Возмещение работодателем морального вреда

Кто может получить компенсацию морального вреда

Компенсация морального вреда — это один из способов защиты прав человека, выплата за физические, нравственные и душевные страдания.

Порядок взыскания морального вреда имеет специфику и устанавливается в ряде законов. Положения нормативных актов периодически меняются. В 2021 году внесены изменения в Трудовой кодекс РФ ФЗ-74 от 05.04.2021, который вступил в силу с 16.04.2021 и обратной силы не имеет. Законодатель конкретно закрепил, что работник вправе обратиться за взысканием нравственного ущерба одновременно с предъявлением требований о защите трудовых прав или в течение 3 месяцев после вынесения решения, которым полностью или частично удовлетворены такие требования.

Что такое моральный ущерб

Статья 151 ГК РФ и Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении № 10 от 20.12.1994 установили, что моральный ущерб — это нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием):

  • которые посягают на перечисленные в статье 150 ГК РФ нематериальные блага (честь, достоинство, жизнь, здоровье, деловую репутацию и т.п.);
  • которые нарушают личные неимущественные права человека (права, предусмотренные законами об охране интеллектуальной собственности);
  • которые нарушают имущественные права гражданина (в том числе вытекающие из договора).

В указанном Постановлении дается разъяснение того, что следует понимать под упомянутыми страданиями. Так, нравственные выражаются в негативных психических реакциях человека, таких как страх, унижение, беспомощность и любое другое дискомфортное состояние, вызванных:

  • утратой родных;
  • невозможностью продолжать активную общественную жизнь;
  • потерей работы;
  • раскрытием семейной, врачебной тайны;
  • распространением сведений, не соответствующих действительности;
  • временным ограничением или лишением каких-либо прав и др.

Физические — это любые болезненные или неприятные ощущения: боль, зуд, жжение, тошнота, головокружение, удушье и т.п.

Денежная компенсация морального вреда осуществляется только в отношении гражданина. Это связано с тем, что моральный вред — это страдания, т.е. категории, применимые только к существу, обладающему психикой. Юридическое же лицо вправе требовать взыскания репутационного вреда, но оно должно опираться на нормы о причинении убытков, а не морального ущерба.

Материал по теме Курильщикам придется возмещать моральный вред соседям

Моральный вред и его компенсация

Не существует формулы расчета морального вреда, серьезность нравственных страданий оценивается индивидуально. Судебная практика и собственная субъективная оценка обстоятельств — единственное, на что опираются судьи при определении размера возмещения морального ущерба. В ст. 151 и 1101 ГК РФ законодательно установлен ряд критериев, которые должны в обязательном порядке учитываться судом при определении размера возмещения:

  • характер и степень нравственных или физических страданий;
  • степень вины человека, когда вина является основанием ответственности за причинение вреда;
  • фактические обстоятельства, при которых причинен моральный ущерб, и иные, заслуживающие внимания обстоятельства;
  • индивидуальные особенности потерпевшего (например, для женщины — состояние беременности);
  • требования разумности и справедливости. К примеру, Определение Санкт-Петербургского городского суда от 03.05.2012 по делу № 33-5359/2012 подтверждает, что, определяя размер компенсации, суду необходимо учитывать имущественное положение должника. Так, истцы заявили размер компенсации, признанный судом завышенным, поскольку исполнение решения суда невозможно по причинам финансовой и хозяйственной несостоятельности должника.

В Российской Федерации моральный вред по решению суда может компенсироваться только в одной форме — денежной. Это не означает, что причинитель ущерба не вправе добровольно совершить действия, направленные на сглаживание перенесенных потерпевшим страданий (уход за потерпевшим, оказание иной помощи, передача какого-либо имущества).

Действующее законодательство предусматривает основания для взыскания компенсации, которые представляют собой нарушение:

  • тайны завещания (ч. 2 ст. 1123 ГК РФ );
  • неимущественных прав автора (ч. 1 ст. 1251 ГК РФ );
  • прав потребителя изготовителем, продавцом (ст. 15 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1);
  • турагентом условий договора о реализации туристского продукта (абз. 6 ст. 6 Федерального закона от 24.11.1996 № 132-ФЗ);
  • прав человека в связи с дискриминацией в сфере труда (ч. 4 ст. 3 ТК РФ );
  • работодателем прав работника ( ст. 237 ТК РФ ) и др.

Это и есть примеры морального вреда, случаи, когда судом взыскивается денежная компенсация за нарушение неимущественных прав. Гражданин не ограничен этими рамками и вправе обратиться за защитой своих прав и в других ситуациях. Но для вынесения положительного решения требуется обоснование морального вреда в исковом заявлении на основании фактов и норм права. По этой причине на практике нравственный ущерб взыскивается, когда это прямо предусмотрено законом или когда причинен физический вред.

Однако законодатель установил, что для возникновения права на возмещение необходимо одновременное наличие следующих четырех условий:

  1. Собственно физическое или нравственное страдание. Бремя доказывания лежит на потерпевшем.
  2. Противоправное действие (бездействие), нарушающее принадлежащие гражданину неимущественные права или посягающее на принадлежащие ему другие нематериальные блага.
  3. Причинная связь между противоправным действием (бездействием) и моральным вредом. Причинная связь должна быть прямой. Так, например, если в результате операции больному причинен ущерб, то решающее значение будут иметь действия врача, непосредственно проводившего операцию, а не лиц, назначивших его на эту должность или проводящих аттестацию медицинских работников.
  4. Вина причинителя вреда, которая проявляется в форме умысла (прямого или косвенного) и неосторожности (небрежность или легкомыслие). Законодательство закрепляет правило о презумпции вины причинителя вреда.

Эти условия являются основанием для компенсации морального ущерба. В исключительных случаях возможно наступление ответственности без вины. Они перечислены в ст. 1100 ГК РФ , это причинение вреда здоровью или жизни источником повышенной опасности (например, автомобилем), в результате незаконного осуждения, заключения под стражу и т.д., нравственные страдания стали результатом распространения сведений, порочащих честь, достоинство, репутацию.

Определиться, какой моральный ущерб можно запросить, помогут примеры из судебной практики. Чем серьезнее нарушение, сильнее физические страдания, тем большая компенсация положена. Ее размер варьируется от одной до нескольких десятков и сотен тысяч рублей. Верховный Суд в 2019 году указал, что не допускается символическая компенсация и запретил судам первой инстанции и вышестоящим произвольно снижать размеры выплат.

Эксперты КонсультантПлюс разобрали, как потребителю взыскать компенсацию морального вреда. Используйте эти инструкции бесплатно.

Как составить заявление о возмещении вреда

Иски о возмещении нематериального вреда весьма редки, и часто и сковое заявление о компенсации морального вреда составляет структурную часть общего иска. Исключением являются только иски по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации, в которых компенсация за моральный ущерб составляет значительную долю общей суммы иска. Такие заявления рассматриваются судами общей юрисдикции, а срок исковой давности начинает течь с момента, когда была установлена вина ответчика, и продолжаются: для материального ущерба — три года, морального — без срока давности.

исковое заявление о моральном вреде

Содержание искового заявления условно делится на следующие части:

  1. Шапка. Указывается название и реквизиты суда, Ф.И.О., адрес, контакты истца и ответчика, цена иска и размер госпошлины. Затем следует название иска: «Исковое заявление о возмещении ущерба».
  2. Основная часть. В ней необходимо изложить суть правонарушения, которое привело к нарушению прав и свобод. Также здесь стоит подробнее описать, какой вред причинен, каким способом, в чем он выражается, присутствовали ли свидетели. Важно предоставить факты — они составляют доказательную базу притязаний.
  3. Мотивировочная часть. В этом пункте следует привести больше доказательств, которые подтверждают вашу правоту (это свидетельские показания, письма, видео и фотоматериалы, публикации в СМИ и т.п.). Помимо обстоятельств случившегося, допустимо привести примеры из судебной практики и действующего законодательства, которые укрепят вашу позицию. На практике возникает вопрос: как описать моральный вред в исковом заявлении, ответ на который — максимально искренне, в этом случае допускается не использовать деловой стиль и описывать чувства потерпевшего простыми и понятными словами.
  4. Резолютивная часть. Здесь размещается просьба удовлетворить требования истца, которые необходимо пронумеровать.
  5. Приложения. В конце необходимо зафиксировать перечень документов, которые вы прикладываете к иску. Этот список законодательно установлен в статье 132 ГПК РФ :
  • копии документов о направлении искового заявления и приложений к нему для всех участников дела (если документы из приложений уже есть у участников, отправлять их не требуется);
  • квитанция об оплате госпошлины;
  • документ, подтверждающий полномочия истца (либо доверенности представителей истца);
  • документы, служащие доказательством вашей правоты (например, медицинские и экспертные заключения, рецепты, чеки и т.п.);
  • подтверждение того, что была попытка досудебного урегулирования конфликта;
  • расчет суммы иска и ее обоснование.

Государственная пошлина по таким делам должна взиматься на основании пп. 3 п. 1 ст. 333.19 Налогового кодекса РФ в размере 300 рублей для физических лиц и 6000 рублей — для юридических.

Для обращения за взысканием морального вреда применяются следующие правила о сроке давности:

Прокурор разъясняет – Прокуратура Свердловской области

Разъясняет помощник прокурора г. Краснотурьинска Кислицын Н.В.

В соответствии со ст. 21 Трудового кодекса Российской Федерации право на компенсацию морального вреда отнесено к числу основных прав работника.

Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности, право на труд) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Согласно ст. 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Из указанного следует, что моральный ущерб возмещается работнику за нарушение его трудовых прав, а также прав, связанных с осуществлением трудовой функции.

Как правило компенсация морального вреда взыскивается работниками в судебном порядке. Важно помнить, что трудовое законодательства предусматривает сокращенные сроки для обращения в суд за защитой своих трудовых прав.

Статьей 392 ТК РФ предусмотрено, что работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении – в течение одного месяца.

Учитывая изложенное, работнику рекомендуется одновременно с основным исковым требованием о разрешении индивидуального трудового спора заявлять требование о компенсации морального вреда.

При этом важно помнить, обязанность по доказыванию причинения морального вреда работодателем возлагается на работника.

Работнику необходимо аргументированно доказать суду, что действия работодателя причинили ему нравственные страдания, негативно отразились на эмоциональном состоянии, повлекли изменение привычного уклада жизни или иным образом отразились на состоянии работника.

Учитывая, что ТК РФ не содержит каких-либо ограничений для компенсации морального вреда в случаях нарушения трудовых прав работников, суд вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя.

В силу ст. 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда.

При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

  • Вконтакте
  • LiveJournal
  • Facebook
  • Twitter

Прокуратура
Свердловской области

Прокуратура Свердловской области

27 сентября 2021, 14:24

Как компенсировать моральный вред за нарушение трудовых прав. Прокуратура г.Краснотурьинска.

Разъясняет помощник прокурора г. Краснотурьинска Кислицын Н.В.

В соответствии со ст. 21 Трудового кодекса Российской Федерации право на компенсацию морального вреда отнесено к числу основных прав работника.

Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности, право на труд) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Согласно ст. 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Из указанного следует, что моральный ущерб возмещается работнику за нарушение его трудовых прав, а также прав, связанных с осуществлением трудовой функции.

Как правило компенсация морального вреда взыскивается работниками в судебном порядке. Важно помнить, что трудовое законодательства предусматривает сокращенные сроки для обращения в суд за защитой своих трудовых прав.

Статьей 392 ТК РФ предусмотрено, что работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении – в течение одного месяца.

Учитывая изложенное, работнику рекомендуется одновременно с основным исковым требованием о разрешении индивидуального трудового спора заявлять требование о компенсации морального вреда.

При этом важно помнить, обязанность по доказыванию причинения морального вреда работодателем возлагается на работника.

Работнику необходимо аргументированно доказать суду, что действия работодателя причинили ему нравственные страдания, негативно отразились на эмоциональном состоянии, повлекли изменение привычного уклада жизни или иным образом отразились на состоянии работника.

Учитывая, что ТК РФ не содержит каких-либо ограничений для компенсации морального вреда в случаях нарушения трудовых прав работников, суд вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя.

В силу ст. 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда.

При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Шансы работников на получение компенсации морального вреда увеличились

Раньше не все работники успевали вовремя обратиться в суд за компенсацией. После внесения поправок в Трудовой кодекс времени у них на это будет больше. Как работнику взыскать компенсацию, а работодателю защититься от незаконных требований сотрудников?

Шансы работников на получение компенсации морального вреда увеличились

5 апреля 2021 г. был опубликован закон 1 , который устанавливает сроки, когда работник может обратиться в суд за компенсацией морального вреда. Теперь требование о взыскании компенсации можно заявить одновременно с требованием о восстановлении нарушенных трудовых прав или в течение 3 месяцев после вынесения судом решения о восстановлении прав работника.

(Если вы пока не разобрались, что такое моральный вред, как доказывается его причинение и от чего будет зависеть размер денежной компенсации, – почитайте заметку «Сколько заплатят за страдания?». А потом возвращайтесь, чтобы узнать о полезных нововведениях.)

Как было раньше?

Раньше суды сталкивались с неопределенностью в законе. Например, работник требовал признать его увольнение незаконным. Суд рассматривал дело, удовлетворял требование работника и восстанавливал его на работе. Потом работник решал взыскать с работодателя компенсацию морального вреда. И тут возникал вопрос: а в течение какого времени он может обратиться с таким требованием? Ответа в Трудовом кодексе не было. Тогда суды стали применять ч. 1 ст. 392 ТК РФ. В этой статье говорится о том, что работник имеет право обратиться в суд за разрешением трудового спора в течение 3 месяцев со дня, когда он узнал о нарушении своего права, а по спорам об увольнении – в течение месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении или выдачи трудовой книжки. Суды распространяли эти сроки и на те случаи, когда работники обращались за компенсацией морального вреда. И если человек делал это уже после того, как суд вынес решение о незаконном увольнении, то совершенно точно пропускал сроки и получал отказ.

1 марта 2020 г. – работник уволен.

30 марта 2020 г. – работник обратился в суд с требованием признать незаконным увольнение и восстановить его на работе. Соблюден месячный срок.

30 апреля 2020 г. – суд вынес решение о признании увольнения работника незаконным и восстановил его на работе.

30 мая 2020 г. – работник подал исковое заявление в суд о взыскании компенсации морального вреда.

Решение суда: суд отказал работнику в удовлетворении его требований, так как прошло больше месяца с момента незаконного увольнения (ч. 1 ст. 392 ТК РФ).

1 марта 2021 г. – работник уволен.

30 марта 2021 г. – работник обратился в суд с требованием признать незаконным увольнение и восстановить его на работе. Соблюден месячный срок.

30 апреля 2021 г. – суд вынес решение о признании увольнения работника незаконным и восстановил его на работе.

30 мая 2021 г. – работник подаст исковое заявление в суд о взыскании компенсации морального вреда.

Решение суда: суд удовлетворит требования работника, так как он подал заявление в течение 3 месяцев после вынесения решения о незаконном увольнении (ч. 3 ст. 392 ТК РФ).

(В статье «Восстановление работника в должности после признания судом его увольнения незаконным» вы найдете пошаговые инструкции для работника и работодателя, которые помогут разобраться, как действовать в таких случаях. А в статье «Увольнение работника, не выдержавшего испытание» рассказывается, почему суд может признать незаконным увольнение сотрудника, не прошедшего испытательный срок.)

В каких случаях работник может обратиться в суд за компенсацией морального вреда?

При любых незаконных действиях работодателя можно требовать от него компенсации морального вреда. Например, в случае незаконного увольнения, невыплаты зарплаты или других платежей, несчастного случая на производстве и даже дискриминации.

Что делать, если пропущен срок, отведенный на взыскание компенсации?

Не всегда пропуск сроков означает потерю возможности получить компенсацию. В этом случае нужно вместе с заявлением о ее взыскании подать заявление о восстановлении срока. При этом важно указать и подтвердить уважительные причины, по которым он был пропущен. Такими причинами могут быть болезнь, замена паспорта, нахождение в другой стране на лечении или невозможность выехать из другой страны и иные причины, по которым работник не мог обратиться в суд вовремя. Если суд посчитает причины уважительными, он вынесет определение о восстановлении срока и примет заявление работника о взыскании компенсации морального вреда.

Каким может быть размер компенсации морального вреда?

В российской судебной практике взыскание больших сумм за причинение морального вреда скорее редкость. Обычно по трудовым спорам размер присуждаемой судом компенсации варьируется в диапазоне от 3 тыс. до 50 тыс. руб. Но, конечно, размер ее может быть больше. Например, при причинении тяжкого вреда здоровью могут быть взысканы сотни тысяч рублей.

(В статье «Получили травму на работе – обращайтесь за выплатами» вы найдете пошаговую инструкцию для пострадавших от несчастных случаев на производстве. Там подробно описано, что делать, чтобы получить страховые выплаты, и что учесть, чтобы их размер не был уменьшен.)

Как взыскать компенсацию с работодателя?

  1. Начните с разговора с работодателем.

Нередко все вопросы удается решить в досудебном порядке. Но, безусловно, это работа обеих сторон. Предположим, работодатель задержал выплату зарплаты из-за пандемии. Работник требует компенсацию морального вреда – 100 тыс. руб., а работодатель предлагает 10 тыс. руб. Работник из принципа идет в суд. Но ему прежде следовало оценить перспективы взыскания такой суммы. Они минимальны. Потому в подобной ситуации лучше согласиться на предложение работодателя.

  1. Если разговор с работодателем не сработал, направьте ему письменную претензию.

Зафиксируйте и отправьте свои требования работодателю. Нередко на этом этапе работодатель осознает серьезность намерений работника отстаивать свои права и соглашается выплатить компенсацию. Обязательно сохраняйте почтовые квитанции об отправке претензии.

Достигнутые с работодателем договоренности нужно зафиксировать в письменном виде. Это даст вам гарантию, что работодатель выполнит обещанное, а ему – что вы не пойдете потом с теми же требованиями в суд.

  1. Если договориться с работодателем не удалось, остается суд.

Подготовьте исковое заявление с требованиями и соберите доказательства того, что ваши права нарушены.

Чтобы взыскать компенсацию морального вреда, работник должен доказать, что работодатель нарушил его права. Предположим, чтобы получить компенсацию в случае невыплаты премии, нужно доказать, что работнику эта премия положена и выплачена она должна быть в определенный срок, но он ее так и не получил. Только после этого появится основание для взыскания компенсации морального вреда.

Причем лучше не разделять требования о признании ваших прав нарушенными и взыскании компенсации через подачу двух последовательных исковых заявлений. В противном случае в суде будут два дела, которые могут рассматриваться в разное время и даже разными судьями. Это увеличивает сроки, и вам придется потратить больше сил и времени. Рекомендуется в одном иске указать два требования, например о восстановлении на работе и взыскании компенсации морального вреда.

Исковое заявление по трудовым спорам можно подать в суд по месту жительства работника или месту нахождения работодателя. Работник выбирает суд самостоятельно.

  1. Дождитесь вступления решения суда в силу.

Если решение суда не обжалуется ни одной из сторон дела, оно вступает в силу, и работнику выдают исполнительный лист. Этот лист он передает судебным приставам или в банк, в котором у работодателя открыты счета. Начинается процедура взыскания денежных средств со счетов работодателя (подробнее об этом – в статье «Как увеличить шансы на возврат долга?»).

Как работодателю защититься от незаконных требований о выплате компенсации морального вреда?

В конфликте всегда участвуют две стороны. И не всегда прав работник, настаивающий на выплате компенсации морального вреда. Иногда эти требования завышены, иногда – необоснованны. Рассмотрим ситуации, когда работодатель может доказать, что требования работника неправомерны.

  1. Позаботьтесь о письменном соглашении, если конфликт с работником урегулировался в досудебном порядке. Например, работнику по соглашению выплачена компенсация 5 тыс. руб. за нарушение сроков выплаты зарплаты. После этого он идет в суд и просит взыскать компенсацию в размере 25 тыс. руб. В такой ситуации работодатель показывает суду соглашение, чем подтверждает, что работник сам оценил вред, назвал сумму и уже получил компенсацию.
  2. Оспорьте факт нарушения прав работника. Например, работник ссылается на причинение вреда здоровью на производстве и требует выплатить компенсацию. Но работодатель предоставляет доказательства того, что работник нарушил технику безопасности – скажем, пришел в состоянии алкогольного опьянения или работал на стройке без каски. Этот факт исключает ответственность работодателя, а следовательно, и обязанность выплачивать компенсацию морального вреда.
  3. Сошлитесь на коллективный договор, в котором установлены размеры компенсации морального вреда за разные виды нарушений со стороны работодателя. Если работник требует большую сумму, аргументируйте правомерность отказа тем, что после ознакомления с договором он поставил свою подпись и его не оспаривал.

Медиация в трудовых спорах

Трудовые конфликты могут возникать по разным причинам: из-за несогласия работника с решением руководителя, противоречий между сотрудниками одного или сразу нескольких отделов организации. И суд – далеко не самый эффективный способ решения спора. Он не поможет сохранить конструктивные отношения в компании. Могут ли, например, быть продуктивными отношения с работником после того, как суд принудительно восстановил его на работе? Вряд ли.

Урегулировать трудовой конфликт позволит медиация. Это привлечение независимого посредника, который поможет выявить интересы сторон и найти устраивающее всех решение.

(О том, как собственники бизнеса благодаря медиации решают споры мирно, без суда, можно прочитать в статье «Медиация поможет сохранить деловые отношения и репутацию компании».)

1 Федеральный закон от 5 апреля 2021 г. № 74-ФЗ «О внесении изменений в статьи 391 и 392 Трудового кодекса Российской Федерации».

Статья 237. Возмещение морального вреда, причиненного работнику

Моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

  • Статья 236. Материальная ответственность работодателя за задержку выплаты заработной платы и других выплат, причитающихся работнику
  • Статья 238. Материальная ответственность работника за ущерб, причиненный работодателю

Комментарий к ст. 237 TК РФ

1. Моральный вред может быть возмещен работнику во всех случаях нарушения работодателем его трудовых прав.

2. При возмещении морального вреда, причиненного работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, необходимо использовать не только ППВС РФ от 17 марта 2004 г. N 2, но и Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. N 10 “Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда” (БВС РФ. 1995. N 3).

Судебная практика по статье 237 TК РФ

Представитель ответчика по сумме иска – 7320 руб. в ходе судебного разбирательства возражений не представил. В соответствии со статьей 237 ТК Российской Федерации моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых оглашением сторон трудового договора.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации Н.С. Колпаков просит проверить конституционность статей 3, 4, 23, 62, 72, 89, 122, 123, 135, 154, 166, 167, 168, 169, 236, 237, 394, 395 и 396 Трудового кодекса Российской Федерации, указывая при этом, что его конституционные права нарушены не этими – соответствующими, по его мнению, Конституции Российской Федерации – положениями Трудового кодекса Российской Федерации, а работодателем и судами общей юрисдикции, не применившими в его деле те нормы Кодекса, которые подлежали применению, и тем самым отказавшими ему в судебной защите. Кроме того, Н.С. Колпаков просит Конституционный Суд Российской Федерации дать толкование статьи 154 Трудового кодекса Российской Федерации, поскольку считает, что она была неправильно истолкована судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда при рассмотрении его кассационной жалобы.

И ЧАСТЬЮ ВТОРОЙ СТАТЬИ 237 ТРУДОВОГО КОДЕКСА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой,

Отказывая в удовлетворении заявленных обществом требований, суды, руководствуясь положениями части 1 статьи 5, статей 7, 8, 9 части 1 статьи 18 Закона от 24.07.2009 N 212-ФЗ, статей 22, 129, 146, 147, 219, 237 Трудового Кодекса Российской Федерации, статей 59, 151, 307, 1099, 1064 Гражданского Кодекса Российской Федерации, правовыми позициями, изложенными в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20.12.1994 N 10 “Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда” и Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04.12.2012 N 10151/2012, пришли к выводу о том, что названные выплаты осуществлялись обществом своим работникам в рамках трудовых правоотношений и носили характер компенсации за работу во вредных и тяжелых условиях труда, так как спорные денежные суммы общество выплачивало своим работникам при фактическом отсутствии установленных законом на то оснований для возникновения обязанности работодателя по возмещению морального вреда. Следовательно, названные выплаты подлежали включению в базу для исчисления страховых взносов на обязательное пенсионное страхование.

Семенов В.А. обратился в суд с иском к Министерству внутренних дел по Республике Хакасия (далее – МВД по Республике Хакасия) о взыскании единовременного пособия с учетом индексации в размере . руб. на основании части 5 статьи 43 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ “О полиции” (далее – Закон “О полиции”), взыскании неустойки, предусмотренной пунктом 4 статьи 11 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ “Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы”, за период с 26 августа по 8 октября 2014 г. в размере . руб., а также компенсации морального вреда на основании статьи 237 Трудового кодекса Российской Федерации в размере . руб.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение о частичном удовлетворении исковых требований Савкина А.П. о компенсации морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием на производстве, суд апелляционной инстанции указал на то, что сумма выплаченного Савкину А.П. единовременного пособия в размере . руб. (без вычета НДФЛ – . руб.) не является компенсацией в счет возмещения морального вреда, поскольку ответчиком доказательств, свидетельствующих о том, что данная выплата является выплатой в счет компенсации морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием, не представлено. Учитывая наличие у истца профессионального заболевания и утраты вследствие этого профессиональной трудоспособности, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что Савкин А.П. имеет право на компенсацию морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием, в соответствии со ст. 237 Трудового кодекса Российской Федерации и п. 3 ст. 8 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ.

Кроме того, суды первой и апелляционной инстанций в качестве основания для частичного удовлетворения исковых требований Маланина В.И. о компенсации морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием на производстве, сослались на статью 237 Трудового кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. Вместе с тем суды в нарушение части 3 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, устанавливающей, что суд принимает решение по заявленным истцом требованиям, не приняли во внимание то обстоятельство, что Маланин В.И. при обращении в суд с названными требованиями в обоснование своего иска на данную норму закона не ссылался, в связи с чем требования о компенсации морального вреда на основании статьи 237 Трудового кодекса Российской Федерации истцом не заявлялись.

Кроме того, суды первой и апелляционной инстанций в качестве основания для частичного удовлетворения исковых требований Абакумова А.М. о компенсации морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием на производстве, сослались на статью 237 Трудового кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. Вместе с тем суды в нарушение требований части 3 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, устанавливающей, что суд принимает решение по заявленным истцом требованиям, не приняли во внимание то обстоятельство, что Абакумов А.М. при обращении в суд с названными требованиями в обоснование своего иска на данную норму закона не ссылался, в связи с чем требования о компенсации морального вреда на основании статьи 237 Трудового кодекса Российской Федерации истцом не заявлялись.

Кроме того, суды первой и апелляционной инстанций в качестве основания для частичного удовлетворения исковых требований Фольмера В.Ю. о компенсации морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием на производстве, сослались на статью 237 Трудового кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. Вместе с тем суды в нарушение части 3 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, устанавливающей, что суд принимает решение по заявленным истцом требованиям, не приняли во внимание то обстоятельство, что Фольмер В.Ю. при обращении в суд с названными требованиями в обоснование своего иска на данную норму закона не ссылался, в связи с чем требования о компенсации морального вреда на основании статьи 237 Трудового кодекса Российской Федерации истцом не заявлялись.

Кроме того, суды первой и апелляционной инстанций в качестве основания для частичного удовлетворения исковых требований Кадникова В.А. о компенсации морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием на производстве, сослались на статью 237 Трудового кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. Вместе с тем суды в нарушение части 3 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, устанавливающей, что суд принимает решение по заявленным истцом требованиям, не приняли во внимание то обстоятельство, что Кадников В.А. при обращении в суд с названными требованиями в обоснование своего иска на данную норму закона не ссылался.

Разрешая спор и частично удовлетворяя исковые требования Ибе А.В., суд первой инстанции исходил из того, что между имеющимся у Ибе А.В. профессиональным заболеванием и негативным воздействием на его организм вредных производственных факторов во время работы у ответчика имеется причинно-следственная связь, поскольку ответчик не создал истцу безопасных условий труда, тем самым причинив ему моральный вред в результате профессионального заболевания, в связи с чем на основании ст. 237 Трудового кодекса Российской Федерации и абзаца второго п. 3 ст. 8 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ “Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний” у ответчика возникло обязательство возместить моральный вред, причиненный истцу профессиональным заболеванием.

Возмещение морального вреда, причиненного работнику

Моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора (ст. 237 ТК РФ).

Понятие морального вреда можно найти в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда».

Согласно п. 2 этого Постановления под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловую репутацию, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности), либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий, и др.

Учитывая, что ТК РФ не содержит каких-либо ограничений для компенсации морального вреда и в иных случаях нарушения трудовых прав работников, суд в силу абз. 14 ч. 1 ст. 21 и ст. 237 ТК РФ вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя, в том числе при нарушении его имущественных прав (например, при задержке выплаты заработной платы).

Как отмечается в научной литературе, «основанием для компенсации морального вреда, причиненного работнику, может стать не только нарушение работодателем материальных, но и умаление нематериальных благ работника, в том числе дискриминация работника, нарушение его личной тайны (в частности, нарушение законодательства о персональных данных работника — ст. 86 — 90 ТК РФ)

На основе изучения материалов правоприменительной практики А.С. Феофилактов указывает, что наиболее часто встречающимися формами нарушений прав работников, влекущими удовлетворение требований о компенсации морального вреда, являются следующие:

  • увольнение с работы или перевод на другую работу;
  • наложение дисциплинарного взыскания;
  • необоснованное лишение премий, надбавок и иных выплат работнику стимулирующего характера;
  • невыплата или несвоевременная выплата заработной платы;
  • причинение вреда здоровью работника при исполнении им трудовых обязанностей
  • необоснованный отказ в приеме на работу;
  • неправомерное привлечение к материальной ответственности по решению работодателя в случаях, не предусмотренных ТК РФ

Определение размера морального вреда

Трудовое законодательство РФ не содержит рекомендаций по поводу того, в каком размере должен быть компенсирован моральный вред, причиненный работнику. С точки зрения авторов, это справедливо, поскольку суммы компенсации в каждом конкретном случае будут разными и установить единый алгоритм их определения невозможно. Хотя в научной литературе можно найти предложения по установлению размеров компенсации морального вреда.

В частности, Л. Чиканова предлагает включить в ст. 394 ТК РФ следующее правило: «В случае признания отказа в приеме на работу необоснованным суд принимает решение о выплате работнику компенсации морального вреда, размер которой не может быть менее той суммы, которую он получил бы, выполняя работу, в которой ему было отказано, за все время со дня отказа в приеме на работу и до вынесения судом соответствующего решения, но не более чем за один год»

По ее мнению, моральный вред должен подлежать возмещению во всех случаях необоснованного отказа в приеме на работу, а не только в случае отказа по дискриминационным мотивам, как вытекает из содержания ст. 3 ТК РФ. Причем наличие нравственных страданий как основание для возмещения морального вреда должно презюмироваться. Иначе говоря, работник не должен доказывать причинение ему морального вреда, если факт необоснованного отказа в приеме на работу установлен судом

В литературе можно найти критерии определения размеров компенсации в рассматриваемом случае. М.Н. Малеина полагает, что в случае таких нарушений, как несвоевременная или неполная выплата заработной платы или увольнение без законного основания либо с нарушением установленного порядка увольнения, для определения компенсации неимущественного вреда можно выделить единые частные критерии:

  • материальное положение потерпевшего;
  • наличие или отсутствие других источников дохода
  • наличие или отсутствие нетрудоспособных иждивенцев в семье потерпевшего;
  • состояние здоровья.

Соответственно, размер компенсации должен быть выше, если работник не имеет других источников дохода, в состав его семьи входят нетрудоспособные иждивенцы, работник имеет хронические заболевания, травмы или находится в состоянии беременности (следовательно волнуется по поводу своего здоровья и возможных осложнений, поскольку в большинстве заболеваний лечение предполагается постоянное, а не периодическое, требуются существенные траты на лекарства, дополнительное питание). Кроме этого, в случае увольнения без законного основания либо с нарушением установленного порядка дополнительными к названным критериям для определения компенсации неимущественного вреда можно назвать возраст и место жительства гражданина. Думается, что если возраст работника выше пенсионного возраста и (или) гражданин проживает в местности, где сложно трудоустроиться, то его переживания в связи с потерей работы будут тяжелее, соответственно, и размер компенсации в указанных ситуациях должен быть выше

В п. 63 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 2 разъясняется, что размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости. Таким образом, работник, обращающийся в суд, самостоятельно определяет размер компенсации за причиненный ему моральный вред, который он хотел бы получить.

При этом стороны заранее, например, в трудовом договоре, могут прийти к соглашению о размере морального вреда, который будет компенсирован работнику в случае нарушения работодателем принятых на себя обязательств. В этом случае суд может посчитать, что оснований для компенсации морального вреда в ином размере нет.

Согласно п. 5.6 трудового договора, заключенного между истцом и ответчиком, работодатель обязуется и гарантирует компенсировать моральный вред работнику в размере 100 тыс. руб. в случае невыполнения им условий трудового договора по оплате труда работника, так как он понимает, что заработная плата является единственным источником дохода работника. Указанные условия трудового договора послужили основанием иска о компенсации морального вреда.

В соответствии с ч. 1 ст. 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

Несмотря на то что ст. 237 ТК РФ предусмотрена возможность в судебном порядке оспаривать размер компенсации морального вреда, в данном случае у суда не имелось оснований для уменьшения размера компенсации морального вреда.

Трудовым договором установлена компенсация морального вреда истцу в размере 100 тыс. руб., следовательно стороны пришли к соглашению о соответствии указанного размера компенсации тяжести физических и нравственных страданий и условиям, при которых данный вред был причинен. Указанный договор никем не оспорен, следовательно не применять условие трудового договора, которым установлен размер компенсации морального вреда, у суда не имелось оснований. При этом наличие в трудовом договоре соглашения о размере компенсации морального вреда согласуется с требованиями ч. 1 ст. 237 ТК РФ.

Кроме этого, в процессе рассмотрения данного гражданского дела в суде первой инстанции непосредственно спора об условии трудового договора о компенсации морального вреда между сторонами не возникло.

Таким образом, с ответчика в пользу истца подлежит взысканию компенсация морального вреда в размере 100 тыс. руб., а не установленная судом первой инстанции сумма в размере 20 тыс. руб.

См.: Обзор апелляционной практики рассмотрения гражданских дел за третий квартал 2014 года, подготовленный Судебной коллегией по гражданским делам Камчатского краевого суда 18 ноября 2014 г.

В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба (ст. 237 ТК РФ). Вопрос о том, должен ли работник доказывать факт причинения ему моральных и нравственных страданий и соразмерность требуемой им суммы компенсации, спорный. В одних случаях суды полагают, что работник не должен доказывать факт причинения ему морального вреда.

Например, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан в Апелляционном определении от 20.01.2015 N 33-292/2015, 33-17959/2014 указала следующее: «Доводы апелляционной жалобы о том, что отсутствуют доказательства причинения морального вреда работнику, являются неправомерными, поскольку достаточным основанием для компенсации морального вреда является установление факта нарушения трудовых прав работника».

Аналогичные выводы можно найти в Апелляционном определении Воронежского областного суда от 24.07.2014 N 33-3880 и еще в ряде судебных актов.

В то же время в других случаях суды обращают внимание на факты, подтверждающие причинение работнику моральных страданий.

Так, в Апелляционном определении Апелляционного суда г. Севастополя от 16.10.2014 N 33-196/2014 отмечается, что «доводы апелляционной жалобы об отсутствии документов, подтверждающих причинение истцу морального вреда, не состоятельны, учитывая доказанность неправомерного бездействия ответчика и нарушения тем самым права истца на своевременную выплату причитающихся ей денежных сумм, вследствие чего в конкретный период она осталась без средств к существованию, испытывала нравственные переживания, принимая дополнительные усилия для организации своей жизни и восстановления нарушенного права в суде».

Кроме этого, суды оценивают, соответствует ли размер компенсации объему и характеру нравственных страданий, причиненных работнику, и при выводе об отсутствии такого соответствия могут отказать работнику во взыскании заявленных им сумм компенсации морального вреда.

Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

Разрешая требования истицы о взыскании денежной компенсации морального вреда, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что при проведении 18 июня 2013 г. аттестации К. были нарушены ее трудовые права, что причинило ей нравственные страдания, в связи с чем обоснованно признал за истицей право на компенсацию морального вреда.

Судебная коллегия полагает, что суд первой инстанции, определяя размер компенсации морального вреда, учел все представленные истицей доказательства, фактические обстоятельства дела, объем и характер нравственных страданий, причиненных ей незаконным отказом в присвоении высшей квалификационной категории, и обоснованно определил размер компенсации.

Указанная компенсация морального вреда соответствует степени причиненных К. нравственных страданий, отвечает требованиям разумности и справедливости, в связи с чем судебная коллегия не может согласиться с доводами апелляционной жалобы о ее заниженном размере.

Доказательств причинения нравственных страданий в большем размере истицей не представлено. Апелляционное определение Суда Ненецкого автономного округа от 01.04.2014.

Более подробно с данным материалом Вы можете ознакомиться в СПС КонсультантПлюс

Размер компенсации морального вреда, присужденной ко взысканию с работодателя в пользу близкого родственника работника, смерть которого наступила вследствие несчастного случая на производстве, должен быть обоснован в том числе с учетом степени вины работодателя в произошедшем несчастном случае

Вывод суда о размере компенсации морального вреда должен быть мотивирован.

С.Г. обратилась в суд с иском к организации о компенсации морального вреда, причиненного гибелью близкого родственника вследствие несчастного случая на производстве.

В обоснование заявленных требований С.Г. указала, что ее сын С. работал в этой организации по трудовому договору газоэлектросварщиком.

11 октября 2017 г. в 16 час. 30 мин. С., находясь на рабочем месте, был смертельно травмирован.

Ссылаясь на положения ст. 212, 237 ТК РФ и полагая, что причиной гибели С. явились грубые нарушения правил охраны труда и техники безопасности, допущенные по вине организации (работодателя), что было установлено в ходе проверки, проведенной территориальным управлением Ростехнадзора, С.Г. обратилась в суд с данным иском к работодателю, указав на причинение ей смертью близкого человека тяжелых моральных и нравственных страданий, а также на ухудшение состояния ее здоровья, которые она рассматривает как моральный вред, просит взыскать его компенсацию в размере 1 000 000 руб., расходы по оплате юридических услуг.

Представитель организации (ответчика по делу) в суде исковые требования С.Г. не признал.

Разрешая спор и частично удовлетворяя заявленные исковые требования о компенсации морального вреда, причиненного гибелью близкого родственника (сына) вследствие несчастного случая на производстве, суд первой инстанции с учетом норм ГК РФ о компенсации морального вреда и положений ТК РФ об охране труда исходил из того, что несчастный случай с сыном С.Г. произошел при исполнении им должностных обязанностей в результате неудовлетворительной организации производства работ со стороны работодателя. В связи с этим суд пришел к выводу о том, что организация как работодатель С. должна выплатить матери погибшего — С.Г. компенсацию морального вреда, причиненного ей смертью сына.

Определяя размер подлежащей взысканию с организации в пользу С.Г. в связи с гибелью при исполнении трудовых обязанностей работника данной организации С. (ее сына) компенсации морального вреда в сумме 300 000 руб., а не 1 000 000 руб., как просила истец, суд первой инстанции, исходя из положений п. 2 ст. 1083 ГК РФ об учете вины потерпевшего, сослался на то, что несчастный случай с погибшим С. произошел в том числе из-за грубой неосторожности самого С., выразившейся в выполнении работы, которую ему не поручали. В числе таких действий суд указал на то, что в момент возгорания и задымления экскаватора С. изначально выполнил указание машиниста покинуть экскаватор, но, находясь рядом с экскаватором, беспокоясь о его возгорании и желая защитить экскаватор от возгорания, нарушил дисциплину труда, проник в отверстие нижней рамы экскаватора и головой приблизился к высоковольтным кольцам поворотной платформы, получив поражение электрическим током.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием, в том числе по размеру взысканной в пользу С.Г. компенсации морального вреда. Отклоняя довод апелляционной жалобы С.Г. о том, что судом первой инстанции неправомерно занижен размер присужденной ей компенсации морального вреда, суд апелляционной инстанции отметил, что при определении размера компенсации морального вреда суд первой инстанции учел все фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, а также требования разумности и справедливости.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала, что выводы судов в части определения размера подлежащей взысканию в пользу С.Г. компенсации морального вреда в связи с гибелью ее сына С. вследствие несчастного случая на производстве основаны на неправильном толковании и применении норм права, регулирующих спорные отношения, а также сделаны с существенным нарушением норм процессуального права.

Отменяя апелляционное определение и направляя дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, Судебная коллегия указала, что обжалуемые судебные постановления не отвечают требованиям положений п. 1 ст. 150, ст. 151, пп. 1, 2 ст. 1064, п. 1 ст. 1099, п. 2 ст. 1101 ГК РФ, регулирующих вопросы компенсации морального вреда и определения размера такой компенсации, и вынесены без учета разъяснений по их применению, содержащихся в пп. 2 и 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», п. 32 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 г. N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», а также правовой позиции Европейского Суда по правам человека, изложенной в постановлении Европейского Суда по правам человека от 18 марта 2010 г. по делу «Максимов (Макштоу) против России».

Право на компенсацию морального вреда возникает при наличии предусмотренных законом оснований и условий ответственности за причинение вреда, а именно: физических или нравственных страданий потерпевшего, то есть морального вреда как последствия нарушения личных неимущественных прав или посягательства на иные нематериальные блага, неправомерного действия (бездействия) причинителя вреда, причинной связи между неправомерными действиями и моральным вредом, вины причинителя вреда. Поскольку, предусматривая в качестве способа защиты нематериальных благ компенсацию морального вреда, закон (ст. 151, 1101 ГК РФ) устанавливает лишь общие принципы для определения размера такой компенсации, суду при разрешении спора о компенсации морального вреда необходимо в совокупности оценить конкретные незаконные действия причинителя вреда, соотнести их с тяжестью причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий и индивидуальными особенностями его личности, учесть заслуживающие внимания фактические обстоятельства дела, а также требования разумности и справедливости, соразмерности компенсации последствиям нарушения прав как основополагающие принципы, предполагающие установление судом баланса интересов сторон. При этом соответствующие мотивы о размере компенсации морального вреда должны быть приведены в судебном постановлении.

Вместе с тем, устанавливая компенсацию морального вреда в размере 300 000 руб., подлежащего взысканию с организации (работодателя) в пользу матери погибшего работника — С.Г., суд первой инстанции ограничился приведением общих принципов определения размера компенсации морального вреда, закрепленных в положениях ст. 151, 1101 ГК РФ: обстоятельства, при которых был причинен вред, степень вины причинителя вреда, объем причиненных истцу переживаний, однако не применил их к спорным отношениям, не выяснил тяжесть причиненных истцу физических и нравственных страданий в связи с гибелью С., не учел индивидуальные особенности личности истца, не дал оценки ее доводам о причинении ей смертью близкого человека тяжелых моральных и нравственных страданий, а также об ухудшении состояния ее здоровья.

Из части первой ст. 21, части второй ст. 22, части первой ст. 210, части первой и абзаца второго части второй ст. 212, части первой ст. 219, части первой ст. 237 ТК РФ в их системной взаимосвязи следует, что работник имеет право на труд в условиях, отвечающих государственным нормативным требованиям охраны труда, включая требования безопасности. Это право работника реализуется исполнением работодателем обязанности создавать такие условия труда. При получении работником во время исполнения им трудовых обязанностей травмы или иного повреждения здоровья ему в установленном законодательством порядке возмещается материальный и моральный вред. В случае смерти работника в результате несчастного случая на производстве право на такое возмещение вреда имеют названные в законе лица, которым причинен ущерб в результате смерти кормильца. Моральный вред работнику, получившему трудовое увечье, и, соответственно, членам семьи работника, если смерть работника наступила вследствие несчастного случая на производстве, возмещает работодатель, не обеспечивший работнику условия труда, отвечающие требованиям охраны труда и безопасности.

Одной из основных обязанностей работника по трудовому договору является бережное отношение к имуществу работодателя, в том числе к имуществу третьих лиц, находящемуся у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества (абзац седьмой части второй ст. 21 ТК РФ).

Снижая более чем в три раза размер заявленной С.Г. ко взысканию с общества компенсации морального вреда, суд первой инстанции в качестве основания для уменьшения суммы компенсации морального вреда, исходя из положений п. 2 ст. 1083 ГК РФ, сослался на то, что несчастный случай с погибшим С. произошел в том числе из-за грубой неосторожности самого С., выразившейся в выполнении работы, которую ему не поручали.

Однако это суждение суда первой инстанции, приведенное в качестве основания для снижения размера компенсации морального вреда, не соответствует подлежащим применению в нормативном единстве и взаимосвязи положениям ст. 151, 1110 ГК РФ о принципах определения компенсации морального вреда, а также положениям абзаца седьмого части второй ст. 21 ТК РФ, которым на работника возложена обязанность бережно относиться к имуществу работодателя.

В соответствии с абзацем первым п. 2 ст. 1083 ГК РФ, если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен.

При грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, если законом не предусмотрено иное. При причинении вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается (абзац второй п. 2 ст. 1083 ГК РФ).

Как разъяснено в п. 17 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 г. N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», если при причинении вреда жизни или здоровью гражданина имела место грубая неосторожность потерпевшего и отсутствовала вина причинителя вреда, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения вреда должен быть уменьшен судом, но полностью отказ в возмещении вреда в этом случае не допускается (п. 2 ст. 1083 ГК РФ). Вопрос о том, является ли допущенная потерпевшим неосторожность грубой, в каждом случае должен решаться с учетом фактических обстоятельств дела (характера деятельности, обстановки причинения вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего, его состояния и др.).

Между тем судом первой инстанции, сделавшим вывод о наличии в действиях С. грубой неосторожности и в связи с этим о наличии оснований для снижения размера компенсации морального вреда с причинителя этого вреда — работодателя, положения абзаца седьмого части второй ст. 21 ТК РФ, а также ст. 1083 ГК РФ и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации по применению данной нормы не были приняты во внимание.

Как установлено судом и следует из материалов дела, основной причиной несчастного случая, в результате которого был смертельно травмирован С., явилось нарушение со стороны работодателя технологии производства ремонтных работ в не обеспеченном по требованиям безопасности месте — ремонтные работы проводились на крыше экскаватора, который не был отключен от энергоснабжения и находился под напряжением, при выполнении сварочных работ отсутствовали асбестовые полотна (коврики-искрогасители), предотвращающие возгорание. Эти нарушения привели к задымлению экскаватора, которое заметил С.

Судом первой инстанции не было учтено и то обстоятельство, что С. в сложившейся ситуации, выполняя работу, которая ему не была поручена, действовал в интересах работодателя, пытаясь спасти имущество работодателя — экскаватор — от возгорания и тем самым исключить причинение работодателю ущерба.

Действуя подобным образом, С. исполнял возложенную на работника абзацем седьмым части второй ст. 21 ТК РФ обязанность по бережному отношению к имуществу работодателя, в том числе к имуществу третьих лиц, находящемуся у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества.

Судом первой инстанции при рассмотрении данного дела обязанность работника по бережному отношению к имуществу работодателя фактически была поставлена в вину работнику С. и послужила для суда основанием для снижения размера компенсации морального вреда до 300 000 руб. матери работника в виду его смерти, что не может быть признано правомерным.

Суд первой инстанции не обосновал, почему он пришел к выводу о том, что сумма в 300 000 руб. является достаточной компенсацией причиненных истцу ответчиком нравственных страданий. Судом первой инстанции не учтено, что по смыслу действующего правового регулирования размер компенсации морального вреда определяется исходя из установленных при разбирательстве дела характера и степени понесенных истцом физических или нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями истца, и иных заслуживающих внимания обстоятельств дела.

В решении суда также не приведены мотивы относительно степени вины работодателя в произошедшем несчастном случае на производстве с работником С. Вместе с тем его вина указана судом в числе обстоятельств, которые учитывались при определении размера компенсации морального вреда. При этом судом не дана оценка доводам истца о том, что причиной гибели С. явились грубые нарушения правил охраны труда и техники безопасности, допущенные по вине работодателя, что было установлено актом о несчастном случае на производстве.

Таким образом, вывод суда первой инстанции о размере взыскиваемой в пользу С. суммы компенсации морального вреда, в нарушение норм материального права об основаниях, о принципах и критериях определения размера компенсации морального вреда, не мотивирован, в решении суда не приведены доводы в обоснование размера присужденной истцу компенсации морального вреда со ссылкой на какие-либо доказательства, что не отвечает требованиям ст. 195 ГПК РФ о законности и обоснованности решения суда.

Суд апелляционной инстанции допущенные судом первой инстанции нарушения норм материального и процессуального права не устранил.

Ссылка на основную публикацию