в интересах малолетнего совершенная им сделка может быть по требованию его родителей, усыновителей или опекуна признана судом действительной, если она совершена к выгоде малолетнего.

Что понимается под основанием недействительной сделки?

Под основаниями недействительности сделки следует понимать любые обстоятельства, препятствующие возникновению и реализации сделки, и существующие в момент ее совершения. Основание недействительности сделки может состоять только из одного обстоятельства (недееспособность участника сделки). Но, как правило, требуется наличие совокупности нескольких обстоятельств, то есть необходимо установление определенного фактического состава – состава недействительной сделки.

Например, если сделка имеет более одного основания оспоримости, то это сложный состав недействительной сделки. Так, сложный состав имеет сделка, совершенная компанией с выходом за пределы правоспособности и под влиянием заблуждения.

Виды оспоримых сделок.

Основания недействительности сделок. Правовые последствия недействительности сделок. Оспоримые и ничтожные сделки

Основания и правовые последствия недействительности сделок

1. Сделка может быть признана недействительной только по основаниям, установленным законом.

Общее основание недействительности сделки – несоответствие сделки требованиям закона или иных правовых актов (ст. 168 ГК). По данному основанию признаются недействительными те незаконные сделки, кото­рые не подпадают по действие иных норм об основаниях недействительно­сти сделок.

Специальные основания делятся на 4 группы:

нарушение требований о содержании сделки;

совершение сделки лицом, не способным к ее совершению;

нарушение формы сделки или требования о ее государственной регис­трации;

несоответствие волеизъявления подлинной воле сторон.

2. Нарушающими требования о содержании сделки являются сделки, совер­шенные с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК). Такие сделки признаются ничтожными в силу того, что лицо

умышленно нарушает публичный правопорядок. Для их участников пре­дусмотрены жесткие конфискационные санкции.

3. Сделки, совершенные лицами, не способными к их совершению, делятся на сделки, совершенные недееспособными или не полностью дееспособ­ными гражданами, и сделки юридических лиц, превышающие их право­способность.

К первой группе относятся:

· сделки, совершенные недееспособными гражданами (ст. 171 ГК);

· сделки малолетних (ст. 172 ГК);

· сделки несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет (ст. 175 ГК);

· сделки граждан, ограниченных судом в дееспособности (ст. 176 ГК);

· сделки граждан, не способных понимать значение своих действий или

· руководить ими (ст. 177 ГК).

К недействительным сделкам, связанным спревышением правоспособ­ности юридического лица, относятся сделки юридических лиц, выходящие за пределы их правоспособности, и сделки юридических лиц, не имеющих лицензии на занятие соответствующей деятельностью (последнее в силу ст. 23 ГК относится и к индивидуальным предпринимателям).

4. Несоблюдение квалифицированной письменной, нотариальной формы сдел­ки или требования о ее государственной регистрации влечет недействитель­ность сделки (ст. 162, 165 ГК). Несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны возможности ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не влечет недействительности сделки.

Письменная форма считается квалифицированной, когда ее несоблю­дение в соответствии с законом влечет недействительность сделки (см., например, ст. 162, 331 ГК и др.).

Однако суд может признать действительной сделку, требующую нота­риального удостоверения или государственной регистрации, если одна из сторон начала ее исполнение, а другая уклоняется от нотариального удос­товерения или государственной регистрации (п. 2 ст. 165 ГК).

5. Недействительными на основании несоответствия волеизъявления под­линной воле сторон являются:

· мнимые и притворные сделки (ст. 170 ГК);

· сделки, совершенные без учета существующих ограничений полномо­чий лица (ст. 174 ГК);

· сделки, совершенные под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК);

· сделки, совершенные под влиянием обмана, насилия, угрозы, злона­меренного соглашения представителя одной стороны с другой сторо­ной или при стечении тяжелых обстоятельств (ст. 179 ГК).

Мнимой считается сделка, совершенная без намерения породить соот­ветствующие ей правовые последствия, апритворной – сделка, прикрыва­ющая другую сделку.

6. Правовые последствия недействительности сделок. Недействительная сдел­ка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые свя­заны с ее недействительностью. Главное последствие недействительности сделкинедопустимость ее исполнения.

Возможно“превращение ” притворной сделки в ту сделку, которую при­крывали стороны, если последняя, в свою очередь, не является недействи­тельной (п. 2 ст. 170ГК).

По требованию опекуна (родителей, усыновителей)суд может при­знать действительными сделки недееспособных (п. 2 ст. 171 ГК)и сделки малолетних (п. 2 ст. 172 ГК), если они совершены к выгоде недееспособной стороны.

Если иное не предусмотрено законом, то каждая из сторон недействи­тельной сделки обязана возвратить другой все полученное по сделке (п. 2 ст. 167 ГК). Этодвусторонняя реституция.

В некоторых случаях возможнонедопущение реституции, то есть изъя­тие всего полученного и причитающегося по сделке в доход Российской Федерации, либоодносторонняя реституция.

По отдельным сделкам предусматривается право потерпевшего на воз­мещение другой стороной причиненного ему реального ущерба (но не упущен­ной выгоды).

Недействительность части сделки не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части (ст. 180 ГК).

Недействительность основного обязательства обычно влечет недействи­тельность обеспечивающего его обязательства, но недействительность обеспечения обязательства не влечет недействительность основного обязатель­ства (п. п. 2, 3 ст. 328 ГК).

По общему правилу все недействительные сделки являются ничтожными, а оспоримыми — только в случаях, предусмотренных законом. Если закон не указывает конкретно, является ли данная сделка оспоримой, следует обратить внимание, имеется ли указание закона на признание сделки недействительной судом (при его отсутствии сделка является ничтожной). Оспоримые сделки считаются действительными, пока решением суда не установлено обратное. Доказыванию подлежат в основном правильное отражение воли в волеизъявлении либо наличие или отсутствие согласия законного представителя на совершение сделки. Если иск о признании оспоримой сделки недействительной не предъявлен в суд в течение установленного срока исковой давности (1 год), сделка считается действительной. Иногда недействительной оказывается не вся сделка, а какое-либо из ее условий. В этом случае недействительность части сделки не порочит всю сделку в целом, если можно предположить, что она была бы совершена и без ее недействительной части.

Недействительность основного обязательства обычно влечет недействи тельность обеспечивающего его обязательства, но недействительность обеспечения обязательства не влечет недействительность основного обязатель ства п.

Недействительные сделки и их правовые последствия

Для того, чтобы сделка являлась действительной, необходимо чтобы кроме соблюдения требуемой законом формы она совершалась дееспособным субъектом, по своему содержанию отвечала требованиям закона и иных правовых актов, а волеизъявление сторон соответствовало внутренней воле. В случае несоблюдения этих требований сделка может быть признана недействительной.

Недействительность сделки означает, что действие, совершенное в виде сделки, не порождает те гражданско-правовые последствия, наступления которых желали субъекты и которые соответствуют данной сделки.

2 совершенные гражданином, признанным недееспособным;.

Добавить комментарий